Вера Крылова.     Призраки счастья
Kaunas 1936, Каунас 1936 г. Издание газеты "Новые Дни"

Литве

Мила мне страна родная
С природой пасмурной своей
И неба краска голубая
И даль разбросанных полей.

Теченье рек и звуки песен,
Потоков тихое журчанье,
Лесов полумрачныя тени
И солнца тихое сиянье.

Мила мне память дорогая
Что тесно связывает с ней,
Ведь на ея земле росла я
И без нея стремилась к ней.

Ее я видела усталой
В былые годы дней моих -
Тогда любить ее я стала
В детских мечтаньях своих.

Летели дни несяся роем,
Терзали ужасы войны
И крылись телами героев
Поля любимой стороны.

И встала стран обновленной,
Свободной и сильною вновь
И над Литвой освобожденной
Воздвигла правда свой покров.

С. 3 - 4.

 

* * *

Я видела как ты жестокою рукою
Прозрачное крыло у бабочки сорвал
И перед нею беззащитной и больною
Луч золотистый солнца весело играл.

Она безжизненно в траву упала,
Крылом оставшимся безсильно трепетав
И жизнь короткая безследно угасала
В вечернюю росу безжалостно упав.

Ты, как всегда, походкою своей небрежной
Пошел тропинкою исчезнув вдалеке
И лишь последний раз улыбкой безмятежной
Еще скользнул твой взгляд на бедном мотыльке.

1934 г.

С. 5.

 

* * *

Сумерки серые молча спускаются,
Темные листья шуршат по земле,
Томныя розы все ниже склоняются -
Шепчут и плачут на тонком стебле.

О чем оне плачут во мраке холодном?
О чем оне тихо друг другу шуршат?
О том что забыто в прошлом бездонном,
О том что теперь не вернется опять.

И вторят чуть слышно деревья над ними
Грустно склоняясь в ночной тишине
Шепча над ветвями сухими своими
Далекую сказку о прошлой весне.

1 октября 1923 г.

С. 6.

 

* * *

Я грущу по тебе всей душой безконечно,
Я хожу по твоим занесенным следам,
Твой голос в молчаньи ловлю безответном
Одиноком и долгом молчаньи ночном.

Вокруг меня темная мгла безотрадная...
Ни звездочки в небе туманно немом
Такая же жуткая тьма непроглядная
В одиноком, печальном сердце моем.

Уж не зажжется в нем звездочка ясная,
Не засветит средь блекнувших жизни светил,
Так где же всей жизни надежда прекрасная
И зачем ты ее навсегда полгасил?

Кому ж она будет во тьме безпросветной
На закате угаснувшей жизни гореть,
Кому ж путеводной, звездою заветной
Будет сердце от жизни усталое греть?

Или может зажжется она с прежней силой
Только там где лишь смерть будет вечно царить
Тогда над курганом одинокой могилы
Она будет прекрасно и ярко светить.

3. IX. 34 г.

С. 7.

 

Досвиданья

Одно лишь слово - досвиданья
Осталось в памяти моей
Оно мне радостней свиданья
И ласк любви оно милей.

Одно лишь слово досвиданья
Звучит еще в моих ушах
И вызывает боль страданья
И влагу слез в моих глазах.

Одно лишь слово - досвиданья
Твержу я часто про себя:
Еще хотя бы на прощанье
Его услышать от тебя.

Одно лишь слово досвиданья...
Скажи его как в прошлый раз
Но ты молчишь - твое молчанье -
Такой жестокий мне отказ.

Одно лишь слово досвиданья!
Хотя-б у гробовой плиты!
Ужель на мольбы и страданья
И тогда не откликнешься ты.

С. 8.

 

#06 * * *

Я люблю тебя, страстно и нежно,
Я грущу по тебе по ночам,
Я покой тебе свой безмятежный
И всю жизнь свою даже отдам.

Если хочешь, тебя зацелую
И в ласке твоей утоплю,
Если хочешь тебе разскажу я,
Как безумно тебя я люблю.

