Александр Кондратьев.      Библиография

 

Цех поэтов. I. Кн-во С. Ефрон. Берлин

         Изящно изданная книжка эта представляет собой небольшой альманах, выпущенный группой стихотворцев, принадлежащих к возродившемуся в конце 1920 г. в Петрограде "цеху поэтов". Из тех, кто составлял первоначальный "цех", в этой литературной группе осталось немного. В вышедшем в Берлине альманахе мы не видим произведений секретаря этой группы Анны Ахматовой и второго из синдиков С. Городецкаго. Помещено, неизвестно по какому случаю, два стихотворения Блока (из них одно хорошее), а кроме того несколько произведений других более или менее близко когда то стоявших к "цеху" стихотворцев.
         Из них сделали заметные успехи Георгий Иванов и О. Мандельштам. Очень недурно стихотворение большия надежды подающей Ирины Одоевцевой (если только не помогал ей творить покойный Н. С. Гумилев, который иногда, по доброте душевной, писал за других).
         Отметим также стихи Георгия Адамовича и Всеволода Рождественскаго.
         "Гвоздем" сборника является, конечно, первая песнь многокрасочной и образной поэмы основателя "цеха" - "Дракон".

 

Николай Оцуп. "Град". Кн-во С. Ефрон. Берлин

         Я не знаю: близкий ли родственник Ефрону поэт Оцуп, связан ли он с почтенным издателем давнею дружбой или иными какими либо тесными узами, или, наконец, очень хорошо заплатил за нарядную книжку со своими 24 стихотворениями, но я никак не могу допустить, чтобы какой-либо издатель добровольно рискнул за свой счет выпустить произведения г. Оцупа.
         Я не говорю, что они не культурны и безграмотны или что в них нет поэтических образов, но посмотрите, каковы эти образы:

"Синий суп в звездном котле,
"Облаков лимонныя рощи,
"А на маленькой круглой земле
"Едет жучок извозчик"...

         В лучших образах своих г. Оцуп к сожалению, не вполне самостоятелен (напр.: "Теплое сердце брата укусили свинцовыя пчелы") В своих же собственных он несколько неуклюж и порою комичен, напр.:

Мне ли томиться лунной любовью?
Сердце, Солнце мое безпощадное!
Елена, девственною кровью
Утоли мое тело жадное.
         Как прикажете понимать две последних строки?

 

Л. Робинсон. Наука, философия и религия. Берлин. Издание Б. Домбровскаго

         Наука, философия и религия не суть, по мнению автора, три раздельныя, несовместимыя сферы познавательнаго творчества человека, призванныя одна другую заместить. Навеки связанныя, взаимно поддерживающия и переходящия одна в другую, все оне стремятся к общей конечной цели. "Мы знаем вот - наука; хотим знать - философия; не только хотим знать, но хотим, чтобы знаемое было таким именно, каким мы его хотим - религия. И это сложное хотение медленным познавательным путем ведет к исполнению, которое мыслимое, но и только мыслимое, завершенным, должно удовлетворить исходную жажду".
         Такова схема этой книги, вторая часть которой, трактующая о религии, представляет, по нынешним временам, наибольший интерес для читающей публики.

КАППА

 

Каппа [А. А. Кондратьев]. [rec.:] Библиография. Цех поэтов. I. Кн-во С. Ефрон. Берлин. Николай Оцуп. "Град". Кн-во С. Ефрон. Берлин. Л. Робинсон. Наука философия и религия. Берлин. Издание Б. Домбровскаго // Волынское слово. 1923. № 433, 19 января.

 

Подготовка текста © Павел Лавринец, 2004.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2004.


 

Александр Кондратьев    Обсуждение

Рецензии     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2004