Адам Киркор.     О литературе братских народов славянских

Публичные лекции А.Г. Киркора в Техническо-промышленном музее в Кракове.
 

 

Лекция тринадцатая

         Другой наш сородич 1), Тадеуш Булгарин, если и не занимал такого блестящего, как Сенковский, научного положения 2), однако имел в пушкинскую эпоху громкое имя, влияние и большое значение.
         Т. Булгарин родился в Минской губернии в 1789 г. На одиннадцатом году жизни был отдан в кадетский корпус в Петербурге, откуда вышел в 1805 г. уланским офицером, отличился в битве при Фридланде 3), участвовал в шведской войне 4), затем, получив отставку от военной российской службы, отправился во Францию и пристал к польским легионам 5), отбыл всю испанскую кампанию 6) и затем разделил их общую судьбу 7), вплоть до прусского плена 8) — однако бежал и был назначен начальником одного из подразделений польских волонтеров. С падением Наполеона закончилась военная карьера Булгарина. Под конец 1814 года вернулся он в Вильно и тут в тогдашних периодических изданиях печатал на польском языке сатирическую поэзию и юмористические статьи. В 1819 г. перебрался в Петербург 9) и полностью посвятил себя российской литературе. В 1823 г. начал издавать «Северный Архив», а в 1825 году вместе с Николаем Гречем предпринял издание ежедневной большого формата газеты «Северная Пчела»; издавал ее вплоть до смерти до 1859 г., т. е. почти 30 лет.
         У Булгарина не было глубокой научной подготовки 10); однако ему хватало исторических познаний, работал он также и над статистикой, и над этнографией. Врожденные способности, совершенное владение пером, а главное общая энергичность прокладывали ему дорогу. Это были тяжелые времена для литературы; появлялись все новые издания, и либо сами они закрывались, либо их запрещало правительство. Булгарин умел поддерживать добрые отношения и с III Отделением 11), и с цензурой. Раз лишь попал в тяжелое положение, это было в 1847 г. 12) То ли по невнимательности, а, может, желая уступить желанию известной в то время и громкой поэтессе гр[афине]. Ростопчиной 13), опубликовал в «Пчеле» стихотворение п[од] н[азванием] «Муж и Жена». Мужем была Россия, а женой Польша — и эта жена говорила горькие слова правды мужу и делала ему болезненные упреки. Цензура не поняла, о каком неравном браке идет речь, и позволила печатать. Лишь через несколько дней обратили внимание на это стихотворение, и был отдан приказ изъять экземпляры от подписчиков по всей России. Булгарин однако выкрутился. Говорят, что, будучи вызван к знаменитому в свое время Дубельту, начальнику тайной канцелярии, объяснял, что не понял, о чем идет речь 14). На что Дубельт ответил, что в таком случае поступит с ним, как с тем, кто не выучил урока, и приказал ему стать в угол, лицом к стене. Старый, обрюзгший Булгарин должен был так стоять несколько часов 15).
         В то время во всей России выходило лишь четыре газеты; в Петербурге — «Академические ведомости», издаваемые тем самым Краевским, который сейчас издает «Голос» 16), а редактором был Очкин 17); «Русский Инвалид», газета для военных 18), и «Пчела»; в Москве лишь в одиночестве «Московские ведомости» 19) «Пчела» была лучше редактирована и имела наилучшее положение. Булгарин сам писал фельетоны, а они были единственным украшением издания — потому что газета, кроме правительственных распоряжений и политики ничего больше печатать не могла. Вступительных статей не было вовсе. Так что фельетоны были выдающимся явлением в издании. Они содержали критику произведений, статьи о театре и концертах, информацию о текущих событиях, о происшествиях и т. д. — самой живой была так называемая «Всякая всячина», написанная искусно и остроумно. Чаще всего Булгарин описывал свои прогулки по городу, напичканные чудаческими приключениями, анекдотами и т. д. На этих фельетонах он неплохо зарабатывал, потому что если уж хотел кого-то похвалить, да ему за это и заплатили, то уж похвал не жалел. Хвалил, однако, лишь то, что действительно заслуживало похвал, — и благодаря этому получал веру у публики. Похвалил, например, какую-то модную лавку — в этот же день пробиться в нее было невозможно. Похвалил вновь прибывшего артиста, и того ждал небывалый успех. Забавный был вид, когда Булгарин переходил улицу, особенно возле Гостиного двора, как купцы выбегали из лавок и буквально силой тянули его к себе, приглашая то на чай, то на икру и водку, то для показа ему нового товара и т. д.
         У Булгарина была еще одна слабость, однако вполне объяснимая. Каждый поляк, нуждающийся в его поддержке, будь то в художественной профессии, литературной или даже в специалист в какой-то отрасли, — всегда находил помощь; в таких случаях хвалил [Булгарин] безмерно и, разумеется, денег не брал. Дом его также для поляков, особенно из Литвы, был всегда открыт.
         Настоящим москалем Булгарин никогда не был; знал Россию великолепно — понимал требования правительства и умел кадить ему до омерзения, но наверное, что не по убеждениям, а в результате ложного понимания — что так нужно. Собственно, за это пресмыкательство либеральные россияне никогда его не любили, и сегодня с пренебрежением о нем вспоминают, хотя у Булгарина есть определенные заслуги в литературе. Никто, возможно, столько не навредил Булгарину в [общественном] мнении, как Пушкин своими эпиграммами. Мы уже ранее приводили одну о «Выжигине», а вот другая, еще более ехидная:

