Дорофей Бохан.     Россия в чешской поэзии


         Мы, русские, никогда не умели надлежащим образом ценить все свое, родное, русское. Как это ни странно, но несомненен тот факт, что теперь, живя в разсеянии по всему лицу земли, мы, эмигранты русские, от иностранцев учимся любви к Родине. Даже люди с социалистически-интернациональным уклоном начинают понимать, что вне Родины - нет подлинной жизни, нет настоящей работы на общую пользу, о которой твердят все левыя программы. Тем большим удивлением преисполняемся мы, видя, что даже иностранцы, правда - братья-славяне - умеют так любить нашу дорогую и несчастную Россию, как не умели ее любить мы, ея блудныя дети, пока, наконец, пусть - временно, но все-же не лишились ея.
         К числу иностранцев, горячо любящих Россию, относятся чехи. Это - неисправимые славянофилы и руссофилы. Можно, не боясь впасть в ошибку, сказать, что все чехи, России не видавшие, любят ее теоретически, а кто в России побывал - любит ее такой любовью, какая, дай Бог, чтобы горела во всех русских сердцах.
         Никогда, на протяжении всей истории, народы русский и чешский не сходились лицом к лицу, общество русское и чешское не имели случая близко познакомиться; но живая связь, начиная с эпохи чешскаго возрождения, не прекращалась никогда. Культурно чехи несравненно выше русских, но таких вершин - как Пушкин, Толстой, Гоголь, Достоевский - у них нет. И "русское влияние" на чешскую культуру, влияние русской литературы и русскаго искусства на чешскую литературу и искусство несомненно. Чехи - народ трезвый, реально мыслящий; их не обманул большевизм; сквозь кровавый туман чрезвычайки и громкия фразы марксистско-ленинской идеологии они все-же прозрели подлинную Россию - ту, прежнюю, любимую... События войны и революции дали возможность массам чешской молодежи, сражавшимся сперва в армии австрийской против русских, а потом - в чешских легионах в армии Колчака - против большевиков, непосредственно столкнуться с русским народом, русским бытом, русской страной... И теперь, в т. н. "поэзии легионеров" мы имеем целое течение в новейшей чешской поэзии, созданное блестящими представителями славяно- и руссофильства, но новаго типа, не по примеру славянскаго романтизма Коларов и Челаковских - берущаго истоки свои из мечтаний об отвлеченной российско-гердеровской Славии, а из непосредственнаго ознакомления с подлинным бытом русскаго народа. Во главе поэтов-легионеров, побывавших в России, видевших и Москву, и Волгу, и широкия степи, и просторы Сибири - чешская критика единогласно ставит Рудольфа Медека. Но и другие: Ф. Кубка, И. Копта, И. Немаста, Л. Плехаты, О. Земек и пр. - от горячих "русских" патриотов до певцов "красной России" - заслуживают внимания и разбора.
         К сожалению, за отсутствием места сделать это невозможно; самыя заглавия сборников стихотворений многих отдельных вещей: Русь, Русский мотив, Волга, Жегули, Сибирь, Песнь из Сибири, Степь, Тайга и т. д. - говорят весьма красноречиво о настроении авторов. Многия вещицы написаны кровью сердца, как пишут М. Волошин, А. Блок, А. Белый. Вот напр., "Русь" Франтишка Кубки: "Ее любили мы; любя - гордились ею. Невестою в гробу она лежит, И жаворонков песнь теперь звучит над нею. Ужель Господь грозу не отвратит? Пусть панихидою веселою несется Та песнь: ведь только спит она! А дым кадил над всем народом льется. И ночь великая темна. За наши все грехи несешь ты наказанье. Кто любит - тот несет ответ. Могила той любви, покорность и страданье Нам обещают новый свет". Поэт, как видим, не страшит СССР: "новый свет", т. е. молодая обновленная Россия возникнет в итоге нынешней безграничной покорности и страдания народа...
