Адриан Круковский.     Польский поэт Адам Мицкевич

Адр. Круковский. Польский поэт Адам Мицкевич // Зорька. Журнал для детей. 1908. № 2. С. 49
I.

         На одной из наиболее оживленных улиц Вильны, в самом центре города, расположен костел св. Иоанна.
         Продолговатое старинное здание алтарной частью выходит на узкую Большую улицу, а боковой, в которой находится входная дверь, примыкает к маленькой площади, представляющей окончание Благовещенской улицы.
         Войдем в этот старый храм.
         Высокое, просторное помещение не отличается роскошью; нет в нем богатых, блистающих позолотой алтарей, нет серебряных и мраморных изваяний святых, нет привлекающей взоры живописи; большия четыреугольныя колонны, полупочерневшия от времени, придают внутренности храма суровый отпечаток; скрывающийся за ними алтарь слабо освещается боковыми расписными окнами небольших размеров и таковыми же значительно большими, расположенными за алтарем.
         У правой боковой стены, между двумя крайними колоннами, находится вделанный в стену изящный, белый мавзолей с бюстом славнаго польскаго поэта Адама Мицкевича; под медальоном, заключающим в себе бюст поэта, находится скромная надпись имени и фамилии поэта и годов его рождения и смерти.
         С другой стороны входных дверей находится подобный же мавзолей, несколько попроще; он украшен бюстом другого польскаго поэта Эдуарда Одынца. Оба писателя были связаны тесной дружбой. Мицкевич так же славен среди польских поэтов, как у нас Пушкин. Одынец известен своими переводами английских и немецких писателей, подобно нашему Жуковскому. Одынец, бывший на шесть лет моложе Мицкевича, пережил своего друга на целых тридцать лет.
         Он умер в 1885 году.

II.

         Славное имя Адама Мицкевича известно не только всякому грамотному поляку, но и другим народам. Великий польский поэт завоевал себе любовь всех образованных людей, всех любителей поэзии своими задушевными стихотворениями, величественными поэмами, прекрасным изображением своей родины. Этот, по выражение Пушкина, певец Литвы

         вдохновен был свыше
И с высоты взирал на жизнь.

         Другой русский поэт тоже называет Мицкевича вдохновенным, желая этим указать, что польский поэт был наделен особым даром проникать в человеческую душу, делать близким и ясным все сокровенное и высокое, таящееся в ней.
         Родиной Мицкевича (род. 24 декабря 1798 года) был глухой уголок Минской губернии, Новогрудскаго уезда. Отец поэта Николай Мицкевич переселился в Новогрудок, где занимался адвокатурой. В местной школе монахов — доминиканцев учился будущей поэт. Высшее образование он получил в Вильне, в университете, здания котораго были расположены по соседств у с костелом св. Иоанна. Четыре года провел Мицкевич в Вильне, а потом получил место учителя в Ковне; в этом городе до сих пор одна из прилегающих к нему живописных долин носит название долины Мицкевича, так как она была любимым местом прогулок польскаго поэта. Подобно Пушкину, Мицкевич должен был покинуть места, где прошли первые лучине годы его юности, и переехать на юг. Он жил некоторое время в Одессе, потом посетил Крым. Здесь написан им целый ряд прекрасных стихотворений, известных под названием «Крымских сонетов». Пушкин так говорит об этом посещении Крыма Мицкевичем.

Воображенью край священный...
Там пел Мицкевич вдохновенный
И посреди прибрежных скал
Свою Литву воспоминал.

         Контраст южнаго моря, так прекрасно воспетаго Пушкиным, величественных гор и далекой, дорогой Мицкевичу Литвы придает этим крымским стихотворениям какую-то особенную прелесть, сообщает им трогательный и задушевный характер. Они переведены на русский язык многими поэтами, между прочим такими, как Лермонтов, Майков, Козлов. Особенной теплотой чувства и прозрачностью картин отличается первый из них озаглавленный «Аккерманския степи». Мицкевич в своих сонетах дал чудное изображение крымских гор и их вершины Чатырдага, изобразил Бахчисарай, старую столицу крымских ханов, гроб Марии Потоцкой, польской княжны, умершей в татарской неволе, развалины дворца хана Гирея. В этих картинах нас поражает и яркость красок, и задушевность чувства, и чисто восточный характер этой глубокой поэзии.
         Двухлетнее пребывание в Москве, где Мицкевич встретился с Пушкиным и слушал чтение его чудеснаго отрывка из «Бориса Годунова» (сцена в келье Чудова монастыря), познакомило польскаго поэта со многими русскими писателями и людьми высшаго общества. Московские друзья трогательно проводили польскаго поэта, который весною 1828 г. переселился в Петербург, где сблизился с Пушкиным. Русский поэт сохранил воспоминание о Мицкевиче в отдельном стихотворении, которое прекрасно выясняет нам благородную личность певца Литвы. Вот отрывок из этого стихотворения:

Он меж нами жил,
Средь племени ему чужого. Мы
Его любили. С ним
Делились мы и чистыми мечтами
И песнями... Нередко
Он говорил о временах грядущих,
Когда народы, распри позабыв,
В великую семью соединятся.

