Сергей Калугин.      Бирута и Кейстут

Историческия былины, в 5-ти действиях и 8 картинах с прологом в 2-х картинах, из времен литовских князей Ольгерда и Кейстута


Бирута и Кейстут. Соч. С. Калугина. Вильна, 1867. Действие 2-е. Картина 4-я
ДЕЙСТВИЕ 2-е.

(Картина 4-я)

Храм Прауримы.

В глубине храма, по средине — на возвышении, поставлен идол Прауримы; в руках она держит по каменной небольшой ступе, в них пылают огоньки. Против идола, на камне, в большом углублении, горит Вечный Знич, по стенам разставлены и развешаны разные языческие божки и богини, высеченые и выкрашеные виды солнца, месяца и звезд.

ЯВЛЕНИЕ 1-е.

Вайделотки и Бирута (в костюме вайделотки).

При открытии занавеса Бирута стоит на коленах пред Прауримой, прочия же вайделотки обходят кругом: один подкладывают топливо в Знич, другия вынимают топливо щипчиками, третьи — вливают, из кувшинов (золоченных) в ступы благовонное горючее масло, четвертыя бросают на пол ароматическия травы.

Хор вайделоток.
» Святая дева Праурима!
» Сжалься ты над нами!
» О, прекрасная богини!
» Будь ты вечно с нами!
         » В чистоте нас соблюдай,
         » Свой ты храм не оставляй.
                  » Кого любишь, ты;
                  » Того награждаешь,
                  » Полюби же ты нас
                  » Награди же ты нас (2)
                           » На скале блаженства (2).

Хор вайделоток.

         » Божество в небесах уж сокрылось
         » И земля погрузилась в мрак;
         » Блестящее солнце давно накатилось
         » И нас освещает божественный Знич,
» Лило... лило... лило... лило... лило. 1)
                  Ло — лоло... ло — лоло.
«Лило, Праурима!.. Лило прекрасная княжня!
                  Ло — лоло... ло — лоло.«

(Все наклоняются пред Прауримой и что то нашептывают, потом встают).

Бирута. О, святая дева Праурима! Не лиши меня твоих даров и милостей; сохрани меня в девственной чистоте до самой смерти. Пусть мое вечное служение будет приятно тебе. У меня нет ни чего в свете здешнем, что было бы дороже тебя, святая дева! О, непорочная! ты отвергла и женихов, и свет, и все мирское, и свободно взошла на скалу вечнаго блаженства... Помоги и мне... помоги и мне (склоняется и читает молитвы про себя. Прочия вайделотки обходят во круг Знича). Бирута. (Обращается к вайделоткам). Мои милыя сестры, мои дорогия подруги, вы выбрали меня в старшия вайделотки... Клянусь вам пред святой Прауримой и пред всеми вами, что обет свой сохраню до могилы, буду служить непорочной деве в чистоте... Отрекаюсь я от княжескаго рода своего, от богатства, от всего мирскаго (обращается к Прауриме); к тебе рвется мое сердце, тебе я посвящаю всю жизнь свою... Не оставляй моих молитв и жертв... Не будь глуха к ним (наклоняется, потом встает и обращается к вайделоткам). Любезныя мои сестры, дорогия подруги! кто же ныньче останется при божественном огне? Чья очередь сторожить Знич?
Одна из вайделоток. Ныньче приходилось Ригальде, да ея уж нет... Так останется Брида...
Бирута. Нет, пускай Брида идет спать, а сторожить буду я священный огонь... Я заменила Ригальду, я и очередь ея должна исполнять... Да и не соснуть мни ныньче ночью!... Мне молиться хочется... Я помолюсь в уединении... Ступайте, мои подруженьки спать... пора уже...
Вайделотки. (попарно идут, кланяются в землю Прауриме и поясно Бируте). Да пошлют тебе боги, старшая сестра наша, свои милости... Пусть молитвы твои будут приятны нашим богам... Пусть Праурима слышит тебя (уходят попарно).

ЯВЛЕНИЕ 2-е.

Бирута, без вайделоток.

Бирута. (После долгаго молчания). Ну вот я и вайделотка!.. Сокрылись мои надежды навыки... Все должна я забыть, все оставить в мире... Вся юность моя прошла точно как в тумане... Туман разсеялся и, как бледная тень, скользит в моей памяти только образ того, кто заставил мое сердце трепетать, изнывать и замирать... Его нет уже!.. Он убит, я вайделотка, я должна забыть его (сквозь слезы). Забыть его?!... Не могу... не могу!.. Пусть вырвут мое сердце и тогда увидят, что образ Юрия в нем цел... О, святая Праурима! прости ты меня за любовь мою, вынь из меня мое сердце и тогда я забуду Юрия... На беду я увидала его... Погиб мой девичий покой навыки!.. Ох больно мне, тошно мне, смерть моя!.. И он умер, не ведая, что я люблю его!.. Легче бы было мне, когда бы он знал про мою любовь... Лежит он теперь в сырой могиле и не знает, что я бедная — несчастная плачу по нем.... О, Пеклос! как ты ненасытен и несправедлив!... Не тебе ли я приносила богатая жертвы? Не тебе ли я отдала четки?.. И ты похитил его!.. О сжалься, возврати мне хоть четки его... Я пойду завтра к Сигонте, возьму их.... Оне дороги мне... (рыдает). Зачем ты, милый юноша, меня покинул?!.. Зачем ты скосил цветок по весне?!.. О, Мильда, Мильда! сжалься надо мной!... святая Праурима, подкрепи меня!... мне скучно.... скучно (произносит в рыданиях несвязныя слова и в изнеможении опускается на ступеньки пред Прауримой и долго плачет). Давеча утром и птички весело щебетали... ласточки так безпечно летали. Два голубка беленьких, приютившись под кровлей, ворковали и целовались... Только я одна злополучная не радовалась, а горевала; чуяло мое сердце что то недоброе... Ну вот так и вышло... Прошла моя весна; отцвел ландыш.... Хотя бы умереть скорей... Там бы мы увидались с ним, на скале вечнаго блаженства... (Успокоивается и надумывается). Да... умереть легче, чем жить и страдать.... Жить и страдать!.... (произносит невнятныя слова, склоняется на ступеньки и засыпает).

