Константин Бальмонт. Письма Людасу Гире (1928)

         Переписка Константина Дмитриевича Бальмонта (1867 - 1942) с литовским писателем Людасом Гирой (1884 - 1946; стихи писал также на русском, польском, белорусском) завязалась весной 1928 г., после статьи русского поэта о литовских народных песнях в рижской газете "Сегодня" (1928. № 68, 11 марта). Хранящиеся в фонде Л. Гиры в Рукописном отделе Литовской национальной библиотеки им. М. Мажвидаса (далее РО ЛНБ; ф. 7, ед. хр. 36 - 39) письма К. Д. Бальмонта использовались в статьях А. Самулиониса и Д. Страукайте, М. Ногтевой, И. Рождественской, Б. Мержвинскайте, И. Видугирите и других исследователей. Письма 20 и 31 марта, 7 апреля, 4 мая 1928 г. опубликованы (с купюрами) дочерью поэта (К. Бальмонт. Письма Людасу Гире / Вступит. ст. и публикация Н. К. Бруни-Бальмонт // Вопросы литературы. 1975. № 3. С. 238 - 254). Письма 16 мая, 23 июня, 27 июля 1928 г., отрывки писем 9 июня и 28 сентября 1928 г. опубликованы в журнале "Вильнюс" (П. Лавринец. Ратоборство о Литве: Письма Константина Бальмонта Людасу Гире // Вильнюс. 1998. № 4 - 5, июль-октябрь. С. 178 - 188). Письма 21 мая, 16 и 23 августа, 10 сентября, 8 и 23 октября, 5 и 29 ноября, 20 и 21 декабря 1928 г., некоторые с незначительными выпусками, напечатаны журналом "Даугава" (П. Лавринец. "Одним огнем мы крещены". Письма Константина Бальмонта Людасу Гире. 1928 год // Даугава. 1999. № 4, июль - август. С. 87 - 105). Самая полная публикация оффлайн писем 13 апреля, 16 и 21 мая, 9 и 23 июня, 27 июля, 16 и 23 августа, 10 и 28 сентября, 8, 16 и 23 октября, 5, 23 и 29 ноября, 20 и 21 декабря 1928 г. в "Балтийском архиве" (П. Лавринец. Письма Константина Бальмонта Людасу Гире (1928 - 1931) // Балтийский архив. Русская культура в Прибалтике / Составитель Ю. Абызов. Т. V. Рига: Даугава, 1999. С. 107-164). Наша публикация еще полнее и превосходит все имеющиеся.

1.

Капбретон 1.
1928. 20 <марта>.
        Дорогой Людас Гира2,
        Я напишу Вам - как только смогу - большое письмо, а сейчас спешу от всего сердца поблагодарить за дружеския слова и неоцененную услугу. Вашу грамматику Литовскаго языка3 я внимательно и прилежно изучаю и надеюсь, что через две недели мои скудныя сведения в области прекраснейшаго, крепкаго, стройнаго языка Литвы упорядочатся и войдут в русло. А когда есть русло, ручеек может превратиться в Волгу.
        Это будет новая полоса моей поэтической жизни. Быть может, я впервые узнаю себя. В моей судьбе Литва есть и она воссияет. Я долго не мог добиться от Юргиса Балтрушайтиса4, да так и не добился, ни Литовскаго словаря, ни каких-либо книг. Я был бы Вам безмерно благодарен за посылку Литовско-Русскаго или Литовско-Польскаго и Литовско-Немецкаго словаря, а также Levas Tolstojus, Kaukazo belaisvis5 и Čarlzas Dikensas, Dovydukas Koperfildas6. Посильно поквитаюсь посылкою тех своих книг, которыя найду. С Русскими и Польскими дословниками я с легкостью читаю божественно-лучистыя "Dainos"7 Вашей прекрасной Родины, куда мое сердце давно меня манит.

Привет.

Ваш К. Бальмонт.


P. S. Есть ли в Литве кто-нибудь с именем Бальмонт или Балмут8 , как звался мой прадед из Херсонской губернии?
P. S. S. На карточке - передо мною Ив. Серг. Шмелев9 , дальше - его племянник и дочь Мирра (поэтесса Аглая Гамаюн)10 , в комнате - О. А. Шмелева11, и Елена Цветковская-Бальмонт12 (ее не видно).

_______________________________________________________

1. Капбретон (Cap-Breton-sur-Mer) - селение в Бретани, на северном побережье Франции, где К. Д. Бальмонт жил в 1926 - 1928 и 1930 - 1932 гг.
2. Поэт, драматург, критик, общественный деятель Людас Гира (1884 - 1946), в 1927 - 1936 гг. секретарь комиссии по изданию книг Министерства просвещения Литвы.
3. Изданная в Каунасе в 1924 и 1925 гг. газетой "Эхо" "Русско-литовская грамматика" Л. Гиры.
4. Юргис Балтрушайтис (1873 - 1944), русский поэт-символист литовского происхождения, с 1920 г. дипломат, представитель Литвы в Советской России, с 1927 г. писал стихи и на литовском языке.
5. Повесть Льва Николаевича Толстого (1828 - 1910) "Кавказский пленник" в литовском переводе Казиса Бинкиса, выпущенном газетой "Эхо" (Каунас, 1924) в помощь изучающим литовский язык.
6. Роман "Дэвид Копперфильд" (отд. изд. 1850) английского писателя Чарлза Диккенса (1812 - 1870) в сокращенном литовском переводе Казиса Бинкиса, выпущенном газетой "Эхо" (Каунас, 1924) в помощь изучающим литовский язык.
7. Дайны, литовские народные песни.
8. По семейному преданию, прадед отца поэта по имени Ян Балмутис (Иван Баламут) был сержантом кавалерийского лейб-гвардейского полка императрицы Екатерины II и на Херсонщину переселился из Литвы (Курляндии?). Ср.: В. И. Баделин, П. В. Куприяновский. К родословной К. Бальмонта // Русская литература. 1987. № 2. С. 210 - 212.
9. Иван Сергеевич Шмелев (1873 - 1950), русский прозаик, в эмиграции с ноября 1922 г.
10. Дочь Е. К. Цветковской-Бальмонт и К. Д. Бальмонта Мирра Константиновна Бальмонт (1907 - 1970), в замужестве Аутин, печаталась и выступала на литературных вечерах под псевдонимом Аглая Гамаюн.
11. Ольга Александровна Шмелева (1873 - 1936), жена писателя И. С. Шмелева.
12. Елена Константиновна Цветковская-Бальмонт (1880 - 1943), третья жена (с 1916 г.) поэта.

2.

Капбретон.
1928. 31 мрт. Ночь.

        Дорогой Людас Гира,
        Благодарю Вас за дары, которые мне сейчас нужнее, чем что-либо. Я страшно обрадовался книгам Лермонтова, Гоголя, Тургенева и Толстого по-Литовски. Тотчас же стал читать "Kaukazo Belaisvis" (был полдень), а сейчас собираюсь и дочитать его до конца. Мне легче, однако, читать, очень мне желанную, драму Видунаса "Žvaigždzių Takai"1 , имея пред глазами "Drogi Gwiazd"2 (мне подарил их добрый Р. Мацкявичюс3 ). С нетерпением жду Литовскаго словаря. Если он у меня будет, постараюсь к своим имянинам (21 мая) и дню рождения (4 июня) изрядно овладеть Литовским языком. Вы улыбаетесь. Ну, конечно, лишь настолько, чтоб уж не читать с контекстом, а самостоятельно. Хотя бы "Dainos", в которых я уже разбираюсь. И Ваши книги, надеюсь.
        Шлю Вам мое Слово о Литве (попрошу его, к сожалению, вернуть - у меня нет другого экземпляра) и шлю 3 стих<отворения>, озаренныя Литвой.
        Ваше лицо, Ваш почерк, Ваши слова - мне все это нравится. Вы очень родной. Хорошо, что Судьба привела нас друг к другу. Что-то будет отсюда - звездное и цветочное.

Ваш К. Бальмонт.

P. S. Знаете ли Вы удивительную повесть Ив. Шмелева (у котораго я на карточке в гостях) - "Неупиваемая чаша"? 4

_______________________________________________________

1. Драматическая сказка "Звездные тропы" (Тильзит, 1920) Видунаса, литовского драматурга, публициста, философа (наст. имя Вилюс Стороста; 1868 - 1953).
2. Польский перевод "Звездных троп" Видунаса (Вильно, 1922).
3. Литовский литератор Раполас Мацкявичюс (1900 - 1982), с 1940 г. носил фамилию Мацконис, в 1926 - 1943 гг. работал в редакциях литовских газет в Вильнюсе.
4. Написанный в ноябре 1918 г. рассказ И. С. Шмелева "Неупиваемая чаша", вызвал восторженный отклик Томаса Манна.

3.

Капбретон.
1928. 7 апреля.

        Дорогой и родной Людас Гира<…>
        Я с восторгом ежедневно "зубрю" Вашу грамматику и читаю перевод "Отцов и детей" 1. Но я в отчаянии от словаря. Он совсем плохой. Там нет множества слов, и никаких примеров. С таким словарем нельзя изучать язык. А я от Литовскаго языка в восторге. Какой гуд! Какая сила! Какая нежность!

Ваш             

К. Бальмонт.

P. S. Еще хочется попросить лит<овские> пер<еводы> Пушкина и "Домби и сына" Диккенса 2. Фаусту Кирше3 написал. Литовцы меня победили и завоевали.

_______________________________________________________

1. Роман Ивана Сергеевича Тургенева (1818 - 1883) "Отцы и дети" (1862).
2. Роман (отд. изд. 1848) Ч. Диккенса.
3. Фаустас Кирша (1891 - 1964), литовский поэт-символист и автор сатирических стихотворений, критик, переводчик.

4.

Капбретон.
1928. 13 апреля.

