Дорофей Бохан. Стихи


Спор
Маленький фельетон

Как-то раз, волнуясь словно, 
Злой бросая взор, 
Шляхтич местный из-за Вильно 
Вел с литовцем спор. 
 - Берегись, - сказал он грозно 
И прищурил глаз. - 
Вы сюда явились поздно - 
Раздавлю всех вас! 
Всех вас выловлю за ворот, 
Стукну кулаком… 
Знай, что Вильно - польский город, 
Я - порукой в том! 
Вы - ненужные тут гости, 
Страшен вам наш гнев… 
Хоть вы лопнете от злости, 
Город - наш! Псякрев! 
И литовец отвечает: 
 - Нос не задирай! 
Каждый в Вильне, каждый знает, 
Чьим был здешний край.
Все здесь было - наше дело!
Наш - и князь, и смерд! 
Наш - и Витольд, и Ягелло, 
И лихой Ольгерд! 
Наши - дивные костелы, 
Вера - наш оплот… 
Эти горы, эти долы - 
Наша кровь и пот. 
Гордость каждого литвина, 
Памятник родной - 
Старый замок Гедимина на горе святой! 
Что-же вы-то к нам явились? 
Мы-ль позвали вас? 
Вы напрасно разгостились 
Тут в недобрый час! 
И поляк закипятился: 
 - Мы вам дали крест! 
Ваш Ягелло к нам явился 
Из далеких мест. 
Нам принес он славы больше, 
Чем король иной - 
И процарствовал он в Польше, 
Не в Литве родной! 
- Правды здесь никто не спрячет, - 
Говорит литвин. - 
Был литовец в Польше, значит, 
Был король один? 
И поляк слегка смутился, 
- Но, - вскричал тотчас, - 
Наш народ сюда явился 
И спасает вас… 
Мы - вас грудью защищаем, 
Гибнем, то и знай… 
Вильно - сделаем мы раем, 
Как весь польский край. 
Сейм вот скоро соберется… 
Сейм - имеет вес!.. 
"Odrodzenie" поскользнется, 
Лопнет П.П.С. 
Задрожит Варшава, Краков, 
Дрогнет все кругом, 
Как, по воле всех поляков, 
Вас мы заберем… 
В век живем мы очень бурный… 
Будет все у нас: 
И Вармия, и Шленск Гурный, 
И Литва - в свой час!… 

Додо [Д. Д. Бохан]. Спор. Маленький фельетон // 
Виленское слово. 1921. № 134, 31 января. 


Светлый праздник

Как светел Праздник!.. Как весны 
Животворящее дыханье 
Прочь отгоняет злые сны 
И горе, и страданье! 

Весна, весна… Пора забыть 
И злобу, и проклятье!.. 
Увы, не нам дано вместить: 
Что все мы - люди-братья. 

Весь воздух счастьем напоен… 
Забыты все тревоги… 
А колокольный дивный звон 
Нам говорит о Боге… 

Как светел Праздник! Как чиста 
Природа - дело Бога - 
Какая в мире красота, 
Как в мире счастья много! 

Один лишь в мире Человек 
Стремится тщетно к счастью… 
Один враждует весь свой век, 
Охвачен злобной страстью… 

И не понять ему вовек, 
Средь злобы и проклятья - 
Что свято имя - Человек, 
Что все мы - Люди-Братья… 

Д. Д. Бохан. Светлый праздник // Виленское слово.
1921. № 224, 1 мая. 


Василек и маргаритка
(К кружечному сбору Русскаго Общества в Вильне 26 июля)

Нужда… Знакомы-ль вы с нуждою, 
Той, что терзает и гнетет, 
Что, словно сетью роковою, 
Больную жертву оплетет - 
И жертва та теряет силы 
И без борьбы идет ко дну?.. 
Растут, кругом растут могилы… 
Спасите-ж жертву хоть одну, 
О, бросьте ей спасенья нитку - 
Ведь мрак могилы так глубок! 
Купите синий василек - 
     Иль маргаритку! 

Не оскудеет пусть рука, 
Пока нужда царит повсюду! 
Пусть жертва та невелика - 
Она подобна будет чуду! 
Рукою любящей своей 
Кладите в кружки понемногу - 
И сотни гибнущих людей 
За вас молиться будут Богу! 
Кто духом светел и высок - 
Тот прекратит страданья пытку… 
Купите синий василек - 
     Иль маргаритку! 