Сон Бируты.

Глубина сцены покрывается туманом, потом облаками. Знич пылает не очень ярко. Облака расчищаются. Вдали видна битва, там и сям виднеются знамена литовския и тевтонския, стук оружия, крики, звуки труб. В некоторых местах лежать раненные и стонут. На правой стороне князь Юрий бьется с 3-мя рыцарями и, застонав, падает. Облака покрывают эту картину и потом расчищаются. Поле — тоже, много убитых; на поле могильная тишина, кн. Юрий лежит и один только стонет, голова его покоится на убитой лошади, он подносит свою окровавленную руку к губам и, поцеловав кольцо, говорить: «В последний раз целую сладко твое кольцо... Прощай, моя Бирута, я умираю!» Облака снова закрывают картину, потом исчезают, является стена.

ЯВЛЕНИЕ 3-е.

Бирута и Сигонота.

Сигонота. (Выходит тихо из правой двери и, остановившись, оглядывается, — замечаете Бируту и делает шаг — говорит шопотом). Брида!?... Брида!?... (Делает несколько шагов). Брида! ты?.. (наклоняется и делает поспешно несколько шагов назад). Святые боги ! Да это сама княжна Бирута!?.. Неужели она сама сторожить захотела на первый-то раз?... Брида мне сказала, чтобы я приходил сегодня.... говорила: ночь то моя... Верно сама княжна захотела быть на очереди?.. Должно быть так... Ну все равно, благо четки то я принес, хотел Бриду просить, чтоб она ей потихоньку на подушку положила, а теперь сам на ступеньки положу... проснется, так увидит их (кладет четки Юрия на ступеньки). За милость богов сочтет... Еще больше в вере окрепнет... А то, пожалуй, вралем меня назовет, да и в вере усумнится, а ведь я наверное от Пеклоса сказал, что Юрий-то жив будет, а он пал в битве... Я уж справлялся от наших жмудинов, которые пришли с поля браннаго... Ладно, что я не продал их, а то бы досталось мне... Теперь я спокоен... Гляди, что завтра придет она спрашивать?!.. Ничего! скажем устами богов наших (смеется). Скажем, что боги прогневались за любовь к христианину.
Бирута. (бредит во сне). Юрий... мой милый Юрий!..
Сигонота. (испугавшись). Говорит?!.. Имя его поминает? Это мы попомним, а теперь, боги, давайте ноги, а то пожалуй, проснется... А нашему брату, ходить сюда нельзя, боги запретили... Одна Брида не сердится, что я, когда она бывает на стороже, ее навещаю... Ну, то Брида, а это Бирута.. (Поспешно уходит).

ЯВЛЕНИЕ 4-е.

Бирута одна.

Бирута. (бредит). Я опять.... с тобой, мой Юрий...

Продолжение сна.

Облака застилают заднюю стену и расчищаются. В облаках на скале блаженства видны литовские главные боги и богини (литовский олимп). К. Юрий с Бирутой 2), обнявшись, находятся в летящем положении, как будто стремятся на скалу к богам.
Бирута. (во сне). Теперь я не покину тебя... Картина темнеет. Перкунас бросает в Юрия молнии и слышится раскат грома. Облака мгновенно застилают картину и расчищаются. Видна стена.
Бирута. (вскрикивает и просыпается). Ох!... О, боги! Я во сне все это видела, а не наяву?... Ох! как я испугалась, как бьется мое сердце!.. Мне снилось, что мы вместе с Юрием летели на скалу вечнаго блаженства... О, как отрадно мне было тогда!.. Мне даже чудилось, что Юрий целовал меня... Но Перкунас бросил стрелы в Юрия, я вскрикнула и проснулась (молчание). Лучше бы не просыпаться!.. Такие сны не часты... (смотрит на четки). Что кто?! четки Юрия?!.. Ну да... их я в жертву Пеклосу принесла!?.. Как же они сюда попали?.. Что это?! Неужели тоже сон?!.. Нет, это на яву... (целует четки). Но как они?!..

ЯВЛЕНИЕ 5-е.

Бирута и Кейстут.