У меня для тебя столько ласки,
У меня для тебя столько слов...
Ты в жизни моей словно сказка
Про радость, мечту и любовь.

Как мне выразить полностьючувства,
Что в сердце храню для Тебя,
Как мне тень омрачающей грусти
Разставаяся скрыть от Тебя.

Хочешь, с Тобой не разстанусь,
Хочешь, Тебя никому не отдам!
Ты молчишь? Ничего мне не скажешь,
Знаю, моим не уступишь мольбам.

Обними же меня хотя сильно,
Всей душою сегодня люби,
А завтра? Пред завтра безсильна
Даже сила всей нашей любви.

С. 9 - 10.

 

* * *

Кто вас тихо укутал в вашу горжетку
И малюткой назвал, улыбнувшись в тоске
Кто накинул на плечики ваши жакетку
И губами прильнул к загорелой руке.

Стало холодно вдруг, стало вдруг безотрадно,
Стало жутко темно в непроглядной дали
И сквзь вашу жакетку печально и странно
Сердце трепетно било удары свои.

И впервые поняв, как противно и стыдно,
Как безумно за деньги любить и ласкать
И как гадко, ненужно, как больно, обидно
Это женское тело разбить и распять.

Когда-ж догорели ваши бледныя грезы
Вы тихо стояли в углу чуть дыша,
Лишь катились из глаз ваших детские слезы
И лишь плакала ваша больная душа.

1927 г.

С. 11.

 

* * *

Тянется длинная нить безконечная -
Горя невольнаго пропасть глубокая...
Скучная, горькая песенка вечная,
Грусть безъисходная, жизнь одинокая.

Годы ушедшие, дни сиротливые
Скорбные звуки, аккорды избитые,
Скораго счастья шаги торопливые
Лепет игривый и ласки забытыя.

Зореньки светлыя, взоры стыдливые,
Пальчики бледныя, очи горящия,
Быстрыя фразы, движенья пугливыя,
Слова печальныя детски манящия.

Встречи шутливыя, лица наивныя,
Дней невозвратных восторги невольные,
Чудныя песни в саду соловьиныя,
Глазки веселые, речи довольныя.

Все проскользнувшее, все невозвратное
Радости чуждыя, дни позабытые
Лучи поблекшие, солнце закатное -
Мечты прекрасныя дерзко разбитыя.

Прошлыя зореньки, утро туманное
Песни пропетыя, листья поблекшие
Муки безумныя, горе нежданное,
Розы последния рано отцветшия.

Очи закрытыя, ручки холодныя
Лепет умолкший и сердце уснувшее -
-Слез безконечное море бездонное -
Счастье забытое, счастье минувшее.

5. VII. 23 год.

С. 12 - 13.

 

* * *

Мне сегодня мучительно больно,
Превозмочь я не в силах тоску
И из глаз моих слезы невольно
Безутешно текут по лицу.

Мне сегодня безцельно напрасен
Всей моей жизни безрадостный путь,
И мир в мечтаньях прекрасен -
Вблизи меня ничтожен, жалок и пуст.

Я верила в мечту и счастье,
Звала его среди житейской тьмы
И шла через пути ненастья
И гасли предо мною все огни.

Тянулись нити провиденья,
Я рвала их и падала без сил
И слышала я смех презренья
И хоронила все среди могил.

Но сегодня я больше не в силах:
В моем сердце страданье и ты -
Пусть же блекнут на этих могилах
Эти взрощенные мною цветы.

2. IX. 34 г.

С. 14.

 

* * *

Сегодня на кладбище старое
Кого-то опять повезли
И тело от жизни усталое
Предали спокойной замле.

И плакало небо печальное,
Обманные пряча лучи...
Одна панихида прощальная
Грустно звучала в тиши.

Лишь вдали раздавались рыданья
И падали комья земли
И казалось безцельны страданья,
Что жизни путями прошли.

