Сергей Калугин.      Бирута и Кейстут

Историческия былины, в 5-ти действиях и 8 картинах с прологом в 2-х картинах, из времен литовских князей Ольгерда и Кейстута


Бирута и Кейстут. Соч. С. Калугина. Вильна, 1867. Действие 4-е
Действующия лица.

(КАРТИНА ШЕСТАЯ).

Бирута.
Веррика, литвинка, служанка Бируты.
Княгиня, первая жена князя Кейстута, лет 30-ти.
Кейстут.
Девицы, бурты и рабыни.

(КАРТИНА СЕДМАЯ).
Великий князь Андрей Ольгердович.
Князь Юрий.
Странник.
Стольник из замка в. к. Ольгерда.

(КАРТИНА ВОСЬМАЯ).
Криве-Кривейто.
Кейстут.
Григорий русин.
Князь Юрий.
Гаштольд.
1-й
2-й Пленные рыцари.
3-й Бирута, в костюме рыцаря.
Гонец из Трок.
Вайделотки.
Вайделоты.
Бурты.
Буртиники.
Вуршайтоги.
Дружинники, слуги и латники Кейстута.

ДЕЙСТВИЕ 4-е.

(Картина 6-я) Покой в трокском замке, 2 двери и 2 окна.

ЯВЛЕНИЕ 1-е.

Бирута, девицы, бурты, рабыни и Веррика.

Бирута (Обращается ко всем и кланяется). За пляску и Дзаукемо Гесме 1) спасибо вам, милыя девицы; но я хочу покою.... Идите, милыя подруженьки, а я останусь с Веррикой.... Когда соскучусь, позову вас. (Все, за исключением Веррики, низко кланяются Бируте и уходят).

ЯВЛЕНИЕ 2-е.

Бирута и Веррика.

Бирута. (Подходит к окну, облокачивается на него и погружается в думы).
Веррика. (Всматривается в Бируту). Добрая княжна, белая ты лилия! — тебе ли — теперь омрачать взор свой грустью и печалью?!... Тебе ли, розовой цветок, вянуть по весне?!... Ты скоро будешь нашей матушкой княгиней; нашей королевой.... Ты прислушайся: и озеро Гальва ласкается в плесках волн своих у гранитнаго подножия твоего.
Бирута. Нет, Веррика! не ласки слышу я в бушующих валах Гальвы, а слезы, плачь и вопль... Утром, когда я смотрела в окно, то мне казалось, что разъяренная Гальва хочет поглотить меня на дно свое; что сам Атримпос хочет моей смертью смыть позор княжеский.... Мне казалось, что и птицы, летая над озером, жалобно кричали о великом грехе Кейстутия.
Веррика. Добрая княжна! этот грех на князя, а не на тебя, и он выкупится от него богатыми жертвами...
Бирута. Он может выкупиться только моей смертью.... Ах, Веррика! Веррика! Разве ты не знаешь, что клятву, данную богине Прауриме, нарушить нельзя, что закон наш велит наказывать смертью того, кто изменяет святой Прауриме?
Веррика. Княжна прекрасная! О твоих добродетелях, о твоем радении к богам нашим слава прошла из конца в конец Литвы.... Боги простят тебе твое невольное замужество с князем Кейстуием. Боги знают, что ты одна будешь защитой нашей веры...
Бирута. Нет, Веррика, мне женой Кейстутия быть нельзя... Слушай: Сегодня ночью святая Праурима явилась мне во сне... Лицо ея было строго, в руках она держала зажженный светочь и со слезами на глазах сказала: «Бирута! посмотри, как чист огонь мой; ужели ты хочешь осквернить его? Ты клятвой обязалась служить мне вечно и ты должна исполнить свой обет. Обманом, потихоньку в будущую ночь выйди из своего покоя, сойди в подземелье, где в цепях томятся три пленных рыцаря, которых князь Кейстутий повезет в Ромнове для благодарственной жертвы, пусть все трое кинуть жребий кому быть освобожденным и тот, на кого падет жребий, пусть снимет свою верхнюю одежду и отдаст тебе, а ты отдай ему свою и пусть он идет куда хочет, а ты надень его оковы, прикрой свое лицо и в храме Перкуна, когда привезут всех вас, не дожидайся, когда будут раздавать тебя, а подойди к пылающему жертвеннику, возми нож и заколи себя!... Я тебе в этом буду помогать.» Тут я проснулась и мне чудилось, что чистая дева стояла возле моего изголовья.
Веррика. (Благоговейно). Святые боги!...
Бирута. Веррика! ты хорошо знаешь, что против воли чистой девы идти нельзя.... Помоги мне, Веррика, сойдти в подземелье....
Веррика. Да умудрит тебя богиня Будте 2), но моя помощь безполезна...
Бирута. Веррика! ужели ты боишься гнева Кейстуиева и не боишься богини Прауримы?
Веррика. Нет, добрая княжна! я не боюсь гнева княжескаго, но чем же я могу помочь тебе?
Бирута. А вот слушай: сегодня ночью, как только месяц засеребрит пенистыя валы Гальвы, и в замке все погрузится в крепкий сон; когда сторожевые оклики будут все реже и реже, — тогда сними свою одежду, я надену ее, а ты надень мою.... В ночной темноте не узнают меня в покоях княжеских, а ключи от подземелья я достану....
Веррика. Но завтра князь хватится тебя и на пытки меня заставят сказать где ты.
Бирута. Мне князь вчерась говорил, что завтра, с первыми лучами восходящаго солнца, трех рыцарей пленных повезет в Вильну для благодарственной жертвы, а так рано он не придет ко мне...
Веррика. Но в подземелье тебя не пустит стража...
Бирута. А разве ты забыла слова святой дивы Прауримы: я буду помогать тебе в этом?