Кейстут. (Входит и, окинув весь храм взором, останавливает его на Бируте). Вот где моя Мильда-то!....
Бирута. (отступает к ступенькам). Кто ты такой?.. Чей голос слышу я? И как дерзнул ты переступить чрез порог храма святой девы Прауримы?..
Кейстут. Я Кейстутий... Неуж-то не распознала?.. Кажись, на прощаньи с отцом твоим меня видела?
Бирута. Ты Кестутий?..
Кейстут. Кейстутий, моя красавица...
Бирута. Князь! твое имя гремит от моря и до моря. Тебя страшатся ляхи, татары, меченосцы, ливонцы. Тебя любят все жмудины, русины и литвины... В тебе мы литовцы и жмудины имеем защиту против гонителей нашей веры... Так тебе, славный князь, не подобает нарушать закон наших богов, входить в эту храмину...
Кейстут. Не кори меня и не ругайся!.. Боги всегда ко мне были милостивы... Они не будут гневаться за то, что я вошол сюда... Да и не к богам пришол я, а к богине...
Бирута. Если ты пришел к богине Прауриме, за молитвой, или жертву принес, то исполняй скорее свое дело и уходи отсюда...
Кейстут. Не к святой Прауриме пришел я, а к другой богини... К живой... На Мильду, которая похожа...
Бирута. Здесь нет такой богини...
Кейстут. Как нет?!.. Она предо мной...
Бирута. (в смущении). Князь!.. Князь!.. За чем ты пришол сюда смущать святой покой вайделотки?!.. Тебе не пригоже издаваться над слугой непорочной девы Прауримы....
Кейстут. (голос его дрожит). Разве я виноват, что ты похоронила себя заживо?!.. Я пришел, чтобы тебя опять вытащить на свет из могилы... Ты вот говоришь, что покойна, а я вот из за тебя чуть было из ума не выжил... Ведь ты краше Мильды... И в боях ратных я был сам не свой... Все о тебе думалось, все ты в голове вертелась... В мое сердце ты так крепко засела, что всей латинской силе не вы тащить тебя оттуда... С браннаго поля вихрем несся я на борзом коне впереди дружины... Твой отец обещал отдать тебя мне в жены... Примчавшись сюда, я спросил о тебе, а тут говорят, что ты в вайделотки ушла... Закипело мое сердце, точно сине море, — я бросился сюда... увидел тебя, — хвала богам!.. Теперь уж тебя я не покину, а увезу с собой в Троки... Будь моей милой женой... Прекрасной княжной (приближается к ней).
Бирута. Князь! не подходи... Не нарушай клятвы моей девственной... Я вайделотка и век останусь ею, а женой твоей не буду.
Кейстут. Будешь!.. Кто может противиться мне?!
Бирута. Наши боги и святая Праурима не попустят этого... Они защитят меня...
Кейстут. (приближается). Княжна прекрасная, с твоей ли красотой увядать во цвете лет?! Тебе ли быть вайделоткой?! Тебе ли, моя Мильда, заглохнуть здесь, не видавши радости на свете!.. Нет, княжна, ты будешь моей женой, ты будешь княжить со мной...
Бирута. Не буду я княжить, я хочу быть вайделоткой.... Сокройся, князь, с моих глаз!.. Не смущай меня!..
Кейстут. Кори себя за то, что сама смутила меня... За чем такой красавицей на свет родилась?..
Бирута. Князь, прошу тебе уйди, а не то!...
Кейстут. Ну — что а не то?.. Пугать меня вздумала?
Бирута. Князь, подумай, что ты в храме Прауримы...
Кейстут. Я думаю только о тебе, моя красавица... Пусть сами Пеклос и Кавас явятся сюда на защиту тебя и у них тебя отобью... Ах ты, моя Мильда прекрасная!.. Задушу я тебя на своей груди, замучу своими жгучими поцелуями... (кидается на нее).
Бирута. (отбегает к стене). Не подходи, князь, я закричу, проснутся все вайделотки...
Кейстут. А что мне до твоих вайделоток, кричи сколько голосу хватит... Не боюсь я ни чего (приближается).
Бирута. (поспешно брасается в другой угол, берет со стены жертвенный нож). Только один шаг сделай, и я зарежу себя.... Живая я тебе не отдамся, а мертвой владей сколько хочешь, хищный лютос 3).
Кейстут. (на мгновение останавливается). Опусти нож твой, а не то, смотри, умрем оба вместе (выхватывает свой меч). Ты умрешь, а я раньше тебя, мой меч маху не дает (замахивается сам на себя).
Бирута. (Легко вскрикивает и без сознания опускает руку с ножом).
Кейстут. (Заметив это, брасается к Бируте, обезоруживает ее, кидает свой меч и, не смотря на все усилия, берет ее на руки, целует и несет). Говорил ведь, что моя будешь... (кричит). Григорий!?..
Бирута. (барахтается и кричит). Подруженьки мои, спасите меня!.. Ратуйте!..

ЯВЛЕНИЕ 6-е. Теже и Григорий.

Григорий. (входит из дверей). Я здесь, король.
Кейстут. Подними мой меч... Да постой возле выхода, — не пускай ни кого, пока я сяду на коня, а потом догоняй меня, когда услышишь рог.
Григорий. Твоей воле, король, повинуюсь (Кейстут уносит Бируту, а Григорий поднимает меч и становится в дверях). Виш ведь, за какой жертвой-то пришел, а?.. Не-ча сказать жертва важная!...

ЯВЛЕНИЕ 7-е.

Григорий и Вайделотки.

Вайделотки. (Выбегают с заспанными испуганными лицами). Что такое?.. Что за крик?.. Где же княжна?.. Ее нет!? (С улицы слышны крики Бируты. Все бросаются к двери). Она кричит на улице!? (увидав в дверях Григория). Это кто?.. Ты кто?.. Ее похитили... (Слышны слова Бируты «ратуйте, спасайте». Побежимте сестры... побежимте... Прочь... брасаются на Григория).
Григорий. (Размахивая мечем) Тише вы, чертова саранча... А не то — смотрите, шутить не стану, меч самобой и вся ваша сатанинская сила не поможет (слышен в отдалении звук рога). Ну — князя не догоните, ускакал, а меня не поймаете... Прощенье просим (уходит).

(Конец 2-го действия и 4-й картины).

 

Бирута и Кейстут. Соч. С. Калугина. Вильна, 1867. Действие 3-е. Картина 5

ДЕЙСТВИЕ 3-е.

Картина 5

Лес; сквозь верхушки дерев пробивается вечерняя заря; небольшая поляна; нисколько пней (старых), направо — камень, возле дуба; еще правее насыпь, с заметным углублением.

ЯВЛЕНИЕ 1-е.

Князь Юрий.