И мне думалось, много ль осталось
И сколько пройдет таких дней -
Уж со многими так я прощалась
В жизни недолгой своей.

Догорят незаметно все свечи
И наши погаснут огни
И уйдем мы в неведеньи встречи
Для жизни уже не нужны.

И так же на кладбище старое
Быть может и нас повезут
И тело от жизни усталое
Спокойной земле предадут.

28. III. 36 год.

С. 15 - 16.

 

На могиле твоей

На могиле твоей, всей заросшей травой
И не убранной даже цветами
Белый крест с почерневшей стертой доской
Одиноко стоит меж крестами.

В тяжелом молчаньи, царящем кругом,
Прерываемом бури дождями
Все окутано вечным неведомым сном
И хранящими тайны судьбами.

Надо всем голубые плывут небеса,
Небо безмолвием вечным полно;
А вокруг распростерлась сырая земля -
Страшно ее неуютное дно.

Ты ушел навсегда, ушел без возврата...
В этой ночи неведоиой тьмы
Безконечною мглой могила объята
И пред нею безчисленны дни.

Лишь тянется время неведомой встречи -
Цепи тяжелых страданий и слез
Когдя ж догорят погребальныя свечи
И Всевышний к себе призовет?

Буду также прикрыта землею сырой
Одиноко лежать я годами -
У могилы твоей, всей заросшей травой
И не убранной даже цветами.

V. 1934.

С. 17 - 18.

 

* * *

Девочка в белом страстно любила
Белыя розы в полном цвету,
Часто она мимо них проходила
И любовалась на их красоту.

Девочка в белом страстно желала
Много иметь этих роз у себя
И много она о жизни мечтала,
На белоснежныя розы глядя.

Детския как то сбылися мечтанья
С улыбкою светлой она на устах
Стояла перед таинствами венчанья
И белыя розы держала в руках.

Ярко венчальныя свечи горели,
Убор подвенечный прекрасно сиял,
Розы любимыя нежно белели,
В трепетных пальцах букет увядал.

Годы промчались и терни страданья
Девочку жизни путями несли,
Пока не настала минута прощанья
С белыми розами этой земли.

Много свечей погребальных сияло,
В гробу с улыбкой на устах
Девочка в белом тихо лежала -
Белыя розы были в ногах.

31. III. 36 г.

С. 19 - 20.

 

* * *

Я люблю в тебе чуткую душу
Откровенную нотку в словах
И опечаленный тихою грустью -
Огонек в потемневших глазах.

Я люблю в тебе бури смятенье,
Оживленность в движеньи лица
И весь твой порывистый трепет стремленья
Соединяющий наши сердца.

Я люблю в тебе голос приветный
В тоне дружеской речи твоей
И ласкающий смех твой ответный
В неподдельной улыбке своей.

Я люблю в тебе отблеск закатный
И перезвон многоглавых церквей,
И всей далекой земли необъятной -
Ширь и простор, безконечных полей.

Я люблю в тебе память святую,
Ряд могильных обросших холмов,
Всю далекую, нашу простую
Цепь исхожденных родных городов.

Я люблю в тебе небо родное
Нашей любимой и близкой страны,
Я люблю в тебе все дорогое -
Чем мы оба с тобою полны.

1934 г.

С. 21 - 22.

 

* * *

Повсюду мерещутся тени
Где-то гаснут во мраке оне,
И ведут куда-то ступени
К неведомой нам вышине.

Везде эти резкости красок
И контрасты на каждом шагу
Число неестественных масок
В своем безконечном бегу.

Чуть выглянешь ты на дорогу,
Видишь ряд пред собою картин:
Здесь влачит утомленныя ноги
Весь уродливый нищий один.

Здесь жалкий проходит шарманщик
Весь измученный ношей своей...
Для людей он только обманщик -
Не дадут ему пару грошей.

Он жалобно что-то играет,
О судьбе своей жалкой поет:
Жестокая жизнь убивает,
Отношенье людское гнетет.

А тут полуголые дети
Все куда-то бегут второпях...
Картины тяжелыя эти -
Каждый день у тебя на глазах.

