Александр Изгоев.     Письма Александру Дехтереву

1.

21.VII.1930 г. Прага.

         Многоуважаемый
                  Александр Петрович!
         Благодарю Вас за Ваши добрыя слова и ото всего сердца желаю
процветания Вашему прекрасному делу.
         Статья Ваша переслана мною редактору «Руля» И. В. Гессену, от котораго
и зависит ея дальнейшая судьба.
         С искренним уважением

А. С. Изгоев.

 

2.

18.VII.1931 г. Прага.

         Многоуважаемый
                  Александр Петрович!
         Спешу известить Вас, что Ваша брошюра, как и Ваше письмо, мною
получены, за что приношу Вам свою искреннюю благодарность. При первой
возможности прочту ее и постараюсь, насколько могу, посодействовать Вашему
прекрасному делу.
         Примите уверения в моем глубоком уважении.

А. С. Изгоев.

 

3.

2.VIII.1931 г. Прага.

         Простите, многоуважаемый Александр Петрович, что только теперь собрался ответить Вам на письмо от 21.VII. Был в отъезде. Много никчемной, но как будто необходимой, работы и суеты. Хотелось раньше, чем писать Вам, прочесть Вашу книжку и разсказ, и подумать над ними. Вы напрасно полагаете, что мысли о своей «ненужности» и необходимости «кислорода» свойственны только жителям нынешней глухой русской «провинции». Оне присущи, поверьте, и тем людям, которые, как Вам кажется, живут в лучших условиях и имеют возможность что-то делать. Мнимыя возможности! За ними та же самая горечь, что у Вас. Быть может объективный наблюдатель поправит Пильняка: не Россия та страна, где люди так чувствуют свою ненужность, а русские такие люди, что особенно остро ее чувствуют. Суть от такой перестановки, конечно, не изменяется. Впрочем, простите! Я взялся за перо не для того, чтобы удручать Вас своею философией.
         О Вашей книжке я попытаюсь кое-что напечатать — но теперь всегда надо делать оговорку: не знаю, поместят ли. Как я писал Вам еще с год или два тому назад, я не вхожу в состав редакций ни одной из русских газет и потому мое влияние на помещение в них статей и раньше было незначительным. Теперь же, после редакционных изменений в «Руле» оно там совсем отсутствует. Я не могу, поэтому, взять на себя рекомендацию в «Руль» тех или иных вещей. Я мог бы передать Ваш очерк А. Л. Бему *), являющемуся, наоборот, влиятельным членом редакции. Но его, к сожалению, в данное время нет в Праге, и когда он приедет — не знаю. Решил переслать Вам рукопись обратно.
         Видя в Вашем обращении ко мне знак доверия, хочу ответить Вам на него доказательством искренняго уважения. Я — не критик и в беллетристике мало понимаю. Это — не моя специальность и на мое мнение обращать внимания не следует. Но выскажу его Вам откровенно. В Вашем разсказе некоторыя части показались мне ненужно-длинными. Эти длинноты можно, впрочем, удалить почти механически. Другое мое замечание более серьезно. Разсказ задуман и начат в виде интереснаго психологическаго этюда об одинокой оттолкнутой душе ребенка, а сведен к чисто фактическому внешнему повествованию о внешнем устройстве им своей жизни. Самого интереснаго, как он нашел себе отца, Вы, собственно и не коснулись. Если бы Вы изобразили это, раззсказ вышел бы очень значительным, теперь же он меня не удовлетворил. Но, повторюсь, я не критик и считаться с моими замечаниями не стоит.
         Дружески жму Вашу руку

А. С. Изгоев.

 

*) Александр Людвигович Бем — литературный критик (примечание А. П. Дехтерева).

 

А. П. Дехтерев. Наиболее примечательные письма ко мне. Том первый. Lietuvos mokslų akademijos Rankraščių skyrius. F. 93-230. Л. 48—50.

 

Подготовка текста © Павел Лавринец (Вильнюс), 2010.
Сетевая публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2010.

 


 

Александр Изгоев    Александр Дехтерев     Письма

Обсуждение      Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2000 - 2010

при поддержке