Князь Юрий. (В белой мантии крестоносцев, выходит измученный от усталости). Ох!... совсем я измаялся!... Думалось быть в замке Выдымунда ныньче по утру, а вот и ночь приходит, а еще не близко.... На дороге заночевать придется.... Ох, мочи нет, устал!.. (опускается в изнеможении на траву). Ну слава Богу! хоть от погони-то укрылся, а то бы несдобровать мне.... Кабы не куст, я бы попался. Немцы мимо проскакали и незаглянули в кустарник. Хорошо что я коня-то одного пустил.... Вот по следам его они и скачут.... (Смотрит на землю). Что это?... Кажись, дорога?... Нет, зачем такой чащею непроходной дорогу прокладывать... След есть... Конския копыта... Уж не немцы ли хищные тут скакали?.. Пожалуй — что так... Ну, пущай их поскачут на здоровье... Я, благодаря Бога, спасен... Вот только рана моя на руке не дает покою... Обмыть бы ее; ну да сперва отдохну, а то хуже понедужится... Этак, пожалуй, и завтра не дойдешь до Полунги-то... Эх! кабы конь, давно бы я там был!.. На берегу, на заветном месте... Куда приказала выходить Бирута... Увидался бы я с ней, словом перекинулся, белу рученьку пригубил бы, расказал бы про бой и про полон свой... Оповедал бы ей все, что у меня на сердце делается... Может статся она... (Останавливается и прислушивается). Что это мне послышалось?!. Кажись, кто то крикнул... (прислушивается). Шумит что то... далеко где то... (прикладывает ухо к земле). Конский топот!.. Нужно спрятаться, а то? пожалуй, опять в полон попадешь, а уж в другой раз убежать из твердыни трудно. Тут и белая мантия не поможет... (Встает и идет к дубу). Вот тут между камнем и дубом я укроюсь (ложится). Здесь и от злаго человека и от зверя лютаго защищаться способнее... (Темнеет. Из углубления в холме вылетают искры огня).

ЯВЛЕНИЕ 2-е.

К. Юрий и Ведьма.