         Христос Воскресе, дорогой и родной Людас Гира, целую Вас братски троекратно. И вот видите, я ведь не ошибался, когда говорил, что моя духовная связь с Литвой явится для меня новой страницей душевной жизни и творчества. Я уже послал Вам первые строки этой страницы (первые буковки лишь!) - “Под знаком Литвы”1. Шлю еще “Морской сказ”2. Посылаю “Морской сказ” также Фаусту Кирше, и прошу передать ему, и возглавляемому им обществу3, и ласковому Сруоге4, и всем, кто мне послал книги, горячую мою признательность. Я так взят сложною работой, что не могу сразу написать лично всем. Но постепенно напишу. А Вам буду писать часто. Ваша душа меня влечет, - и та, что делит со мною жизнь (Елена Константиновна5), тоже шлет Вам привет. Я целые дни утопаю в литовском языке. Кроме русскаго, ни один европейский язык не манит меня так своей силой и певучестью.

Ваш К. Бальмонт.

P. S. Спасибо за прекрасные переводы моих стихов. Напишу о них подробно, как только выберу час. “Aš atėjau...”6 и “Nykstantys šešėliai”7 особо хороши. Я рад напечатанию моих строк из письма8.

_______________________________________________________

1. С общим заглавием "Под знаком Литвы" печатались различные стихотворения К. Д. Бальмонта по мотивам литовского фольклора ("Из-под клена", "Единоверцы" и другие).
2. Стихотворение К. Д. Бальмонта ("Литва и Латвия, Поморье и Суоми..."), опубликованное в газете "Сегодня" (1928. № 130, 15 мая) с посвящением "поэтам - строителям Новой Литвы", в сборнике "В раздвинутой дали" (Белград, 1929) с посвящением "Людасу Гире и всем друзьям в Литве", вошло в книгу "Северное сияние. Стихи о Литве и Руси" (Париж, 1931).
3. Общество создателей искусства (1920 - 1934), объединявшее художников, музыкантов, писателей, деятелей театра, председателем правления которого с 1926 г. и до ликвидации был Ф. Кирша.
4. Балис Сруога (1896 - 1947), поэт-символист, автор исторических драм, критик и литературовед, во время учебы в Московском университете (1916 - 1918) познакомился с К. Д. Бальмонтом, переводил его стихи.
5. Е. К. Цветковская-Бальмонт, третья жена поэта, см. примечание 12 к письму 20 марта 1928 г.
6. Стихотворение К. Д. Бальмонта "Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце..." из сборника "Будем как Солнце" (1902) в переводе Л. Гиры, опубликованном в иллюстрированном журнале "Naujas žodis" ("Новое слово"; 1928. Nr 5-6 (69-70). P. 8).
7. Стихотворение К. Д. Бальмонта "Я мечтою ловил уходящие тени..." из сборника "В безбрежности" (1895) в переводе Л. Гиры, опубликованном 5 апреля в газете "Lietuvos aidas" ("Эхо Литвы"; 1928. Nr. 55 (269), balandzio 5 d.)
8. Публикацию переводов Л. Гиры стихотворений К. Д. Бальмонта "Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце..." и "Святой Георгий" ("Святой Георгий, убив Дракона...") в журнале "Naujas žodis" ("Новое слово"; 1928. Nr. 5 - 6 (69 - 70). P. 8) предваряла заметка "К. Бальмонт и Литва" с отрывком письма Л. Гире 20 марта 1928 г.

5.

Капбретон
1928. 4 мая.

Дорогой друг Людас Гира,
        Мне хочется рассказать Вам все по порядку. Мне было 14 лет, когда я увлекся мыслью изучить Немецкий язык. В гимназии я изучал лишь Французский. В течение лета, тайком от родителей и братьев, я купил Немецкую грамматику с хрестоматией и словариком и овладел Немецким настолько, что добрый учитель Петр Яковлевич Эссеринг-Карклинг, проверив меня и вначале относившийся к моему желанию с недоверием, через пять минут встал и крепко пожал мне руку. Позднее я купил себе Немецкий перевод "Отцов и детей" Тургенева, который был тогда моим любимым писателем, и "Несчастную", и "Накануне", и "Дым", и "Первую любовь"1 . Это дало мне возможность, действительно овладев Немецким языком, перейти к сочинениям Гейне2, Ленау3 и Гёте4.
        Таким образом 16-ти лет, добыв Шведский перевод тех же повестей Тургенева, я овладел этим красивым Скандинавским языком, конечно, во вред Латинскому и Греческому. Итак, Вы поймете мой восторг, когда Вы прислали мне месяц тому назад "Tėvai ir vaikai"5. Из моих 60-ти лет Вы меня мгновенно переселили в мои светлые 16 лет. И каждый день я прочитываю по десятку страниц, но мне это еще трудно. Мне было гораздо легче прочесть, с Польским переводом под рукой, прекрасную драму Видунаса "Žvaigždžių Takai". Это первая Литовская книга, которую я прочел, - "Кавказский пленник" Толстого вторая. Я просил бы "Эхо Литвы"6 исправить эту погрешность в лестной для меня заметке7. И если бы редакция стала мне посылать эту газету, то мне очень бы помогло быстрее овладеть Литовским языком и я дал бы этой газете ряд стихов и статей.
        "Дороги звезд" открыли мне дверь в пышный чертог благороднейшаго Литовскаго языка. Прошу передать Видунасу мою признательность и преклонение перед его вещим даром.
        Мне понравилась также его книга о Литве, но, к сожалению, я прочел ее по-Русски8.
        Почему же, спросите Вы, мой друг, я, чувствуя с детства тяготение и любопытство к Вашей Родине, так долго медлил с изучением Литовскаго языка? Вы знаете, тут какая-то тайна. Во - 1-х, постылая экстемпоралия в гимназии так отвратила меня от Греческаго и Латинскаго языков, что лишь совсем недавно я полюбил их. Теперь меня наоборот это восторгает, и я с некоторою, как бы личною, гордостью прочел вчера в "Польско-Литовско-Русском Словаре" Кс<ендза> Иосифа Амброжевича9, что "senas o visiem žinomas lotynų liežuvis ne ėsąs daugiu nieku, kaip tik pagadintu lietuvišku liežuviu" (Skaityk)10.
         Было еще самое обыкновенное препятствие для изучения Литовскаго языка. Мой друг Юргис Балтрушайтис давно подарил мне краткую Литовскую грамматику, и я в свое время ее прошел. Но я не нашел нигде Литовско-Русскаго словаря. У меня до этих дней, когда Литовцы так щедро наградили меня книнами, был всегда на столе лишь маленький "Карманный Русско-Литовский словарь" Адольфа Вегелло11, и я время от времени заучивал по нескольку слов.
        Я теперь всецело поглощен языком Вашей пленительной Родины. К сожалению, я должен много работать для хлеба насущнаго, так что не могу в день отдавать на изучение Литовскаго языка более часов 3-х. Все-таки, я уже могу читать с легкостью побасенки в хрестоматии, которую мне в Париже подарил года два тому назад Ваш юный поэт Тыслява12. Надеюсь, что к середине лета я уже значительно освоюсь с Литовским языком.
        Меня очень взволновало Ваше последнее письмо. Вы не можете не чувствовать, что Литва воистину завоевала Бальмонта. Конечно, я хочу приехать в Ковно, это будет для меня свершившаяся сказка. Но я никуда не езжу без Елены Константиновны, так что нужно нас обоих пригласить. В ближайшем письме я подробно расскажу о планах, какой бы курс я мог прочесть Литовцам, но, если можно, по-Русски. "Вершины Мировой Литературы" (Египет, Евангелие, Индия, Япония, Океания, Мексика, Русские гении, Литовская Народная Песня). Но, конечно, вольный курс, не педагогическаго порядка, а философско-поэтическаго.
        Но раньше мне нужно много поработать над Литовским языком, чтоб приехать не безоружным.
        Пожалуйста, поклонитесь от меня благодарственно В. Креве-Мицкевичу13. Если есть Польские или Немецкие переводы его книг, нельзя ли мне получить 2 - 3, это бы мне очень помогло. Я люблю работать над словарем лишь тогда, когда уже у меня достаточно есть сведений в новом языке.
        Ваш перевод "Венчанной" великолепен, и вообще я люблю Ваши переводы. Мне только трудно войти в Литовский лик "Умирающаго лебедя", уж очень запомнился его Русский лик. Очень хороши "Уходящие тени" и "Я в этот мир"14. Если Вы мало-помалу переведете целую книгу моих стихов, это будет для меня великой радостью.
        Прошу Вас передать от меня и от Елены Конст<антиновны> привет Брониславе Игнатьевне15. Напишите мне поскорее, добрый друг. Я всегда оживаю от Ваших писем.

Ваш          

К. Бальмонт.

P. S. Если считаете любопытным, можно это письмо напечатать. Благодарю за карточку.

_______________________________________________________

1. Повесть "Несчастная" (1869), романы "Накануне" (1860) и "Дым" (1867), повесть "Первая любовь" (1860) И. С. Тургенева.
2. Немецкий поэт, публицист, критик Генрих Гейне (1797 - 1856).
3. Австрийский поэт Николаус Ленау (наст. имя Франц Нимбш Эдлер фон Штреленау; 1802 - 1850).
4. Немецкий поэт и мыслитель Йоганн Вольфганг Гёте (1749 - 1832).
5. Роман И. С. Тургенева "Отцы и дети" в переводе (1924) Юозаса Сужеделиса (1902 - 1980).
6. Ежедневная газета официального направления "Lietuvos aidas"("Эхо Литвы"), выходила в 1917 - 1918 гг. в Вильнюсе, с 1 марта 1928 г. - в Каунасе.
7. В заметке "Русский поэт К. Бальмонт заинтересовался Литвой" Б. Андрейки (псевдоним Альфонсаса Бразюлиса; 1900 - 1982)), опубликованной в газете "Lietuvos aidas" 19 апреля (Nr. 64 (278), balandžio 19 d.), утверждалось, что поэт с помощью словаря уже прочитал по-литовски "Кавказского пленника" Л. Толстого и изучает литовский перевод "Отцов и детей" Тургенева.
8. Перевод с немецкого книги Видунаса "Литва в ея прошлом и настоящем" (Вильно, 1921).
9. Польско-литовско-русский словарь (Вильна, 1907) литовского священника, деятеля литовского национального движения, пчеловода Юозаса Амбразеюса (Амброзявичюс; 1855 - 1915).
10. "Старый и всем известны латинский язык, являющийся ничем иным, как только испорченным литовским языком (Читай)" (ненормированный лит.).
11. Карманный русско-литовский словарь общественного деятеля, журналиста, переводчика Адольфаса Вегелло (Адольфас Вегеле; 1883 - 1914) издавался в Вильнюсе в 1906, 1915 г.
12. Юозас Тислява (1902 - 1961), литовский поэт-авангардист, с 1926 г. жил во Франции, изучал журналистику, с 1932 г. в США.
13. Винцас Мицкявичюс-Креве (1882 - 1954), литовский писатель, драматург, филолог, с 1922 г. профессор Университета (с 1930 г. Университета Витаутаса Великого) в Каунасе.
14. В переводах Л. Гиры стихотворения К. Д. Бальмонта "Венчанная", "Умирающий лебедь", "Уходящие тени" ("Я мечтою ловил уходящие тени..."), "Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце…" публиковались в литовских газетах и журналах, см. ниже.
15. Жена Л. Гиры Бронислава Гирене (1891 - 1977).

