Мстислав Добужинский. [ По поводу моей статьи о литовском стиле ]

 
         По поводу моей статьи о литовск[ом] стиле в Nau[joji] Rom[uva] N 33 - 34 - в Liet[uvos] Aid[as] появился отклик, чей автор неправильно усвоил мои мысли. Мой оппонент пишет, что сейчас проблема стиля становится актуальной (надо понимать, потому, что следует поспешить с созданием стиля: начало строительнаго сезона!.. ) при этом он указывает, что инстинкт в этом деле не годится - следует подходить к делу сознательно и рационально и "не строить как попало, а после оправдываться, что так де повелевает наш инстинкт". Цитируя мои слова что дух времени диктует "предпочтение одних форм другим", автор заметки делает открытие, что теперь именно это и замечается в желании старыя формы заменить новыми т. е. "национальными". Впрочем автор не открывает секрета какие же это "национальныя формы" и потому в сущности все "возражения" в пустую и вопрос [отчасти вопрос запутывается и запутыва ] к сожалению так и остается с вопросительным знаком.
         Я действительно утверждаю и это всякому мало мальски знакомому с историей искусства должно быть ясно, что в историческом процессе создания стилей так же как области вкуса, моды, в подражании прежним формам в поисках новых форм и т. д. - играли и играют роль интуитивные импульсы, не поддающиеся или весьма трудно поддающиеся точному анализу и определению но разумеется в этом таинственном историческом процессе образования стиля - вовсе не играет роль один инстинкт, как неправильно меня понял мой оппонент, а подчас и огромная и длительная "рациональная" работа (на которой даже "настаивает" тот же оппонент!) Эпоха Возрождения с ея стилем была замечательна именно изучением римских древностей (Палладио, Витрувий, Сергио Витола), в волне энтузиазма к античному миру. Так же и готика, она не находилась вдруг, а была результатом переработки романских форм <…> и это совершалось в течение 3 - 4х столетий (преемственные труды средневековых архитектурных артелей - каст архитекторов) - на фоне глубочайшаго религиознаго подъема.
         Иронизируя на счет "инстинктивнаго начала", автор статьи очевидно незнаком с процессом художественаго творчества, в котором всегда, при создании действительно художественнаго произведения, инстинкт играет очень существенную роль. Простое заимствование форм, компиляция, одно рациональное начало - всегда недостаточно. Это создает лишь сухие и мертвые формы и рекомендовать только рациональный подход значит дождаться лишь тех фальшивых форм "квази-стиля", о которых я писал (тот же Ропет в XIX в. в России)
         Как готовые формы преобразуются в иные (эволюция античных форм в ренессансе, ренессансных форм в барокко, барочных форм в рококо и т. д. ) вопрос чрезвычайной тонкости. И о каких-либо практических "рецептах" говорить потому не приходится ибо те "плюсы" которые вносятся вольно или невольно в процесс эволюции стиля - есть дело интимнейшаго подхода к форме и до известной степени тайна творчества, питаемаго всегда известным подъемом и даже энтузиазмом.
         [Говоря о желательности создания нашего национального стиля я имею в виду нечто гораздо большее чем стиль отраженный, основанный]
         Национальный стиль может возникнуть поэтому не холодным разсудочным путем, а лишь в условиях духовно благоприятных этому - на почве действительнаго, идейнаго увлечения и разумеется на фундаменте знаний. Рождение стиля связано со всеми областями культуры ибо стиль есть продукт, резюме всей культуры. Как создастся наш стиль, создастся ли он вообще - нельзя предвидеть, как трудно предвидеть пути нашей собственной культуры.
         Говоря о нашем национальном стиле, я имею в виду нечто гораздо большее, чем стиль "отраженный", основанных на готовых формах нашего народнаго искусства. Повторяю мою мысль: национальное в этом смысле как бы "квинт-эссенция" прошлаго вовсе не ограничивается областью крестьянскаго творчества. Замыкаться лишь в этой области, значит впадать в узкий провинциализм и как бы культурно область эта не была использована - все же в основе это будет "эстетически-интеллигентское" преображение народнаго, далекое от современной жизни, нечто искусственное и "маскарадное".
         Но все же я спешу оговориться и дополнить мои мысли: я вовсе не отрицаю большого интереса который народное искусство имеет в декоративном смысле и вовсе не отрицаю необходимости сознательнаго и серьезнаго изучения его, чего к сожалению, не делается (ссылаюсь на отрицательную "деятельность" [совершенно] Meno Mokykla). Моя статья была направлена отчасти именно против диллетантизма и отсебятины господствующих у нас с легкой руки вышеуказанной школы и приходится скорбеть о том что серьезно и творчески еще совершенно не использованы те формы народнаго творчества которые могли бы лечь в основу еще не родившагося декоративнаго стиля.
         Пусть будущее порадует нас хоть таким явлением. Тогда то жалкое, что выдается теперь за якобы национальный стиль войдет в нашу историю даже не как курьез, а как уродливая детская болезнь - "стиль 1920 - 30 годов".
         [К сожалению приходится считаться с фактом и то что (повторяю мои слова:) "существует предпочтение одних форм другим" - в данном случае существует, и даже одобряется теперешний "стиль" - это показательно, значит в нашей худож. культуре не все благополучно. Неблагополучно в смысле вкуса, если этот "квази стиль" не вызывает должнаго отношения: осуждения]
         Оппонент мой пишет: "Создавая свой стиль, можно сделать ошибки, но на этих ошибках можно после поучиться". Ошибок сделано слишком много и давно пора поучиться - это и есть самый актуальный вопрос, а если Литва должна быть каменной - то от нас самих зависит удержаться, чтобы не наделать новых и уже непоправимых ошибок.
         Единственный практический совет - лучше отказ от украшений чем строить с претензией на стиль заведомо фальшивый, да еще сделанный в каком-то "ударном порядке".

