Августа Даманская      М. В. Добужинский о рисунках Пушкина

Для Пушкина рисование было духовной потребностью. (Письмо из Парижа)


         Накануне закрытия пушкинской выставки талантливейший, культурнейший художник М. В. Добужинский прочел в выставочном зале насыщенный содержанием, пронизанный пиэтетом к поэту доклад о рисунках Пушкина.
         Оговориться надо, что разсказывая о том, что открылось ему в рисунках Пушкина, М. В. Добужинский подходит к ним не как к дилетантским упражнениям, а как к подлинно-художественным произведениям. В Пушкине - рисунки котораго поражают художника совершенством и технической виртуозностью, М. В. Добужинский видит товарища того же братства, в котором состоит он сам.
         Долгое время о рисунках Пушкина ничего не было известно. Первыми обратили на них внимание Анненков и Якушкин, разбиравшие много лет после смерти поэта его бумаги. Отдельными листами многие из них показаны были на юбилейных выставках в Петербурге и Москве в 1880 и 1889 г.г. Немалое количество их воспроизведено в многотомном пушкинском издании С. А. Венгерова. Некоторые рисунки Пушкина настолько технически закончены, что естественно считать их результатом внимательной работы и продолжением предшествовавших им других рисунков, судьба которых неизвестна - они исчезли безследно. Пушкин учился рисованию в лицее, но преподававший в царскосельском лицее рисование художник С. Чириков, аттестовал его, как "последняго по успехам". В выпускном же его аттестате имелось под графой рисование такая пометка: "отличных дарований, но тороплив и неосмотрителен. Успехи неощутительны".
         Но время Пушкина - время расцвета целой плеяды выдающихся русских художников, живописцев и ваятелей. И Пушкин, едва он вышел на широкую дорогу своей недолгой жизни, подружился с Брюлловым (который позднее написал портрет его жены), откликался восторгом на каждое новое произведение Кипренскаго, Тропинина, бывал часто на выставках, навещал художников в их мастерских…
         Английскому художнику Дау, писавшему его портрет, он посвятил прекрасныя строфы, начинающияся словами: "Зачем твой дивный карандаш рисует мой арапский профиль?" С Кипренским, автором самаго распространеннаго портрета - его связывали годы дружбы. В годы Пушкина, жизнь его среды, весь ея быт складывались под знаком искусства. Создавался неповторимый в своей красоте Петербург, русские вельможи строили, коллекционировали, обставляли свои дворцы не только богато, но и с большим вкусом, и с большим тщанием выбирая для своих палат предметы, отмеченные печатью подлиннаго искусства. Конечно, интерес к искусству, к которому далеко не все могли приобщиться органически, порождал и моду, и мода, в свою очередь влекла за собой снобизм, и что для одних было потребностью духа, то для других было только более или менее ловким подражанием, старанием не отставать от других.
         Для Пушкина рисование с годами стало подлинной духовной потребностью, - если оно и было в ранние его годы только шалостью пера, только разсеянным блужданием пера или карандаша по полям рукописи. Позднейшие рисунки Пушкина, к которым в последние годы художники стали относиться, как к самостоятельному творчеству, далеко не всегда являются лишь иллюстрациями к теме того произведения, которым поэт был в данное время поглощен. Многие рисунки на полях рукописей никакого отношения к теме их и не имели. Пушкин выражал в них мысли, глухо бродившия еще как бы "в другом этаже" его духа, быть может безсознательно прокладывали путь новаго произведения, еще только зачинавшагося в недрах его творческой души. Или же, искала в рисунках выхода другая, томившая его волна чувств, которых он почему либо не мог выразить в слове, в стихе.
         Гете - отлично владевший карандашом и кистью, Виктор Гюго - всепризнанный превосходный рисовальщик, Гоголь - талантливый рисовальщик, Жуковский - один из лучших офортистов своего времени, Лермонтов - даже колебавшийся между тяготением к живописи и литературе, яркие примеры тому, что в многоодаренных, избранниках Божиих, уживается этот волнующий наше воображение и таинственный параллелизм творческих сил…
         Пушкин много изощрялся в карикатурах, в автопортретах, при чем очень любил изображать себя ряженым монахом в клобуке, арапом в чалме, в кавказской папахе, Наполеоном, Робеспьером, с кудрями до плеч - иллюстрацией к образу Ленскаго… Набрасывал на полях рукописей, на отдельных листках - портреты женщин, которыми увлекался и которых любил - Раевской, Воронцовой, сестер Ушаковых, Гончаровой, Ризнич, Каллипсо и друг. Портреты людей, которым удивлялся - Наполеона, Вольтера, Байрона, Данте. Но едва ли не большинство его рисунков - все же иллюстрации к теме той поэмы, повести, которую он писал, или собирался к ним приступить. В рукописи "Цыган" на полях изображение медведя, по мнению М. В. Добужинскаго, замечательнаго по живости рисунка. Также, впрочем, совершенны и рисунки лошадей, схемы лошадиных движений. В рукописи "Каменнаго гостя", фигура Дон Жуана, в рукописи "Евгения Онегина" - тоскующая Татьяна с обнаженным плечом.
         Тема поэтическаго произведения вызывает у Пушкина потребность уточнить ее графическим аккомпанементом, или графический набросок предшествует словесной форме зажегшей его мысли... Специалисты графики найдут в чрезвычайно интересном этюде М. В. Добужинскаго, который, вероятно, скоро появится в печати, в более полном виде чрезвычайно тонкия сопоставления почерка Пушкина, "вольно льющейся линией его письма" и его рисунка…
         Посетители парижской выставки могли по выставленным в витринах рукописным листам, собственноручным письмам Пушкина убедиться в своеобразии этой "вольно-льющейся линии" - такой как будто скользяще-легкой, и данной гению для огненных мет в человеческих сердцах.

А. Даманская.

Париж.

А. Даманская. М. В. Добужинский о рисунках Пушкина // Сегодня. 1937. № 112, 24 апреля.

 

Подготовка текста © Лариса Лавринец, 2002.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2002.

 

Литеросфера

 

Августа Даманская   Мстислав Добужинский

Обсуждение      Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2000 - 2002
plavrinec@russianresources.lt