6.

Капбретон
1928. 16 мая.

         Дорогой друг, и обрадовала меня, и смутила Ваша надпись на новой книге Вашей1. Неужели хоть секунду Вы можете сомневаться, что в том, что Вас так мучительно волнует, я всецело с Вами, и был еще семь лет тому назад с вами, с Литвой2. Пишу Вам подробно. Вопрос этот мучительный. Но вопрос о сердце разрешается всегда, в конце концов, в сторону и в пользу того, кто не хочет тела без сердца или без головы, - и всегда против насилия, действующего захватом и лукавством, обманом.
         Привет Вам братский.

Ваш К. Бальмонт.

P. S. Дошла ли до Вас моя книга “Мое - Ей”?3 - Тону в лит<овском> языке.

_______________________________________________________

1. Пятая книга стихов Л. Гиры "Žygio godos" ("Походные думы"; Клайпеда, 1928).
2. Речь идет о так называемом Вильнюсском вопросе: в августе 1920 г. при контрнаступлении польских войск большевики передали Вильнюс литовским властям, а в Сувалках 7 октября 1920 г. был подписан польско-литовский договор, который должен был вступить в действие 10 октября и по которому город должен был остаться по литовской стороне польско-литовской демаркационной линии, но 9 октября польские части под командованием генерала Л. Желиговского вновь заняли Вильнюс.
3. Сборник стихов К. Д. Бальмонта "Мое - Ей: России", помеченный 1923 г. (издан в Праге в 1924 г.).

7.

Капбретон
21 мая. 7й ч. в.

         Мой дорогой друг, Людас Гира, пять минут назад я кончил дивную повесть Тургенева “Tėvai ir Vaikai”. Завтра утром, если не сегодня ночью, я окончу чтение “Šv. Jono Evangelija”1 (литовское Евангелие, по моей просьбе, послала мне добрая литовка). А уже десять дней тому назад, я прочел, без контекста, со словарем (увы, неполным) прелестную книжечку N. Bangelė, “Mamos pasakos”2, и, смотря в литовский текст, прочел по-русски вслух Елене Конст<антиновне> и двум еще женским душам3, - в моей “Малой хижине”4 обитающим, - “Katinėlis ir katiniukas”, и “Senučiutė ir katiniukas”, и “Vilkas Baisininkas”5. Но это же драгоценные камни - эти сказочки. И три мои дамы были в восторге. А когда, прочтя по-русски, я прочел им, шелестящие, как лесной шорох, и трогательные, как детский лепет и разговор птиц и зверей, литовские строки: “Lape snape, bėkim lėkim - dangus griūva, žemė linksta”6, - они, эти русские женщины жизненнаго вечера, захлопали в ладоши, как маленькие девочки.
         Друг мой, ведь это победа? И, получив Вашу, такую поэтическую, поздравительную телеграмму7 (ačiu!8), я почувствовал радостно, что мы, два поэта, понимаем друг друга. Ведь я знал своим сердцем, еще накануне, что будет от Вас телеграмма. И лишь от Вас она пришла. Ну, конечно, будет еще “русский стиль” календаря. Но мне, пожалуй, и ни от кого уже больше не нужно поздравлений и приветствий, - так мне дорого Ваше.
         О Вильне я давно хотел высказать свое мнение - полякам. Но то, что я сейчас скажу Вам, не надо пока передавать печати, ибо я хочу добиваться от поляков понимания, а резкостью - его не добьемся. Конечно, имя “Желиговский”9 для меня имя разбойника, и еще в 1920-м году, летом, в Ревеле, я говорил с Литовским консулом10 именно так. Захват чужаго добра никогда к благому не приводит. Вильно, вне всяких сомнений, принадлежит Литве, а не Польше. Но я совсем не думаю, что справедливый возврат несправедливо захваченнаго разрешится резней. Нет. Из резни (даже по такому священному поводу) между Литвой и Польшей, едва начавшими новое строительство, произойдет (и да не случится этого!) новое ограбление и Литвы, и Польши - немцами, большевиками и всегда несытыми англами (о, их акулья пасть еще страшнее немецкой!). А я люблю и Литву, и Польшу. Мне хочется воистину овладеть языками и историей Литвы, - тогда я найду такие слова, которые будут звучать громко, действовать убедительно, действовать действенно. Создать мощный умственный ток - в данном случае всецело за Литву - это должно, и это будет.

Весь Ваш

К. Бальмонт.

_______________________________________________________

1. Евангелие от Иоанна (лит.).
2. Сборник адаптированных литовских сказок "Мамины сказки" (1925) педагога Илюминаты Гедрайтене (1892 - 1966), пользовавшейся псевдонимом Нямуно Бангяле ("Волна Немана").
3. Имеются в виду близкий друг семьи художница Анна Николаевна Иванова (1877 - 1939), до своей смерти жившая с семьей поэта родственница второй его жены Е. А. Андреевой-Бальмонт, и, поскольку Мирру Константиновну Бальмонт (1907 - 1970), дочь К. Д. Бальмонта и Е. К. Цветковской-Бальмонт, трудно назвать "женщиной жизненного вечера" (см. ниже), вероятно, О. А. Шмелева, жена писателя.
4. Little Cottage, т. е. "малый коттедж", или "хижина" (англ.) - название виллы, в которой жил К. Д. Бальмонт в Капбретоне.
5. Названия литовских сказок "Котик и котенок", "Старушка и котенок", "Волк-страшилище".
6. Цитата из сказки "Старушка и котенок" ("Небо рушится"): "Лиса-краса, бежим-летим, - небо рушится, земля изгибается".
7. Поздравление К. Д. Бальмонта с днем именин (21 мая).
8. "Спасибо!" (лит.).
9. Польский генерал Люциян Желиговский (1865 - 1946), в 1885 - 1918 гг. служил в российской армии, в 1918 - 1919 гг. командовал польскими частями на Кубани, в 1919 г. командующий группой войск на польско-большевистском фронте в районе Минска; в октябре 1920 г. части под его командованием заняли Вильнюс.
10. К. Д. Бальмонт в июне 1920 г. выехал из России в Германию через Эстонию, где дипломатическим представителем Литвы с февраля 1920 г. был Витаутас Йонас Гилис (1886 - 1959); к тому времени Вильнюс с апреля 1919 г. был занят воевавшими против большевиков польскими частями, но был оставлен ими в июле 1920 г. с наступлением Красной Армии.

8.

Лес. 1928. 9 июня.
Мой милый друг, Людас Гира,

         Опять в мой день1 все меня забыли. И лишь Вы прислали мне дивную телеграмму, Ваш голос, братский и горячий, дышит любовью и верностью. Братский мой поцелуй Вам - и священная клятва, что до последнего дня буду работать для Литвы.
         Я хотел послать ответ телеграфически и по-литовски, но во-1-х, у меня было безденежье, а во-2-х, здешний телеграф плохо передает нефранцузские слова.
         Шуравин2 (Вы его верно знаете?) прислал мне собрание Гедрюса “Pasakos”3 и свои переводы. Они недурные. Но кое-что я исправляю, и радуюсь, что я уже, до известной степени, обладаю литовским языком. А кстати, год назад, литовское посольство обращалось ко мне в Париже через Н. П. Вакара4, не возьмусь ли я проредактировать русский перевод романа, кажется, Креве (не помню хорошенько). Год назад разговор остался в воздухе. А теперь, если это нужно, я был бы в состояния осуществить это. Не наведете ли Вы об этом справку?
         Вы давно не пишете мне. Отзовитесь.
Я хотел бы теперь же затеять гласный разговор о Вильне. Не пришлете ли Вы исторические данные для аргументации?

Ваш К. Бальмонт.

_______________________________________________________

1. День рождения К. Д. Бальмонта 3 (15) июня.
2. Федор Иванович Шуравин (1889 - 1966), педагог, переводчик, писатель, с 1907 г. учительствовал в Литве; переписывался с К. Д. Бальмонтом; сборник литовских народных сказок в переводе Ф. И. Шуравина с предисловием поэта вышел в 1930 г. в Риге.
3. Антанас Гедрюс (настоящая фамилия Гедрайтис; 1892 - 1977), педагог, писатель, редактор детских журналов "Žiburėlis" ("Огонек", 1920 - 1924), "Saulutė" ("Солнышко", 1925-1931), в 1924-1938 гг. инспектор начальных школ Расяйняйского уезда; составитель сборников адаптированных литовских народных сказок "Sutemų šnekos" (1925), "Tautos pasakos" (1928), "Pasakos" (1930).
4. Николай Платонович Вакар (1894 - 1970), журналист и общественный деятель, один из ведущих работников редакции парижской газеты "Последние новости", с 1940 г. жил в США.

9.

Лес. 1928. 23 июня.
Дорогой Людас Гира,

         я тоскую без Ваших писем. Отчего Вы забыли меня? Мое сердце открыто. И оно Литве принадлежит больше, чем кому-либо, кроме России.
         Получили ли Вы несколько моих писем и мой роман “Под новым серпом”1 ?          Жду от Вас исторических рассуждений о Вильне, чтоб выступить в русских газетах со словом о священной принадлежности Вильны Литве.

Ваш

К. Бальмонт.

P. S. Хотелось бы получить Пушкина по-литовски. Шлю из последних писаний нечто.

_______________________________________________________

1.Автобиографический роман К. Д. Бальмонта (Берлин, 1923).

10.