ЯВЛЕНИЕ 3-е.

Те же и Княгиня.

Княгиня. (Тихо входит. Видя, что ее не замечают, она осторожно подходит к столу и торопливо всыпает из свертка что то белое в чашу стоявшую на столе. В сторону). Отрава всыпана; пусть выпьет красавица и мщение мое исполнится...
Веррика. (не замечая княгини). Добрая княжна! Ведь грех твой с тебя снимется старой княгиней, первой женой Кейстуия; ее он хочет в вайделотки на место тебя отослать...
Бирута. Так она жива?!.. она не умирала?.. Святые боги!!...
Княгиня. (Про себя). Смерти моей хочешь?!.. умрешь скорее сама и Кейстутий опять полюбить меня...
Веррика. Жива... Наш князь тоже до времени запер ее в подземелье...
Бирута. Несчастная княгиня!!... О Пеклос, Пеклос! умертви меня лютой смертью, я много бед причинила!...
Княгиня. (Про себя). Умрешь и без Чернобога (идет к двери). Они не заметили меня, хвала богам нашим! И хитрить было не зачем (хочет уйдти).

ЯВЛЕНИЕ 4-е.

Те же и Кейстут.

Кейстут. (Хватает за руку княгиню). Стой, голубка!... Я знаю все.... Я видел все.... (общее движение). За чем ты здесь?...
Княгиня. (опускаясь на колена). Прости меня, король!.. Я... я хотела взглянуть на новую твою княгиню...
Кейстут. Кто выпустил тебя из подземелья?
Княгиня. Не гневись!... Молю сыном моим Патрикием, не гневись!... Меня выпустила стража...
Кейстут. Но не впустит и не выпустит она более. Я тебя сейчас отправлю туда, где ни слез, ни змеинаго лукавства не нужно... где червь обезобразит твой труп (подводя ее к столу). Вот чаша, в ней питье, приготовленное тобою для княгини Бируты (подает княгине), но я заставлю выпить тебя...
Княгиня. Король! (хватает его за ноги).
Кейстут. Пей, княгиня! питье доброе, сама же ты подсластила его.... Что смотришь так злобно на меня?.. Я знаю, как ты вышла из подземелья, как пришла сюда, я смотрел из-за двери, как ты тихонько сыпала отраву в чашу молодой княгини, я знаю где ты достала и отравы.... Тебе не по нраву пришлась свадьба моя с молодой княгиней... Ну так отведай же то, что ты сама приготовила....
Княгиня. Прости меня.... Прости меня, король, не забывай — у меня есть сын....
Кейстут. Он мой, хищная волчица!...
Бирута. Король прости ей, она имеет сына.
Кейстут. Нет, нет я глух теперь ко всем мольбам.... Час ея настал.... Пей же, княгиня!...
Княгиня. Великий король, милый муж мой, зачем ты отвергнул меня бедную от своей груди; вид у нас есть сын? (Рыдает).
Кейстут. Пей же, злодейка!...
Княгиня. Выпью... выпью, господин мой; только позволь мне в последний раз взглянуть на моего беднаго сына Патрикия; позволь мне прижать его к своей груди и поцеловать пред смертью.... Ведь он сиротинкой останется!...
Бирута. Князь, смягчи свой гнев...
Кейстут. Мой гнев утихнет только лишь тогда, когда я увижу ея бездыханный труп... (подносит чашу).
Княгиня. Хоть из двери дай посмотреть на него... на него прекраснаго юношу!... Сжалься над матерью!...
Кейстут. (Силою заставляет ее выпить). До дна пей, княгиня, умрешь без мучения.... Спасибо, выпила!... Веррика! выбрось эту чашу в Гальву... (Отдает чашу Веррике).
Княгиня. (Выпив). И лютой зверь милосерднее тебя.... О, да будет проклят тот день, когда я увидела тебя, злодей... (в Бируте). К тебе... к тебе обращаю моленья мои.... Прости меня!... Не оставь моего сына, моего Патрикия,... люби его как я люблю.... И пусть, когда над моей могилой выростет зеленая травка, мой сын придет туда... И если увидит в рутяных листочках дрожащую росу, то скажи ему, что это слезы несчастной его матери.... Он поплачет обо мне, а может быть и отомстит за раннюю смерть мою моему убийце...... Ох душно!.... Сын!.... Прощай..... А!... (Умирает).

(Конец шестой картины).

 

Бирута и Кейстут. Соч. С. Калугина. Вильна, 1867. Картина 7-я

Картина седьмая

Действие происходит на могильном кургане Гедимина в Вильне.