М. Добужинский
9.IX [1]938

         Следует помнить что стиль в архитектуре не заключается лишь в одних украшениях и завитушках - : на строениях их вовсе может и не быть. Архитектурные стили характеризуются прежде всего пропорциями самих архитектурных форм - конструктивных элементов здания: в одном случае характерное для стиля выражается в общей легкости здания, вытянутости его архитектурных линий, отсутствием больших плоскостей; в [другом] противоположном случае стиль характеризуется массивностью, тяжестью форм и пустотами - гладкими пространствами стены. Между этими двумя "полюсами" множество оттенков, где именно "игра пропорций" играет главную роль.
         В отдельности самые элементы архитектуры окна двери, ворота - (отверстия стен) - в зависимости от их форм и распределения на плоскости стен, разные формы крыш, труб - дымоходов и т д. - тоже придают то одно, то совершенно иное "архитектурное выражение" зданию. Орнаментация, архитектурные украшения, являются лишь украшением не в силу каких либо рациональных и конструктивных требований, а являются лишь чисто эстетическим "плюсом".
         Роль орнамента - "оживлять" архитектуру и начиная от простоты "экономии" и даже от полнаго отсутствия архитектурнаго узор на здании - до нарядности, изобилия украшений и вычурности - лежит вся гамма оттенков различных стилей.
         [Куда <…> нашу архитектуру - это загадка будущаго строительства. Надо лишь желать чтобы в высшей степени серьезном и ответственном этом деле - не было случайной надуманности и чтобы строители будущей каменной Литвы могли бы вдохновиться той почвой, той самой землей, на]
         Мы стоим перед очень серьезной задачей и ответственной задачей выбрать один из путей, существующих в архитектурном мире. Важен общий язык, общий характер строительных форм, а не орнаментальная дополнительная мелочь. Тут нет возможности <…> предугадывать будущих путей - единственно что можно пожелать, чтобы строители будущей каменной Литвы <…> стремились бы к наибольшей простоте форм, может быть сама почва, сама земля, на которой вырастают здания, сам пейзаж Литвы, скромный, простой и милый, обяжет к сдержанности и поможет слиться в гармонии с ним - ведь здания эти призваны дополнить его… Эта гармония с окружающей природой может быть и очень лирический и даже сантиментальный завет, но он единственный и лучший. Может быть освежающая мысль об этой гармонии удержит от того, что фальшиво и может быть тут именно и лежит ключ к национальному.

М. Д.
9 - 12 / IX [1] 938

Отделе редкой книги и рукописей Литовской национальной библиотеки им. М. Мажвидаса (РО ЛНБ), ф. 30, оп. 1, ед. хр. 2155.

 
Подготовка текста © Кирилл Васильев, 2003.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2003.


Мстислав Добужинский    Критика и эссеистика    Балтийский Архив   Обсуждение


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2000 - 2003

Литеросфера