Ведьма. (Сперва из углубления показывается голова и рука, с зазженной головней, потом, оглядевшись, баба, выходить вся и всматривается в к. Юрия).
К. Юрий. (После минутнаго удивления, делает шаг назад, вынимает свой меч, и тоже смотрите на ведьму). Ты кто такая... Колдунья или просто дьявол?..
Ведьма. Ты меня своей храбростью не испугаешь, меча я твоего побоюсь, захочу я, и меч и латы твои разсыплются... Я только дуну на тебя, и ты превратишься в желтый осенний лист... И белая твоя мантия не спасла бы тебя, если бы ты и в заправду был рыцарь; а то я знаю, что ты наш русин... В полоне, должно, был у немцов?..
К. Юрий. Я русин, был в полоне... Но почем ты знаешь?.. Ты колдунья?
Ведьма. Да, я колдунья... Мне повинуются и люди, и звери, и рыбы... ветры, моря, земля, леса, огонь... и все... Я умею и колдовать, и будущность человека распознавать...
К. Юрий. Ты врешь, старая корга... Будущность распознать может только один Бог... А ты умеешь только морочить, да глаза отводить...
Ведьма. Людей я не морочу, я знаю много зельев, кореньев разных и трав волшебных... Я знаю много заклинаний... Я знаю много и гаданий... Коли ты хочешь испытать мою волшебную силу, я покажу ее над твоими доспехами...
К. Юрий. Показывай скорей... старая чертовка...
Ведьма. (Посмотрев на него). Али лучше погадать... Поворожить над водой и огнем... Близких сердцу показать... Как думаешь, храбрый боярин?..
К. Юрий. Не верю я тебе, колдунья...
Ведьма. Поверишь, соколик, тогда, когда волос дыбом встанет... Ты хочешь ли, что бы я погадала и твою будущность узнала?..
К. Юрий. Хочу...
Ведьма. Только ты, храбрый боярин... славный витязь, на гаданье для заклинательной жертвы дай что нибудь...
К. Юрий. (Помолчав). Ты литвинка?...
Ведьма. Литвинка, русинка и жмудинка... Во мне все три силы... Я знаю все три речи, болтаю с немцами... Зверы и птицы слова мои понимают...
К. Юрий. Пусть будет это при тебе... Ты мне вот что скажи: далеко ли от сюда Полунга?
Ведьма. Не близко, соколик... не близко... Дня два еще пройдешь...
К. Юрий. О, господи, помилуй!.. Хоть бы конь какой попался... А что, по близости тебя нет ли жилья литовскаго, русинскаго, аль жмудинскаго?.. Переночевать бы мни хотелось, рану обмыть, да и силы пищей подкрепить.
Ведьма. (Смотрит на него). Жилья поблизости тут ни какого нет... Для тебя, храбрый, красивый боярин, я в своей пещере место порасчищу... Ты отдохнешь и успокоишься... Рану тебе водой целебной обмою... и сухими волшебными листьями перевяжу... В одну ночь заживет она...
К. Юрий. За доброе слово спасибо, старушка... Но к тебе в пещеру ночевать я не пойду... И целебной твоей воды не хочу...
Ведьма. Не страшись ты моей пещеры... Из серой землянки я зделаю богатыя хоромы... Явятся горы сладких яств, будет и алус, будут и красныя девицы... и мягкий пуховик и мягкое изголовье... Для тебя, боярин, я сама примоложусь... А на утро и коня достану... Скорее перелетной птицы доставит он тебя к твоей любезной, которая дала тебе кольцо это (показывает на его руку).
К. Юрий. (Удивляется). Колдунья ты и впрямь... Так давайже мне теперь коня... Мне князя Кейстута нужно застать в Полунге, а то, пожалуй, уйдет в Троки с дружиной и мне опять придется одному до Трок тащиться... Подавай коня, коли можешь... Из Полунги тебе я привезу богатые дары. Ведьма. Подать так скоро коня тебе я не могу. А вот как только зорька утренняя загорится и ясные лучи солнца проглянут сквозь листья дерева; когда развернутся чашечки цветов, запоет жаворонок, — тогда коня тебе доставлю я... А теперь силы у меня такой нет... Да и тебе спешить — то не пошто. Князь Кейстутий с своей дружиной, когда солнце пошло за полдень, прошел из Полунги в Троки, вот здесь... взгляни на землю... конский след еще виден...
К. Юрий. (После молчания). Да, виден...
Ведьма. Так в Полунгу тебе спешить не зачем... А завтра поутру, на лихом коне, духом догонишь дружину...
К. Юрий. Дружину догоню я и опосля, а к князю Выдымунду нужнее...
Ведьма. Как выдаешь, так и делай, а сперва переночуй у меня.
К. Юрий. Не хочу я твоего ночлега.. Переночую где Бог пошлет... А на завтра пойду пешком; коня твоего волшебнаго мне не надо...
Ведьма. Не бойся, храбрый боярин, меня; худова я ничего тебе не сделаю. Ты не немец и не лях. А в лесу ночевать тебе не приходится, опасно; зверей лютых в этой стороне больно много и много змей...
К. Юрий. Бог милостив... На Него надежду возлагаю, а грешить с твоим колдовством я не хочу...
Ведьма. Какой тут грех, боярин!.. Греха тут нет ни в чем... Я литвинка по рождение и по духу... Я также люблю свою родину. Ненавижу врагов ея и всегда рада сделать все доброе храбрым защитникам Литвы. Меня сам князь Выдымунд знает... Мне жаль тебя видеть измученнаго... Я добрая колдунья, клянусь тебе самим Прамжу...
К. Юрий. Ну ладно, старушка, верю... Пожалуй, отдохнуть я готов... Перевяжи и размой мою рану... Только смотри , колдунья, коли что злое сделается от твоего волшебства, не помилую, голову с плечь сниму.
Ведьма. Соколик ясный, не дойдет дело до этого. За своих то я сама голову сложу... Я маленькой, старинькой человечек, а за своих спуску никому не дам... Знаешь, боярин, пословицу: и на малом пне воз опрокинется?... Только скажи ты мне, храбрый витязь: зачем ты мантии наших врагов надел?
К. Юрий. Затем, что бы выйдти из твердыни, куда я засажен был немцами... С ратнаго боя я в полон попался... Заковали меня в кандалы, отвезли в крепкий замок, посадили в подземелье, да на мое счастье страж был из литвинов; он заговорил со мной политовски, а потом и порусински... Любовь к родине проснулась в нем от свиданья и беседы с горемычным земляком, — и когда другой страж сменял его, мы оба бросились на него и убили его... Мой освободитель надел его мантию и доспехи на меня... Мы простились и оба отправились к воротам... Возле ворот еще раз простился взглядом я с моим спасителем и прошел неузнанный мимо стражи, творившей молитвы... Когда я подошел к опушке леса, мне захотелось оглянуться назад, — смотрю, всадник скачет от замка прямо на меня, я вынул меч и думал защищаться, но всадник был — мой спаситель... «Спасайся», закричал он мне, за тобой погоня... Из замка уж выезжают латники, я вызвался командовать ими и первый поскакал за тобой... Бери моего коня и скачи во весь опор!.. Только наперед, для примеру, давай поборемся, я упаду с коня, а ты садись... Вон латники выехали». Мы так и сделали, примерно поборолись, он свалился с коня, я сел и скрылся от погони... Только вчера вечером заслышал я конский топот и клики немцев... Были близко окаянные, — да Бог вразумил меня пустить одного коня, я и пустил его и засел в чащу молодого осинника... Проскакали мимо и за конем погналися... Вот с той поры пешком я и пробирался... Устал до смерти!...
Ведьма. (В сторону). Ишь как красно и чисто рассказал порусински, как будто и впрямь-то русин, а не немец... Но меня ты, хищный ястреб, не проведешь... Ты немецкой соглядатай, я это знаю... Из рук своих тебя я не выпущу, и только глаза сомкни, я духом к князю Кейстуту слетаю, он здесь поблизости... Тебя он в жертву Кавасу принесет, поганец (к Юрию). Я благодарила богов наших за твое спасение... Ступай же сосни, прекрасный витязь. Вода и пища есть в моей пещере... На ночь, пожалуй, тебе я погадаю о будущем...
К. Юрий. Ладно, добрая старушка... Иди в пещеру и изготовь мне место для покоя; да и воды целебной для раны припаси; я не замедлю, только помолюсь Богу...
Ведьма. Молись, сердечный... Молитвы приятны всяким богам... А за послугу и за коня я попрошу у тебя этого колечка... что змейкой-священной твой палец обвила.
К. Юрий. Скорее жизнь отдам свою, чем это кольцо... Нет, колдунья! ты больно — много заломила!.. За послугу я отдам тебе пока свою мантию...
Ведьма. И за то спасибо, голубчик сизенькой... Ну так молись, боярин, а я пойду изготовлять снадобье для твоей раны (В сторону). Попался коршун, северный ястреб (Уходит в пещеру).

ЯВЛЕНИЕ 3-е.

К. Юрий один.

