Константин Бальмонт.   


Ворон

Винцасу Крэве

Среди певцов Литвы ты вещий ворон,
Тяжелый-легкий, кроткий Крэве,
Звук карканья в твое вгнездился имя,
Твой голос – весть внимающим сердцам.
Все, что есть злого, сильнаго, ночного,
Зловещаго и вещаго, ты знаешь,
Как знает ворон вить гнездо высоко,
В забытой башне, всход куда сметен.
И первый нежный взблеск весны манящей,
Разсвета и расцвета первоцвета,
Пробег ветров листьям легкой зыбью,
Ты знаешь, – как то знает – соловей.
Он мудро говорит, твой Геловинис 1: –
«Жизнь – белое перо, несется в ветре,
Куда подует он, туда и мчится...»
Но твой полет – и против ветра он.
«Несчастье – ждать более, чем можешь,
Вон, на горе, там цель, которой жажду.
Туда! Туда! Я на горе, на выси, –
Мечта и жажда – за горой! Летят!»
Летящее ты догонять умеешь,
О, мудрый ворон, летом перекрестным,
Обратным взмахом крыльев чрез столетья,
Домчавшись в праздник дней, ты в Бывшем, там.
Сквозь запись дней угадчивей и ярче
Ты видишь быль своим полночным оком: –
Что мне Скиргайла 2 летописи ветхой?
В твоей он вести близок мне и люб.
Мне странно близок жуткий твой Шарунас 3: –
Когда родится беркут, слышны громы.
Дабы Литва была, был нужен беркут,
Шарунас – знак – быть вновь Литве – Литвой.

Капбретон.
1929. 14 ноября

Varnas

Vincui Krėvei

Tarp dainių Lietuvos tu – pranašingas varnas,
Sunkus ir lengvas, aitrus ramusis Krėvė.
Kranksėjimas – pačiam varde tavam jau.
Širdim domingom daug sako tavo balsas.
Kas žemėje tiktai yra galingo, pikto,
Gūdaus ir juodo – visa tai žinai tu,
Kaip žino varnas, kur jam gūžta sukti:
Apleistame bokšte, atokiai nuo kelio.
Ir pirmą švelnų žvilgsnį vasaružės,
Ir prašvyčio ir sąžydžio žibutę,
Ir lengvą vėjų propūtį tarp medžių –
Žinai tu, kaip lakštingala tai žino.
Gudriai jis kalba, tavo Gelovinis: -
„Gyvenimas – tai vėjo nešama plunksnelė,
„Kur pūsterėja jis – tenai ji lekia“...
Bet tavo skrydis – ir prieš vėją jis.
„Nelaimė – geist daugiau, nei tavo galioj.
„Ant kalno šit tas tikslas, kurio siekiu.
„Tenai! Tenai! Viršukalny jau ašai.
„Svaja gi jau anapus kalno skrieja!
Kas skrieja – tai tu pasivyti moki,
Išminčiau varne, sankryžminiu skrijum, –
Atagaliu sparnų savųjų mostu,
Pro šimtmečius, tu praeitį pasieki.
Šiauriečio žvilgiu žilų amžių žygius
Tikriau, skaidriau, nei metraščiuos, regi tu.
Kas man Skirgaila metraščių senųjų!
Tavoj giesmėj jis artimas ir mielas.
Keistai artus man ir gūdus Šarūnas: -
Ereliui gemant, sako, griausmas griaudžia.
Kad Lietuva būtų – jam gimt reikėjo
Šarūnas – ženklas – Lietuvai būt vėl!

 

Примечания

* К. Бальмонт. Ворон («Среди певцов Литвы ты вещий ворон...»), in: Сегодня, 1930, № 61, 2 марта, c. 3. К. Бальмонт. Ворон, in: Северное Сияние, Париж: Родник, 1931, с. 38 – 39.
Автограф: Отдел рукописей Института литовской литературы и фольклора (LLTI RS, F. 51–263).
* K. Balmontas. Varnas ("Tarp dainių Lietuvos tu – pranašingas varnas…"), vertė L.Gira, in: Vairas, 1930, Nr. 1, p. 5. Оригинал перевода: LLTIR. F. 13–3904.

