Александр Яблоновский.   Законы естества


         У Зощенко идейный коммунист так обучал "советской общественности" молодую девушку:
         - Зачем вы, Верочка, губки свои красите? И зачем у вас, я извиняюсь, юбочка слишком коротка? И зачем у вас ножки и почему глазки? Надо быть сознательным, вдумчивым гражданином, а не такой безответственной фигуркой на фоне общественной мысли"...
         Я не виню "сознательных и вдумчивых" граждан... Эти Шигалевы чутьем понимают, что и губки, и глазки, и коротенькия юбочки портят им социалистическую перспективу. Какая же, в самом деле, может быть "сов. общественность" при коротенькой юбочке и "голом" чулке? Какое "социалистическое соревнование", какия "достижения", если юбка не покрывает, с позволения сказать, даже колена? Для Шигалева все это "общественно недопустимо", потому что Шигалев - это такой человек, у котораго даже шея должна быть "по возможности" грязная...
         И однако же, опыт показывает, что в борьбе с молодостью, с кокетством и с желанием нравиться даже Шигалевы безсильны. Это неистребимо и никакие декреты ЦИК'а не могли бы отменить коротких юбок. Неписанные законы моды сильнее декретов, сильнее римскаго папы, сильнее Муссолини и много сильнее "великой заатлантической демократии".
         Везде борятся с короткой юбкой и везде безуспешно.
         Мода сильна не только в Париже, но и в социалистическом подполье и я даже не знаю, где она сильнее: в комсомольской ячейке, или в шикарном парижском дансинге?
         Вся разница только в том, что советския социалистки, перед тем, как надеть "голые" чулки, или накрасить губы, любят поговорить, поразсуждать и "повыступать". Губы для них - предмет "дискуссий" и "юбка - коротышка" разсматриваются прежде всего с точки зрения "советской общественности".
         В одной из московских газет я с большим интересом прочитал отчет о заседании женскаго клуба, где велась горячая "дискуссия" о модах, о "пижонстве", о косметике и где, как в разсказе Зощенко, девушек спрашивали: "почему ножки, почему губки, почему глазки?"
         На дискуссии несколько девушек - социалисток "взяли слово", чтобы выступить "в защиту пудры".
         Но, - говорит отчет, - ораторшам "дали отпор".
         "Мы занимаемся спортом, мы молоды и здоровы, зачем же портить кожу?" Выступавшия замялись. После некотораго замешательства выяснилось... что виноваты ребята, - они часто говорят девушкам: "У тебя потное лицо, много веснушек, пудра тебе идет, это культурно".
         Вот это настоящия слова! В конечном счете вопросы моды решает не Маркс, не Ленин и не декрет Цик'а, а вот тот парень, Сенька Байстрюков, который "гуляет" с советской социалистской и говорит ей:
         - У тебя, Маша, нос потный, тебе "идет" пудра...
         И не дискуссии, не клубы и не ячейки, а тот же Сенька Байстрюков решает вопрос и о культурности и некультурности:
         - Я тебе говорю, Маша, купи пудры: это культурно! Разве можно с потным носом ходить?
         И уж, конечно, что бы ни говорил по этому поводу Маркс, но Маша поступит так, как сказал Сенька.
         "За накрашенныя губы, - говорится далее в отчете, - не выступила ни одна ораторша. Но, прибавляет хроникер "среди присутствующих двое, в спешном порядке, стерли с губ краску".
         А вообще "советская общественность" здесь безсильна.
         "Губы красят многия и многия клубистки, - говорится далее в отчете. - Что с ними делать, как убедить их и ребят, что это совсем некрасиво и некультурно? Врачи никогда в клубе не бывают и никогда об этом ничего не говорят. Наоборот, присутствующия правильно указывали, что женщины-врачи сами употребляют косметику".
         Да, уже тут ничего не попишешь... И женщины-врачи, "ответственные" перед социализацией быта, тоже объявили неустойку. Это сильнее их.
         Но дальше дискуссия установила, что в погоне за модой советския социалистки разрешают себе такие "эксцессы", которых не знают даже буржуазныя женщины.
         Одна из членов клуба, подчиняясь закону моды... на золотые зубы, с помощью зубного врача заменила здоровые, и по уверению девушек, красивые зубы золотыми. Другая для того, чтобы иметь шелковые чулки, неделю не обедала.
         Это уже и в самом деле печально. Но и тут действует все тот же закон, стоящий поперек "социалистическаго соревнования":
         - Почему дурочка-социалистка заменила здоровые и красивые зубы золотыми.
         - Да, конечно, потому, что Сенька Байстрюков посоветовал. И Сенька же сказал, что это "культурно".
         Вообще, когда говорит Сенька, Маркс должен молчать. Но в свою очередь и Сенька подлежит тому же закону. И для него мода устанавливается не Марксом и не социалистами, а той девушкой Машей, с которой Сенька в "физкультуре" гуляет.
         Это тоже было отмечено на дискуссии: "Конечно, лучше хорошо одеваться, чем пить или играть в карты, но среди ребят и девчат много таких, которые надевают модный шелковый галстук на грязное белье и тело. Таких ребят девушки называли "санчиками". Такие ребята дружат и гуляют только с накрашенными, расфранченными девицами. Такие ребята высмеивают левушек, скромно одетых. Такие ребята "мечтают" о балеринах и киноактрисах. А главное, у "санчика" франтовство становится целью жизни. Он забрасывает всякую "общественную работу".
         Как видите, в вопросах моды нет и не может быть "социалистических достижений". Тут все остается по старому, по вечному и неизменному.
         - В чем, в самом деле, все Шигалевы мира могут убедить девушку Машу, если для Сеньки Байстрюкова она свои белые и здоровые зубы заменила золотыми и если Сенька сказал ей, что это "культурно"?
         - Равным образом, что могут доказать Сеньке все социалисты вселенной, если Сенька записался в "санчики" и если Сенька мечтает завоевать "балерину" своим шелковым галстуком, повязанным прямо на грязную шею?

Александр Яблоновский

Александр Яблоновский. Законы естества // Сегодня. 1930. № 19, 19 января.

 

Подготовка текста © Лариса Лавринец, 2005.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2005.


 

Александр Яблоновский    Обсуждение

Критика и эссеистика     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2005