Георгий Клингер.     Жатва Божия


По полям безконечным блуждаю -
Проплывающим тучам пророк.
Знаю: страшные ангелы далей,
Поднимаясь, восхвалят Восток.

Мне никто никогда не поверил,
Что весне не бывает причин.
Сквозь времен затворенныя двери
Всюду входит Божественный Сын.

Мы пророчим, взываем и плачем,
И пугаем в полях тишину,
И теряем слова, как удачу,
И не верим в Христову Весну.

Г. Клингер. Жатва Божия. "Священная Лира", Зарубежье [Варшава], 1937. С. 17.

 

Л. Н. Гомолицкому

Птицы в выси неземной поют.
Над ручьем сплелись сухия лозы.
А в сквозном, совсем пустом раю
Кое где стоят еще березы.

Золотистые лучи струятся
В жарких сучьях, травах на воде.
И Христос, забывший о кресте,
В ветхих ризах ходит, полный счастья.

Г. Клингер. Жатва Божия. "Священная Лира", Зарубежье [Варшава], 1937. С. 18.

 

З. Н. Гиппиус

Греми в просторах мой библейский стих!
Повисли солнца тяжкия вериги.
Христос стоит, затерянный в полях,
С разогнутой, как на иконе, книгой.

Как искры, веют миллионы лет.
За ним несет свечу и вечность инок.
А люди смотрят, видят только свет
И вновь ползут во тьму своих землянок.

Г. Клингер. Жатва Божия. "Священная Лира", Зарубежье [Варшава], 1937. С. 19.

 

На меже в золотых туманах
Отдыхал всепобедный Христос.
От пылания маков багряных
Казалось, вспыхнет рожь.

И Ангелы в облаке белом
Над печальной равниной земной
Недвижно плыли, боялись
Сойти в эту пыль и зной.

И в тихой скорби смотрел Он
На взметенныя, черныя дали
И был добрый, как ветер весной.

Г. Клингер. Жатва Божия. "Священная Лира", Зарубежье [Варшава], 1937. С. 20.

 

Священной Лире

Повсюду светятся вещи
Приближением дивным Христа.
А ветер гордый и вещий
Целует нас в лоб и уста.

И бегут чуть заметныя тени,
Поклоняясь, дрожа и струясь.
Становитесь в полях на колени!
Чья то Слава пронзила нас.

Г. Клингер. Жатва Божия. "Священная Лира", Зарубежье [Варшава], 1937. С. 21.

 

Слияние немолчных голосов
Между мирами в облачном пролете.
Огромный шум вещей, живых в дремоте.
Души в пространства уносящий зов.
Г. Клингер. Жатва Божия. "Священная Лира", Зарубежье [Варшава], 1937. С. 22.

 

Тот же Бог без конца преходящий...
Тот же храма и дома уют...
Те же шумно-зеленыя чащи...
(Точно те же деревья - в раю).

Тот же грустный от века до ныне
На ветру пресекаемый стих...
Тот же миф безпредельный и синий...
Та же слава от туч грозовых.

Г. Клингер. Жатва Божия. "Священная Лира", Зарубежье [Варшава], 1937. С. 23.

 

Здесь деревья встали над водой
Неподвижной длинной вереницей.
И в печали страшной, неземной
Здесь поют, перелетая, птицы.

Молча мы сошли в глубокий ад -
Над водою куст подъемлет руки.
Вереницей длинною стоят
Души, осужденныя на муки.

Г. Клингер. Жатва Божия. "Священная Лира", Зарубежье [Варшава], 1937. С. 24.

 

Круг солнца высохший и черный
Мерцает малыми лучами,
И человек на синий терн
Ложится - распятый полями.
И все безгласней и нежнее
На гиблых травах стынут души,
И, отделившись от ветвей,
Уходят листья в безвоздушье.
Г. Клингер. Жатва Божия. "Священная Лира", Зарубежье [Варшава], 1937. С. 25.

 

В благоухании раскинутых ветвей
Глубь синяя грозит всему пределом.
Пластинка грамофонная в траве
Кружится и поет о счастье белом.

И дети синия из тьмы кустов
Выходят танцовать на фоне бора.
Но шепчет нить бегущих облаков,
Что скоро срок предельный, очень скоро...

Г. Клингер. Жатва Божия. "Священная Лира", Зарубежье [Варшава], 1937. С. 26.

 

Простор так близок и до боли ясен.
Прозрачный ветер веет и звенит.
Текут леса, встречая холод весен.
Мир безупречно светел и открыт.

Понятно все - мир близок
к завершенью,
Бог глубину покинул и забыл
И ангелы видны за дальней синью,
Плывущей близко, точно дым кадил.

Г. Клингер. Жатва Божия. "Священная Лира", Зарубежье [Варшава], 1937. С. 27.

 

Над простором дыханием грозным
Колышется злой эфир.
Под солнцем низким и поздним
Изменяется страшный мир.

Мелькает в полях перед жатвою
Одинокая тень Отца.
Помилуй, Господи, чад Твоих,
Ждущих в тоске конца.

Покорно душа моя ляжет,
Когда закружится пыль.
Там Ангелы держат тяжкие,
Отточенные серпы.

Г. Клингер. Жатва Божия. "Священная Лира", Зарубежье [Варшава], 1937. С. 28.

 

Темные бросьте вопросы!
Слушайте Божью молву!
Ходят прекрасныя косы
Через густую траву.

Ветер такой величавый,
Точно приснившийся нам,
Гулом взметает дубравы,
Льется, шумит по буграм.

Эти просторы - дом Божий
(Небо, сверкание, прах...)
Бог, как огромный прохожий,
Тонет, плывя в облаках.

Г. Клингер. Жатва Божия. "Священная Лира", Зарубежье [Варшава], 1937. С. 29.

 

Моему отцу

Мы покинули призрачный рай
И таинственных Ангелов рать,
Чтоб узнать обетованный край,
Лучезарную схиму принять.

Опускается тихо с высот
Золотистою ризою мгла.
Светлый пахарь за плугом идет,
Точно ангел, забывший крыла.

Всюду страшная дремлет земля.
Где то Божий колышется сад.
И лежат плащаницей поля,
И березы в просторах грустят.

Г. Клингер. Жатва Божия. "Священная Лира", Зарубежье [Варшава], 1937. С. 30.
Антология русской поэзии в Польше. Союз Русских Писателей и Журналистов в Польше. Варшава 1937. Drukarnia P. Szwede, Warszawa, Warecka 9. С. 17.

 

Издания
"Священной Лиры"
1. Георгий Клингер "Небесный плуг"
2. Л. Гомолицкий. "Ода смерти. Баллада"
3. А. Кондратьев "Вертоград небесный",
Л. Гомолицкий "Сотом вечности",
Г. Клингер "Жатва Божия"
4. Юрий Иваск "Опыты" (готовится к печати)

А. Кондратьев. Вертоград небесный. Л. Гомолицкий. Сотом вечности. Георгий Клингер. Жатва Божия. "Священная Лира", Зарубежье [Варшава], 1937. С. 3 - 8.
Напечатано в количестве двухсот экземпляров в Зарубежье в тысяча девятьсот тридцать седьмом году.
Zakl. Graf. P. Szwede, Warszawa, Warecka, 9, tel. 509 31.

 

Подготовка текста © Александр Велецкий, 2004.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2004.


 

Георгий Клингер    Обсуждение

Поэзия     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2004