Людасу Гире

Капбретон. 1928. 27 июля.

         Брат, в чем уж братство, если брат не хочет высказать брату всю свою муку, чтобы любящий брат, о нем тревожащийся все время, мог постараться помочь ему в беде и, - если хватит сил, - спасти брата от несчастья?

С любовью

К. Бальмонт.

         Вильна есть, была и будет
         Столицей древнею Литвы,
         И верный час ее разбудит
         От снов неверных, чтобы Вы,
         О, Людас Гира, сердце - пламя,
         Опять, как свет, в грядущий час,
         Литовское взметнули знамя
         На радость ждущих зорких глаз.

К. Бальмонт.

Лес. 1928. 27 июля.

11.

Капбретон.
1928. 16 авг<уста>.

         Мой милый друг, Людас Гира,
         спасибо Вам за прекрасные Ваши строки в “Židinys”1. Хороши Ваши стихи и высоко исполнен перевод моей “Венчанной”2.
         Сегодня послал Вам телеграмму: “Конечно, печатайте тотчас (т. е. мое обращение к Польше), - привет”. Я жалею, что это не появилось тотчас. Газета “Сегодня”3 подло струсила, вернула мне мое слово, с жалкими оправданиями, что, дескать, они нейтральны, а Латвия - за Польшу. Какая все это низость! И хорошая нейтральность - послали специальнаго корреспондента на разбойничий съезд в Вильну4, где людоед Пилсудский5 произнес наглейшую (да и глупейшую!) провокационную речь6. Я выразил “Сегодня”, что еще немного - и мы будем враги, и послал, за подписью Мстислав (мой псевдоним) “Русские в Капбретоне”7. Если и это они не поместят в течении недели, я выйду из газеты8. Пожалуйста, через неделю по получении письма, напечатайте и этот очерк по-литовски.
         Мое сердце всецело - на стороне Литвы.

Ваш

К. Бальмонт.

_______________________________________________________

1. Литературный, научный и общественный ежемесячный журнал ("Очаг"), выходил в Каунасе под редакцией писателя и филолога Винцаса Миколайтиса-Путинаса (1893 - 1967).
2. Перевод Л. Гиры стихотворения К. Д. Бальмонта ("Vainikuotoji") помещен в июльском номере журнале "Židinys" (1928. Nr. 7 (43). P. 4).
3. Одна из самых читаемых и влиятельных газет русского зарубежья, выходила в Риге в 1919 - 1940 гг.
4. В газете "Сегодня" опубликовано несколько репортажей (№ 216, 12 августа; № 217, 13 августа; № 219, 15 августа) специального корреспондента Б. С. Оречкина (см. комментарий к письму 10 сентября 1928 г.) из Вильнюса, где 12 августа 1928 г. прошел VII съезд легионеров - ветеранов польских вооруженных формирований времен первой мировой войны и восстановления польского государства.
5. Юзеф Пилсудский (1867 - 1935), крупнейший государственный деятель межвоенной Польши, значение которого превосходило занимаемые должности: будучи после июня 1928 г. только военным министром, фактически определял внешнюю и внутреннюю политику страны.
6. В сдержанной в политическом отношении, но эмоционально насыщенной речи Ю. Пилсудский фактически обошел литовско-польский конфликт, но подчеркнул, что Вильно для него - воплощение милого, из чего должен был следовать вывод: дорогой сердцу Начальника государства город навеки останется польским.
7. Очерк Мстислава (т. е. Бальмонта) опубликован под заглавием "Час у К. Д. Бальмонта" в № 237 (2 сентября) газеты "Сегодня"; в нем литовский язык назван "самым обильным, самым красивым", литовские сказки - не имеющими себе равных в Европе "по тонкости, красоте и остроте мысли", литовцы - "удивительным народом, по своим духовным качествам", и подчеркнуто, что "если современная политическая действительность хотела бы Литву затушевать, это задача и неправосудная, и вовсе невыполнимая".
8. К. Д. Бальмонт значился постоянным сотрудником газеты "Сегодня".

12.

Капбретон. 1928. 23 авг<уста>.

         Дорогой, с нетерпением поджидаю № “Эха Литвы” с моими словами о Литве и Польше. Очерк о русских в Капбретоне, как только что я узнал из письма от редактора “Сегодня”1, через неделю должен появиться в этой газете. Итак, если не поздно, задержите литовский текст “Рус<ские> в Капбр<етоне>” - до напечатания его в Риге2. Готовлю очерк “Литовские народные сказки” (Шуравин перевел очень недурно некоторые). - Молю: пошлите мне Пушкина по-литовски (если есть) и что-н<и>б<удь> документально-историческое о Вильне.

Сердцем Ваш

К. Бальмонт.

_______________________________________________________

1. Возможно, речь идет о главном редакторе газеты "Сегодня" с 1922 г. Максиме Ипполитовиче Ганфмане (1872 - 1934).
2. Имеется в виду очерк "Час у К. Д. Бальмонта" ("Сегодня". 1928. № 237, 2 сентября); к нему примыкает опубликованный под тем же псевдонимом Мстислав очерк "Русские скауты в Капбретоне" ("Сегодня". 1928. № 240, 5 сентября).

13.

Капбретон.
1928. 10 сент<ября>.
         Дорогой друг, Людас Гира, благодарю Вас за все письма, за книги, за карту Литвы, за напечатание моих слов к Польше по-литовски и за то, что придали моему обращению к полякам размеры государственнаго события1. Ив. С. Шмелев2, ликуя, поздравляет меня и говорит, что я “одержал большую победу”. Этого я пока не думаю, но надеюсь, что мое выступление это за Литву - далеко не последнее и не самое яркое. Поборемся!
         Я сообщил в “Посл<едние> Нов<ости>”3 о напечатании моей статьи в “Эхе Литвы”. Лишь после этого они напечатали ее, все же, из какого-то малодушия, опустив Ваши слова обо мне. Прилагаю вырезку. - Напрасно добрая Бронислава Игнатьевна, и Ваш хороший Витовт4, и Вы сами обеспокоились из-за Оречкина5. Расу таких идиотов ничто исправить не может. Но ведь правда и право - на Вашей, на нашей, друг, стороне. Значит, в конце концов, мы победим. Привет сердечный от меня и моих.

Ваш К. Бальмонт.

_______________________________________________________

1. Открытое письмо К. Д. Бальмонта Польше ("Poetas Balmontas - Lenkijai") на литовском языке было опубликовано 30 августа в каунасской газете "Lietuvos aidas" (Nr. 171), зачитано по радио, его изложение распространило литовское телеграфное агентство Эльта, с ним были ознакомлены литовские представительства за рубежом и иностранные посольства в Каунасе.
2. Иван Сергеевич Шмелев (1873 - 1950), русский писатель, см. примечание 9 к письму 20 марта 1928 г.
3. Крупнейшая и одна из самых долговечных газет русского зарубежья, выходила в Париже с апреля 1920 по июнь 1940 г.
4. Сын Л. Гиры Витаутас Сириос-Гира (1911 - 1997), поэт, прозаик, переводчик, печатался с 1931 г.
5. Борис Семенович Оречкин (1888 - 1943), русский журналист, сотрудник газеты "Сегодня", в корреспонденции "Литовские встречи" пересказал беседу с Л. Гирой о "большой дружбе" и "встречах с Бальмонтом" (в действительности они встретились только летом 1930 г., когда поэт приехал в Литву); К. Д. Бальмонт, по приведенным словам Гиры, посвящает его "во все свои новые литературные планы и начинания и даже нередко присылает мне копии то, что отправляет в редакции русских газет и журналов, в частности, и в "Сегодня"" (1928. № 234. 30 августа).

14.

Капбретон. 1928.
28 сент<ября>.

         Мой милый друг, Ваше имя - Людас Гира, за все эти истекшие более, чем полгода, стало для меня воплощением Литвы, - огня, который горит, но не сгорает. Пусть не сгорит он, а светит мне еще и еще!
         Все знаки Вашего внимания я получаю, и они мне дороги. Напишу подробно на днях, - работа захватила. Каждодневно брожу по тысячелетнему (многотысячелетнему) лесу, что зовется литовский язык. Чувствую, что набреду на клады, в свой час!
         Шлю “Fuga Idearum”1. Хотел бы - как хотел бы - видеть это по-литовски.
         Нападение поляков меня только смешит. Пока! А там увидим. Но вот пока Вам “Четырехцвет”. Поэзии, согласен, в нем мало. Но острие, кажется, есть. Если хотите, напечатайте его и по-Литовски, и по-Русски2. Мне по-русски напечатать негде. Обнимаю братски.

Ваш К. Бальмонт.

P. S. Какие есть у Вас мои карточки? Хочу дополнить.

_______________________________________________________

1. Датированное 17 - 18 сентября 1928 г. стихотворение "Имени Тани Осиповой", т. е. памяти поэтессы Татьяны Петровны Осиповой (1905 - 1927) "Fuga Idearum" ("Прошла пора. И fuga idearum…"); автограф в РО ЛНБ, ф. 7 - 1076; название переводимо как "Бег мыслей".
2. Стихотворение "Четырецвет" ("Четыре добрых самоцвета..."), опубликованное на русском языке и в переводе Л. Гиры в газете "Lietuvos aidas" 9 октября (Nr. 204), по-русски в каунасской газете "Эхо" 11 октября (№ 231) и в журнале "Балтийский альманах" 15 октября (№ 6); перевод Гиры напечатали также газета "Rytas" ("Утро") и рижская литовская газета "Rygos balsas" ("Голос Риги") 13 октября.

15.

Лес. 1928. 8 окт<ября>.
Дорогой друг,
         Благодарю за дивную ложечку, наконец выцарапанную из когтей Бордосской таможни. И спасибо за чудесное воззвание, где есть и мое слово1. Горд и счастлив.
         Шлю “Литовские сказки”2. Это лишь начало. Буду писать подробно. Если переведете, хотя отрывок, будет хорошо.
Готовлюсь что-то сказать о Вильне.

Братски обнимаю.

             Ваш

К. Бальмонт.