К. Юрий. (По уходе ея). Измучился я больно, а то бы ни за что на свете не остался у колдуньи ночевать... Опасно на слова ведьмы полагаться... Да уж видно приходится... Глаза так и слипаются... Весь как изломанный... И рука от раны пухнет и болит нестерпимо... Кажись, и шагу то не сделать мне теперь... Пусть что будет, то и будет... Ведь и она тоже человек... (Снимает шлем, становится на колена и крестится). Господи Иисусе Христе! Услышь меня грешнаго раба твоего, прости мне согрешения моя и помилуй мя.... Буди твоя святая воля надомной... Сохрани мя от всяких зол и бед! (крестится встает и надевает шлем). Коли не врет колдунья, что коня достанет завтра, так это ладно. (В это время из пещеры вылетает сова и исчезает между деревьями). Тьфу ты, дьявольская сила!.. Наше место свято!.. Кажись, большое что то пролетало... (Крестится). В темноте-то не видно...
Ведьма. (Из пещеры). Не пугайся, боярин, это мой посол полетел за лошадью тебе... Сходи же в пещеру, — все готово...
К. Юрий. (Подумав). Эх!.. смелым Бог владеет! (крестится и уходит в пещеру).

ЯВЛЕНИЕ 4-е.

Сцена несколько времени пуста. Сквозь деревья видно, как всходит полной месяц. Потом с левой стороны из лесу, озираясь кругом, поспешно выходит Бирута.

Бирута. Ох!.. Ох!.. Дух захватывает!.. Шибко бежала, дышать боялась... Ох!.. нужно сперва дух перевести... а потом укрыться куда нибудь... (Осматривается кругом). Между дерев или кустов заметят при лунном свете; я в белом, да еще как на зло эти девичьи бубенчики гремят в тишине так звонко... Проснется сам, хватится меня... Казнит стражу... Пошлет погоню за мной во все концы... Найдут меня, опять притащут к моему мучителю... Тогда он будет еще страшнее... Кабы знала я, что за побег мой он убьет меня, я бы сама пошла к нему... А то, пожалуй... (прислушивается). Что это? Кричат?.. Где кричат?.. Далеко где то... Должно быть проснулись... Чу! какой поднялся гам... Куда же мне даваться?.. О, Святая Праурима! спаси меня!.. Я погибаю... (слышен очень далеко рог). Сам князь трубит... Ах, Юрий!.. Милый Юрий!.. Явись ты тенью предо мной и защити меня... Боже христианский, — хоть ты услышь меня злополучную и спаси!.. Тогда уверую в тебя...

ЯВЛЕНИЕ 5-е.

Бирута и К. Юрий.

К. Юрий. (Выходит из пещеры и, не замечая Бируты, говорит). Сдается мне, что то недоброе затевает эта колдунья... Я слышал рог...
Бирута. (Увидав белую манию и не узнав к. Юрия, вскрикивает). Ах!.. (Бросается бежать).
К. Юрий. (Услышав голос Бируты, быстро оборачивается и, увидав в профиль лицо бегущей Бируты). О, Господи, помилуй!.. Неужто это чернокнижие колдуньи?!.. И голос и лицо Бируты... С нами крестная сила!.. (крестится). Неужто ведьма творит это наваждение?!.. Она вся в белом, со звонками... (Делает несколько шагов в ту сторону, куда направилась Бирута). Вон... вон она... мелькает между деревьями!.. (Присматривается). Остановилась.... смотрит сюда... Вот и лицо видно... Месяц светит прямо ей в лицо... Как есть Бирута... Кажись рукой махнула?.. Ну да! манить к себе... О, господи, помилуй! (крестится). Не пропадает!.. Неужто..?!.. А может..?.. Не стучи, мое бедное сердце, так шибко... Погоди, узнаем все (выхватывает меч). Коль дьявол шутит, крестом и молитвой прогоним, а коли злой человек мечем усмирим (поспешно уходит).

ЯВЛЕНИЕ 6-е.

Сцена несколько секунд пуста. Слышен в отдалении рожок и крики, потом все стихает. Выходит из пещеры Ведьма.

Ведьма. (Оглядывается). А где же рыцарь мой?.. Ушел... Я так и знала... Прикинулся русином, немецкой поганец... Выпытывал, где князь Кейстуий, где наше солнышко красное... Так — таки и брякну тебе, проклятый ястреб, — куда он ушел!.. Должно засада немецкая близко? (Осматривается и долго смотрит в даль). Ну, так и есть!.. Их двое; вон как бегут отсюда!.. оба в белом... Нет, поганцы! вам не провести меня! Князь Кейстутий недалече, пойду оповещу его... Попадетесь вы в его лапы, как ни мудрите (поспешно уходит в другую сторону).

ЯВЛЕНИЕ 7-е.

За сценой шум и крики, потом выезжают на конях бояры и простые латники из дружины Кейстута. За ними пешие латники и ратники, жмудины и литовцы, ведут ведьму.