ЯВЛЕНИЕ 1-е.

Великий князь Андрей Ольгердович, князь Юрий и Странник.

В. к. Андрей Ольгердович. (Первый входит на курган). Помяни, Господи, усопшаго раба Твоего.... зде лежащаго (крестится) в царствии Твоем!... (Странник и кн. Юрий, тоже крестятся). Отпусти ему слепоту поганскую и все его прегрешения и к стаду Христову причти.... (становится на одно колено, поднимает глаза к небу и тихо начинает молиться; потом встает, долго смотрит в землю и делает поклон). Здравствуй, желанный дед мой.... (обращается к спутникам). Давно уж мне не приходилось быть на могиле дедушки, почитай два года.... Чай сердится родимый?! (обращаясь к земле). Не сердись, желанный, не сердись на меня! И на чужой стороне, в славном граде Пскове, я молился о спасении души твоей.... (Садится на землю). Присядем, бояре, поотдохнем маленько.... Виш как здесь все прекрасно — и для глаз то, и для сердца!... Воздух чистый, благоуханный, поют птицы.... журчит дедушкин ручеек 3).... Старушка Нерис 4), словно голубая лента извивается в берегах своих. Налево Вилейка струится.... Вон гридня княжеская, а вон и Верки, где мой прадед Витенес, в орлином гнезде, нашел Лиздейку.... А вон и поляна Купалы.... Внизу город; наш замок.... капище Перкуна.... Вон как блестят на Пятницкой и Никольской церквах золотые купола!... А вон и твоя церковь, князь Юрий.... Покровская; только не горит.... Точно сиротинушка осталась, все ее забыли, ветха стала и золото видно сошло.... Коли Бог даст благополучие в Полоцке мне, — возобновлю эту церковь, успокою прах бабушки Ольги.... (молча, смотрит кругом себя). Больно-хорошо здесь!... Кажись бы, век свой сидел на этом месте!... глядел да думал... думал да глядел!...
Странник. Восхваляющий деяния рук Божиих, восхвален будет и сам.... Буди благословение Божие над тобой, княже Андрее!...
В. к. Андрей Ольгердович. В Пскове таких красивых видов как здесь — нету.... (Помолчав). Ты, князь Юрий, опять к отцу моему от дяди воеводой в дружину перешел?...
К. Юрий. Перешел, великий князь.... Я не люблю сидеть сложа руки, я свыкнулся с ратными походами, люблю смотреть смерти без боязни прямо в глаза.... Когда звучит труба, и Божий день темнеет от пыли на бранном поле, когда мечи бренчат по железной броне и стоны раненных сливаются с криком и воплем побежденных, — вот тогда сладко бывает на сердце у меня, а бражничать в княжеских гриднях я не привык.... Да, теперь князю Кейстутию некогда о ратных походах думать; его сердце полонила княжна Бирута; скоро будет свадьба....
В. к. Андрей Ольгердович. Да, скоро.... чрез неделю....
К. Юрий. Ну так вот сам видишь, княже, гдеж ему думать о врагах теперь?.. А у твоего батюшки — князя я волен, хоть сейчас со сторожевым полком отправиться к синим водам....
В. к. Андрей Ольгердович. Погоди, князь; вот отпируем свадьбу дядину, ну тогда дело я найду и для тебя.... Тебя, князь, во Пскове больно любят все; по сердцу псковичам ты пришолся. Когда я собрал всех псковичей на вече и молвил, что самому мне не приходится княжить во Пскове, — в Полоцк хочу, как велит отец мой, а на место свое пришлю воеводу... то сперва поднялся ропот; потом все в одно слово, точно сговорились — закричали: «уж коли оставлять вместо себя воеводу так оставляй князя Юрия Витовтовича, что был воеводой у твоею отца; от храбр, добр и богомолен и всегда потянет за святую Троицу, а под другим не хотим.... посылай к нам князя Юрия....» Вчерась, как только предстал я пред очи своего родителя, князя Ольгерда, то сейчас же ему об этом молвил, а он мне отвечал: жаль мне князя Юрия отпускать от себя!... он и так много порадел для меня и брата Кейстута; но коли псковичи хотят, пускай его едет наместником.
К. Юрий. (кланяется). Много милостей твоих великий князь!... Но если ты уж задумал послать меня во Псков воеводой, то дозволь отправиться поскорее...
В. к. Андрей Ольгердович. Нет, князь, пожди; сперва попируй на свадьбе....
К. Юрий. Не люблю я шумных пиров, душа к ним не лежит... На многолюдном пиру я буду одинок....
В. к. Андрей Ольгердович. Да дядя Кейстутий не пустит; ты ведь ему жизнь спас; в плену из за нею сидел, так для тебя за княжеским столом почетное место готовят....