1 Геловинис – персонаж исторической драмы В. Креве «Шарунас» (V. Krėvė, Raštai, t. 4: Šarūnas, Dainavos kunigaikštis. 1 d. Kaunas: Švietimo ministerijos leidinys, 1923. V. Krėvė, Raštai, t. 5: Šarūnas, Dainavos kunigaikštis. 2 d. Kaunas: Švietimo ministerijos leidinys, 1923).
2 Скиргайла ( ~ 1358 – 1397) – литовский князь; персонаж исторической драмы В. Креве «Скиргайла» (V. Krėvė, Raštai, t. 6: Skirgaila. Kaunas [sn], 1925). легенды В. Креве «Предания старых людей Дайнавского края»: V. Krėvė, Raštai, t. 9: Dainavos šalies senų žmonių padavimai, Kaunas: Švietimo Ministerijos Knygų Leidimo Komisijos leidinys, 1928.
3 Шарунас – легендарный литовский князь; персонаж исторической драмы В. Креве «Шарунас».

 

К Литовским друзьям

Гира 4, Крэве 5, Сруога 5, Вайчунас 6,
Пуйда 7, Кирша 8, Олека-Жилинскас 9,
         С вами я в соколином краю.
Но уж Каунас в дали далекой,
И опять я в моем Карпбретоне,
         С Океаном, с грозою, пою.
На минуту содружною лаской
И Литовскою речью овеян,
         Посетил я ваш край озерной.
С Кубертавичем 10 хмельнаго выпил,
И с клебонами хмельнаго выпил,
         Каждый был хлебосольный, родной.
Мне казалось, что сон мне приснился
И что первый Литовец со мною,
         Балтрушайтис 11 далекой весны.
Я стоял перед чуждой толпою,
Мне казалось, играл я на скрипке,
         И сердца притягал – до струны.
О, как сладко, Литвинки, Литвины,
Перед вами мне было отдаться
         Этой сказочной пляске смычка, -
Этой чаре Литовской и Русской,
Этой песне, в веках прозвучавшей,
         Где разливная плещет река.
Я не верю в наследие злое,
Только верю: мы в творчестве братья.
         Да расширится дом ваш и сад.
Я пришел из степного разгула,
К вам, в Янтарную вашу державу,
         Чтоб сказать, что с Литвою я брат.

Капбретон.
1930. 22 июля
Ночь. Гроза.

 

Примечания

* К. Бальмонт. К литовским друзьям («Гира, Крэве, Сруога, Вайчунас...»), in: Сегодня, 1930, № 223, 14 августа, с. 2. К. Бальмонт. «К литовским друзьям», in: Северное Сияние, Париж: Родник, 1931, с. 56–57. К. Бальмонт, «К литовским друзьям», in: Литва литературная, Вильнюс: Vaga, 1967, с. 160. Автограф: http://www.llti.lt/en/bibliot.htm Отдел рукописей Института литовской литературы и фольклора (LLTI RS, F. 51–262).

4 Людас Гира (1884 – 1946) – литовский поэт, критик, драматург, публицист, переводчик, литовский поэт и общественный деятель.
5 Винцас Креве-Мицкявичюс (1882 – 1954) – литовский поэт, прозаик, критик, драматург, публицист, переводчик, общественный деятель.
6 Балис Сруога (1896 – 1947) – литовский поэт, прозаик, драматург, театровед, исследователь литературы и фольклора.
7 Пятрас Вайчюнас (1890 – 1959) – литовский поэт, драматург, переводчик.
8 Казис Пуйда (1883 – 1945) – литовский писатель, переводчик, журналист, критик, педагог.
9 Фаустас Кирша (1891 – 1964) – литовский поэт-символист и автор сатирических стихотворений, критик, переводчик.
10 Андрюс Олека-Жилинскас (1893 – 1948) – литовский режиссер, актер, педагог, постановщик исторической драмы В. Креве «Шарунас» (в 1929 г.).
11 Пятрас Кубертавичюс (1897 – 1964) – литовский актер, режиссер, исполнитель роли Шарунаса в исторической драме В. Креве «Шарунас».
12 Юргис Балтрушайтис (1873 – 1944) – русский поэт-символист литовского происхождения, с 1920 г. дипломат, представитель Литвы в Советской России, с 1927 г. писал стихи и на литовском языке.

 

[Zubrio daina]

Vai, ūžia, ūžia žalia pušelė
Ant Balyno kalnelio,
Vai, bara, bara senas tėvulis
Savo jauną sūnelį.

