Дорофей Бохан. Таинственный монастырь (Рождественский разсказ доктора)


         - Елка. Как это красиво, как хорошо!.. - сказал доктор, с детским любопытством всматриваясь в елочку, украшенную красивыми игрушками и ослеплявшую светом десятков свечей.
         - Да, - ответил один из окружающей доктора молодежи, - это красиво - но ведь интересно только для детей.
         - Вы так думаете?
         - Конечно! - убежденно проговорил молодой человек. - Я взрослый: разве меня интересует хлопушка или бомбаньерка?
         - Не забывайте значения елки, - заметила хозяйка дома.
         - Какое же это значение? - усмехнулся молодой человек.
         - Елка со всеми ея украшениями и зажженными свечами является символом великаго праздника… Разве не красиво, не трогательно - встречать величайший праздник ярким светом многих елочных свечей?
         Молодой человек ничего не ответил - не желая из деликатности возражать хозяйке дома, но доктор заметил его, едва заметную ироническую улыбку.
         - Вы, - спросил он, - если не ошибаюсь - в этом году сдаете матуру?
         - Да, - несколько удивился молодой человек.
         - Тогда все понятно. Как ребенка вас елка уже не интересует; вы вышли из того возраста, которому нужны игрушки. Но вы еще не предполагаете даже, что есть много вещей которыя не только матуристам, но и взрослым людям - непонятны и для них необъяснимы.
         Доктор задумался. Будущий матурист ничего не ответил.
         - Ваши слова несколько загадочны, доктор, - прервала молчание хозяйка дома. - Что вы хотите этим сказать?
         - Ничего особеннаго я сам в юности полагал, что изучив кучу учебников - знаю все и все понимаю. Но когда прошел высшую школу, когда вступил в жизнь - то с каждым годом все яснее начал понимать, что очень мало знаю, что все мое знание есть ничтожно, что грош ему цена… Смотря в данный момент на эту елку, я вспоминаю другую елку, с которою связан другой незначительный случай…
         - Рождественский?
         - Да, если хотите… Случай - странный. Совершенно необъяснимый…
         - Разскажите, разскажите… - раздалось вокруг.
         Доктор улыбнулся:
         - Да как-же и разсказывать-то, когда случай этот - таинственный?
         - Ох, как хорошо!
         - Да совсем нехорошо - ведь вся молодежь смеяться станет, а матуристы и жить мне не дадут…
         - Ничего, доктор, говорите, - а матуристы будут самыми любопытными вашими слушателями! - попросила хозяйка дома.
         - Извольте, если так. Разсказ мой будет очень короток.
         И доктор разсказал следующее:
         - Было то пять лет тому назад. Я ехал в первый день рождественских праздников на елку к своему приятелю, который купил небольшое имение недалеко от Вильны. От железнодорожной станции пришлось ехать около десяти верст лошадьми, высланными для меня из имения. Мороз был небольшой. Лошади резво бежали, санки легко скользили по укатанной крепкой дороге. Я был, повидимому, слишком тепло одет - и мне просто было жарко. Нужно сказать, что в поездах наших либо совсем не топят, либо - так нажарят, что в вагоне сидеть невозможно. Я обливался потом во все время езды по железной дороге, а теперь, опасаясь простудиться, боялся разстегнуться и распахнуть шубу. Вдобавок, меня страшно мучила жажда. Очевидно, это был результат соленой закуски в железнодорожном буфете и вагонной жары.
         В этой местности я был первый раз в жизни и потому, хоть уже стемнело, с любопытством разсматривал окрестность. Виды были замечательно красивые. Особенно в лесу. Эти чудныя елки, осыпанныя снегом, могучия сосны, таинственно шумящия своими вершинами, белыя хлопья снега, сверкавшия серебром и бриллиантами в серебряном свете луны - создавали волшебный мир чудесной сказки… Я вслушивался в мерное дыхание и ровный бег лошади, не нуждавшейся в понуканиях кучера, который мирно дремал передо мною.
         И вот, кончается лес - и передо мною открывается нечто изумительное: с правой стороны видны от себя я вижу стены монастыря. Ворота открыты - и через них видна церковь, высокая каменная церковь… полна народом, и на дворе - народ. В глубине двора - каменные корпуса - очевидно с кельями монахов, а перед самыми воротами - небольшая хатка.