К. Юрий. Добрый князь, позволь лучше раньше свадьбы во Псков уехать... Коли заслужил милость, позволь....
В. к. Андрей Ольгердович. Да что с тобой князь ? На лице твоем я вижу грусть злодейку.... Аль может тебя обошли чем нибудь?... Аль обидели?... Поведай мне...
К. Юрий. Напрасно твое безпокойство, великий князь, — я всем доволен....
В. к. Андрей Ольгердович. Отчегож эта кручина на твоем лице?... за чем бежать ты хочешь из своей родины?
К. Юрий. Это так тебе кажется....
В. к. Андрей Ольгердович. Сдастся мне, что не кажется.... Не хитри, князь! я вижу что у тебя на сердце горе.... Лучше поведай мне, как брату, спою кручинушку; может, я и помогу тебе....
К. Юрий. Горя сердечнаго, слава Богу, у меня нет; а если лицо мое изнурено, то ото от ран, еще не совсем заживших....
Странник. Не гожо тебе, князь Юрий, всуе призывать Бога.... Не гожо обманывать добраго и храбраго князя Андрея.... Скажи ему прямо про горе свое: как брату своему, он тебе худого не желает..
В. к. Андрей Ольгердович. Не лукавь, князь Юрий.... Открой мне всю душу свою, а я открою тебе братския свои объятия....
К. Юрий. Нет, князь.... нет, нельзя мне выдать тайну.... Правда, что у меня есть горе, и горе великое, но пусть оно лучше со мной в сырую землю ляжет, чем будут про него знать другие!...
В. к. Андрей Ольгердович. Не бойся за тайну.... Не выдам ее....
К. Юрий. Нет, князь, уволь!..
В. к. Андрей Ольгердович. Клянусь костьми моего деда и моей покойной матушки Марии, что твоя тайна умрет со мной...
К. Юрий. За чем тебе знать мое горе; ведь не поможешь мне....
В. к. Андрей Ольгердович. Почем знать? может и пригодимся.
К. Юрий. Нет, князь... И сам твой осударь — батюшко мне не поможет...
В. к. Андрей Ольгердович. Неужели?!
К. Юрий. Видит Бог, не вру.... Вот от того и рвется мое сердце на чужую сторону, от того то и хочется бежать из родимой земли; мне тошно, мне больно здесь; как полоумный сделался я это время... Ни что меня не радует, ни что не привлекает... Тоска-злодейка охватила все мое сердце... и не дает покою ни днем ни темной ночью... Молитвой хотелось мне исцелить сердечныя раны, но горе мое, кажись, сильнее, молитвы, оно вечно грызет меня, и я не могу молиться! (скозь слезы). Пожалей меня, добрый князь! Я не витязь теперь, а хилой негодный старик.... Все во мне теперь разбито, все разрушено.... Жизнь не мила мне теперь.... Смерти, смерти хочется....
Странник. Слабодушный!... Забыл ты, что сказал Христос Спаситель!?...
К. Юрий. Прости, отче... прости неразумному!.. Красна девица из ума меня выжила... изсушила, загубила!... Господи прости меня!
В. к. Андрей Ольгердович. Кто же эта красна девица?
К. Юрий. Нет, князь, имени ея я не назову, она и сама про мою кручинушку не проведает... Я и то забылся..., обмолвился....
В. к. Андрей Ольгердович. Эх, князь Юрий! не пригоже такия речи слушать от витязя... Да разве нет у тебя богатства, да разве ты не любимец осударя — батюшки.... Да только слово скажи ему, вмиг повенчает на какой хошь красавице... Дозволь я замолвлю слово за тебя...
К. Юрий. Спасибо, господине княже!... Ни твое слово, ни воля осударя — батюшки, ни богатство, ни что тут не помогут, она невеста другого.
В. к. Андрей Ольгердович. Гм!... Да разве нет у тебя друзей, разве нет коня и булатнаго меча, да я первый помогу тебе увезти ее из дому, а повенчаться можешь где хочешь....
К. Юрий. Незнашь ты кто она, так и говоришь; а как узнаешь, то сам содрогнешься, да, пожалуй, и разсердишься на меня....
В. к. Андрей Ольгердович. Роду верно знатнаго?... Да ведь и ты не простого.... Уж не моя ли сестра?...
К. Юрий. Нет, господине княже!.... Моя голубка в когтях у орла....
Странник. Князь Андрей! я скажу за него, эта голубка княжна Бирута, а орел князь Кейстутий...
В. к. Андрей Ольгердович. Вот кто!.... Да, уж из этих когтей не вырвешь ее!...
К. Юрий. Теперь, князь, ты ведаешь мое горе; молю тебя не говори никому о нем, а отпусти скорей меня во Псков; там, может, забуду о княгине Бируте, а здесь оставаться дольше я не могу, это хуже пытки, хуже адских мучений... Она как тень меня преследует...
В. к. Андрей Ольгердович. Как хочешь, князь; поезжай хоть завтра (вбегает запыхавшись стольник).