Тут мимо несется карета
Видно в ней едет к венцу,
В убор подвенечный одета
Невеста вся в белом цвету.

А рядом плетутся убого
Лишь прикрытые черным сукном
Печальные, странные дроги,
Вылеляясь рельефным пятном.

И рядом шагают так дружно
Нашей жизниконтрасты везде,
То в довольстве ненужном -
То во всей безысходной нужде.

Куда же ведут нас ступени
И возможна-ль для нас вышина? -
Мы сами одне только тени
И несет нас земная волна.

2. II. 36 г.

С. 23 - 24.

 

Прошлому

Смотрю на твои дорогие черты,
Так любимы мною когда-то
Опять воскресают былыя мечты,
Что ушли навсегда без возврата.

Снова глядишь на меня как бывало
Взор как-будто подернут тоскою -
И лишь что-то в лице начертало
Всю душевную силу покоя.

Впоходке сквозит твоей вялость,
В висках серебрятся нити седин,
Мне близка этой жизни усталость
И с нею твой образ один.

Я смотрю на тебя - и так пусто
В моем сердце любивгем давно:
Молча сгущаются сумерки густо
Серые сумерки смотрят в окно.

А были минуты, когда мне хотелось
Мир безконечный в тебе воплотить
И мое сердце безумное пело
И так же безумно хотелось любить.

Но сильным порывом жизнь налегла,
И все посметала, и все поснесла:
Сердце рвалося, душа вся истлела,
Любовь, дорогая любовь умерла.

Я без пристани вся истомилась,
Жизнь безпощадная била и жгла...
Все бы сказала, слезами залилась,
Колени в восторге твои обняла.

Поздно, былому уже не бывать.
В молчаньи в окно я гляжу:
Теперь я уже научилась молчать.
И больше тебе ничего не скажу.

3. I. 1934.

С. 25 - 26.

 

* * *

Мы шли с тобой. Горели солнцем дали
И впереди цвели прекрасные цветы.
Рука рукой друг друга мы держали,
Пред нами веяли прекрасныя мечты.

Мы шли с тобой. Горели ярко свечи
И перед нами был свяшенный аналой.
И снова так, как в день прекрасной встречи,
Друг с другом шли, скрестив рука с рукой.

Мы шли с тобой... Горели ярко звезды,
Пред нами был прекрасный, нашей жизни путь,
В глазах у нас дрожали молча слезы,
Вокруг лишь растилалась темной ночи жуть.

Мы шли с тобой и плакали как дети,
Переживая боль, тяжелых жизни ран;
И снова, как всегда, друг с другом вместе
Встречали мы вдвоем ненавистный обман.

Пройдут года и поздно мы с тобою,
Оценим жизни все прекрасные цветы
И навсегда, друг с другом под землею
Схороним все свои обманные мечты.

1934 г.

С. 27.

 

* * *

Ты один в этом мире всегда,
И Тебя одного только знаю,
Тобою мне светит жизни звезда
И Тебе одному я внимаю.

Ты ведешь меня правды путями
Без Тебя я их всюду теряю
И пусть путь Твой усеян тернями
Пусть на нем я безумно страдаю

Но я радуюсь, счастья улыбке
Что послал ты ко мне, искорке света
И в кругу заколдованном гибком
И минутой одною привета.

И лучам твоим солнца прекрасным.
Даже мрачно окутавшим теням
И порывам судьбы моей властной
И неведомым жизни теченьям.

Пред Тобою все мелко, - ничтожно
Без Тебя безконечно темно,
Но увидеть Тебя невозможно
И услышать Тебя не дано.

1936 г.

С. 28.

 

* * *

Тяжело мне одной одинешенкой, -
Не под силу нести этот крест,
С горькой, жизненных подвигов нашей,
Проходить и чего-то жалеть.

Надоело стремиться безцельно,
Тяжело одинокою жить
И конечной чертою предельной
Мне хотелось бы все прекратить.