         И вот я вижу - в хатке этой стоит елка, и детвора скачет вокруг, а у самого входа - колодец, из котораго баба журавлем вытягивает ведро воды.
         Совершенно неожиданно для самого себя, я крикнул ей:
         - Эй, тетка, дай водицы испить!
         А затем обратился к кучеру:
         - Остановись, голубчик, на минутку… В монастыре можно и воды напиться - не только молиться Богу.
         Я уже приготовился вылезать, как вдруг кучер, услыхав мои слова, только крикнул: "ой!" - да как даст по лошадям - и все крестится, крестится…
         Лошади понеслись, как угорелыя - а он лупит и лупит.
         Обозлился я:
         - Стой! - кричу. - Что бьешь-то зря?
         За руки его хватаю, по шее даже стукнул ему - ничего не слышит - а кони летят…
         С версту мчались так - и вот лес кончился, и мы вихрем влетаем во двор усадьбы. Дом - весь освещен, а в правой половине, видать через окна - горит елка…
         Я уж оставил кучера в покое - и, приветствуемый приятелем и его семьею, сидел через несколько минут за стаканом чая в столовой. Наблюдая, как и теперь, детишек - бегавших вокруг елки, я спрашиваю хозяина:
         - Скажи, голубчик, что это за сумасшедший этот твой кучер?
         - А что!
         - Да когда мы проезжали около монастыря, я хотел напиться воды и говорю ему остановиться, а он, как угорелый, дал по лошадям - и мы помчались… я едва не вылетел из саней…
         Тут я взглянул на приятеля и испугался… - Монастырь… а бабу видел?
         Он был бледен, как смерть.
         - Бабу? Да. Она вытягивала ведро из колодца… Я хотел у нее воды напиться…
         Мои слова страшно поразили хозяев. Я ничего не понимал.
         - Что тут странного, что я видел бабу?          - Да бабы нет!
         - Как нет, когда я ее видел!
         - И… и… монастыря нет!
         - Что ты говоришь? Я видел его, когда проезжал мимо…
         - Видел? И в церкви молились?
         - Молились.
         - И церкви нет…
         Тут я испугался. В какой-то дом сумасшедших попал!
         - А скажите, - вдруг спрашивает меня хозяйка, - баба-то эта в тулупе была, в сапогах?
         - В тулупе и в сапогах, - отвечаю я. - Вот как сейчас вижу ее перед глазами… Я рядом - ворота открыты… церковь… народ…
         Воцарилось долгое молчание. Только дети шумели в зале около елки.
         Наконец, приятель мой, хозяин дома, несколько оправившись, разсказал мне следующее:
         - Никакого монастыря в лесу нет. Ближайшая церковь, наша приходская - в 15 верстах от нашей усадьбы. Но по преданию, здесь, в версте от нее - стоял в лесу православный монастырь, который в XVIII столетии, перед отнятием его на унию, погрузился в землю… Это, конечно - легенда, но удивительно то, что люди не имеющие понятия об этой легенде - иногда видят этот монастырь… Именно в рождественскую ночь!.. В позапрошлом году видел его один полицейский, проезжавший мимо. Так он вылез из саней и начал говорить что-то этой бабе… Кучер едва оттащил его от дерева - а то замерз-бы, бедняга! Говорят появление этого монастыря - предвещает для православных что-то нехорошее…
         - И знаете что, - закончил свой разсказ доктор, - ведь я все-таки не верил! И на следующий день - пошел с приятелем, ведя его к этому монастырю. Верст пять прошли, и лес уже кончился - нигде никакого монастыря. Все это вспомнилось мне теперь, когда я смотрю на эту елку. И что все это значит, где тут явь, а где легенда - Бог один ведает.
         Хозяйка дома молчала.
         Матурист не улыбался. А детишки продолжали шутить и бегать вокруг елки.

М. И. Чернявский [Д. Д. Бохан]. Таинственный монастырь. (Рождественский разсказ доктора) // Наше время. 1931. № 5 (83), 7 января.


Подготовка текста © Вита Каушайте, Павел Лавринец, 2000.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2000.


 

Дорофей Бохан

Русские Ресурсы     Балтийский Архив      Индоевропейский Диктант


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2000
plavrinec@russianresources.lt