P. S. Спасибо за “Liet[uvos] Aidas”.

_______________________________________________________

1. Второе обращение К. Д. Бальмонта к Польше, призывавшее людей доброй воли не затемнять Вильнюсский вопрос, а разрешить его честно, опубликованное в Париже газетой "Последние новости", в Риге - "Слово", в Каунасе - на литовском языке под заглавием "Antrasis K. Balmonto žodis Vilniaus byloje" ("Второе слово К. Бальмонта в вильнюсском вопросе") 25 сентября в газете "Lietuvos aidas" (Nr. 192) и в переводе с литовского в "Эхо" (1928. № 217, 25 сентября), затем под заглавием "Письмо К. Бальмонта" вышел оригинальный текст ("Эхо". 1928. № 221, 29 сентября).
2. Очерк "Литовские народные сказки", с отредактированными К. Д. Бальмонтом сказками "Падает небо", "Почему у зайца губы разорваны?", "Ну и порядки!" из сборника Ф. И. Шуравина, опубликован в каунасской газете "Эхо" (1929. № 3, 4 января). Ср. также "Литовские народные сказки" ("Сегодня". 1929. № 18, 18 января), "Сказки" ("Сегодня". 1929. № 26, 26 января).

16.

Капбретон. 1928.
16 окт<ября>.

         Мой милый друг, Людас Гира,
         Спасибо за большое (12 страниц!) письмо. Живой голос Вашего сердца. Я отвечу подробно. Сейчас - в тисках. Перевожу дайнос, и народные песни Болгарии и Сербии. И в то же время кончаю ряд дел, ибо через месяц (предполагаю 13-го ноября) мы перебираемся отсюда в Бордо, где жизнь дешевле. Спасибо и привет П. Климасу1 за заботу обо мне. Я только что прочел его четкий вопрос о Литве и четкие ответы Лапраделя, Ле-Фюра и Мандельштама2. За работу, им предлагаемую, сейчас же взяться никак не могу, еще недостаточно владею литовским языком. Она будет, хронологически, 3-ей. А 1-ую и 2-ую я - уже делаю, и был бы счастлив, если б их можно было поставить на деловую почву (ведь я беден, как церковная крыса, и ни в Югославию, где меня уже ждут, ни в Литву, гораздо более северную, без шубы для меня и без шубы для Ел<ены> Конст<антиновны>, без которой никуда не езжу, выехать не могу. Я разумею: “Литовские народные сказки” и “Литовские дайнос”. Ф. И. Шуравин уже перевел 27 лит<овских> сказок, а я их тщательно сверил с подлинником и, где нужно, переделал. Вот, если бы в таком порядке, в первую очередь, ему и мне предложили приготовить том сказок (сказок 50) с моим исчерпывающим очерком о сказках вообще и литовских, как выражении духа Литвы, я бы за эту работу взялся с восторгом - и параллельно делал бы переводы дайнос. Если можете, устройте это.
         Шлю Вам на днях кое-что печатное, что поможет Вам написать большую статью обо мне. А сейчас шлю “Двум светлым сестрам”3. Смотрите, как я говорил о поляках, - на мое “К Польше”4, кроме полоумнаго бреда хулиганов и бормотанья Лехоня5 - ничего! Лехоню я дня через 3 отвечу в стихах и ответ пошлю Вам.
         Шлю вырезку из “Сегодня”. Они дважды сделали вежливый ход. (Напугала их Литва!)6. Мы помирились. Я им на первый раз послал “Хочу”7 (прилагаю), а послезавтра шлю “Литовские песни о девушках”8.
         Шлю еще, по-английски, очерк моего друга (через письма) Лидии Эдмундовны Нобль9. Это молодая американская поэтесса (отлично переводит меня), дочь писательницы по философским вопросам, Лидии Львовны Пименовой-Нобль10, и философа и виднаго журналиста Эдмунда Нобля (“Purposive Evolution”)11. Я дружен со всей семьей. И вот что пришло мне в голову. Пошлите Э. Ноблю, мне Вами посланные, книги о Вильне, - он напишет статью, если Вы попросите об этом. Напишите одновременно его дочери и приложите мое письмо (прочтите его). Нобль оправдывает свою фамилию12: хороший поэт, отличный философ, благородный человек. Если он вступится за Литву, это будет громко.
         Пока до свиданья, мой милый литовский побратим.
         На днях я Вас чем-то обрадую.

Ваш

К. Бальмонт.

_______________________________________________________

1. Историк и дипломат Пятрас Климас (1891 - 1969), с 1925 г. полномочный министр (посол) Литвы во Франции.
2. Сборник заключений экспертов в области международного права профессора Албера де Жоффре де Лапраделя (1871 - 1955), профессора Эразма-Луи Ле Фюра (1870 - 1943) и дипломата русского происхождения Андрея Николаевича Мандельштама (1869 - 1944) по Вильнюсскому вопросу, представленных Литвой на конференции послов в марте 1923 г. "Question de Vilna. Consultations de mm A. de Lapradelle, Louis Le Fur et Andre N. Mandelstam concernant la force obliqatoire de la decision de la Conference des Ambasadeurs du 15 mars 1923" (Paris, 1928).
3. Стихотворение печаталось под названием "Польше".
4. Имеется в виду первое открытое письмо К. Д. Бальмонта по Вильнюсскому вопросу.
5. Польский поэт Ян Лехонь (настоящее имя Лешек Серафинович; 1899 - 1956), знакомый К. Д. Бальмонта, который к тому же переводил его стихи, выступил с возражениями русскому поэту в открытом письме, обосновывающем права поляков на Вильнюс ("Glos prawdy". 1928. Nr. 260, 19 wrzesnia).
6. Вероятно, речь идет, о корреспонденции "День траура в Литве", включившей и стихотворение К. Д. Бальмонта "Четырецвет", в газете "Сегодня" (1928. № 275, 10 октября).
7. Стихотворение К. Д. Бальмонта "Хочу" ("Хочу густого духа...") в газете "Сегодня" опубликовано 31 октября (1928. № 296).
8. Статья К. Д. Бальмонта "Литовские народные песни о девушках", включившая четыре перевода литовских песен, опубликована в газете "Сегодня" 2 ноября (1928. № 298).
9. Лидия (Лилли) Нобль (? - 1930), молодая поэтесса и переводчица К. Д. Бальмонта.
10. Лидия Львовна Пименова-Нобль (1874 - 1934), писательница-оккультистка.
11. Философ, поэт, сотрудник "Бостон Герольд" Эдмунд Нобль (1853 - 1937), в 1882 - 1884 гг. представлял в России главные английские газеты; переписка Бальмонта с его семьей началась в 1925 г., см.: Американские письма К. Д. Бальмонта. Публикация Ж. Шерона // Минувшее: Исторический альманах. 13. М. - СПб., 1993. С. 293 - 315.
12. Noble (франц.) - "благородный".

17.

Лес. 1928. 23 окт<ября>.

         Мой милый друг, зачем Вы зря беспокоитесь? Разве Вы во мне или я в Вас можем сомневаться? Одним Огнем мы крещены.
         Конечно, хорошо, что Вы исправили мою строфу, и отлично это сделали1. Я счастлив, что Литва так чутко слышит мой голос. Не ошибался в моем предчувствии, когда томился желанием изучать литовский язык. Но он трудный-трудный, ибо богатейший. Много еще мне придется поработать над ним. Работать весело. Большое спасибо за листы словаря Шлапялиса2. А Лалис?3 Ненаходим, как Жар-Птица?
         Шлю свое слово о Дайнос4. Переведите! Готовлюсь горным обвалом обрушиться на поляков. Они изволят молчать. Я их сумею заставить заговорить.
         Обнимаю братски.

Ваш

К. Бальмонт.

_______________________________________________________

1. Речь идет о поправках в стихотворении "Четырецвет": в РО ЛНБ (ф. 7 - 1076, с. 22) хранится копия с пометками Л. Гиры и его пояснением, что и в русском тексте строку "От Ковно, Гродно и Сувалок / Кто вздумал Вильну отторгать" пришлось поменять на "Кто вздумал Гродно и Сувалки, / Кто вздумал Вильну отторгать", поскольку поэту, очевидно, осталось не известным, что не только Вильнюс, но и Сувалки с Гродно включены в территорию польского государства.
2. Изданный в 1920 - 1922 г. листами литовско-русско-польско-немецкий словарь Юргиса Шлапялиса (1876 - 1941) деятеля культуры, языковеда, основателя литовского книжного магазина в Вильнюсе.
3. Речь идет о польско-литовском словаре (Вильно, 1912, 1919, 1922) Антанаса Лалиса (1873 - 1960), лексикографа (составитель также литовско-английского и англо-литовского словарей) и переводчика (в частности, В. М. Гаршина и Максима Горького).
4. Очевидно, датированная 22 октября статья "Литовские народные песни о девушках", опубликованная газетой "Сегодня" 2 ноября (1928. № 298).

18.

Капбретон. 1928. 5 ноября.

         Дорогой друг Людас Гира,
         Я Вам говорил в одном из последних писем: на днях я Вас обрадую. У меня было точное предощущение этого. Вот. Посылаю Вам поэму к Лехоню1, которую я написал вчера ночью, между часом и двумя часами ночи, без единой помарки, - как под диктовку добраго духа, видящего правое и светлое, что есть в моем человеческом и поэтическом сердце. Мне кажется, что это блестящий поединок с моим польским другом-врагом, и Литва - моя царевна, которую люблю, а мой меч, сверкая, окружает отступающего противника отовсюду, но от этих лучистых движений острия укрыться некуда. Так или не так?
         Я хотел бы видеть, брат, Ваше дорогое мне лицо, когда Вы будете читать мои строки, - и знать, и слышать, как Вы будете их читать вслух близким, любимым, и ближайшим друзьям, и, может быть, всей Литве через радио.
         Я посылаю сейчас эту поэму в “Последние новости” и прошу напечатать в порядке письма, чтоб у них не было отговорок. Но думаю, что они не напечатают. Не скрою от Вас, что многие, вполне достойные, русские держатся недостойной точки зрения, что это не литовско-польский вопрос, а просто русский. Здравствуйте, пожалуйста. Так запросто: “Все куплю, сказало злато, - Все возьму, сказал булат”2. Когда-н<и>будь>, - когда, еще не знаю, не вижу арены, - я должен буду сказать об этом громкое слово, обращенное ко всем Русским. Впрочем, многие Русские, с другой стороны, опомнились на эту тему. Достоинство будущей, завтрашней, вольной России будет в соучастии близких народов, а не в угнетении их.
         Не дожидаясь, что скажут “Посл<едние> н<овости>”, напечатайте это по-литовски и, если возможно, по-русски. Но прокорректируйте сами, чтоб не было опечаток3. Мне кажется, этой поэме нужно дать, рассылкой листовок, такой ход, чтоб всюду мой голос был услышан.
         Прилагаю письмо Лехоня по-польски и по-французски. Возвращать не надо. Прилагаю вырезку из пражских “Народных листов”4. Хорватский поэт, мой друг Божо Ловрич5, пишет мне, что хорватский перевод моего обращения к Польше отправлен в загребскую газету “Rijec” (“Слово”). Посылаю текст “К Лехоню” и Лидии Нобль, и Людмиле Савицкой6, и Филеасу Лебегу7, и Юозасу Урбшису в Париж8.
         Прилагаю письмо к Вичунасу9, несколько разных своих стих<отворений> и портрет.
         Напишу на днях и отвечу на все вопросы. Обнимаю Вас братски. Привет от меня и Елены Константиновны Вашей семье.