ЯВЛЕНИЕ 2-е.

Те же и Стольник.

Стольник. (Обращается к К. Юрию). Князь Юрий, тебе приказал великий наш князь Ольгерд сходить в долину рога, в каплище Перкуна и сказать князю Кейстутию, что бы пленных не приносить в жертву; это, дескать, не пригоже делать тогда, когда все виленские христиане собираются по церквам и хотят петь победные молебны и молиться за здоровье князя Кейстута (слышен звон колоколов). Вон уж и заблаговестили!...
В. к. Андрей Ольгердович. Да разве не кому сходить опричь князя Юрия?..
Стольник. Осударь твой батюшко, молвил, что — де другого князь Кейстутий не послушает, а князя Юрия он любит за спасение жизни....
В. к. Андрей Ольгердович. Пойдем, князь Юрий... Дорога-то одна... (к стольнику). Давно ли дядя мой приехал?...
Стольник. Сейчас только и в княжеския хоромы не заходил.
В. к. Андрей Ольгердович. Что это с отцом моим сделаюсь! немецкую погань, проклятых врагов наших жалеть вздумал...
Странник. Его об этом умаливала великая княгиня, твоя осударыня-мачиха Ульяния Александровна...
В. к. Андрей Ольгердович. Добра не в меру!..
Странник. Благослови ее Господь! (крестится). Хулить ее за добрыя дела грешно, она исполняет заповеди Христовы.
В. к. Андрей Ольгердович. Да ведь латинцев то жалеть не следует...
Странник. Бог для всех христиан один; если латинцы заблудились, они и в ответе будут... Священное писание учит нас христианскому незлобию и прощению врагов.
В. к. Андрей Ольгердович. Тебя, старче, не переслушаешь; идем, князь Юрий (уходет).
Странник. (следуя за ними) Благословен господь наш отныне и довека!...

(Конец седьмой картины).

 

Бирута и Кейстут. Соч. С. Калугина. Вильна, 1867. Картина 8-я

Картина восьмая

Храм Перкуна в Вильне, — в долине Святаго Рога.

Внутренность капища, — без крыши, с одним входом. На заднем плане помещается пьедестал из 12 ступеней, из коих каждая полъаршина вышиною и три аршина шириною, жертвенник (или алтарь) вышиною 3 аршина, а шириною 9 аршин 5). Против жертвенника горит неугасаемый Знич. Огонь пылает во внутреннем углублении в стене, которое сделано так искусно, что его не могут потушить ни ветер, ни дождь, а напротив увеличивают пламя. На ступеньках обозначено течение луны. Идол бога Перкуна стоит близь Знича. Направо и налево в нишах помещены множество литовских языческих божков и богинь, между которыми более всех заметны Атримпос и Пеклос.

ЯВЛЕНИЕ 1-е.

Криве-Кривейто, Вайделотки, Вайделоты, Бурты, Буртиники (Буртиники держат в руках Канклис 6), а Бурты Вождис и Туртукле 7)).

Криве-Кривейто 8). (Стоит на пьедестале пред жертвенником, обращается с поклонами то к пылающему Зничу, то к Перкунусу и что то шепчет. Потом падает ниц, встает и долго смотрит на небо, после чего обращается ко всем присутствующим). Внемлите, милыя дети мои, словам моим, их я буду говорить по воле высочайго из высоких богов — над всеми богами, властителя всего белаго и чернаго света, царя мира, отца Прамжу! (Все падают ниц). Велик грех Кунигаса 9) Кейстутия, но велики жертвы его, и любовь к нашим богам. Боги милостивы к нему, прощают ему... Пусть войдет и принесет очистительную жертву, тогда услышит слова богов наших.... Зовите его (Все встают и два вайделота уходят за Кейстутом).
Криве-Кривейто. (Обращается к вайделоткам). А вы, дочери солнца! подложите топливо в огонь, которому вы вечно поклялись служить непорочно.... Воспойте ему лилование.... Сегодня у нас будут великия жертвы...
Вайделотки. (Берут из ниш топлива и подкладывают в Знич, — мешают его щипчиками, 2 из них берут курильницы и положив из Знича в них огня кладут пахучую смолу и окуривают всех).

Хор Вайделоток.

В лучезарном сияньи на небе
Красное солнце блестит
Бурты и Буртиники. (Одни играют, другие поют).
Лило... лило... лило... ло-ло... ло-ло...
                  Лило, отец наш Знич!

Хор Вайделоток.

На земле же во храме Перкуна
Знич ярко горит.
Бурты и Буртиники. (Одни играют, другие поют).
Лило... лило... лило... ло-ло... ло-ло...
                  Лило, отец наш Знич!

ЯВЛЕНИЕ 2-е.

Теже 2 Вайделота и князь Кейстут, Григорий и слуги Кейстута с дарами. (Для жертвы).

Кейстут. (Делает несколько шагов к пьедесталу). Криве-Кривейто! я победил врагов наших, я показал немцам, как сильны и могучи наши боги; я заплатил этим коршунам за осаду Пилоны. Теперь смиренно пришол я с очистительными и благодарственными жертвами (обращаясь в слугам). Подавайте их к жертвеннику.... (Слуги несут попарно разныя жертвы — из серебра, бронзы, мехов, парчей, янтарю и проч. к жертвенику).
Криве-Кривейто. (При пособии нескольких вайделотов, принимает жертвы и кладет их у ног Перкуна, потом обращается к Кейстуту). Возлюбленный кунигас! Тебе я поведаю волю наших богов (Кейстут и все присутствующие преклоняют колена). Твои благодарственныя и очистительныя жертвы боги милостиво принимают.... Ты вирный поклонник наших богов, — крепкая твердыня нашей виры, славный наш, кунигас Кейстутий; ты верно исполнил завет Вайделута и его брата Брутена, ратную добычу ты разделил пополам с богами нашими.... Но у тебя много пленных рыцарей, — скверных немцев, — боги требуют в жертву двух из них....
Кейстут. Криве-Кривейто!.. Я привез с собой трех латинских поганцев, принеси из них по одному, Перкуну, Атримпосу и Пеклосу (к Григорию русину) Ступай! введи со стражей сюда трех белых ястребов с красными крестами. (Григорий неохотно повинуется и уходит, что то ворча про себя).

