Дорофей Бохан. Мифотворчество А. А. Кондратьева
Не оккультизм - а демонология. Изследования А. Брюкнера, Л. Нидерле, И. Махаля и др. Выдумка Яна Длугоша. 69 сонетов Кондратьева. Их поэтическая ценность.

 

         Известный русский писатель и поэт А. А. Кондратьев, проживающий в своем имении близ Ровно, выпустил в свет небольшую книжку стихов под заглавием "Славянские боги"*. Это - сборник 69 сонетов, написанных превосходным, чеканным стихом, опытной рукою настоящаго поэта.
         А. Кондратьев - поэт старой, пушкинианской школы. У него нет ничего от современных "измов", нет даже ассонансов; стих его - красив и гладок, без вычурных рифм, читается легко и свободно. Что касается мифологии, автор является одним из редких специалистов в этой области - русскаго и славянскаго фольклора. На Волыни, среди знакомых, А. А. Кондратьева называют в шутку "специалистом по чертям". Но в шутке этой много правды. Лишь такой специалист может решится выступить перед читающей публикой с "демонологическим" романом, каковым является его роман "На берегу Ярыни" (Берлин 1930). Это - не оккультный роман в духе Крыжановской-Рочестер, не спиритическая повесть a la Конан-Дойль последняго периода: это материализация, воплощение в живые, поэтические образы водяных, леших, русалок и т. д. Можно по разному оценивать этот роман - но невозможно отказать ему в совершенно исключительной оригинальности. Не менее оригинальны и прежния мифологическия произведения А. А. Кондратьева: роман "Сатиресса" (1907) и разсказы, собранные под общим заглавием "Белый козел" (1908).
         Приступая к разсмотрению последняго сборника "Славянские боги", необходимо ответить на вопрос: имеет-ли какой-нибудь смысл возстановление в наше время - если уж не культа, то просто памяти о каких-то старых языческих богах? На это ответить нетрудно: все зависит от того, как подойти к данному вопросу. Если подобную тему разрабатывает поэт - он создает, конечно - в меру своего таланта, цикл ярких образов, красивых картин, дает интересное и ценное в художественном отношении произведение поэзии. Ведь предметом поэзии может быть все решительно: мир реальных явлений и мир фантазии… Совсем другая картина получается, если вопрос о мифах будет затронут ученым изследователем; пустив в ход, по крылатому словечку изследователя, "стеклышко мудрости", он увидит то, чего не хочет видеть поэт: т. е. что мифы - и впрямь суть мифы, т. е. выдумка, фантазия…
         Это хорошо понимает А. А. Кондратьев, который в предисловии к своим стихотворениям сам указывает, что "почти все славянския божества, не упомянутыя средневековыми летописцами, и отчасти даже и упомянутыя ими, взяты в настоящее время учеными под сомнение". Выражение это - слишком мягкое.
         Если у А. Н. Афанасьева ("Мифологическия воззрения славян на природу", "Сказка и миф"), Ф. И. Буславеа ("Оч. рус. нар. слов" т. II) или у чешских исследователей Л. Нидерле ("Быт древних славян") и И. Махаля ("Славянская мифология") встречается множество божеств разных сортов и степеней, то уже у А. Н. Пыпина ("Ист. Рус. Лит.", т. IV) их очень немного, а у польскаго ученаго А. Брюкнера ("Mitologja Polska", "Dzieje kultury polskiej" и ряд статей) - от "славянскаго Олимпа" не осталось ничего. В новейшем издании своей интереснейшей работы (1924 г.) Л. Нидерле полемизирует с А. Брюкнером, выступая в защиту целаго ряда славянских божеств - но, надо признаться, неудачно.
         Не вдаваясь в излишния подробности, неуместныя в настоящей заметке, отсылаем читателя к книге А. Брюкнера "Mitologja Polska" - там знаменитейший польский славист, во всеоружии современной науки, докапывается до "происхождения" всего славянскаго Олимпа: Ладо, Иесса, Лель, Попель, Дзидзеля, Дзеванка, Похвист-Позвизд и т. д. А. Брюкнер доказал, что весь этот Олимп был просто выдуман польским историком XV века Яном Длугошем. Длугош писал ("Mit. Pol." str. 17): "Известно, что Поляне верили и чтили Юпитера, Марса, Венеру, Плутона, Диану и Цереру. Юпитера они на своем языке называли Иеша; Марса - Лядо; Венеру - Дзидзеля; Плутона - Ния, Цереру - Мажана, Диану - Дзевана". Позднейшие хроникеры и летописцы повторяли фантазии Длугоша, свидетельствуя об их истинности. В изследовании А. Брюкнера точно указано - какие источники были в распоряжении Длугоша, и каким образом он "дошел до создания" всех этих никогда несуществовавших в воображении народа божеств. Ведь понятно совершенно, что в XV веке народ, крещеный в X веке, не мог чтить или хотя-бы помнить даже и действительно чтившихся в IX - X век. старых богов! Длугош, из своего славянскаго и польскаго патриотизма, хотел доказать, что древние славяне были не менее культурны, чем древние греки и римляне; они знали даже богов последних - только называли их по "своему"…
         Но в лице А. А. Кондратьева мы имеем не ученаго изследователя, а фольклориста - поэта. Независимо от того, существовали-ли в памяти народа Сыварог, Волос, Перун, Мокош, Стрибог, Дажбог и т. д. - в его изящных, безукоризненных по форме сонетах мы имеем характеристику целаго ряда богов, божков и демонов-духов древних славян.
         Автора, пожалуй, можно упрекнуть в несовсем удачном выборе формы, в которую он облек свою "славянскую мифологию": лучше было-бы, еслибы он не стеснял себя формою сонета, имеющаго свои законы, выработанныя веками (Петрарка, Данте - XIII в.) а писал свободно, разнообразно по своему усмотрению.
         Сами по себе стихи А. А. Кондратьева прекрасны. Вот начало "Перуна":