Наболела душа безответная,
Истомилось сердце в тоске...
Так хотелось бы слова приветнаго -
Светлой ласки хотя бы во сне.

28. III. 1934 г.

С. 29.

 

* * *

Когда бывает мне на сердце тяжело -
Не знаю я где мне искать ответа...
Все впереди меня так пусто и темно,
И я живу без счастья и без света.

В далеком небе догорают звезды...
И вдаль куда то убегает путь.
И безполезны моленья и слезы
О том, что б лучшее свое вернуть.

Так на закате жизни догоревшей,
В тумане промелькнувшаго пути,
Одною меньше птицей отлетевшей
На фоне ускользающей земли.

17. III. 1934 г.

С. 30.

 

* * *

Если сердце тяжелою болью сожмет,
Если люди тебя никогда не поймут,
Если вера в груди твоей скоро умрет
И счастья и радости дни убегут.

Подними утомленный свой взгляд к небесам
Постарайся найти безконечное там
И печальным твоим, омраченным очам
Будет много светлее идти по путям...

Утомленное сердце молитвой согрей,
Безпокойную душу ты в ней утопи
И в сердце своем воскресить ты сумей
Незабвенное чувство великой любви.

27. VI. 1934 г.

С. 31.

 

* * *

Ни яркий свет волнующей любви,
Ни чувство острое безумной муки,
Ни жгучия страдания мои,
Ни встречи радости и боль разлуки,

Ни радость бьенья сердца моего
В моей луше не можешь пробудить -
И лишь порывом сердце одного
Ты б всколыхнул желание любить.

И может на порывы без ответа
Ты все ж еще нашел бы у меня
Тот яркий луч взаимнаго привета
И искорки желаннаго огня

Тогда б неинтересна и стара
Стала бы вся мечты твоей разгадка...
Исчез мираж и снова жизнь стара,
А сердце ждет волшебной жизни сказки.

15. V. 34 г.

С. 32.

 

Жизнь

Серыя тучи и небо печальное,
Серые будни печаль и тоска...
Тихое кладбище, слово прощальное -
Надписей темных большая доска.

Где то вдали заунывныя песни
Где то цепей однозвучный трезвон...
Боже как трудно средь грязи и плесени,
Слышать проклятия вопли и стон

Дальше в окутавших сумерках ночи
Льется кого-то невинная кровь
Чьи то прекрасныя девичьи очи
Ставят кому то цену на любовь.

Где то в труде и болезни страдая
Утро туманнаго свет чуть взойдет.
Несчастная мать свою жизнь проклиная
Новую жертву для жизни несет.

Так полуголые нищие дети
Так вечно пьяны бродяги отцы...
Изнуренны голодны и не одеты
Матери, вдовы, сироты, вдовцы.

И будто бы радуясь этим несчастьям
Словно смеяся на горем чужим
Все рвут и хватают недолгое счастье
Будто бы счастье считают своим.

Можно ль искать в этом мире довольствия
Стоит ли жить среди этих людей,
Стоит ли разве искать удовольствия
Всем обиженным в жизни своей.

Как это глупо играть и смеяться
Где то кружиться без мысли и слов,
Знать, что другие в нужде томятся -
В музыке слышать звоны оков.

Даже и солнце игриво насмешливо
Если над нами сияет порой -
Кажется будто смеется приветливо
Над слезами залитой землей.

Нет не нужны здесь аккорды свободные,
Музыка, песни и смешанный стон...
Больше пойдет панихида надгробная
Чьих то печальных, чужих похорон.

Серыя тучи и небо печальное,
Серые будни туман и тоска...
Такое кладбище, слово прощальное -
Надписей темных большая доска.

1927 г.

С. 33 - 35.

 

* * *

Я стою на мосту. Как всегда я одна
И предо мною безбрежное море...
За волною спеша набегает волна
Уносясь в безконечном просторе.

Диким шумом пенится седая вода
Сильно гонимая ветром попутным,
Несется в прибое не зная куда
В переливе туманном и мутном.