Не то беда, что ты Поляк;
Костюшко Лях, Мицкевич Лях.
Пожалуй, будь себе Татарин,
И в том не вижу я стыда;
Будь жид, и то не беда,
Но то беда — что ты подлец Булгарин! 20)

         Из отдельных произведений Булгарина важнейшей является «Россия с точки зрения исторической, статистической, географической и литературной» в четырех томах. Романы, как «Петр» и «Иван Выжигины», «Дмитрий Самозванец», «Мазепа» — грешат преувеличениями. Однако имели в свое время большой успех. Все эти произведения были переведены на немецкий язык, а некоторые на французский. Из трудов Булгарина большую ценность имеют его «Воспоминания» в 3 томах 21), в которых описывает он свою жизнь и приключения. Первый том, в частности, содержит много интересных деталей о литовских происшествиях, о пребывании Станислава Августа в Петербурге и его кончине 22), о подстолии графе Михаиле Валицком 23) и т. д.
         Булгарин не отрекся от своей национальности или веры; имея серьезное влияние и большие связи, был рад он помогать каждому поляку. В литературе занимал в свое время блестящее положение — но пережил себя. Новая школа 24) Гоголя 25) и Белинского 26), — которой уже он ни понять не мог, ни к ней приспособиться, а лишь брюзжал по ее поводу и даже таланта Гоголя никогда не хотел признать — отторгла его, лишила той славы и популярности, которыми он столько лет пользовался. Он и умер как-то бесславно в своем Карлове под Дерптом в 1859 году, и газеты сообщили о его смерти всего лишь в нескольких словах. В этом Карлове в течение своей жизни он собрал настоящие сокровища: богатую библиотеку, рукописи, произведения искусства, археологические находки и т. д.
         Такая же судьба встретила и коллегу Булгарина и его многолетнего приятеля Николая Греча 27). Они во всем между собой ладили, только Греч не мог стерпеть, что Булгарин всегда превозносит поляков. По этому поводу у них однажды даже вышла свара в собственной газете! Греч в злобной статье протестовал против излишних, как ему казалось, похвал Апол[линарию] Контскому 28), которого Булгарин, как и Монюшко29), Кажиньского 30), Венявского 31), Самуэля Коссовского 32) и других польских артистов всегда безмерно превозносил. Однако гениальные способности Апол[линария] Контского и колоссальная слава, снисканная им в России, к чему во многом причастен и Булгарин, вынудила, в конце концов, и Греча самого хвалить Контского.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Заключительная часть предшествующей лекции Адама Киркора была посвящена Юзефу Юлиану Сенковскому (Осипу Ивановичу Сенковскому; 1800 – 1858), востоковеду, писателю, редактору журнала «Библиотека для чтения» (1834 – 1856).   К тексту

2) О. И. Сенковский был одним из крупнейших российских ученых-востоковедов, профессором Санкт-Петербургского университета (1822 – 1847).   К тексту

3) Битва при Фридланде состоялась 14 июня 1807 г.; войска французской армии под командованием Наполеона нанесли поражение русской армии, которой командовал Л. Л. Беннигсен.   К тексту