Д. Д. Бохан. Василек и маргаритка 
// Виленское слово. 1921. № 309, 26 июля.


Новый год

Ура, ура! Двенадцать бьет, 
И канул в Лету старый год… 
Шумит и пенится вино… 
Глаза горят… Но не одно 
В груди тревожно сердце бьется. 

Кто в мире может угадать, 
Что Новый Год нам может дать? 
Увы, грядущее туманно… 
Пусть эта музыка гремит - 
В душе другой аккорд звучит 
И душу мучит постоянно. 

И вот не стол передо мной, 
Не дивный зал залит огнями… 
Откуда? Как? Совсем иной 
Вдруг образ встал перед глазами. 
Толпы веселой и живой 
Я вижу - нет передо мной. 
Оркестра радостные звуки 
В тревожной смолкли тишине, 
И прислонился я к стене - 
И вдаль смотрю, в тоске и муке… 

И увидел я ширь неоглядную! 
Розодетые в иней леса, 
Красоту, красоту ненаглядную 
И родныя свои небеса… 
Пусть там воет, пусть стонет метелица, 
Пусть там вьюга бушует во мгле, 
Пусть тоска безконечная стелется 
По любимой, родимой земле - 
Там она, роковая, жестокая, 
Так привыкшая только страдать, 
Столь любимая, столь одинокая, 
Столь несчастная Родина Мать! 
О, мой край! Тяжелы испытания, 
Безконечны мученья твои, 
Но лишь в пламени жаром страдания 
Можно выковать счастье любви… 
О, придет это счастье заветное, 
Вновь придет золотая мечта… 
Ты проснешься, о Русь безответная, 
Не умрешь Ты, чиста и свята - 
Под тяжелою ношей креста!.. 
Но - темна еще бездна туманная 
И хочу я безумно рыдать 
Над тобой, о моя безталанная, 
О несчастная Родина Мать! 

Слышишь стоны и проклятья? 
Эти люди - верь не верь: 
Были прежде люди братья, 
Были прежде - не теперь… 
А теперь - страшны проклятья, 
И ужасен в людях зверь… 
И погибли люди братья, 
Нет людей там - верь не верь!.. 
А в оны дни - там жизнь кипела, 
И мысль работала тогда, 
Большое делалось там дело, 
И над землей во тьме горела 
Теперь угасшая звезда. 
Свершалась служба в Божьем храме, 
Соборный колокол гудел… 
Молился Блок Прекрасной Даме 
И Городецкий песни пел. 
Там Бальмонт трелью соловьиной 
Слух изощренный услаждал, 
Там Репин дивною короной 
Нас поражал и восхищал. 
Там Старец - гений наш народный - 
Любви Христовой нас учил; 
И Короленко благородный 
На подвиг нас благословил; 
Там гимны Скрябина звучали; 
Там пел Шаляпин - тот, другой… 
И молодежь там призывали 
На бой с невежеством и тьмой. 
Там в ореоле весной славы 
Певец Онегина сиял… 
Но час настал… Поток кровавый 
Вдруг полетел, как грозный шквал… 
И под обломками царизма 
Погибло все… Все мрак покрыл… 
И яд смертельный большевизма 
Все уничтожил, все убил. 
       С Новым Годом! С новым счастьем! 
С лаской теплой и участьем 
Вдруг услышал я сквозь сон. 
И опять мой взор тревожный 
В край коммуны, злой, безбожный, 
В край могилы устремлен. 

Все засыпано снегами, 
Деревенька тихо спит. 
Сила крестная над нами - 
Нет людей тут! Все молчит, 
Заколочены тут хаты… 
Ни животных, ни людей. 
А ведь был уезд богатый, 
Славно тут жилось, ей ей! 
А теперь - ужасен холод. 
Деревенька тихо спит; 
Это - батюшка Царь Голод, 
Сын Коммуны - здесь царит! 