Надо всем безпокойно плывут облака
Все синевою себя покрывая
И в небе нависшия тучи слегка
Как бы тонут в дали исчезая.

Слежу я за всем в безответной дали
Мысли несутся суровою тучей...
О поведать бы морю страданья свои -
Утопить бы их в силе могучей.

6. VII. 34 г.

С. 36.

 

Любовь прошла

Любовь прошла не так, как надо бы пройти
Прошла не потому, что в счастьи обманулась
Пришла лишь потому, что тесно ей итти
Что в мире лжи безумно ужаснулась.

Любовь прошла, промчалась грезой чудной
Средь темноты земной оставшейся мечтой
Чтоб не быть среди звезд, звездой не нужной
Что-б не сиять везде своею чистотой.

Любовь прошла не так, как надо бы пройти
Прошла, что б не быть в Мире незаметной
Она прошла разсеяв счастья цветы
В седом тумане жизни безпросветной.

И там где произвол справляет тризну
И там где протекли кровавые ручьи
И даже на земли родной отчизны
Красиво разрослись счастливые цветы.

И кто возьмет и кто их не заметит
И даже кто сорвет своей любви цветок
Одним порывом сердце не ответит
И каждый в своей жизни будет одинок.

28. XII. 34 г.

С. 37.

 

* * *

Как не ясен в красках полутонных
Этой жизни призрачный туман...
И встает во мраке теней полутемных
Настоящий, пошлый жизненный обман.

Закружася в блеске электричества,
Ярким на минуту и темным навсегда.
Тот, кто был на высоте вчера величия, -
Сегодня стал рабом позора и стыда.

И пока дойти до пристани желанной
Пережив удары горестной судьбы -
Крест безумнаго мученья и страданий
Путь невинных слез печали и борьбы.

О когда бы верить что за гробом счастье
Что не жутким холодом веет от него
Не страшны бы были жизни все несчастья -
Горькия предчувствия, сердца моего.

Но в усталом сердце вера угасает
И припав к распятию в слезах
Тот великий свет меня не озаряет
Темень лишь вокруг да непонятный страх

И в бреду устало чувствуя душою,
Что могила темная впереди стоит
И застелет даль мне, как туманом мглою
И нигде, нигде-то не проглянет свет.

1926 г.

С. 38 - 39.

 

* * *

За всем уходящим, за всем промелькнувшим
И за счастьем невольным, счастьем далеким
Все в беззаботном, навеки уснувшем
В сказочно чистом, красивом и легком.

Все в этом детстве, наивно прекрасном
Навсегда отошедшем и невозвратном
Все с закатившемся солнышком ясным
Все в отлетевшем, все в пробежавшем

Так все прожитое, счастье далекое
Счастье что мне, что слезинка упавшая
Грозно встает только жизнь одинокая -
Жизнь безцельная в даль уходящая.

И вдали заунывно и погребально
Тихо рыдают аккорды печальные
Вот струнка оборвала глупо и странно,
Глупы и страшны напевы прощальные.

И если есть в сей жизни красивое
Ярким на траурном фоне накрашено,
Как же на долго минутой счастливою
Эта безцветная жизнь разукрашена.

14. V. 1926 г.

С. 40.

 

Крест

Перед нами Божественный Крест.
Он всех нас зовет за собою
Без различья и разности мест
Он всем предназначен судьбою

Кто бы не был ты, можешь идти,
Кто бы не был ты, можешь молиться
По какому не шел бы пути
К нему еще можешь стремиться.

И пусть жизни терзают страданья
Мы их не вправе бояться -
Пусть вокруг раздаются рыданя
Должны мы пред ними смиряться

В кругу метном поглощенные,
В один лишь Мир погружены
Мы его пустотою прельщенные -
Тянем тихо безцветные дни.

Лишь укрепить стремимся счастье
И задержать стремительный поток.
Дрожим от удара несчастья
И пугает нас времени срок.

