Константин Бельговский.     Встречи с Вас. Ив. Немировичем-Данченко. К 90-летию со дня рождения
(Письмо из Праги)

         В России я не был знаком с Вас. Ив. Немировичем-Данченко.
         Знал лишь его по многочисленным книгам, прочитанным в детстве и юности. Чье молодое сердце не трепетало при чтении "Горя забытой крепости", повестей о Скобелеве и других героических произведений В. И.
         Во время русско-японской войны, когда русское общество с напряжением следило за страшной трагедий, разыгрывающейся на манчжурских полях и сопках, военныя корреспонденции Вас. Ив. Немировича-Данченко прочитывались залпом, читались вслух в семейном кругу, оживленно обсуждались...
         Тогда, помнится, отец говорил:
          - Это тот Немирович-Данченко, который так прекрасно писал о русско-турецкой войне.
         В детском воображении фигура Вас. Ив. Немировича-Данченко становилась почти мистической. Он казался каким-то средневековым богатырем, человеком полулегендарным.
         Ясно помнится, как во время мировой войны меня поразило сообщение о том, что Вас. Ив. Немирович-Данченко едет снова на фронт в качестве военнаго корреспондента. Как то не укладывалось в голове, что человек в возрасте 70 лет может не только переносить тягости войны, но и в то же время работать за десятерых. У многих еще сохранились в памяти обширныя, всегда интересныя обстоятельныя корреспоиденции Вас. Ив. Немировича-Данченко с театра военных действий мировой войны, печатавшияся в московском "Русском Слове".

         РЕВОЛЮЦИЯ... Гражданская война... Красное море заливает Россию... В его губительных волнах не погиб могучий старец. Он пережил петроградский голод и холод. Те жуткие дни, когда исполнилось пророчество: "Петербургу быть пусту"...
         Старый боец за все героическое и благородное, стойкий защитник свободы слова и независимости писателя, Вас. Ив. Немирович-Данченко оставил страну безправия и своеволия и жестокой тирании.
         Он бежал из СССР и поселился в Германии.
         И, вот, приблизительно 10 лет тому назад, я живя в Праге, получил письмо, которое вызвало в памяти целый рой воспоминаний.
         Вас. Ив. Немирович-Данченко разспрашивал о жизни в Праге и просил подготовить его приезд в Чехословакии.
         Через несколько месяцев, вечером, я с трепетом ожидал на Масариковском вокзале приезда В. И. в Прагу.
         Для того, чтобы Василий Иванович узнал меня (ведь раньше мы никогда не виделись), мы условились письменно, что я буду держать в руках маленький русский национальный флажок.
         Впрочем, эта предусмотрительность была совершенно излишний. Разве можно было бы не узнать характернаго, известнаго всей России лица В. И. Немировича-Данченко, с пышной раздвоенной бородой. Когда он появился на площадка берлинскаго вагона - сомнений не было и не могло быть. Только рост его в воображении казался иным - выше!
         В Праге я близко познакомился с Василием Ивановичем, уже не как с писателем, а как с человеком.
         Большим счастьем является находиться в частом общении с ним. Такия цельныя, исключительныя натуры родятся разве в столетие.

         О Василии Ивановиче, с первых же встреч с ним, поражает его удивительное благожелательство к людям и душевное благородство. Он не закрывает глаз на дурныя стороны людей и в своих произведениях, и в своих осуждениях он бичует людские пороки, но к людям В. И. никогда не подходит с предубеждением. Он стремится найти в них, прежде всего, - лучшия стороны.
         Желание сделать людям приятное, является основной чертой натуры Василия Ивановича. Он обладает исключительной незлобивостью, и он часто безпокоится и волнуется, когда ему кажется, что кто-либо остается им недовольным.
         Сколько энергии и духовной бодрости сохранил в себе Василий Иванович! Он еще год - два тому назад не пропускал ни одного интереснаго собрания или заседания, ни одного примечательнаго спектакля.
         На праздновании своего 80-летия он в течение нескольких часов, стоя, выслушивал речи, обращенныя к нему, и до утра просидел за столом после ужина в беседе со своими друзьями, знакомыми, почитателями...
         В Праге он быстро приобрел обширный круг знакомых, и всюду он - милый почетный и желанный гость.
         Но неизбежная и неумолимая старость ослабила, когда-то крепкий и здоровый организм.
         Жутко-трагичны были дни, проведенные в больнице, в феврале 1934 года, когда мощный дух боролся с немощным телом, когда Василий Иванович упорно стремился встать с постели и опереться на прежде такия крепкия, а теперь слабыя и неустойчивыя ноги.
         В. И. недели во время своей болезни проводил в кресле, сидя, и в полузабытьи мечтая о том дне, когда он сможет выйти из клиники и вернуться к своим любимым книгам и рукописям...
         Раз, желая приподняться с кресла Василий Иванович попросил меня помочь ему. Я взял его под-руку - и невольная дрожь пробежала по мне. Сердце сжалось от горя. Вместо сильной еще недавно руки Вас. Ив. Немировича-Данченко я ощутил сквозь шелк тонкой пижамы, немощную слабую руку старца.
         В этот момент весь ужас настоящаго с жуткой отчетливостью встал перед моими глазами.
         Полулегендарный богатырь на моих глазах превращался в небытие, в яркую и замечательную, но уже прошлую главу книги русской жизни, русской литературы той героической эпохи, которая исчезает навсегда...

*

         Но, случилось чудо!... Василий Иванович буквально возстал из мертвых. Пражские врачи приходили смотреть на него после выздоровления, как на нечто исключительное. Это была редкая и большая победа духа над телом... Великий старец вернулся к жизни, и не только к жизни, но к творчеству.
         Уже после выздоровления им был закончен автобиографический роман "Она", был написан ряд разсказов и статей. Он уже неоднократно выступал в общесгвенных собраниях с речами, бывал в театре.
         Его тело окрепло и набралось новых сил. Он попрежнему ясно мыслит и живо интересуется всем происходящим на свете. На пороге своего 90 - летия его ум по юношески бодр...
         И сейчас Василию Ивановичу хочется пожелать, лишь, одного - сохранить такую же душевную свежесть, такую же работоспособность и до 100-летия его такой исключительной, такой разнообразной и интересной жизни

Прага, декабрь 1934 года.

Конст. Бельговский

 

Конст. Бельговский. Встречи с Вас. Ив. Немировичем-Данченко. К 90-летию со дня рождения (Письмо из Праги) // Для Вас. 1935. № 2 (55), 2 января. С. 6.

 

OCR Альма Патер, 2005.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2005.


 

Константин Бельговский

Обсуждение     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2005