А в деревне большой 
Слышен жалобный вой 
На обширный весь край: 
 - Помоги, дорогой, 
      Хлеба, хлебушка дай! 
А с другой стороны 
Средь ночной тишины 
Над деревней другой 
Тоже слышится вой: 
Эх, житье - так житье! 
Что твое - то мое! 
Уходи - расшибу! 
Все возьму - загребу! 

И смотрел я на ширь неоглядную, 
На одетые в иней леса, 
На всю ту красоту ненаглядную, 
На родныя свои небеса… 
И тоска, роковая, бесплодная 
Заползала в усталую грудь… 
Поскорей-бы могила холодная, 
Позабыться-б, уснуть!.. 
Нет надежды… Над Родиной милою 
Не сияет небесная твердь… 
Над холодною снежной могилою 
Смерть… Только смерть… 

      С Новым Годом! С Новым счастьем! 
Вновь бокалов слышен звон. 
Но с тревогой и безстрастьем 
Я на все смотрю сквозь сон… 
Чья вина тут? О, мы сами 
Свой низвергли Идеал… 
И, закрыв лицо руками, 
Как дитя я зарыдал. 

Д. Д. Бохан. Новый год // Виленское утро. 
1922. № 81, 1 января. 


В день Рождества

Прошли века - когда, полны печали, 
Слова любви над миром прозвучали, 
И в этот мир - печали, зла и слез - 
       Сошел Христос. 

Он в яслях был - и миру нес свободу 
Не из дворцов всесильных богачей… 
И нес Он мир страдавшему народу - 
       Не лязг мечей. 

И шли века - свет истины Христовой 
Горит везде, давно уж пронесли 
Учения божественное слово 
       В концы земли. 

Но где она, где та любовь святая, 
Любовь к врагам, прощение и мир? 
Кругом - война!.. нажива только злая - 
       Земли кумир. 

И мир земной давно забрызган кровью, 
И слышится одной лишь смерти стон, 
Не побежденной Словом и Любовью, 
       Со всех сторон. 

Прошли века -, полные печали, 
Мы, верные, взываем, как взывали: 
Раз Ты пришел в юдоль тоски и слез, 
       Где Ты Христос? 

Где Ты - Христос, родившийся в пещере? 
Вновь нам явись и веру обнови! 
Как дальше жить, когда все люди звери, 
       И все - в крови? 

Отчизна-Мать, больная, умирает 
От голода, страданья, нищеты… 
Где Ты, Христос? Душа Тебя алкает… 
       О где же Ты? 

Д. Д. Бохан. В день Рождества // Виленское утро. 
1922. № 87, 7 января. 


Врагам
                       ВЦИКом все журналисты, проживающие 
                       заграницей и работающие в эмигрантских 
                       органах периодической печати приравнены 
                       к тем противникам советской власти,
                       которые выступали против последней 
                       с оружием в руках. 
                                         "Голос России"
												 
Да, я - ваш враг! С насилием и тьмою 
Всю жизнь свою пером сражался я… 
Отчизну-Мать пустили вы с сумою, 
Убийства план в душе своей тая. 
Бог все простит - хоть страшно вы грешили; 
Отпустит грех - Он милосерд и благ! 
Но я - не Бог. Вы Мать мою убили: 
За эту смерть - я ваш смертельный враг! 
И верю я, что высший суд свершится… 
Пусть буду я несчастен, бос и наг - 
Нет сил простить и силы нет молиться… 
Да, палачи: я - ваш смертельный враг! 

Д. Д. Бохан. Врагам // Виленское утро. 1922.
№ 117, 6 февраля. 


Христос и Русь

Он распят был - под клики буйной черни, 
Боявшейся и жаждавшей чудес. 
Но час пришел - в венце кровавых терний 
       Христос воскрес.

Распятая врагов безумной кликой, 
Русь - на кресте… Кругом - одни кресты… 
И в круг звучит лишь хохот черни дикой… 
Когда ж, когда - свободной и великой 
       воскреснешь ты? 

Д. Д. Бохан. Христос и Русь // Наша жизнь. 
1929. № 152, 5 мая. 


Наш праздник

Порою, вечером, с тоской невыразимой, 
В убогой комнатке над книгой я склонюсь. 
Но не могу читать я повести любимой - 
И с силой предо мной встает неотразимой 
Далекий, милый край - моя родная Русь. 