ЯВЛЕНИЕ 3-е.

Теже без Григория-Русина.

Криве-Кривейто. Велика любовь твоя к богам нашим, велики жертвы твои, но и велик грех твой, наш славный Кунигас!... Ты первый нарушил завет наших дедов, перешагнул чрез порог храма непорочной Прауримы и силою увлек из него вайделотку Бируту; ты сам знаешь, чего достоин за свой поступок....
Кейстут. Криве-Кривейто!... Я не мог не согрешить; это предопределение отца Прамжимаса....
Криве-Кривейто. О, великий кунигас земли литовской, — гроза для всех соседей наших! Разве я не знаю, что этот грех сотворил ты по воле Прамжимаса?... Знаю и то, что всякий грех очищается огнем. По нашему завету, тебя должно бы сжечь на костре, вместе с Бирутой, но боги наши милостиво прощяют тебя и разрешают взять в жены свои Бируту.... Только Перкунус требует за это от тебя, что бы ты не дозволял русинам христианам больше строить церкви здесь и уничтожать наши храмы и святыя рощи....
Кейстут. (Встает). Отец мой! это не в моей власти; тут княжит, как сам ведаешь, брат мой Ольгерд.
Криве-Кривейто. Боги требуют, что бы ты заставил Ольгерда сделать это...
Кейстут. Нет, мой отец! я сделать этого не в силе... Не мне неразумному, вразумлять мудраго моего брата Ольгерда... Он не послушает меня... Да и язык бы не поворотился промолвить слово об этом. Брат Ольгерд и я родились от матери христианки.... Не говориж мне более о русинах.... Завет, как видишь, сам я исполняю свято (слышен звон колоколов в отдалении). Ты слышишь гул христианских колоколов?!.. Не тревож же костей моей покойной матери!...
Криве-Кривейто. Пусть будет по твоему хотению, великий кунигас; но только обрати свой взор на другую поганскую веру, которая с огнем и мечем врывается в Литву, но находит отпор в верных наших жмудинах; эта вера ненавистна жмудинам, литовцам и даже христианам русинам. Без огня, без крови, она свободно ворвалась в Вильну, и укоренилась в доме Гаштольда.... О, великий кунигас! Ужели ты допустишь свить у нас гнездо хищным ястребям?!.. Ужели кровь пролитая на бранных полях и кости наших дедов, отцов и детей наших не требуют мщения проклятым латинцам — грабителям?!... Подумай, великий кунигас!...
Кейстут. Не печалься, Криве-Кривейто о Гаштольде! примеру его никто не следует, жители Вильны с ожесточением смотрят на дом Гаштольда, ониб и праху его неоставили, колиб не был Гаштольд знатным и любимым боярином у брата Ольгерда.... Пускай себе молится с женой да с своими монахами.... В веру его ни кто не переходил и не перейдет....
Криве-Кривейто. Ко мне два раза приходили жители Вильны, почитай все христиане-русины, — с угрозами и с великим воплем говорили мне: «Ты господине, лет пятнадцать тому назад вытребовал сперва двух, а потом одного литовских бояр царедворцев, принявших наше православие и лютой смертью замучил их; для чего же теперь ты не требуешь у Ольгерда боярина Гаштольда, — принявшаго латинскую веру?...» И много и долго они издевались над моим безсилием; были и такие, которые на место Ромнове, где горит неугасаемый Знич, плевали, бросали каменьями и сквернословили наших богов.... Твой брат, великий кунигас Ольгерд все видел это из верхняго замка и глух был ко мне и к моим посланцам....
Кейстут. Не мне быть учителем Ольгерда.... Его удел, его и воля,...

ЯВЛЕНИЕ 4-е.

Теже без, Григорий-Русина 3 тевтоньских рыцаря, — со связанными руками, и много дружинников к. Кейстута.

Кейстут. А вот и кровавыя жертвы.... Начинай, отец святой завет наш...

Криве-Кривейто. (обращаясь к вайделотам). Впустить вуршайтосов 10) (два вайделота уходят).

