Николай Брешко-Брешковский.
Парижские огни (От нашего парижскаго корреспондента)

         Это было давно, очень давно, а всетаки было...
         В Петербурге был известен салон большой просвещенной барыни, Зои Юлиановны Яковлевой.
         Кто только не посещал его, начиная от великих князей, артистических знаменитостей, красивых светских дам и кончая будущими знаменитостями в роде, например, вышедшаго из Императорскаго Училища Правоведения Н. Н. Евреинова...
         Часто бывал у Яковлевой подвижной, румяный, ежиком остриженный университетский студент с умными, живыми, необыкновенно ярко-синяго цвета, глазами.
         Говорил он цветисто, красноречиво и любил щегольнуть, — тогда на это была мода, — модернизмом слова и мысли.
         Помню ого фразу, скупую, из двух слов
          — Филигранный Христос...
         По тогдашним временам это было ново и смело.
         О студенте заговорили. Им заинтересовались, его стали приглашать в другие салоны...
         А через несколько лет он уже был петербургским представителем московской газеты «Русское Слово». Сытин души в нем не чаял и обставил его с невиданной в газетно-журнальном мире роскошью. Чуть ли не целый особняк на большой Морской, фаланга секретарей и такая же фаланга пишущих машинок...
         Это было как говорится: «в коня корм».
         Молодой представитель «Русскаго Слова» делал для газеты не только возможное, а и невозможное.
         Столичная информация с проникновением в самыя заветныя сферы поставлена была на высоту небывалую.
         Близость сытянскаго «резидента» с графом Витте открывала для «Русскаго Слова» богатыя возможности...
         Но кто же он, этот маг и чародей, начавший с «филиграннаго Христа» в салоне Яковлевой и продолжавший не по дням а по часам увеличивать значение и тираж московской газеты?
         Аркадий Веньяминович Руманов.
         Он дружил со всею русской литературой. Блок несколько раз весьма лестно отзывается о нем в своих воспоминаниях. Да и не только один Блок...
         Руманов был, — да и остался таковым, — на редкость обаятельным человеком, человеком «в замше» в самом положительном значении этого слова. Мягкость, чуткость, отзывчивость... Он привлекал сердца и делал все, что мог, хлопотал, устраивал, помогал...
         Грянула «великая, безкровная»...
         Большевики, зная крупныя организаторския способности Руманова, а также и тонкое редакторское чутье его, предлагали ему сделаться у них едва ли не каким-то красным журналистическим папою, но он уклонился от роли газетнаго первосвященника у красных, не колеблясь, перешел в белый стан и очутился в Париже...
         В эмиграции, он не зарыл в чужую землю организаторских талантов своих.
         Официально занимая скромную должность личнаго секретаря Вел. Князя Александра Михайловича, Руманов в действительности был его вдохновителем, министром пропаганды и министром иностранных дел...
         Если покойный великий князь сделал несколько блестящих «турнэ» по Америке, прочел там сотню, другую содержательных и весьма полезных лекций о России, выпустил ряд соответствующих книг и брошюр и в конце концов оставил после себя большой том захватывающе-прекрасных воспоминаний, то этим он всецело был обязан Руманову...
         Бывший студент салона Яковлевой, сверкавший модернистическими парадоксами и молодым блеском ярко-синих глаз, спустя десятки лет остался таким же молодым и свежим. Когда он мог, он охотно и широко помогал эмигрантам-соотечественникам, не только содействием и протекцией, а и просто деньгами. В последствии, волею-неволею вынужденный сократиться и сжаться, он ни на один миг, однако, не прекращал благотворительной деятельности своей, уже правда, силою обстоятельств в более скромных пропорциях...
         Многогранны связи Руманова, в самых разнообразных кругах. Он — свой человек в живой портретной галлерее французских писателей, он близок к знатному титулованному окружение короля Альфонса XIII, он ведет оживленную корреспонденцию с американскими финансистами, учеными, политическими и общественными деятелями...
         К нему идут за советом, с его мнением считаются.
         Свое влияние он употребляет сплошь да рядом, буде представиться только удобный на пользу России и русскаго дела...
         Друзья пристают к нему:
          — Вы близко знали и знаете столько русских и иноземных знаменитостей... Какия интересные воспоминания могли бы вы дать...
         Журналист, столь же даровитый, сколь и... ленивый, Румянов внял наконец этим настойчивым голосам. Он приготовил к печати любопытнейшую книгу.
         Да, это воспоминания, это встречи, это имена, одно громче другого, но не ищите в этой книге характеристик, установленнаго образца... вы их не найдете. Это — цепь таких же блестящих, как и сам Руманов, анекдотов...
         В нескольких десятках строк, в живых диалогах, встают во весь рост Куллидж и Гувер, Яков Шифф, Витте, Милюков, Гучков, Дорошевич, священник Петров, Сытин, Фофанов, Василий Немирович-Данченко, Путилов, Теффи, Куприн, Бунин, Кугель, Рерих; Репин, Блок, Мережковский, Андрей Белый, Брешковский, Морис Декобра, Бриан, Пуанкарэ, Клод Фарер... Но не довольно ли и этого перечня?... Около двухсот имен вошло в книгу Руманова...
         Такой «анекдотической» хрестоматии еще не было, пожалуй, ни у кого и никогда...
         Ее ждут, просят для напечатания «кусочками», в виде легкой «артиллерийской подготовки»...
         Руманов сумел примирить непримиримое: по натуре своей человек в высшей степени снисходительный, даже всепрощающий, он и человеческие «анекдоты» свои облек в такую же форму. Но ни пресности, ни слащавости нет и следа. Каждая строка интересна, волнует и захватывает...

Мата д’Ор.

Мата д’Ор. Парижские огни (От нашего парижскаго корреспондента) // Для Вас. 1934. № 36, 1 сентября. С. 9.

 

Подготовка текста © Павел Лавринец, 2006.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2006.


 

Николай Брешко-Брешковский   Критика и эссеистика

Обсуждение     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2006