Ваш

К. Бальмонт.

_______________________________________________________

1. Стихотворение К. Д. Бальмонта "Польскому поэту Яну Лехоню" ("Ян Лехонь, ты прекраснейший поэт…").
2. Цитата из стихотворения А. С. Пушкина "Золото и булат" (1827).
3. Стихотворение "Четырецвет" в газете "Lietuvos aidas" вышло с опечаткой в фамилии поэта "К. Балмонт", видимо, побудившей Бальмонта обратить на это внимание Л. Гиры.
4. Влиятельная чешская газета "Narodni listy" (1861 - 1941).
5. Божо Ловрич (1881 - 1953), хорватский поэт, драматург, романист, жил в Праге.
6. Люси Савицкая-Блок, переводчица стихов и прозы К. Д. Бальмонта на французский язык.
7. Филеас Лебег (1869 - 1958), французский поэт и романист.
8. Юозас Урбшис (1896 - 1991), литовский дипломат, в 1927 - 1933 гг. первый секретарь посольства Литвы во Франции, затем посол Литвы в Латвии, впоследствии министр иностранных дел Литвы, переводчик Г. Флобера, Р. Роллана, Мольера.
9. Вероятно, Пятрас Вайчюнас (1890 - 1959), поэт, драматург, переводчик, либо литератор и критик Витаутас Бичюнас (1893 - 1945).

19.

Капбретон.
1928. 13 ноября.
         Дорогой друг,

         Посылаю Вам разныя газетныявырезки, которые возвращать не надо, а также "Фейныя Сказки" и "Записки Нео-Филол<ологического> Общ<ества>, кои, использовав, (неспешно), верните.
         С нетерпением жду от Вас отклика на последнее мое письмо.
         17-го переезжаем в Бордо, и адрес наш: 11, rue Lorta, Bordeax.
         Дружеские приветы.

Ваш

К. Бальмонт.

20.

Людас Гира Годы за годами… С Литовскаго.

Годы за годами - в страхах чудесней, Там, где сегодня венчальныя песни, Завтра тоскует вдова. Годы за годами - мчатся, кружатся, Наши глаза, призакрыты, слепятся, Смотрят, но видят едва. Годы за годами - птицами, с криком, Мчатся, летят, мы в решеньи великом, В малости завтра опять. Годы за годами - реют, кружатся, Нам лишь сермяги с заплатами снятся, Только б нам лапти сплетать. Годы за годами - лебеди в лете, Ждем мы Блаженства в конечном разсчете, Как его нет, так и нет… Капбретон. 1928. 15 ноября К. Бальмонт

21.

Бордо. 1928. XI. 23.

         Дорогой друг, я был счастлив, читая свои строки о Литве напечатанными в “Liet[uvos] A[idas]” наряду с превосходным Вашим переводом1. Он идеально точен, художественен, прочувствован. Когда моя солнечная старшая дочь Нина, “Ниника”2, была девочкой, на мои подарки она восхищенно говорила: “Хочу еще, еще, и все, и много!” Вот и я говорю то же! Перепойте по-литовски еще Бальмонта, и всего его, и много!
         Пожалуйста, пошлите мне 5-7 экз. этаго N-а “L[ietuvos] A[idas]” (ставить ударения не надо, - я уже разбираюсь в литовских стихах) и пошлите экз<емпляр> этой слепой божьей коровке (они хищники, эти жучки!) Яну Лехоню. Адр‹ес› его я не знаю, можно на “Пэнклуб”. - Гербачевскому3 мой привет. Напишу Вам и ему подробно на днях. - Конечно, все Ваши письма и открытки храню.
         Уезжая из Капбретона, я переводил Видунаса и Вас. От Ел‹ены› К‹онстантиновны›, моей дочери Мирры и меня привет Вашей семье и всем друзьям.

Ваш К. Бальмонт.

         P. S. Ну, конечно, Милюков4 не захотел напечатать мои “политические” стихи. “Прощание с Капбретоном” я послал в “Сегодня”5.

_______________________________________________________

1. Публикация 17 ноября в газете "Lietuvos aidas" (Nr. 238) стихотворения К. Д. Бальмонта "Польскому поэту Яну Лехоню" и его перевода Л. Гиры.
2. Дочь Екатерины Алексеевны Андреевой-Бальмонт (1867 - 1950) и К. Д. Бальмонта Нина Константиновна Бальмонт-Бруни (1901 - 1989).
3. Юозапас Альбинас Гярбачяускас (1876 - 1944), литовский поэт, прозаик, публицист, писал также на польском языке.
4. Павел Николаевич Милюков (1859 - 1943), русский историк и политический деятель, министр Временного правительства, в Париже с 1921 г. возглавлял газету "Последние новости".
5. Датированный 17 ноября очерк К. Д. Бальмонта "Прощание с Капбретоном (Письмо из Франции)" под псевдонимом Мстислав опубликован газетой "Сегодня" 30 ноября (№ 326).

21.

Le Bouscat, Gironde.
11, rue Lorta.
1928. XI. 29

         Дорогой друг, Людас Гира,
         Не думайте, что я опять переехал куда-нибудь. Нет, я просто узнал, наконец, свой верный адрес. Мы, оказывается, здесь уже не в Бордо, а в прилегающем к нему, отдельном местечке.
         Я не читал и ничего не знаю о намерениях чехов касательно меня. Во вчерашнем “Сегодня” прочел, что я приглашен Русским институтом в Белград. А сегодня получил официальное сообщение от председателя этого института, меня приглашают на два месяца. Меня приглашает также Мин<истер>ство нар<одного> просвещения в Болгарии приехать в Софию. Мне хочется в Сербию и в Болгарию, и хочется тихонько сидеть здесь с литовскими, сербскими и болгарскими книгами, и хочется прежде всего в Литву, но думаю, разумнее поступить так: месяц пробыть здесь, на январь и февраль поехать в Сербию, март провести в Болгарии, а в апреле приехать в Литву. К тому времени я буду лучше знать литовский язык, и ряд ближайших моих выступлений за Литву (а они будут!), в то время, как я буду еще находиться не в Литве, не сделается ли еще более, от того самого, вескими? Не будет ли, - пока, - это лучше для самой Литвы, чтоб это мое ратоборство о Литве, в первое время, осуществлялось не на литовской земле, - и чтоб таким образом для всех (даже для людей злой воли) была вполне очевидна моя духовная независимость, невнушенность, а самопроизволение, самородность моей любви к Литве и моего голоса за литовцев?
         Что Вы думаете об этом, друг?
         Я писал Вам, что, уезжая из Капбретона, я читал (в разных книгах) Ваши стихи, а также прочел Видунаса “Jūrų varpai” (схематично, но многое глубоко)1.
         А за последние четыре дня здесь я прочел с увлечением книжечку J. Kozakevičius, “Mūsų protėvių pėdomis”2 и с восторгом - сильную драму V. Krėvė, “Skirgaila”3.
         Мне хотелось бы получить (если это можно, не вводя Вас в расходы) след. книги: 1) T. Maironis, Lietuvos istorija, Petrapilis, 19064; 2) P. Tarasenka, Priešistorine Lietuva, Kaunas, 19275; 3) P.Tarasenka, Gimtoji Senovė, Šiauliai6; 4) Dr. Basanavičius, Iš Krikščionijos santykių su Senovės Lietuvių tikyba ir kultūra, Vilnius, 19127. Для меня все это очень важно.
         А кто этот Крэве? Это он же ученый - или другой? Он человек замечательный. Из глубин настоящих многое в нем. “Narsaus vyro noras nežino nepajėgiamo darbo, ir nera pasauly, ko pasibaidytų drįsti jo širdis” (30). - Dievai gelbsti narsų vyrą” (131)8 - в этих словах я слышу голос Перкуна9 и Одина10. И Скиргайло, и Келлерис, и Она Дуонутэ11 - иссечены из мрамора.
         Сегодня принимаюсь за Вашу “Paparčio žiedas”12. Я радуюсь, что я уже изрядно продвинулся в литовском языке. Жаль, что так мало у меня досугов. Struggle for Life!13
         Большую помощь мне оказывает чтение литовских газет и чтение хорошего словаря Ю. Шлапялиса, где много образцов речений. Большое спасибо д-ру Иоканту14, если он уступил свой экземпляр. Когда должны выйти дальнейшие части?
         Сейчас получил пересланную из Капбретона телеграмму: Учительская семинария в Шавли15 благодарит меня за “правдивое благородное слово”.
         Возвращаю письмо Гербачевскаго. Конечно, все его слова - сущая правда. Но мне кажется, что было бы лучше написать или значительно мягче, или гораздо резче, а это вышло как-то средне. Я полагаю, что, где не потеряна надежда оказать благое впечатление, там нужно обуздывать свой гнев, хотя бы самый правосудный, - дать почувствовать, что у тебя в руках гром, но еще не бросать молнию. А если надежда потеряна, нужно быть холодно-язвительным, а в холод влить и раскаленной лавы.

До новых встреч. Братские приветы.

Ваш

К. Бальмонт.