Кейстут. (к рыцарям). Ну, храбрые на словах витязи! молите ваших богов о замогильной жизни, земная же жизнь ваша приходить к самому концу.... Час вашей смерти настал, вы будете благодарственной бранной жертвой богам нашим.... Умирайте же как подобает умирать ратным людям...
1-й Рыцарь. Княже! мы пленники твои, и ты с нами можешь делать, что захочешь; но ведь и ты был пленником у нас, тебя тоже взяли с ратнаго поля; но мы с тобой так не обходились и не поступали.... Смертью мы тебе не грозили....
Кейстут. Еще бы смертью начали грозить!... Я кунигас удельный, я был страшен вам.... За смерть мою русины, литвины и жмудины по ветру развеяли бы все ваши твердыни, реки и ручьи наполнились бы не водой, но вашей кровью....
1-й Рыцарь. Нас ничто не страшить.... Не боязнь заставляет так поступать с пленниками и узниками, но христианское милосердие....
Кейстут. Хорошо ваше христианское милосердие!... Вы огнем и мечем навязываете вашу веру, а кто не принимает и упорствует, того вы топите в реке, как кошку, как собаку; гдеж ваша христианская любовь к ближнему?... Где ваше христианское милосердие?... Я сам, не хуже вас ведаю христианское правило.... У меня мать была христианка....
1-й Рыцарь. Колиж тебя вскормила и взлеяла мать христианка, зачем же ты не бросишь до сих пор свое языческое поганство?...
Кейстут. Не хищному ястребу судить о полете орла....
1-й Рыцарь. Но ведь и орел питается тем же чем и ястреб.... ведь и орел, слетая с поднебесья на землю, также уносит свою добычу в гнездо свое....
Кейстут. Полно тебе, рыцарь, говорить по пустому.... Приготовь лучше себя и своих товарищей к смерти....
1-й Рыцарь. Мы хоть сейчас готовы умереть за веру Христову...
Кейстут. И говорить этого не смей!... За веру Христову я не приносил ни кого в жертву и не принесу.... Я приношу вас в благодарность богам нашим за мою победу...
2-й Рыцарь. (опускаясь на колена). Тенью матери твоей христианки, молим тебя: смилуйся над нами, мы еще молоды и жить хотим, нам рано умирать!... Дозволь лучше служить твоими дружинниками, мы будем верные слуги твои...

Кейстут. Нет... Нет!.. Вы должны умереть сейчас!..

Криве-Кривейто. Да, сейчас; того требуют боги...

2-й Рыцарь. (сквозь слезы). Я свою латинскую веру переменю на веру покойной матери твоей, только не убивай меня...

Кейстут. Трус подлый!...

1-й Рыцарь. Прости ему, княже, за его малодушество; он еще недавно оставил отеческий дом.... Но он умрет вместе с нами....

ЯВЛЕНИЕ 5-е.

Теже без, 2 вайделота и 4 вуршайтоса.

Кейстут. (К рыцарям). Обряд жертвенный сейчас начнется....
1-й Рыцарь. Позволь нам помолиться, княже!
Кейстут. Молитесь!
1-й Рыцарь. (обращается к 2-му). Умирай как следует умирать Христовым рыцарям. Молись и веруй, что Господь ожидает нас в горнем Сионе...
2-й Рыцарь. (В изнеможении). Милый отец мой, дорогая мать моя!!.. Прощайте на веки!... О, мой Господь!... Мой Господь!...
1-й Рыцарь. Молись несчастный!...
2-й Рыцарь. (Указывая на 3 го рыцаря, у котораго все это время лицо было закрыто). За чем эта женщина не заменила меня, а другаго?!. Я бы теперь, бежал в родную землю....
1-й Рыцарь. Молчи, болтун! Князь узнает тайну, а мы поклялись крестом сдержать ее и должны.... Она женщина, и то не трусит смерти.... Смотри на нее и мужайся!...
Криве-Кривейто. (к жрецам). Подложите на жертвенник дров, зажигайте костры священные и начинайте лилование (Вайделоты приносят дрова и на жертвеннике делают костер. Вуршайтосы подвязываются белыми поясами, кладут на свои головы дубовые венки и берут жертвенные топоры). Теперь подойдите сюда, дети мои, я окроплю вас водой небесной. (Все жрецы и жрицы подходят, он окропляет всех их водой из большаго вызолоченнаго кувшина, дубовой веткой, потом обращается к Перкунусу) Великий бог земли и неба! В честь тебя сейчас польется кровь христианская, упейся ею и умилостивись!...

ЯВЛЕНИЕ 6-е.

Теже без и Гаштольд.

Гаштольд. (Поспешно обращается к Кейстуту). Грозный кунигас земли литовской! Тебя молю я на коленах (становится на колена) не приноси кровавой человеческой жертвы!...
Кейстут. Уйди с глаз моих, проклятый отступник от веры отцов своих!... Я знаю, кто послал тебя просить меня... Эх, боярин! Не пригоже тебе плясать под женскую туртуклэ.... Ступай к своим францисканам и молись с ними о спасении душ трех рыцарей....

ЯВЛЕНИЕ 7-е.

Теже без и кн. Юрий.

