Осип Андреев. Что всуе мятемся?

Человецы, что всуе мятемся,
Путь краток есть им же тецем,
Дым есть житие наше, пара, перст
И пепел, в мале является и вскоре погибает.
Погреб. Стихера

Душе моя, душе моя, востани, что спиши,
Судия праведный при дверях ожидает нас.
Кан. Андрея Критского

Взирая на Крест и Распятье,
Так мыслю я в сердце своем:
Что всуе мятемся, мы братья,
И слепо куда то идем.

Довольствуясь верой, условно
Слывем христианами мы;
Вопросы же жизни духовной
Не трогают наши умы.

Житейских полны попечений,
Мы гоним и мысль от себя
О нашем земном назначеньи,
О цели сего бытия.

И в сердце к небесной отчизне,
Горим ли любовью святой?
Бессмертие будущей жизни
Для многих не звук ли пустой?

Возносимся ль духом ко небу
От нашей юдоли земной,
"Едино нам есть на потребу", -
не ищем мы чести благой.

Нам истины веры известны,
Но мы, в заблужденьи своем,
В душе, отвергая путь тесный,
Проходим широким путем.

Путем наслаждений беспечных,
Плененные Церкви врагом,
Без алчбы и жажды - благ вечных,
Без всякой борьбы со грехом.

Мы знаем, что нам подобает
Скорбями лишь в царство войти,
Когда нас те скорби встречают
На жизненном долгом пути?

Несем ли мы их во спасенье
С покорностью воли святой.
Не ропщем ли мы в нетерпеньи
На жребий страдальческий свой?

О смерти, суде, воздаяньи
Когда помышляем, друзья?
Стремимся ль в слезах покаянья
Очистить пред Богом себя?

Имеяи уши - не слышим,
И очи имея - не зрим,
На брата враждою мы дышим.
А в сердце кумиры творим.

Нередко, в своем ослепленьи,
Себя обольщаем в словах:
"Успеем о вечном спасеньи -
подумать в преклонных летах!"

От юности многия страсти
И борят и мучают нас.
Безумные! В нашей - ли власти
Продлить эту жизнь хоть на час!

Уста изрекли нам Христовы:
"Не весте в кий час наш Господь
приидет... вы будьте готовы,
дух бодр, - немощна одна плоть".

Душе, о душе, что ты спиши,
Зачем не готовишься ты?
Зачем о себе не радиши -
В заботах земной суеты?

Как цвет наша жизнь увядает.
Как сон текут дни жития,
Что всуе мятемся?.. Кто знает,
Быть может в дверях - Судия!

Так взмолимся, братья, к Благом,
И вопль наш пройдет в небеса,
Спаситель, Исусе, слепому
Не ты ли отверз очеса?

Отверзни ж и ныне нам очи,
Чтоб средь обступившей нас тьмы,
Греховной, губительной ночи,
Свет велий узрели бы мы.

Тогда мудрованье плотское
Исчезнет, как призрак, как тень,
Не будет страшна нам с Тобою,
Наш, Боже, и смертная сень.

Тогда мы возлюбим путь тесный,
Взяв крест свой, пойдем Тебе вслед,
Стремясь ко отчизне небесной,
Во свете Твоем - узрим свет.

Взирая на Крест и Распятье
Я чувствую в сердце своем:
Воистину, други и братья,
Смысл жизни - лишь в Боге одном.

В исканьи Его совершенства,
Его благодатных даров...
Он нашего духа блаженство!
Он нашего сердца любовь!

Все в мире, как тень исчезает,
Все с жизнью минует, пройдет,
Христос же во век пребывает,
Он наш и по смерти - живет.

Томленье, борьба и тревоги, -
Удел нашей жизни земной,
Бессмертный же дух только в Боге
Обрящет свой мир и покой.

Ома [Осип Матвеевич Андреев]

Вестник Высшего Старообрядческого Совета в Польше, 1932, № 2, с. 4 - 5.

 

Подготовка текста © Григорий Поташенко, 2002 - 2003.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2003.


 

Осип Андреев   Русские Ресурсы   Поэзия    Обсуждение


© Baltic Russian Creative Resources, 2001.