_______________________________________________________

1. Аллегорическая "комедия в трех действиях" Видунаса "Морские звоны" (1920) с характерной для произведений В. Сторосты напыщенностью; см. перевод К. Д. Бальмонта "Из "Звонов Моря"" ("Очей - открыть - не могу") в газете "Сегодня" (1929. № 282, 11 октября).
2. Сочинение Юозапаса Козакявичюса о происхождении литовцев "Следами наших предков" (Панявежис, 1928).
3. Историческая трагедия "из жизни древних литовцев" В. Креве "Скиргайла" (1925), первый вариант которой был написан на русском языке в начале первой мировой войны и издан в 1922 г. в Вильнюсе.
4. Третье издание очерка литовской истории Майрониса (Йонас Мачюлис; 1862 - 1932), священника, общественного деятеля, крупнейшего поэта литовского национального возрождения.
5. "Доисторическая Литва", учебное пособии по археологии литовского писателя и археолога русского происхождения Петра Федоровича Тарасенко (1892 - 1962).
6. "Родная старина", второе издание книги П. Ф. Тарасенко о поисках, изучении и сохранении памятников истории и археологии (Шяуляй, 1926).
7. Работа об отношении христианства к литовской языческой культуре ученого, писателя, врача, патриарха литовского национального возрождения Йонаса Басанавичюса (1851 - 1927).
8. Цитаты слов носителя мудрости вайдилы Стардаса из II сцены I акта ("Желание отважного мужа не знает непосильной работы, и нет в мире того, на что не осмелилось бы его сердце") и заглавного героя трагедии В. Креве из ее III сцены II акта ("Боги помогают отважному мужу").
9. Перкунас, бог грома и молнии в литовской мифологии.
10. Верховный бог в скандинавской мифологии, совмещающий функции богов неба и войны.
11. Персонажи трагедии В. Креве "Скиргайла" литовский князь язычник Скиргайла, коварный немецкий рыцарь крестоносец Келерис и христианка княгиня Лидская Она Дуонуте.
12. "Цветок папоротника" (1925), драматическая "поэма-мистерия" Л. Гиры, отдельным изданием выпущенная в Клайпеде в 1928 г.
13. "Борьба за жизнь" (англ.).
14. Казимерас Йокантас (1880 - 1942), врач, педагог, составитель латинско - литовского словаря, активно выступал в литовской печати, в 1927 - 1939 гг. директор женской гимназии в Каунасе; расстрелян в лагере в Свердловской области, см.: Eduardas Viskanta. Kazimiero Jokanto misle // Naujoji Romuva. 1997. Nr. 3-4 (513-514). P. 79.
15. Шяуляй.

22.

Le Bouscat, Gironde,
1928. 3 дек. Ночь.

         Мой милый друг, я рад, что доставил Вам радость. Ведь это бывает взаимно. И верьте, мне радостно все, что идет - от Литвы.
         Ваш стих "Годы за годами" 1 привел в восторг не только Елену Конст<антиновну>, но и Мирру, а юность ведь труднее победить.
         В N-е "Сегодня" от 30-го ноября - мое "Прощание с Кап-Бретоном". А сейчас посылаю туда "Лесной Царевне - Литве"2. Шлю Вам список. В сердце моем - утоление, что я написал этот стих. Переведите его. Хорошо бы (по напечатании его в "Сегодня"), если бы "Lietuvos Aidas" напечатало и Русский текст, и Литовский. Я верю, что все эти наши совместныя братския выступления будут иметь отклик, удивительный по трогательности.
        О Радио сделаю справку без промедления.
        Нашел в одном Немецком альманахе дивную Литовскую "Перекличку"3. Молю найти и дать мне Литовский текст*. Мои дамы просто бредят этой песней. Да и верно: она - воплощение изящнаго движения. Сколько благородства в Литовской душе. Конечно, Солнце велит и хочет, чтобы вернулся к Царевне венец.

Ваш К. Бальмонт.

_______________________________________________________

1. Стихотворение Л. Гиры "Годы за годами" ("Годы за годами - в страхах чудесней…"), см. письмо 28 ноября 1928 г.
2. Стихотворение К. Д. Бальмонта "Лесной Царевне - Литве" ("В зачарованном сне ты, Лесная Царевна..."), опубликовано в газете "Сегодня" (1929. № 6, 6 января) и вошло в книгу Бальмонта "Северное сияние".
3. Литовская народная песня, в переложении К. Д. Бальмонта ("Певец я песен...") включена в его статью "О народной песне" в газете "Сегодня" (1928. № 349, 23 декабря), вошла в книгу "Северное сияние" (1931).
* Я поневоле сделал единственную замену - папоротник никак не вмещался в стихи (примечание К. Д. Бальмонта. - П. Л.).

23.

Буска. 1928. 20 декабря.

         Дорогой друг Людас Гира,
         Посылаю Вам толстый пакет, а однако же пишу лишь несколько слов, и вдогонку пишу более подробно. Спасибо за большое Ваше письмо, отвечу пунктом на каждый пункт. Сейчас благодарю за посылку нужных мне книг - и Вас, и Крэве-Мицкевича (его имя нужно произносить “Винцо”? это русское “Викентий”?)*. Я уже почти целиком прочел русские былины по-Литовски1, - как это зажигательно-интересно, и как мне жаль, что я в деревне, а не в городе, и не могу достать русскаго текста былин, иначе я тотчас же бы написал об этом. Начал книгу Тарасенки “Priešistorinė Lietuva”, и мне очень это нравится. А добрый Пятрас Климас, через И. Урбшиса, послал мне из своей библиотеки свою книгу “Lietuvių senovės bruožai”2, и я тоже приступил к чтению этой книги. Я читаю еще “Paparčio žiedas”, но почему-то мне Ваш язык часто бывает еще труден. Я думаю, это большая похвала Вашему языку. Я ценю весьма мой собственный язык, и много раз слышал от читающих по-русски иностранцев то замечание о себе, которое делаю Вам, - это не учительское замечание, а указание на нашу особенность. Я читаю еще “Žvaigždės Duktė” Вайткуса3, это легкий язык. Местами хорошо, местами наивно-поверхностно. Но во всяком случае интересно.
         Вы совсем неправы, друг, в оценке своего маленькаго шедёвра, который я перевел. Это жемчужина, и драгоценная. В этой оценке я верю не только своему чувству, но и восхищению - весьма трудно в поэзии удовлетворяемых - Елены и Мирры. Ваш этот стих всегда меня волнует глубоко. Но укажите мне подробно стихотворений 20 - 24, которые Вы сами считаете наилучшими Вашими. Я хотел бы безотложно перевести ряд стихов из Вас и других: Крэве, Видунас, Кирша, Сруога, Густайтис…4 Вы укажете мне, из кого еще? Посылаю Вам “О народной песне”. Это, верно, будет в святочном N-е “Сегодня”5. Пожалуйста, переведите для “Литовскаго Эха”, - да? Кстати, я даже забыл Вас поблагодарить за посланные из “Лит<овского> Э<ха>” - 625 франков. Считаю это щедрым даром, и деньги эти меня очень выручили именно сейчас в предсвяточной сутолоке. Я туда написал о получении денег извещение и благодарность.
         Гербачевскому краткое письмо прилагаю.
         Прилагаю ответ Людмилы Савицкой на посылку “Лит<овского> Эха”, с обращением к Лехоню, и на мою просьбу высказаться, - чтоб я мог послать ее ответ Вам для “Л<итовского> Эха”. Я не очень доволен ее ответом, - длинно, отвлеченно. Но мне кажется, хорошо бы изложить, с цитатами, первые страницы, а наиболее ценное напечатать по-Литовски целиком6. Людмила Савицкая** - дочь русской и русскаго-поляка-литовца. От ранней юности она, не забывая русскаго языка, отдалась языку французскому. Поэтесса, стихи которой приветствовал Prince des poates francaise, Paul Fort, автор превосходных французских баллад7 и драмы о Людовике Одиннадцатом. Л. Савицкая постоянно сотрудничает с “Mercure de France”8, где печатаются ее литературные очерки. Она превосходно перевела, до сих пор еще не нашедшую русскаго издателя, книгу моих очерков о Мексике, Египте, Индии, Японии, Океании (впечатления моего двукратнаго кругосветнаго путешествия9); под названием “Visions Solaires”. Эта книга, изданная Боссаром, в Париже, 3 года тому назад10, составила мне мировую славу, - по-французски появилось не менее ста хвалебных отзывов, и книга имела и продолжает иметь успех не только во Франции, но и в других европейских странах, в Японии, в Бостоне, в Южной Америке. В издании Грассэ выходит в ее переводе том моих рассказов “Воздушный путь”11.
         Я запросил о Литве также своего друга Филеаса Лебега, который Литве вполне сочувствует и высоко ценит “родную сестру санскрита, литовскую речь, древнейшую из европейской семьи”12. Ответ его, по получении, перешлю Вам. Я писал также о Литве и Эдмунду Ноблю, и Лидии Нобль, но ответа пока не имею. Также английскому писателю, переводчику чехов, П. Сэльверу13 послал мое обращение к Польше и к Лехоню, но не ведаю еще, последует ли он моему указанию, что, если он это отметит в лондонских газетах и заговорит достойно о Литве, это будет делом благородства и правосудия.
         Как видите, друже мой, я человек упрямый, и более упрямый, чем Вы еще знаете. Елена давно дала мне мексиканское-майское прозвище “Тигр с кроткой улыбкой”. Пожалуй, она права. Когда я во что-нибудь вцеплюсь, - после долгаго неприкосновения, - то это уж тоже надолго - на очень долго. Мы еще тигриную песню кое-кому споем. Подготовим, порасправим пружины тигринаго прыжка.
         Милый друг, спешу - и не заглядываю даже еще раз в Ваше письмо, а то соблазнюсь писать еще длинно. А надо спешить. Зовет меня 1001 забота.
         Да. Никакого толку я не мог добиться насчет радио. Буду еще спрашивать. Но здесь мы даже прачки еще не могли найти. Здесь большее захолустье, чем в Капбретоне. Лучше уж не задерживайте далее произнесение по радио этих стихов.
         Привет Вашим. Братский привет Вам.

Сердцем Ваш

К. Бальмонт.