4) Речь идет о русско-шведской войне 1808 – 1809 гг.   К тексту

5) Польские легионы были созданы в 1797 г. польским генералом Яном Генриком Домбровским из числа эмигрировавших после поражения А.-Б.-Т. Костюшко и пленных австрийской армии поляков. Они участвовали в борьбе против объединенных русско-австрийских войск (1798 – 1802), в подавлении антифранцузского восстания на острове Сан-Доминго; во время войны Франции с Пруссией (1806 – 1807). Всего за десять лет через польские легионы прошло около десяти тысяч человек, часть из которых влилась в состав армии Герцогства Варшавского (1807 – 1814), а другая осталась в составе французской армии. Воспоминания легионеров составили книгу: Dał nam przykład Bonaparte. Wspomnienia i relacje żołnierzy polskich 1796 – 1815. T. 1 – 2. Kraków, 1984. Их судьбе посвящен роман Ст. Жеромского «Пепел» и одноименный фильм (экранизация романа Жеромского) А. Вайды. Но главным памятником легионерам стала так называемая «Мазурка Домбровского» (автор Ю. Выбицкий), разделившая судьбу «Марсельезы» Руже де Лилля, — ныне это гимн Польши.   К тексту

6) Французско-испанская война началась в 1809 г. и фактически длилась до 1814 г.   К тексту

7) В результате начавшейся в Испании партизанской войны и ожесточенного сопротивления остатков испанской армии французы так и не смогли взять Испанию под свой полный контроль. Брат Наполеона, Жозеф Бонапарт, провозглашенный королем Испании, был вынужден отречься от испанского престола. Булгарин активно сражался в составе польских легионов в Испании и позже посвятил этому одно из своих первых произведений на русском языке – «Воспоминания об Испании» (1821).   К тексту

8) Н. И. Греч в своем известном мемуарном очерке описывает сцену встречи пленного Булгарина с его бывшим товарищем по Кадетскому корпусу П.И. Кошкулем, см.: Греч Н. И. Фаддей Булгарин // Греч Н. И. Записки о моей жизни. М. – Л., 1930. С. 676 – 679.   К тексту

9) Переезд Булгарина в Петербург был связан с выполнением им обязанностей ходатая по делам его родственника П. Булгарина, дело которого рассматривалось в Сенате. Выигрыш по делу, которого добился Ф. В. Булгарин, и полученный им за это гонорар позволили будущему редактору «Северной Пчелы» начать самостоятельную литературную и журналистскую карьеру.   К тексту

10) Ф. В. Булгарин действительно не получил иного систематического образования, кроме военного. После возвращения в Вильну он посещал в качестве вольнослушателя лекции в Виленском университете.   К тексту

11) III Отделение Собственной Его Императорского Величество Канцелярии – существовало с 1826 по 1880 г. Орган государственного управления Российской Империи, осуществлявший сыск и следствие по политическим делам, ведавший вопросами раскола, подделки денежных знаков, слежки за иностранцами и подозрительными людьми, а также (с 1842 г.) театральной цензурой.   К тексту

12) Стихотворением «Муж и Жена» названа баллада Е. П. Ростопчиной «Насильный брак», опубликованная без подписи в № 284 «Севереной Печелы» за 17 декабря 1846 г.   К тексту

13) Ростопчина Евдокия Петровна (1811 – 1858) — поэтесса.   К тексту

14) Ср.: «Государь был очень недоволен и велел было запретить Булгарину издавать «Пчелу». Но его защитил граф Орлов (шеф III Отделения. — А. Ф.), объяснив, что Булгарин не понял смысла стихов. Говорят, что на это замечание графа последовал ответ:
— Если он (Булгарин) не виноват как поляк, то виноват как дурак!
Однако этим и кончилось». — А. В. Никитенко. Дневник. В 3 т. Л., 1955. Т. 1. С. 300 – 301.   К тексту

15) Анекдот широко распространенный и, возможно, имевший под собой некоторую основу. См. его пересказ, в частности: Каратыгин П. П. Бенкендорф и Дубельт // Исторический вестник. 1887. № 10. С. 168. Однако, как аргументировано указывает исследовавший вопрос А. И. Рейтблат, «в реальности отношения между ними (Булгариным и Дубельтом. — А. Ф.) носили гораздо более серьезный и сложный характер». — А. И. Рейтблат. Булгарин и Дубельт // Седьмые тыняновские чтения. Материалы для обсуждения. Рига – Москва, 1995 – 1996. С. 265.   К тексту