"Я - князь богов, Перун. Престол мой выше туч;
Далеко молнией разит моя десница;
Грохочет по небу, сверкая, колесница,
Когда я мчусь на ней, ужасен и могуч".
А вот как начинается по небу "Стрибог":
"На острокрылаго огромнаго стрижа
Похожий издали, стрелой пронзаю тучи;
Над скалами лечу, кружася и визжа,
Я - ветров буйных князь и дед, Стрибог могучий".

         Трудно от поэта требовать точности ученаго, и не в укор будь сказано А. А. Кондратьеву, что едва-ли А. Брюкнер или Л. Нидерле могли-бы согласиться с производством имени "Стрибог": от названия птицы стрижа! Лет восемьдесят тому назад К. В. Войцицкий производил "Варшаву" от Варша и Евы!… Досужие "изследователи" слова Могилев производили от "могилы льва", очевидно, прибежавшаго из Африки и скончавшагося на берегу Днепра. Трудно также из имени Pripegala, упомианаемаго в древней рукописи XII в., делать "Припекало" - бога огня! Брюкнер упоминает божка "Переплюта" - столь-же подозрительный бог, как и Припекало!
         Превосходен сонет "Полудница". Невольно хочется сравнить изображение этой богини, данное А. Кондратьевым, со знаменитой чешской балладой Яна Неруды. "Полудница" - чешскаго поэта - не добрый дух, обходящий поля и селения в жаркий день, а злобное существо, отнимающее (т. е. лишающее жизни) ребенка у матери, вследствие неосторожнаго обращения последней к Полуднице.
         Не будем подробно останавливаться на отдельных стихотворениях, в этой необыкновенной книге стихов; не будем также делать многих выписок - для всякаго любителя подлинной, не изгаженной "измами" поэзии - небольшая книжка А. А. Кондратьева явится источником большого эстетическаго наслаждения.
         69 сонетов А. А. Кондратьева - это подлинное мифотворчество, не имеющее прецедента в истории русской поэзии. В блестящей эпопеи Юлия Зейера "Вышгород" мы имеем дивные образцы подлиннаго мифотворчества в чешской поэзии - в области эпоса; А. Кондратьев - сделал то же в целом ряде сонетов (сонет, повторяем, здесь так же мало подходит, как напр. триолет у Р. Квятковскаго в его польских переводах… с японскаго и китайскаго!).
         И - еще одно, последнее, замечание: может быть, поэт имеет больше прав, чем ученый! Пусть богов этих не было, пусть народ их не знал, пусть их выдумал Длугош, Козьма Пражский, Саксон Грамматик, Адельгот Магдебургский, Меховита, Кромер и т. д. - они живут в сонетах нашего поэта, говорят нашему сознанию, нравятся нам и волнуют нас… Как ни хороша действительность, реальная жизнь - а сказка, да еще прекрасная поэтическая сказка - лучше ея…
         Горячо рекомендуем всем любящим русскую поэзию ознакомиться с этой маленькой книжкою А. А. Кондратьева.

* Александр Кондратьев. Славянские боги. Стихотворения на мифологическия темы. Ровно 1936 in 16, стр. 74.

Д. Д. Бохан

Д. Д. Бохан. Мифотворчество А. А. Кондратьева // Новая искра. 1936. № 128, 13 августа.

 

 

Подготовка текста © Лариса Лавринец, 2002.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2002.


 

Литеросфера

 

Александр Кондратьев

Обсуждение      Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2001 - 2002
plavrinec@russianresources.lt