P. S. С светлыми святками - привет всем литовским друзьям. _______________________________________________________

* очень обрадовали меня тем N-ом "L. A.", где "Balmontas apie lietuviu…" (приписка К. Д. Бальмонта на полях; имеется в виду обзор публикаций в газетах "Последние новости" и "Сегодня" о литовских народных песнях и литературе "Balmontas apie lietuviu liaudies dainas ir literatura", опубликованный под криптонимом журналиста А. Бразюлиса ab в газете "Lietuvos aidas" 28 декабря 1928 г., Nr. 258; о Бразюлисе см. примечание 3 к письму 4 мая 1928 г. - П. Л.).
1. Работа Б. Сруоги с обзором теорий генезиса былин, опубликованная в трудах Каунасского университета: B. Sruoga. Bilinu aiskinimo teoriju apzvalga // Lietuvos Universiteto humanitariniu mokslu fakulteto rastai. Kn. II. Kaunas, 1927. P. 17-67.
2. Исторический труд П. Климаса "Очерки литовской старины" (Вильнюс, 1919).
3. Драма "Дочь звезды" (1924) поэта, прозаика, священника Миколаса Вайткуса (1883 - 1973).
4. Священник, педагог, поэт и переводчик Мотеюс Густайтис (1870 - 1927).
5. Статья К. Д. Бальмонта "О народной песне" опубликована в газете "Сегодня" 23 декабря (1928. № 349).
6. Полемический комментарий Л. Савицкой статьи Яна Лехоня, написанный в форме письма К. Д. Бальмонту, опубликован в январском номере журнала "Zidinys", см.: Ludmila Savitzky. Laiskas K. Balmontui // Zidinys. 1929. Nr. 1 (49). P. 66 - 70.
** Это ее девическая фамилия, - ее адрес: M-me Ludmila Savitzky-Bloch, 51, rue Geoffroy St.-Hilaire, Paris, 5e, - если Вы ей напишете два слова, она будет очень польщена (примечание К. Д. Бальмонта. - П. Л.).
7. Поль Фор (1872 - 1960), "князь французских поэтов", в 1897 - 1908 гг. издавал написанные ритмической прозой циклы стихов под общим заглавием "Французские баллады".
8. Основанный в 1889 г. французский литературный журнал, выходил дважды в месяц и поддерживал новаторские явления в литературе и искусстве.
9. К. Д. Бальмонт посетил Мексику в 1905 г., Египет в 1910 г., Японию в 1916 г.; кругосветное путешествие совершил в 1912 г. 10. В действительности книгу К. Д. Бальмонта о его многочисленных путешествиях "Visions Solaires: Mexique-Egypte-Inde-Japon-Oceanie" французский издатель Боссар издал в Париже в 1923 г., т. е. за пять лет до этого письма.
11. На русском языке сборник рассказов К. Д. Бальмонта "Воздушный путь" вышел в Берлине в 1923 г.
12. Ф. Лебег говорил на английском, немецком, итальянском, португальском, сербском, русском, знал ново- и древнегреческий, латынь, бретонский, галльский, ирландский языки.
13. Английский романист, критик, переводчик чешской поэзии Поль Сэльвер, составитель антологий современной русской, чешской, славянской литератур.

24.

Буска. 1928. 21 дек<абря>.

         Милый друг, милый братик, милый Людас,
         что же это Вы со мной делаете? Сегодня получил N 12й “Židinys” - и все утро, вместо работы, провел с Вами, читая и перечитывая Ваши горячие, переливающиеся звоном и драгоценными камнями, сонеты ко мне1. Друг, никто еще так не говорил обо мне и ко мне. Я перевел прозой, изучив литовский текст, всю вязь сонетов Елене, и оба мы были - и продолжаем быть - взволнованы. И вот сразу к Вам просьба и предложение: Сделайте Вы сами русский перевод прозой, и пришлите мне, - не бойтесь совершить погрешности против русскаго языка, я их исправлю, а Ваш перевод во-1-х, поможет мне более точно перевести эти сонеты стихами, во-2-х, даст мне возможность послать Ваш дословный и мой поэтический перевод - Людмиле Савицкой в Париж, Лидии Нобль в Молдэн, Дагни Кристенсен2 в Христианию3, Лидии Лебедевой в Нерви, П. Сэльверу в Лондон. Быть может, даже лучше будет так: Получив Ваш перевод, я верно тотчас же пропою перепев литовскаго подлинника, сделаю списки дословнаго перевода и стихотворнаго, Вы вложите, получив их от меня, листки в экземпляры “Židinys”-а и разошлете указанным лицам. Так будет лучше и из этого выйдет что-то хорошее. А Ваш перевод будет и ручательством и руководством - и для дальнейших переводчиков, и для меня самого4.
         Мне хочется сейчас указать, какие именно места и строки мне любы особенно. 1й сонет: весь; 2й сон.: 1я кватрина и 2я терцина; 3йсон.: 1я кватрина и 2я терцина; 4й сон.: весь; 5йсон.: весь; 6йсон.: обе терцины; 7йсон.: весь - божественный; 8йсон.: обе терцины; 9йсон.: 2я кватрина и обе терцины; 10йсон. весь - огонь. Да мне все нравится. Все цельно. Звучит. Сияет. Это обедня. Литургия сердца.
         Одно лишь слово прозвучало во мне болью: “prievartai”5 в связи с Пушкиным. Но ведь это так. Это - горькое так.

         Братски обнимаю Вас, и чую, как Вы это писали!


         Сейчас лишь немного строк еще. - 1. “Перекличку” я нашел в посланной мне из Парижа моим ласковым другом (потом расскажу о ней; отличный знаток французскаго, немецкаго и санскритскаго; ученица лучшего французскаго санскритолога, Сильвэна Леви6) Надеждой Огеевной Щупак, немецкой книге, с оборванной обложкой, так что не знаю ни заглавия, ни даты издания. Альбомнаго формата сборник разных очерков о Литве, в 250 страниц. Там есть хороший очерк “Wie die Litauer ihre Volkslieder singen”, von Wilhelm Storost, и Видунаса “Litausches Schrifttum”7, где читаю: “Erwaehnt seien von den Erzaehlern Vincas Kreve, von den Lyrikern Liudas Gira”8. В “Litauesches Dainos”, uebertragen von O. Woehrle, на 2-м месте “Zwiegesang”: “Ich will vorsingen - das Lied der Lieder - ich Liederknabe” и т. д.9 - 2. Все посланное Вами для меня дошло и доходит. - 3. “Musų dienu” мне почему-то более не посылают10. Жаль. - 5. “Лесную Царевну” жажду увидеть по-литовски. - 6. Не можете ли указать мне, потерянный мною, адрес, живущего в Вильне, литовскаго писателя Мацкявичюса, через статью которого в “Wiadomosci Literackie”11, где он мягко и твердо отхлестал какого-то польскаго враля за литовских писателей, и началась моя переписка с Литвой (хочу ему к Новому Году написать, - он первый послал мне несколько литовских книг)*. - 7. Я каждый день говорю Елене: “Как дивно, что я так быстро овладел литовским языком!” Через час, придя ко мне, она видит меня глубоко-печальным и слышит ежедневный стон: “Я никогда не овладею литовским языком!” Мне нужно было бы прочесть 2-3 разговорника, какую-н<и>б<удь> простенькую хрестоматию, календарь литовский и т. п. Это меня укрепило бы в каких-то основах. Примусь сейчас за вторичное изучение Вашей грамматики12. Но я уже все-таки кое-что знаю по-литовски, мой милый побратим! Но воистину: “Skirtingos kalbos mus…”. Будет час, и зоркий взгляд - весь увидит скрытый клад!”

Ваш К. Бальмонт.

_______________________________________________________

1. Поэма Л. Гиры "Бальмонт" ("Balmontas"), напечатанной в декабрьском номере журнала "Zidinys" (1928. Nr. 12. P. 355-359).
2. Дагни Кристенсен (1876 - 1962), норвежская поэтесса, переводила стихи Бальмонта на норвежский язык; Бальмонт познакомился с ней в Петербурге в 1900 г., встречался с ней в Париже (1902), Норвегии (1906), переписывался.
3. Традиционное название (до 1924 г.) столицы Норвегии Осло.
4. Перевод К. Д. Бальмонта (под псевдонимом Мстислав) посвященной ему поэмы Л. Гиры в феврале 1929 г. вышел в "Балтийском альманахе"; без обозначения переводчика вошел в книгу Бальмонта "Северное сияние. Стихи о Литве и Руси" (Париж, 1931).
5. "Насилию" (лит.) - цитата фрагмента поэмы Л. Гиры, касающейся той поры литовско-русских отношений, когда и с поэзией А. С. Пушкина Литва ознакамливалась насильно.
6. Французский индолог Сильвэн Леви (1863 - 1935), профессор Коллеж де Франс.
7. Очерки Видунаса (В. Сторосты) "Как литовцы поют свои песни" (цитируется в статье К. Д. Бальмонта "О народной песне") и "Литовская словесность".
8. "Упоминались автором рассказов Винцасом Креве, поэтом Людасом Гирой" (нем.).
9. "Я хочу спеть песню песней, я мальчик-певец" (нем.) - зачин литовской народной песни "Перекличка".
10. Иллюстрированный журнал под редакцией поэта-футуриста Казиса Бинкиса (1893 - 1942) "Musu dienos" ("Наши дни") выходил с 1927 г. дважды в месяц в Каунасе (печатался в Риге) и в 1928 г. прекратил свое существование.
11. Выходившая в Варшаве в 1924 - 1939 гг. либеральная еженедельная литературная газета, заслуженно слывшая толерантной как в политическом, так и в культурном отношениях.
* На полях приписка Л. Гиры с адресом Мацкявичюса "Dominikanska 12 Komitet litewski Mackev.".
12. "Русско-литовская грамматика" Л. Гиры (Каунас, 1924).
13. "Различны наши языки…" (лит.) - цитата из поэмы Л. Гиры "Бальмонт".

 
 
Рукописный отдел Литовской национальной библиотеки им. М. Мажвидаса (РО ЛНБ), ф. 7 - 36.
Подготовка текста и примечания © Павел Лавринец, 2000.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2000.


 

Константин Бальмонт      Письма Людасу Гире (1929)     Письма Людасу Гире (1930)

Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2000
plavrinec@russianresources.lt