Vai, tu sūneli, puikus raiteli,
Kur nudėjai žirgelį?
Vai, kur nudėjai aukso kilpelę,
Ir šilkelio balnelį?

Vai, kur nudėjai aukso kilpelę,
Ir šilkelio balnelį,
Vai, kur nudėjai šviesų kardelį,
Auksalio pentinėlius?

Tėvuli mano, senasai mano –
Toj pusėj Nemunėlio;
Ten palikau aš šyvą žirgelį
Ir šilkelio balnelį.

Ten palikau aš šyvą žirgelį
Ir šilkelio balnelį,
Ten aš nulaužiau šviedrų kardelį,
Auksalio pentinėlius.

Vai tai parnešiau tik, tėvužėli,
Smailiąją vilytėlę,
Tai ne rankelėj, ne kilpinėlėj,
Tik jaunoj krūtinėlėj.

Vai, liki sveikas, senas tėvuli,
Jau aš tau ne sūnelis!
Vai, liki sveika, jauna mergela,
Jau aš tau ne bernelis!

Meilių žodelių tai nekalbėsiu,
Rankužėlės nespausiu;
Kietoj žemelėj tai aš gulėsiu
Kaip su kitu vadžiosies!..

Шумят сосны

Ах, шумят, шумят сосны
На горе, на Балинской,
Ах, бранит отец старый,
Бранит юнаго сына.

– Ты, сыночек, ты, витязь,
Где же конь твой провороный?
Стремена где златыя
И седло, все из шелка?

Стремена где златыя,
И седло все из шелка,
Где же меч твой блестящий,
Шпоры где золотыя?

– Ах, отец мой, мой старый,
Все за Неманом ныне,
Там и конь мой, мой сивый,
И седло, все из шелка.

Там остался мой сивый
И седло, все из шелка,
Меч сломил я там светлый
И те шпоры златыя.

Ах, принес я, родимый,
Лишь стрелу острострелку.
И не взял стременами,
Только юною грудью.

Будь здоров, мой родимый,
А тебе уж не сын я,
Принял грудью стрелу я,
Острием долетела.

Будь здорова, о дева,
Рук тебе не сожму я,
Под землею я буду,
Как ты будешь венчаться.

* V. Krėvė. Zubrio daina (“Vai, ūžia, ūžia žalia pušelė...”), in: V. Krėvė. Šarūnas, Dainavos kunigaikštis. Vilnius: M. Kuktos spaustuvė, 1911, p. 216 – 217. (II dalis, IV skyrius)
* В. Крэве. Шумят сосны («Ах, шумят, шумят сосны...»), перевод К. Д. Бальмонта, in: Сегодня, 1931, № 120, 1 мая, с. 3.

 

Пчела

Пчела – зверек святой.
Литовская поговорка

Одной пчеле Бог сроду науку открыл.
Русская поговорка

Пчела – зверек священный.
         Урядливый зверек,
В игре самозабвенной,
         Она – рабочий срок.
С утра до самой ночи,
         Летая и звеня,
С цветочных узорочий
         Сбирает мощь огня.
Таинственные встречи
         Крылатой и цветка –
Нам восковые встречи
         И мед, чья суть сладка.
Пчела – зверек священный,
         И нрав пчелиный строг,
В работе неизменной
         Работает в шесть ног.
Ячейки шестигранны,
         Вместительный амбар,
Чтоб мед благоуханный
         Был полон сладких чар.
Пчела – такая птица,
         Чей звонок взлет и скор.
В темнице есть девица,
         Что вяжет свой узор.
На правильном узоре
         Ни петли, ни узла,
Но в радости и в горе
         Свеча для нас светла.
Сидит во тьме девица,
         Ни шелка, ни иглы,
Но тайная зарница
         Ей светит в царстве мглы.
И желтая добыта
         Девицею тафта,
Что светит знаменито
         Для самого Христа.
Ах, маленькая птичка,
         Проворный гоголек,
Летела невеличка
         Чрез Божий теремок.
Летела и жужжала,
         Летит и говорит,
Что силы в ней немало,
         Но сила здесь горит.
Вблизи Господня страха,
         Счастливая вполне,
Летит такая птаха,
         Поет: «Мой труд в огне!»
Но, как орешки – белке,
         Так Солнце с высоты
Дарует погорелке
         Все новые цветы.

