Михаил МИРОНОВ.     Седые волосы

 

I

         Когда он впервые встретил ее на Кавказе, ей было 18 лет, а ему 45.
         Из-под ее татарского яркого шарфа пробивались золотистые локоны, из-под его панамы — седина.
         На одной из отдаленных аллей городского парка он бережно обнял ее и, наклонившись к ее маленькому розовому уху, сказал:
          — От вас веет всепобеждающей молодостью, я тоскую по вашей нежной коже, по ярким губам...
         Она посмотрела на него и смеясь ответила:
          — Ведь вы — старик! У вас вся голова в серебре...

II

         Прошло несколько лет. Она уже жена инженера путей сообщения, молодого франтоватого блондина, с выпуклыми голубыми глазами, снова встретила того, чья голова, еще больше поседела от листопада жизни.
          — Узнали?
         Она крепко пожала его руку, и была искренно рада.
          — Я замужем, — сказала она, — мой муж блондин...
          — И в голове ни одного седого волоса? — спросил он с улыбкой.
          — Ни одного, но...
          — Но?
          — Но это, именно, то, чего ему недостает, он еще мальчик, — закончила она свою мысль, и при этом стыдливо опустила головку, и покраснела.
         Они расстались.

* * *

         Им суждено было встретиться в третий раз, но не в аллее парка, а в тишине уютного полутемного кабинета.
         Она обняла его седую голову, прижала ее к своей лихорадочно оголенной груди и, задыхаясь от волнения, шептала:
          — Знаешь, если седина действительно является залогом опытности, так докажи сегодня, что в твоей голове ни одного черного волоса...

Мих. Миронов

Либава

 

Мих. Миронов. Седые волосы // Балтийский альманах. 1929. № 3 (12). С. 68 — 69.

 

OCR © Лариса Лавринец, 2010.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2010.


 

Михаил Цвик (Миронов)     Проза

Обсуждение     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2010