К. Юрий. (Подходит к Кейстуту и делает ему поклон) Челом тебе бью, великий князь Кейстутий!... Твой брат, а мой король Ольгерд послал меня к милости твоей. Он поручил сказать тебе, что по всем церквам в Вильне, служат христиане православные победные молебны и молятся о твоем здоровье; так ради этого умилостивись и не приноси полоненных рыцарей на жертву....
Кейстут. Князь Юрий! на это я отвечу тебе так: ты много сделал для меня, я не успел как следует поблагодарить тебя....
К. Юрий. (Кланяясь) Не чинися, великий князь!
Кейстут. Прошу же тебя, князь Юрий, ко мне, на свадебный пир за наш княжеский стол.... А с братом Ольгердом я сам после кровавых жертв увижусь.

ЯВЛЕНИЕ 8-е.

Теже без и гонец.

Гонец. (Подходит к Кейстуту). Великий наш король, беда случилась... Великая беда!
Кейстут. Ну, говори, какая?
Гонец. Княжна Бирута убежала....
Кейстут. Как?...
Гонец. Не ведаю; ни кто не ведает.... Тиун допрашивал на пытке Веррику, она тоже не знает, куда девалась княжна, несвязно говорила что то о богини Прауриме... Но понять нельзя было...
Кейстут. Погоня послана тиуном?
Гонец. Во все концы...
Кейстут. Скачи опять в Троки!.. Всю стражу, которая стояла в эту ночь, утопить в Гальве до моего приезда... Я скоро буду сам, и я сам погоню поведу (смотрит на Юрия). Я знаю, где она должна скрываться... Я знаю этого князя, которому свадьба моя не по сердцу приходится!... Не даром он в дружину к брату перешел... Князь Юрий, поведай лучше прямо без обмана, где княжна Бирута, а не то уж не гневись.... Я придумаю тебе такую казнь, которая неизвестна и самому Войшелгу 11)...
К. Юрий. Видит Бог, великий князь, я ни чего не знаю...
Кейстут. Не то ты после заговоришь, князь Юрий... (к своим латникам). Схватите и закуйте в цепи доблестнаго князя Юрия, да за крепкой сторожей везите в Троки (к гонцу); а ты скачи вперед, и вели тиуну приготовить ремни с гвоздями да колесо железное... Берите же князя (латники Кейстута, обезоружают князя Юрия и надевают цепи). Увидим, князь Юрий, кто кого перехитрит!
3-й Рыцарь. (Подходит к Кейстуту, сбрасывает с себя покрывало). Здесь твоя Бирута... Пред жертвенным костром...
Кейстут. (Пораженный). Как?...
Бирута. О, кроважадный Лютос! И ты еще хочешь, что бы я была женой твоей!... Так знай же, что в побеге моем виновна только одна святая богиня Праурима, над которой твоя власть ничтожна и безсильна, ея же могуча и непобедима.... За чем же ты безвинных обижаешь?... Бей челом теперь князю Юрию, твоему спасителю, без котораго ты тлел бы в земли поганской и котораго отблагодарить ты так покняжески!.. Проси, что бы он простил тебе твое зверство.... В твоих глазах огонь и кровь; я вижу что мои слова не по сердцу пришлись... Но гнева твоего я не боюсь теперь.... Здесь место молитвы и покоя... (Обращается к Криве-Кривейту). По велению святой девы Прауримы, я заменила рыцаря и обрекла себя на жертву в честь ея.... к тебе я обращаюсь, святой отец, избавь меня от когтей Лютоса; я вайделотка, но кунигас Кейстутий нарушил завет святой девы и силою увез меня из храма Прауримы , силой же хочет заставить меня быть его женой... Вели же ты своим Вуршайтосам заклять меня скорей и бросить на костер (преклоняет колена). Пусть желание богини Прауримы исполнится... Пусть грех Кейстутиев очистится моим сожжением...
Криве-Кривейто. Нет, добрая княжна! тебя сожечь нельзя теперь... Боги умилостивились над кунигасом Кейстуием и изменили свое решение... Они повелевают тебе быть женой трокскаго короля Кейстутия и вместе с ним ограждать нашу веру от христианских гонений....

(Конец 8-й картины и 4-го действия).

Продолжение

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Веселыя песни.

2) Богиня мудрости.

3) Он протекает, между могильным курганом и Бекешовой горой.

4) Река Вилия.

5) На сцене все это может быть сделано в уменьшенном виде, но только непременно в указанном порядке; так как размеры и описание храма мной взяты из исторических документов, против которых грешить нельзя. (Авт.)

6) Разнаго рода свирели. (Авт.).

7) Инструмент в роде арфы или гуслей. (Авт.).

8) Криве-Кривейто — должен быть непременно опоясан 49 раз — вокруг стана и на голове великий остроконечный колпак. (Авт.).

9) Князя. (Авт.)

10) Заклатели или резуны. Они резали людей, которых приносили потом в жертву. (Авт.).

11) До принятия христианства, Войшел изумлял своим зверством и казнями. (Авт.).

Бирута и Кейстут. Историческия былины, в 5-ти действиях и 8 картинах. С прологом в 2-х карт. Из времен литовских князей Ольгерда и Кейстута. Соч. С. Калугина. Вильна: В типографии Виленскаго губернскаго правления, 1867. С. 69 — 89.

 

OCR © Лариса Лавринец, 2011.
Сетевая публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2011.

 


 

Сергей Калугин      Проза

Обсуждение      Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2000 - 2011