1933. 19 ноября.

* К. Бальмонт. Пчела («Пчела – зверек священный...»), in: Последние новости, 1934, № 4667, с. 2.
Автограф: Отдел редких книг и рукописей Литовской национальной библиотеки им. М. Мажвидаса LNB RS, F. 9–150.

 

1. Дзукия

Не нужны чары мне морские,
Я видел озеро в Литве,
В лесистой, песенной Дзукии.
         Роса качалась на траве,
         Плескалась рыба втихомолку,
         Одна ведь жизнь нам. Или две?
О, в храм чудес взглянуть хоть в щелку!
Летали чайки над водой,
Качал цветок мохнатку – пчелку,
         Она в кувшинчик золотой
         Свой хоботок приопустила,
         И прах цветочный, слой густой,
На ней скоплялся. Для кадила
Есть помощь в церкви, свет свечи,
Из улья восковая сила.
         Молитвы в храме горячи.
         А разве здесь не тайны храма?
         От солнца до лугов лучи,
С земли всхожденья фимиама,
И незабудки голубой
Душа глядит мне в душу прямо.
         Мой детский цветик, я с тобой,
         Мне мил твой лик голубоокий,
         Как мил мне желтый зверобой.
Я с шелестящею осокой,
Я с тем, кому всегда я рад,
С мерцающим спиной широкой
         Шмелем, гудящим свой набат.
         И головастики мне в луже
         Милее всех людей стократ.
Но отчего же, почему же
Я все про озеро молчу?
Скрепим-ка узел свой потуже!
         Я по закатному лучу
         Скользнул за влагу. Что за нею?
         Уклонной чайкою лечу?
Но нет. В восторге я бледнею.
За крайней далью озерной
Я вижу даль еще – своею
         Воздушною голубизной
         Она еще являет влагу,
         Там двух озер простор двойной.
Не пью ли я густую брагу?
Не снятся странные мне сны?
Иль в древнюю вступил я сагу?
         Вплоть до небесной вышины,
         Игрой воздушного узора,
         Волна к излучине волны,
За озером стоит озера.
Их сколько? Потерял я счет.
Их многоярусность для взора –
         Верховный для мечты полет,
         В озерах колдовства морские,
         И чей-то голос мне поет,
Что сказочна, как песнь, Дзукия.

1934. 7 сентября

1. Dzūkija

Gražuolė jūra man nereikalinga,
Aš mintimis prie ežero skrendu
Į Lietuvą, į Dzūkiją dainingą.
         Pliaukšėjo tykiai žuvys už meldų,
         Linguodamos rasotos žolės linko.
         Juk sykį mes gyvename. Ar du?
Ak, nors pažvelgt šventovėn stebuklingon!
Atsimušė žuvėdros gelmėje,
Suleidusi straublelį, medų rinko
         Pilka bitutė. Aukso lelija
         Tarp žiedlapių ratuotąją liūliavo
         Ir žiedo dulkėm vis lipino ją.
Kai smilkalas paskleidžia dūmą savo,
Jam padeda ir žvakių šviesuliai, –
Bet avily jų vaškas galios gavo.
         Šventovėj maldos aidi pakiliai.
         O čia ar ne šventovė paslaptinga?
         Į pievas srūva saulės spinduliai,
Kūrena žemė smilkalą kvapingą,
Neužmirštuolės mėlyni žiedai,
Jos sielos akys, man į sielą sminga.
         Tu taip žvelgei vaikystėje kadai.
         Aš myliu tavo žydraakį veidą,
         Kaip ir geltoną jonažolę antai.
Čia šnarančias viksvas man vėjas sklaido,
Čia tai, kas kelia džiugesį many –
Virpėdama sunki kamanė skraido,
         Ir gaudžia tonai, nerimo pilni,
         O baloje varložiai man lyg broliai,
         Už žmones šimtą kartų mielesni.
Tačiau kodėl, dėl ko aš ligi šiolei
Dar ežerui nė žodžio nerandu?
Na ką – paveržkim savo mazgą uoliai!
         Lyg spindulys saulėlydžio metu
         Aš vandeniu nuslydau. Kas už jojo?
         Nejau žuvėdra įkypai krintu?
Bet ne. Širdis man užburta sustojo.
Toli, kur krantas blįsta vandeny,
Dar ežeras toks pat pasikartojo, –
         Vėl žydruma, lengvutė ir švelni.
         Tenai erdvėj dvilypėj žvilga jiedu,
         Abu vandens mėlynės sklidini.
O gal jau aš kaip žemė girtas kliedu?
Gal man keisti sapnuojasi sapnai?
Ar į senovės sagų gelmę riedu?
         Į patį dangų kyla ne kalnai,
         Mirgėdami žydrynėje miglotai,
         Vilnių vilnim liūliuoja mėlynai
Už ežerų – vėl ežerynų plotai.
Kiek jų? Jau skaičiai pinas galvoje.
Vilioja žvilgsnį ištisi jų klodai –
         Ir į aukštybes veržiasi svaja,
         O ežerai lyg marių burtai mainos,
         Ir man kažkas dainuoja tyloje,
Kad pasakinga Dzūkija – kaip dainos.