         Отзывчивость сердца, память о хороших людях, друзьях русских, сохранил Мицкевич и в позднейшие тяжелые для него годы. Об этом свидетельствует одно его трогательное стихотворение. В нем он с такими словами обращается к старым друзьям.

Живу ли я еще у вас в воспоминаньи?
Когда я думаю порой
О страждущих в тюрьме, томящих в изгнаньи,
Погибнувших друзьях — всегда передо мной
Средь них встают и ваши лица...
. . . . вас любил я; перед вами
Я открывал тайник моей души;
Я с вами в дружеской тиши
Делился мыслями, словами,
И с голубиной простотой
Входил в ваш тесный круг, как близкий и родной.
                           (Перевод Петра Вейнберга.)

         В конце двадцатых годов мы застаем Мицкевича и Одынца за границей, в Германии и Италии. В Риме, где позднее жил Гоголь, Мицкевич встретил гостеприимство в русских домах княгини Зинаиды Волконской и Настасьи Хлюстиной. Он посетил южную Италию и Швейцарию. За границей написаны главныя произведения Мицкевича «Пан Тадеуш» и «Дзяды» («Предки»). В первом из них, напоминающем Евгения Онегина Пушкина, разсказывается о жизни в Литве перед самым нашествием Наполеона; здесь встречаются удивительныя по красоте описания литовских лесов, охоты, жилищ, обычаев польскаго дворянства. Это самое законченное, лучшее произведение Мицкевича. По выражению одного знатока польской литературы (Влад. Спасовича), «Пан Тадуеш «сияет полным блеском неувядаемой юности». Другой видный польский поэт Сигизмунд Красинский справедливо сравнивает его с романом Сервантеса «Дон Кихот», пользующимся известностью во всем мире. В «Дзядах» художественно переданы поверья и некоторые обряды, связанные с ноябрьским поминовением усопших; здесь же раскрываются многие взгляды и задушевныя мысли поэта. Он изображает свою далекую родину, вспоминает некоторые случаи из своей жизни в Вильне. В Мицкевиче в это время происходила тяжелая душевная борьба, следы которой мы видим в «Дзядах.»
         Большую часть своей жизни за границей польский поэт провел в Париже, где и был погребен на кладбище Монморанеи. Умер он в Константинополе 28 ноября 1855 года. В 1890 г. прах Мицкевича был перевезен в польский город Краков (в Австрии) и погребен в кафедральном соборе на Вавеле. В Варшаве Мицкевичу поставлен памятник.
         Жизнь вдали от родины была тяжела для поэта; долго он не мог устроиться, принужден был менять род занятий: был то профессором, то библиотекарем, то издавал газету. Наиболее замечательными годами его жизни в Париже были четыре года (1840 — 1844), когда он читал лекции по истории славянских литератур, преимущественно польской и русской. Мицкевичу принадлежит и оценка Пушкина, о котором он отзывался, как о великом поэте, известном всему северу, и благородном человеке.

III.

         Произведения польскаго поэта обнимают историческия предания древней Литвы, ея борьбу с немецкими рыцарями при первых князьях, много мелких стихотворений, сходных подчас с Пушкинскими, но более грустных по настроению. Главный герой борьбы с немцами Конрад Валенрод, литовец, принявший католичество и возвысившийся до звания начальника немецких рыцарей; он таит в душе любовь к своей языческой родине и питает ненависть к рыцарям, которым жестоко мстит за прежния обиды Литве. Ему удается погубить немецкое войско. Это произведение написано Мицкевичем в молодости. Другая поэма «Гражина» написана в Вильне ранее «Валенрода.» Она изображает геройство жены литовскаго князя Литавора Гражины. которая гибнет в борьбе с немецкими рыцарями, Гражина считается первым по времени крупным произведением Мицкевича. В обоих этих произведениях, кроме исторических событий, встречаются места, свидетельствующия о том, как горячо любил поэт свой родной край и его прошлое. Картина простой сельской жизни в помещичьих усадьбах нарисована во вступлении к «Тадеушу». Вспоминая о страстно любимой им Литве, поэт обращается к родине с следующими словами:

Отчизна милая! подобна ты здоровью:
Тот истинной к тебе исполнится любовью,
Кто потерял тебя... В страданьях и борьбе,
Отчизна милая, я плачу по тебе.
Мать Богородица, что бодрствуешь над Вильной
Своей опекою, щедротами обильной,
Мать Ченстоховская, на Ясной что горе:
Как умирающий лежал я на одре,
Устами жаркими хвалу тебе читая —
И ты спасла меня, заступница святая...
Теперь неси мой дух скорбящий и унылый
К далеким небесам моей отчизны милой,
К ея задумчивым пустыням и лугам,
К зеленым Немана и Вилии брегам,
С их Беловежскою непроходимой пущей,
Благоуханною, роскошною, цветущей,
К полям, исполненным неведомых красот,
Где жито всякое в обилии растет,
Пшеница — золото, серебряная греча,
Медвяный запах свой несущая далече;
А там — густой ячмень, и просо, и овес;
И где, на рубеже, меж ветел и берез,
Увидишь тихую, задумчивую грушу...
Туда неси мою тоскующую душу!
                           (Перевод Н. Берга.)

         Нежныя краски родного пейзажа придают особую прелесть «Пану Тадеушу»; от этого поэтическаго разсказа веет благоуханием полей и лесов, светлым небом, весенним и летним теплом. И в других произведениях польскаго поэта мы видим его любящую душу, его уменье находить в природе все то, что заключается в чистом светлом чувстве.
         Прекрасны у Мицкевича описания главных рек Литвы, Немана и Вилии. Для польскаго поэта Неман родимая река, раздольная, вечно памятная. Наш поэт Тютчев называет Неман величавым, видит в нем роковую грань для полчищ Наполеона; Мицкевич видит в нем реку — свидетельницу его перваго молодого счастья; поэт и его подруга «мутили слезами счастья его струи».
         Задушевно описание Вилии.

У нашей Вилии, потоков царицы,
Дно чисто, а волны румяней денницы...
Вилия по ковенским милым полянам
Струится в нарцисах, бежит по тюльпанам.
Поднявши Вилию к себе на ремена,
Несется вдаль Неман на быстром просторе.
И держит подругу у влажнаго лона,
И гибнет с ней вместе в неведомом море.
                           (Перевод Л. Мея.)

Как кристальныя воды родных литовских рек, бегущих по полям, пажитям зеленым, поражают глаз поэта, так поражает его слух и душу родная песня, В Валенроде Мицкевич дает нам следующее описание этой песни. О песня! Ты святой ковчег, Куда народ во дни печали Кладет свой рыцарский доспех, И меч и славных дней скрижали. Ты гласом вещим говоришь, Из века в век переходящим, И чудодейственно миришь Былое наше с настоящим. Сгорают, тлеют письмена, Могущих гениев творенья, Лишь ты уходишь от забвенья. Каким то чудом спасена! Всегда жива, одна и та же, О песня, ты стоишь на страже С мечом архангела у врат Нам дорогих воспоминаний! (Перевод Н. Берга).

         Песня дорога поэту, как светлое выражение, чувства. Последнее для него значит больше, чем вся вековая мудрость людей. Иметь сердце и глядеть в сердце высшее счастье человека. В этом отношении Мицкевич сходится с Сырокомлей. Для Сырокомли значение поэзии тоже в чувстве, в благородном волнении, в чистом порыве, в горячей любви к людям.
         В рождесственский сочельник 1907 года исполнилась 109 годовщина со дня рождения поэта. Заботливыя руки земляков и почитателей Мицкевича украсили мавзолей поэта в виленском костеле св. Иоанна зеленью и венками с трогательными надписями. Это заслуженная дань любви и уважения тому, кто умер на чужбине,

В далекую отчизну посылая
Последний вздох, последния мечты.

К поэзии Мицкевича применимы его слова в сонете, посвященном описании могилы Марии Потоцкой:

Там к северу, брильянтами играя,
Потоки звезд по небу разлиты:
Не твой ли взор оставил там следы,
На родину стремясь и догорая?

Адр. Круковский

 

Адр. Круковский. Польский поэт Адам Мицкевич // Зорька. Журнал для детей. 1908. № 2. С. 49 – 57.

 

Подготовка текста © Лариса Лавринец, 2012.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2012.


 

Адриан Круковский   Критика и эссеистика

Обсуждение     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2012