Дорофей Бохан.Господь Бог и съезд советов (Рождественская легенда)


         С глубокой любовью и сокрушением о грехах человеческих бросив взгляд на землю с высоких небес, Господь Бог был поражен изумлением.
         Да и как было не изумиться - когда то, что он увидел, превосходило всякое воображение?
         Он увидел на старушке Земле, в центре того края, который давно отверг Его устами своих правителей, в Москве белокаменной - нечто необычайное:
         Там происходил съезд советов.
         - Почему же именно на Рождество Христово? Почему в те дни, когда люди, верные Мне, празднуют день пришествия в мир Сына Человеческаго?
         Так думал Бог Отец...
         - Ах да, они отвергли Меня!... Они забыли Сына Моего!...
         И задумался Вседержитель о безумии человеческом, о самомнении коммунистов, о судьбе несчастной страны, попавшей в сети чрезвычайки... Иго Мое сладко и бремя Мое легко - а они отвергли Меня, и несут они крест в миллион крат тягчайший!...
         - Но о чем они говорят?... Как узнать?
         Оглянулся Господь. Нет, нельзя послать светлаго Ангела в эту пустыню голода и смерти... Нужно выбрать кого-либо из смертных небожителей.
         И взгляд Господа остановился на Илье - пророке.
         Повелел Он призвать его к Себе.
         - Вот что, пророк Илья, отправляйся на землю, в советскую Россию, в Москву, где происходит съезд советов - и узнай, что там делается, чего там хотят и о чем совещаются.
         И распростерся во прах пророк перед лицом Господа, и ответил Ему:
         - О, Господи! Что значит человек без разума, любовь без надежды, вексель без поручителя...
         Хотел Господь разсердиться, но Илья быстро закончил:
         - И я без колесницы?
         - А где же твоя колесница?
         - Господи! Тысячи лет я уже ездил по небу в своей колеснице, на своих лошадях... И ты хочешь, чтобы я поехал в Москву? Да ведь у меня - буржуя моментально отнимут и колесницу, и коней, и будет ездить в ней комиссар - пролетарий со своей содкомой *), а меня пошлют в субботник чистить выгребные ямы...
         Улыбнулся Господь.
         - Прав ты, Илья, лакомы они там на чужое добро... Нет, тебе ехать нельзя.
         И, отпустив Илью - пророка, призвал к Себе Господь Георгия Победоносца.
         - Ты никого и ничего не боишься, св. Георгий! Поразил ты копьем самаго Диавола - не страшно тебе и в Москву поехать. Собирайся.
         И объяснил ему Господь, зачем понадобилась эта поездка.
         - Я хорошо знаком с разведочной службою, ответил св. Георгий. Я не боюсь никого и ничего. Но...
         - Но что же?
         - Я не коммунист! Я - собственник. Сам видишь, Господи, какой конь у меня: белый, быстроногий, чистейшей крови... Долго служил он мне - и теперь служит. Поеду я туда - и меня сразу мобилизуют, потому что и по возрасту я подхожу, и вообще - мужчина, что называется... А коня возьмут у меня - и будет сам Буденный ездить на нем, а мне дадут полудохлую советскую клячу... Избавь меня, Господи, от этого поручения!
         Покачал головою Господь и знаком отпустил святого Георгия.
         - Что делать, кого послать?
         Долго думал Господь и решил остановиться на одном языческом боге. Добрый то бог! Он покровительствовал торговле и мореплаванию, любил путешествия, отличался умом и сообразительностью...
         Словом, решил Господь Бог послать на землю Меркурия.
         И предстал Меркурий пред Господом во всей языческой красоте своей.
         И сказал ему Господь:
         - Ты - коммерсант, и все сразу сообразишь. Поезжай в Москву, на съезд советов, все разузнай, о чем там говорят, что делают и чего хотят - и возвращайся как можно скорее!..
         Поник головою Меркурий не двинулся с места.
         - О, Всемогущий, ответил он через минуту - избавь меня от этого поручения!... Не могу!... Не могу!... Не могу...
         - Почему? Разсердился Господь.
         - Я - бог торговли, это верно... Я знаю все тайны этого ремесла... Но - я люблю торговцев, а не жуликов, я покровительствую торговле, а не грабежу. Я - коммерческий бог, не могу видеть крови, не переношу преступлений и убийств. Избавь меня от этой поездки, не посылай меня к этим торговцам царскими бриллиантами, царским золотом, богатствами убитых буржуев!.. Да наконец, хоть я гол, как московский интеллигент или как русский эмигрант - я все таки буржуй... Не посылай меня, Господи!
         Махнул, в сердцах, Господь рукою и отпустил несговорчиваго бога буржуя.
         - Но кого-же, кого послать?
         И вспомнил Бог Моисея и весь народ его; вспомнил заповеди, данные вождю народа на горе Синайской, вспомнил, что народ этот остался до сего дня верен своему Богу.
         И решил Господь послать Моисея.
         Великий старец предстал пред лицом Господа.
         - Вот что, Моисей, иди в страну коммуны и крови, голода и ужаса, иди в самое сердце ея - Москву - и узнай, о чем говорят там на съезде советов.
         Упал Моисей на колени и, как в оны дни, поднял вверх свои старческия, дрожащия руки...
         - О, Господи, Бог Израиля, Бог отцов моих! - В ужасе заговорил он, - избавь меня от этого поручения... Предай меня казни лютой, отдай меня в руки самого фараона, заставь читать меня выборныя воззвания, ходить на предвыборные митинги в Вильне, подать руку Алексюку, голосовать за Вольскаго на съезде кооператоров - но не посылай в Москву...
         - Почему? Удивился Господь.
         - Там евреи - не евреи... Там, забыли родной язык. Там гебрайское слово - хуже, чем слово "буржуй" или "интеллигент"... Там Троцкий - еврей, я же знаю это, стыдится того, что он еврей, говорит, что он - гражданин мира! Он, и подобные евреи - против нашей веры, против всякой веры... Нет, не могу, не могу, не могу!.. Избавь, Господи.
         И старец упал ниц перед престолом Божиим.
         Велел Господь ангелам поднять его и, успокоив старика, отпустил его с миром.
         Оглянулся Бог - некого больше послать.
         Святых - нечего и думать посылать: погонят вон!
         Мощи их давно осквернены, храмы загажены, вера поругана...
         И отказался Господь от посылки слуги своего в Москву, и так и не дошло до него, что решили коммунисты на IX съезде советов.

*) На большевистском жаргоне "Содкома" означает "содержанка комиссара".

Додо

Додо [Д. Д. Бохан]. Господь Бог и съезд советов (Рождественская легенда) // Виленское утро. 1922. № 87, 7 января.


Подготовка текста © Елена Шемис, 2004.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2004.


 

Дорофей Бохан

Балтийский Архив      Проза


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2004