Всеволод Байкин

 

 
Есенину

Из полей золотеющей ржи,
От березок в сережках кудрявых,
В городскую тюремную жизнь
Шумы вешней принес ты дубравы.

И, горланя напев озорной,
Городскую привычную тину
Взбудоражил своею весной
Деревенскою, неповторимой.

Половодьем душистых стихов
Ты влился в кабаки и бульвары,
Сочетал ароматом стогов
Горечь водки, да стоны гитары.

Сердце сжалось в щемящих тисках,
Горе с водкою гложет и душит.
По камням ты, шутя, расплескал
Деревенскую юную душу.

Сборник Виленского Содружества Поэтов. Вильно: 1937. С. 5.

 
Дитя

Мы с Тобой уселись на скамье
Городского парка. Перед нами,
На площадке, дети из песку
Пирожки румяные лепили

Так сосредоточенно - серьезно,
Что, украдкой руку сжав мне, - "милый"
- Прошептала Ты и, виновато
Оглянувшись, к незнакомым детям

Подошла, и дружно вместе с ними,
Вылепила грандиозный крендель.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Как не целовать Тебя за это.
Из полей золотеющей ржи.

Сборник Виленского Содружества Поэтов. Вильно: 1937. С. 6.

 

Ландыши

Золотистое, смуглое тело.
Сон, улыбка блаженства во сне.
Я принес Тебе ландыши белые,
Что звенят о лазурной весне.

Может быть, не проснувшись, услышишь
Этот запах и этот трезвон,
Как березка во сне заколышешься
И опять улыбнешься сквозь сон.

Сборник Виленского Содружества Поэтов. Вильно: 1937. С. 7.

 
Я

Как смешно, что я тоже - прапорщик,
Как Смирнов, Иванов, Петров,
Что фамилия моя в рапорте
Меж бесчисленных этих "ов".

На зеленом погоне - звездочка
И сто десять - номер полка.
Перестрелки, походы да водочка,
А потом - гробовая доска.

И никто не поймет, что пулею
Был убит не солдат, а Я.
И опять запестрят патрулями
Неприятельския поля.

Сборник Виленского Содружества Поэтов. Вильно: 1937. С. 8.

 

Подготовка текста © Павел Лавринец, 2001.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2001.


 

Всеволод Байкин    Русские Ресурсы   Индоевропейский Диктант    Балтийский Архив


© Baltic Russian Creative Resources, 2001.
plavrinec@russianresources.lt