         Сильное впечатление производит "Русская Колыбельная" Иосифа Копты: "Когда тяжелый голос - стон, Из сердца льющийся больного, Услышишь ты, жена, и снова Он испугает невзначай И с непонятнаго Востока, Как-бы по угольям там кто-то путь свершает, То знай: Мужик Андрей там умирает! Вчера жену похоронил, Аглаю, дочичку родную, К груди прижал сегодня - неживую... Ее рукою хватил, Головку держит дорогую И шелк волос ласкает он И напевает песню-стон: Бай, бай, дитя, усни скорей; Велик наш мир, моя родная; В нем много Божьих есть детей... Спи, детка - спи, забот не зная! Пока еще в саду деревья расцветут - К нам гости с Запада придут И постучатся к нам в оконце И каравай большой, как солнце, Тебе на радость принесут. Бай-бай, бай-бай... И нам помогут: быть благодарны люди могут; О, брат Андрей! И ты давал - И к хлебу масла прибавлял. И вспомнят дитятко Аглаю: Ты наливала, скажут, чаю И пела песенки потом И целовала нас притом... Мед, фрукты, молоко - за все тебе несем... И сочны, и вкусны - тебя лишь ожидают; Как цвет грудей твоих, они благоухают... Бай-бай, бай-бай... Уже идут... Они уже, родная, тут... Мы выйдем встретить их скорее - Надень свой праздничный наряд... И я с тобой... Гостям я рад... Обнять их надо горячее... Вставай, вставай - уже идут... Нас к трону Бога поведут... Бай-бай, бай-бай"...
         Стихотворение - яркое и сильное, многое теряющее в нашем посильном переводе - заканчивается горькой иронией по адресу Европы: конечно, если Европа и б. "союзники" России и поведут куда-нибудь, то только... к Божьему трону; теперь, в 8 лет после войны - это ясно видно всем.
         Невозможно цитировать без конца... В поэзии легионеров есть много прекрасных вещей. Интересно сопоставить с этой руссофильской поэзией, основанной на знакомстве с бытом России и русскаго народа, хотя-бы следующия строки из дивнаго "Пролога" к "Дочери Славы" Яна Колара: "О, та страна! Славы блеск и арена былого позора! От берегов золотых тихой Лабы до Вислы неверной и от дунайских долин до простора Балтийскаго моря, некогда всюду звучал вызывающий злобу соседей, тот, что теперь онемел - сладкозвучный язык наш славянский". В этих чудных гекзаметрах стараго руссофила видна только теоретическая, романтическая любовь к славянству. Исходя из тех-же теоретических побуждений современный поэт, старшаго поколения Антонин Кляштерский, призывает в стих. "Голодающая Русь": "Кормите их (русских детей) как пищею иной кормили нас и Гоголь, и Толстой, Тургенев, Пушкин, Лермонтов... Любите Всех, всех любите всей душой и т. д." У Колара и Кляштерскаго - разсуждение, у поэтов-легионеров - картины и образы... Приведем еще стих. Ф. Кубки "Рождала великая славянская земля", где говорится о России, "рождавшей свободу": "Край необъятный! Мы все испытали, Все пережили героевпечаль; Краски, цветы пред глазами мелькали, Славой и тьмой одевалася дель. Шехерезада... В кадилах, в мерцании, Вечность горела - и Русь, и любовь... Поезд уносится... Всюду, в страдании, всюду оставили сердца мы кровью Край необъятный славянский в мучении Тяжко рождал в своей истории час... С силой напрягся - и вдруг в напряженьи, В море широкое выбросил нас"... Не будем приводить целаго ряда прекрасных стихотворений гг. Земека, Плехаты, Немасты - они проникнуты горячей любовью к России и удивлением к беззаветным героям ея армии. Закончим свой поневоле краткий обзор стих. Иосифа Немасты "Чешская песнь из Сибири", характеризующим настроение воина чеха в ледяных просторах России: "Когда-б пришел нежданно кто-то милый, принес немного неги и тепла - Как нас-бы грел снег ледяной могилы, И как мягка для нас была-б скала! Но мы одни... Так далеко от света Погребены в снегах далеких где-то... Одни, одни... Проклятый Богом край! Нет помощи - напрасно не взывай! Наш - Альбион! И Рим в восторг приходит! И рукоплещет нам Париж! Но с нами смерть! Ни шагу не отходит... За нами крест... и гробовая тишь... Что шаг - родных мы ближе мест. Но все - могила, всюду крест. Что шаг -могил, крестов не счесть. Еще ли выше знамя взнесть?"
         Пример братьев-чехов для нас весьма поучителен. Проходя, в муках и испытаниях, в своем разсеянии суровую школу жизни, мы научимся любить Россию, не только могучую, великую державу - но и распятую на кресте за грехи наши, по слову М. Волошина: "Во Христе юродивую Русь".

Д. Д. Бохан

Д. Д. Бохан. Россия в чешской поэзии // День русской культуры. Вильна, 6-го - 80-го июня 1926 г. Специальное издание Правления Виленскаго Русскаго Общества посвященное празднованию "Дня русской культуры" в Вильне под редакцией В. А. Кузьмицкаго. С. 12 - 15.


Подготовка текста © Ольга Минайлова, 2004.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2004.


 

Дорофей Бохан

Балтийский Архив      Критика и эссеистика


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2004