16) Краевский Андрей Александрович (1810 – 1889) — журналист и редактор-издатель; издавал газету «Голос» в 1863 – 1883 гг.    К тексту

17) Очкин Амплий Николаевич (1791 – 1865) — писатель и переводчик; редактор «С.-Петербургских ведомостей» (1837 – 1862).   К тексту

18) «Русский Инвалид» — военная газета, издававшаяся в Санкт-Петербурге в 1813 – 1917 гг.   К тексту

19) «Московские ведомости» — газета, выходившая в Москве в 1756 – 1917 гг.   К тексту

20) Киркор цитирует пушкинскую эпиграмму на Булгарина по памяти — причем в версии самого Булгарина, попытавшегося таким образом свести ее к личному выпаду. Пушкинский текст эпиграммы звучит следующим образом:
         Не то беда, что ты поляк:
         Костюшко лях, Мицкевич лях!
         Пожалуй, будь себе татарин, —
         И тут не вижу я стыда;
         Будь жид — и это не беда;
         Беда, что ты Видок Фиглярин.
Пушкин А. С. <На Булгарина>: («Не то беда, что ты поляк...») // Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 16 т. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1937 — 1959. Т. 3, кн. 1. Стихотворения, 1826 — 1836. Сказки. 1948. С. 215.   К тексту

21) «Воспоминания Фаддея Булгарина. Отрывки из виденного, слышанного и испытанного в жизни» вышли в 6 т.   К тексту

22)Понятовский Станислав Август (1732 – 1898) — последний король Речи Посполитой (1764 – 1795). После отречения от престола жил в Петербурге.   К тексту

23) Валицкий Михал (Михаил Мартынович) (1742 – 1828) — граф, карточный игрок, авантюрист, филантроп.   К тексту

24)Речь идет о раннем направлении русского литературного реализма — так называемой «натуральной школе», термин для обозначения которой был изобретен Ф. В. Булгариным.   К тексту

25) Гоголь Николай Васильевич (1809 – 1852) — писатель.   К тексту

26) Белинский Виссарион Григорьевич (1811 – 1848) — литературный критик и публицист.   К тексту

27) Греч Николай Иванович (1787 – 1867) — писатель, журналист, филолог.   К тексту

28) Контский Аполлинарий (1824 – 1879) — скрипач-виртуоз, директор Варшавской консерватории. Сам Н. И. Греч в мемуарном очерке о Булгарине признается: «Я сносил с терпением все его причуды, подозрения и оскорбления, но нередко выходил из терпения: так, в 1853 году не мог не восстать против него всенародно, вследствие его жалкого и подлого идолопоклонства Контским». — Греч Н. И. Фаддей Булгарин // Греч Н. И. Записки о моей жизни. М. – Л., 1930. С. 692.   К тексту

29) Монюшко Станислав (1819 – 1872) — композитор, создатель польской национальной оперы.   К тексту

30)Кажиньский Виктор (Виктор Матвеевич) (1812 – 1870) — музыкант и композитор; с 1843 г. капельмейстер Александринского театра в Санкт-Петербурге.   К тексту

31) Венявский Хенрик (1835 – 1880) — скрипач-виртуоз.   К тексту

32) Коссовский Самуэль (1805 – 1861) — виолончелист.   К тексту

 

A. H. Kirkor. O literaturze pobratymczych narodów słowiańskich. Odczyty publiczne w Muzeum techniczno-przemysłowym w Krakowie. Kraków, 1874. S. 215 – 220. Перевод на русский язык и комментарии © Александр Федута, 2008 – 2011.

 

Перевод и комментарии А. И. Федуты вошли, в качестве приложения, в состав публикации: Земляки (Ф. В. Булгарин и А.-Г. К. Киркор: к истории взаимоотношений) // …Пачуць, як лёсу валяцца муры: Памяці Генадзя Кісялёва. укладальнікі: Лія Кісялёва, Аляксандр Фядута; пад навуковай рэдакцыяй А. В. Мальдзіса — Мінск: «Лімарыус», 2009. ISBN 978-985-6740-98-8.
Сетевая публикация © Русские творческие ресурсы Балтии.


 

Фаддей Булгарин    Адам Киркор

Обсуждение     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2011

при поддержке