Она еще жива… Но смерть над ней витает, 
Там не звучат святынь родных колокола… 
Души святой порыв - там дикий смех встречает, 
И все, что там живет - лишь тихо умирает, 
И всюду скорбь и всюду - смерти мгла. 

Прошло уж десять лет. А сколько ждать должны мы, 
И силы нет былой… А что волос седых! 
Но в эти скорби дни, судьбой своей гонимы, 
Мы, русские, везде: лишь Господом хранимы, 
Любимы братьями, врагами лишь терпимы, 
Мы - граждане земли… И нет для нас чужих. 

Мы здесь - хранители культуры стародавней, 
На алтарях святых поддерживаем знич. 
Тем выше наша роль - чем гаже и бесславней 
Роль утеснителей на Родине, чем явней 
Все их насилия, чем громче черни клич. 

Сегодня - праздник наш. Пусть видят все народы, 
Что мы - едины все; что жизнь в сердцах у нас, 
Что образ Родины горел все эти годы; 
Что светоч Истины, и Счастья, и Свободы 
Мы принесем туда - когда пробьет наш час! 

Д. Д. Бохан. Наш праздник // Наша жизнь. 
1929. № 182, 9 июня.


Светлый праздник

Все вкруг поет, все торжествует, 
И, веру светлую храня, 
Весь христианский мир ликует… 
Но злая скорбь гнетет меня. 
Душа смятенная тоскует, 
Хоть все кругом полно чудес, 
И все поет: Христос Воскрес! 

Идут безрадостные годы, 
Могила ближе с каждым днем. 
Там, где пропет был гимн свободы - 
Свободный сделался рабом. 
И молча смотрят все народы, 
Как гибнет ужасов полна, 
В нужде великая страна. 

Среди чужих, скорбя, страдая, 
Русь зарубежная живет 
И, праздник радостный встречая, 
Мольбу к Всевышнему несет 
О счастии родного края, 
Тяжелый путь свершая свой 
С крестом и нищею сумой. 

Всем тяжело живется ныне: 
Все изменилось… Мир не тот… 
Пусть там - поруганы святыни, 
И тут - Бог знает, что их ждет… 
Лишь тени в праздничной картине, 
Покой души давно исчез, 
Хоть все поет Христос Воскрес! 

Вот почему в душе тревога 
И в сердце смутная тоска! 
Душа так страстно жаждет Бога, 
А радость жизни далека, 
И так вокруг страданий много, 
И так печально в день чудес 
Вокруг звучит Христос Воскрес! 

Д. Д. Бохан. Светлый праздник // Наша жизнь. 1930.
№ 448, 20 апреля.


Гоголю

Ты был велик. Любовью неземною 
Любил ты ширь своих родных полей. 
Твой смех рыдал над целою страною - 
И до сих пор еще звучит над ней. 
Смеялся ты - над нашими грехами, 
Ты никого в России не щадил; 
Смеялся ты - рыдая вместе с нами - 
Лишь потому, что Родину любил. 
Мы помним все - ужасный образ Вия, 
Красу Днепра и удаль молодца, 
К полячке страсть влюбленнаго Андрия 
И смерть его великаго отца. 
Нас "Мертвых Душ" влечет очарованье, 
Хоть бьет по нас - нам дорог "Ревизор"; 
Ты воплотил России всей страданье, 
Воспел ея и славу и позор. 

 * * *

Прошло сто лет. Как изменилась ныне 
Могучая великая страна! 
Оскорблены великия святыни, 
Великия забыты имена. 
Там прошлому слышны одне угрозы, 
И все живет там жизнию иной; 
Но этот смех - твой страшный "смех сквозь слезы" - 
И до сих пор рыдает над страной. 
Ты был велик. И нашими сердцами 
Владеешь ты, великий, до сих пор. 
Хвала тебе, смеющийся над нами, 
Хвала тебе, наш вечный ревизор! 

Д. Д. Бохан. Гоголю // Русское слово. 1934.
№ 76 (664), 1 апреля.

Подготовка текста © Павел Лавринец, 2000.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2000.

 

Дорофей Бохан

Русские Ресурсы     Балтийский Архив      Индоевропейский Диктант


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2000
plavrinec@russianresources.lt