1-й Боярин. (к ведьме). Говори, старая ведьма, всю правду, — видела ты девицу... вайделотку?
2-й Боярин. Разжимай же губы, старая корга, а не то пытать на костре начнем.
Ведьма. Славные бояре, храбрые витязи! послушайте меня старую, речь мою правдивую... Сама я бежала к князю Кейстутию с вестию недоброю...
1-й Боярин. Скорей, старуха, говори...
Ведьма. Говорю, соколик, говорю... пришел ко мне в мою землянку немецкий пес... в белой мантии и начал он выпытывать про князя Кейстутия, где он теперь; я не сказала, что, близко, а молвила: далеко... хотела я его ночевать у себя оставить... да хитер больно!..
2-й Боярин (Смеясь). Заместо мужа чтоль?
1-й Боярин. Не замай ее, боярин... Досказывай скорей, старуха!
Ведьма. Пускай, думаю, только очи свои закроет и в крепкий сон заляжет, — запру его и камнем выход завалю... А сама князя Кейстуия оповещу, дело все шло на лад, да только он смекнул — что ли, вышел из землянки, да и утек — вот в ту сторону (показывает). Я глядь туда, а их уж двое бежит отсюда прочь, а я к вам бросилась, на вас наткнулась, вот и все, а девицы вайделотки я не видала... побей меня боги, не видала.
2-й Боярин. Рыцари то пешие, или конные.
Ведьма. Пешие были, а там не ведаю.
1-й Боярин. (ко 2-му). Гляди что врет старуха... Землянку нужно обыскать.
2-й Боярин. И верно обыскать... На речи ея полагаться боязно.
3-й Боярин. (к 1-му). Княжну Бируту в околодке любят и почитают... Колдунья, верно, спрятала ее...
1-й Боярин. (к латникам пешим). Братцы! тащите эту чертовку в ея подземное царство, обшарьте все углы, все щели; коли что приметите: кричите нам, а ее держите за пояс.
3-й Боярин. А то уйдет... В птицу обернется... Я знаю их!..
А. Латник. Пойдем, ребята... (Подходят к землянке). Ты Трофим, ступай вперед... Прокладивай дорогу!
Трофим. Иди ты сам... Ты посильнее...
Б. Латник. Да вон пущай Готко идет... А мы за ним...
Готко. Ишь — выдумал!.. Иди, коли хочешь сам...
Б. Латник. Литовцы только на словах смелы...
Врубгайло. Вы русины смелы?!.. Ну иди, коли есть смелость.
А. Латник. Давайте жеребий кидать кому первому.
Готко. Што первому?.. Коли мне достанется жеребий, я не пойду... Тут не с людьми придется воевать...
1-й Боярин. Да чтож вы стали пнями? Аль хочется на веревке покачаться, ась?!..
Голос. Ни кто идти не хочет... Боятся...
2-й Боярин. Мешкать нечего... Пускай колдунья идет сама вперед...
Ведьма. Пойдемте... обыщите... (идет в пещеру).
1-й Боярин. Да держите ее...
А. Латник. (Держит за пояс колдунью, крестится и делает шаг за ней, потом оборачивается к Готко и схватывает его за руку). Ну чтож, идите братцы (увлекает за собой Готко).
Готко. (Хочет вырваться, но не может). Постой, а ты... Да ну пусти!.. Да штож мы двое!.. пойдем ребята все (схватывает за руку Б. латника, и увлекает его).
Б. Латник. (к другим). Пойдемте все... (схватывает за руку Врубгайлу и увлекает его. За ними следуют со страхом и другие).
2-й Боярин. Да как она ушла?.. Чай сторожа видели...
1-й Боярин. Ну вот поди ты... Я сам дивлюсь... Гляди что сторожа спали...
3-й Боярин. А мне сдается, бояре, совсем иное... На стороже были жмудины, а они княжну Бируту любят, почитают; поди, чего добраго, сами пропустили... Я сам слыхал, как утром у них шол говор. Князь, говорят, против закона идет; вайделотку из храма брать непригоже...
1-й Боярин. Сказалиб они это самому князю, так узнали бы лезвие его меча... Вон он двух сторожей своей рукою зарубил, а других велел повысить... кидается как лев...

(Из пещеры в это время выбегают латники опрометью, давя друг друга. Некоторые крестятся и отплевываются. За ними идет ведьма).

1-й Боярин. Ну что не нашли ни чего?..
А. Латник. Найдтить-то нашли много непотребнаго, а княжны нет...
Ведьма. И невидала я ее... Пусть Перкун убьет меня стрелой, коли вру я...
2-й Боярин. Так нужно поразведать, что за рыцари... Пойдемте, может, и догоним...
3-й Боярин. Известно так... мешкать нечего.
1-й Боярин. Так ты, старуха, говоришь, что рицари туда вон побежали, ась?
Ведьма. Да, родимый, туда...
1-й Боярин. Ну ладно... Смотри же ты, старая корга, сиди тут и не зевай; коли девицу увидишь, лови ее и нам кричи... Поедемте в догонку. (Все уезжают и уходят).

ЯВЛЕНИЕ 8-е. Ведьма одна.

Ведьма. (по уходе). Какую то княжну ищут... А мне то што?.. Пускай ищут... А я пойду в свою землянку, запрячусь там подальше... за ужами... Пожалуй, и свои ни зашто тут придушат... (Уходит в пещеру).

ЯВЛЕНИЕ 9-е.

К. Юрий.

К. Юрий. (Выходит из лесу, едва держится па ногах; грудь высоко вздымается). Ох... Ох!.. О, Господи!.. Из сил я... выбился совсем... Она... Точь, вточь... Она... Ох, смерть моя пришла!.. Мерещится мне это... голова горит моя... (Опускается под дубом). Из раны струится кровь... Пить !.. Пить!.. колдунья!.. Ох!.. Горит!.. воды... во... (Не докончив слова, шатается и падает без чувств, на землю).

ЯВЛЕНИЕ 10-е.

К. Юрий и Странник.

Странник. (Долго еще до выхода на сцену, он поет что то духовное и с пением выходит).

«Господи прибежище и Спаситель мой, кого убоюся.»

Вот тут в уединении посижу и помолюсь... А то там, в стане, такая неурядица идет, что Господи только помилуй... И крик, и шум, и вопль, и смерть... Господи!.. Господи помилуй!.. Эх! хе, хе, хе!.. (Вздыхает). Суетятся люди о мирском... кричат, режут друг друга, а того не мыслят, что все предстанут пред грознаго Судию... О, Господи, помилуй мя!.. (За кулисами шум). Чу! ни как сам князь скачет сюда? Это его голос!..

ЯВЛЕНИЕ 11-е.

Теже, кн. Кейстут на коне и за ним много бояр (русинов литвинов) и Григорий.

Кейстут. (Увидев Странника). Тут кто?..
Странник. (Кейстут уезжает с боярами, а Григорий подходит к Страннику).
Григорий. Это ты, батюшко крестный?
Странник. Я, Омулич... 4) Я, мой сын..
Григорий. Не видал, батюшко крестный, княжны Бируты?..
Странник. Не видал, Омулич, не видал... Где ее теперь сыщешь... В этом бору колдунов и колдуний много, — гляди что у них спряталась...
Григорий. Еще бы ничего, кабы у колдунов спряталась, нашлиб... А вот беда, коли на зверя лютого навернется... Ну, я пойду за князем, а то хватится, — тогда беда!.. Прощай, пока. (Уходит).