 

* К. Бальмонт, «Дзукия» («Не нужны чары мне морские...»), in: Литва литературная, 1987, № 4, с. 148 – 149; К. Бальмонт, «Дзукия», in: Darbai ir Dienos, t. 8, Kaunas: Vytauto Didžiojo universitetas, 1999, p. 206.
* Перевод: K. Balmontas, “Dzūkija” (“Gražuolė jūra man nereikalinga...”), vertė L. Broga, in: Pergalė, 1986, Nr. 6, p. 123 – 124; K. Balmontas, “Dzūkija”, vertė L. Broga, in: Unė Babickaitė-Graičiūnienė, Laiškai. Amžininkų atsiminimai, Vilnius: Aidai, 2005, p. 217 – 219.
Автограф: Отдел редких книг и рукописей Литовской национальной библиотеки им. М. Мажвидаса LNB RS, F. 9–150; F. 12–982, 986.

 

К касаточке
Литовская дайна

Ты касаточка летунья,
Ты летала, не слыхала,
Там не едет-ли мой милый,
Там не едет-ли мой юный?
Чтобы знал мой парень милый,
Что ему постель стелила,
Я ему постель стелила,
В три ряда лежат перины.
Что под голову ему я,
Что под голову кладу я?
Пять подушек положу я,
Шесть подушек положу я,
Петушка пойду просить я,
Чтобы ночь продлил он дольше,
Чтобы спал он, да дремал он,
Чтоб слова любви сказал он!
Чтобы знал вдовец да ведал,
Что ему постель стелила,
Я ему постель стелила,
В три ряда ему терновник.
Что под голову ему я,
Что под голову кладу я?
Пять камней там положу я,
Шесть камней там положу я,
Петушка просить пойду я,
Чтоб не спал он, не дремал он,
Слов любви бы не сказал он!
1934. 13 июня.

 

* Литовский оригинал: “Kregždutėle lakūnėle...”, in: Dainos: Žmonių poezijos antologija. Tekstai Kazio Binkio, piešiniai Kazio Šimonio, Šiauliai: “Kultūros” b-vė, 1922, p. 99.
* «Литовская дайна. К касаточке» («Ты касаточка летунья...»), перевод К. Бальмонта, in: Последние новости, 1935, № 5264, с. 3.
* «Литовская дайна. К касаточке» («Чтобы ночь не длил он дольше...»), перевод К. Бальмонта, in: Сегодня, 1938, № 6, с. 4. Начальная строчка «Чтобы ночь не длил он дольше» появилась в этой публикации. Скорее всего она могла появиться или по ошибке жены поэта, которая тогда посылала произведения больного К. Д. Бальмонта в разные редакции, или как ошибка корректуры. Литовский оригинал песни начинается обращением к касаточке: “Kregždutėle, lakūnėle, ar girdėjai lakiodama...”
* К касаточке («Ты касаточка летунья...»), перевод К. Бальмонта, in: Ю. Тумялис, Где девять сливается рек: литовские народные песни в переводе русских поэтов, Вильнюс: Vaga, 1973, с. 82 – 83.
Перевод был напечатан в «Сегодне».

 

Подготовка текстов, публикация, комментарии © Кристина Сакалавичюте, Университет Витаутаса Великого (Каунас), 2005, специально для «Балтийского Архива».
www-публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2006.


 

Винцас Креве    Обсуждение

Переводы     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2005