ЯВЛЕНИЕ 12-е.

Странник и Кн. Юрий.

Странник. (Помолчав). Ночь то какая тихая сегодня... Благодать Божия!.. На небе звезды таково ярко горят... Светит месяц... О, Всевышний! Творец Милосердный! Хорош твой мир!.. Как не молиться и не веровать в Тебя, видя дела рук Твоих!.. От радости душа трепещет... А что будет в том мире, на небе?!.. для тех, которые удостоятся царствия Твоего?!.. О, господи, помилуй мя!
К. Юрий. (Стонет). Ох!.. жжет, горит!..
Странник. Кто то стонет?!..
К. Юрий. Воды!.. ох!.. умираю!..
Странник. Кажись под дубом?.. (идет и смотрит). Боже рыцарь... Рука в крови!..
К. Юрий. Кто... в Бога... ве... пусть...
Странник. Говорит порусски и голос его мне памятен... (нагибается и смотрит). Господи Христе! Да ведь это князь Юрий!.. Он и есть... Что с ним сталося?.. Сказали, что он убит... В мантии? Должно, из полона убежал... Князь Юрий... Князь Юрий... Очнись... Нет не глядит!...
К. Юрий. Воды... пить!..
Странник. (Поспешно встает). Со мной есть жестяная кружка, а тут вот есть и родник (Бежит налево за сцену и сейчас же возвращается с водой к Юрию). Выпей скорей, князь (подставляет ему кружку к губам, к. Юрий пьет. Потом Странник вспрыскивает водой и крестит). Что князь Юрий?.. Аль еще принесть водицы?..
К. Юрий. (приподнимается). Спасибо тебе... Скажи, милостивец, кто подал мне воды?...
Странник. Неужто, князь Юрий, меня ты не разпознал?..
К. Юрий. Недужится мне больно... В глазах темно... Уж не ты ли князь Иван?..
Странник. Я грешный... я... Вот сподобил Бог тебе помочь... Слава Христу небесному!..
К. Юрий. Не чаял я, князь Иван, жить больше... смерть была близка, да ты вот возвратила мне жизнь... Обними меня как родного сына, а я не могу, рука моя... Странник. (Обнимает его и целует). Благословен Господь наш отныне и довеки!.. Привстань, князь Юрий, я помогу, да присядь вот к камню, я руку твою перевяжу, а то струится кровь... (поднимает его и сажает спиной к камню). Воды еще осталось, я помочу да перевяжу, у меня есть плат... (Во все время следующаго разговора он перевязывает ему руку). Зачем ты мантию латинскую надел, князь?
К. Юрий. Бежал я в ней из полона... Где мы теперь, князь, с тобой?
Странник. В лесу...
К. Юрий. За чем?
Странник. Не знаю ты зачем зашел сюда, а я с князем Кейстуием и с его дружиной иду в Троки.
К. Юрий. Из Полунги?
Странник. Из Полунги...
К. Юрий. А где же князь Кейстутий?
Странник. Здесь недалече... Тут стан княжеский близехонько... А сам он с боярами княжну Бируту ищет...
К. Юрий. Какую княжну Бируту?!
Странник. Дочь князя Выдымунда... Он насильно увез ее из капища Прауримы; жениться хочет... А она нынче я убежала, Бог весть, куда; теперь гонцов погнали во все стороны... Ну вот я и покончил... перевязал, дай Бог на здоровье!..
К. Юрий. Она вся в белом, со звонками?..
Странник. Ну да... Она в наряде вайделотки...
К. Юрий. Княже!.. княже!.. я видел ее!.. я видел ее!.. Вот здесь на этом месте... Мне чудилось, что это волшебство колдуньи, дьявольское наважденье, мне чудилось, что все мне это в грезах видится... Я боялся подойти к ней, я бегал за ней... Теперь я вижу, что видел ее на яву!.. Что это кажись, кричат?.. (За кулисами слышны крики «нашли, нашли.» Трубят в рог).
Странник. Чу! никак нашли!.. Ну, слава Богу! Подъедут наши, тебя, князь, на лошади до стану довезем, а там благословеннаго хлебца поешь, да мясной пищи отведаешь, силы подкрепишь телесныя...

(В это время Кейстут на лошади проезжает сцену, держа на руках безчувственную Бируту. За Кейстутом следуют, бодро, Григорий, латники и ратники пешие).

Странник. (к Юрию). Вот князь Кейстутий, а вон на руках его и княжна Бирута!..
К. Юрий. Она!.. Она!.. Бирута!?!. (Встает, делает несколько шагов, хочет сказать что то, но не может и падает без чувств на землю).

 

(Конец 3-го действия, 5-й картины).
Продолжение

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Ублажение.
2) Для этого нужно, что бы актриса, исполняющая во сне Бируту, была одного роста со спящей Бирутой и также одета. Лицо ея не видно, оно обращено к богам. Лицо к. Юрия видно в профиль. (Авт.).
3) Лев.
4) Так звали по отчеству Григория Русина. (Авт.).

Бирута и Кейстут. Историческия былины, в 5-ти действиях и 8 картинах. С прологом в 2-х карт. Из времен литовских князей Ольгерда и Кейстута. Соч. С. Калугина. Вильна: В типографии Виленскаго губернскаго правления, 1867. С. 47 — 68.

 

OCR © Лариса Лавринец, 2011.
Сетевая публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2011.

 


 

Сергей Калугин      Проза

Обсуждение      Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2000 - 2011