Мы жалкие, ропщем невольно,
Нас смерти терзают виденья,
Даже души непроизвольно
В нашем томятся мученьи.

И жизни полны суетою
Не мыслим о смерти рождая,
Зато пред могильной плитою
Мы плачем, нам близких теряя.

Кто бы не был тот: муж ли, дитя ли
Иль взростившая нежная мать,
Голос одной, все той же печали
Заставляет нас тяжко страдать.

Больна любившим, близких утрата,
Скорби тяжелый вечный укор...
Но ведь вечно над нами Распятье
И Христа покоряющий взор.

Мы не можем пред Ним сомневаться
И на жизни законы роптать,
Мы должны перед всеми смиряться,
Даже все беззаконья прощать.

Не должны инстинктивнаго страха
Перед всем, что случится иметь
И над гробом любимаго праха
Должна искорка веры гореть.

Пусть теплится пламя в лампадах,
Пусть в сердцах зажигает оно
У людей, ту большую отраду
Без которой им в жизни темно.

Всех тех, кто устал без молитвы
И кому был печален удел
Кто поражен в житейской битве
И тех, кто подойти еще не смел.

И тот, кто опоздал в дороге
И кто к Нему последним шел,
Кто борьбой утомлен и тревгой
И кто правильный путь не нашел.

Он всем одинаково светит
И для всех утешеньем одним
Он каждому сердцу ответит
И идти мы должны за Ним.

Перед нами Божественный Крест.
Он всех нас зовет за собою
Без различья и разности мест
Он всем предназначен судьбою.

29. IV. 1936 г.

С. 41 - 44.

 

Сон сиротки

Снилась сиротке любимая мама
В белый воздушный одета наряд
Вся убрана неземными цветами
И легкокрылых с ней ангелов ряд.

Тихо над детской кроваткой спускалась,
Тихо шептала молитвы над ним,
Еле прозрачной одежды касалась
И холодила дыханьем своим.

Пела ему свои райския песни,
Цветов лепестки, разсыпала над ним,
Нежно с любовью, крепким и тесным
Сжимала объятьем его ледяным.

Каждый день, как сгущалися тени
И растилалися светлые сны
Все прекрасныя те же виденья
Были обманным восторгом полны

В каждую ночь заботливо нежно
Бедной сиротки любимая мать,
Как всегда, с аккуратностью прежней
Все приходила его навещать.

Только прошлою ночью сердилась
И почему-то недолго была,
Незаметно ушла, не простилась
И с собою цветов не взяла.

Сегодня же мама любимая
Видно опять не приходила к нему
Такая улыбка счастливая
Светилась по его лицу всему.

А на завтра любимая мама
В последний раз к нему пришла
И сиротку украсив цветами
Его в царство свое унесла.

Высоко поднявшись над землею
Ее легкокрылых ангелов ряд
Понесся с кристальной душою
В белый воздушный окутав наряд.

1936 г.

С. 45 - 46.

 

Вихрь

Предо мною с опавшими листьями
Ветер осенний вихрем летел
И сплетался с моими он мыслями
И прекрасную песню мне пел.

Он пел о далеких безоблачных странах,
О красоте лучезарных миров
О светлых, невиданных мною сияньях
Где синее небо стелет покров.

Разсказывал мне о прекрасных виденьях.
О неведомой дальней земле
О невидимых крылатых привиденьях
И звал меня, туда, к себе.

Он пел про любовь, красоту и про счастье
Нежно склонясь надо мною шептал
И с безконечною лаской и страстью
До безсознанья меня целовал.

Высоко меня поднимал над землею,
Долго меня он над нею кружил
Между сиреневых туч с синевою,
Между светящихся дальних светил.

И слезы навеянных жизни страданий
Он с лица моего развивал...
В нежных объятьях, горячим лобзаньем
Тихо, следы этих слез покрывал.

И усыпленная этою нежностью,
Тихо внимала я вихря словам
И уносилась с его метежностью
И уступала безумным мольбам.

Но с порывами ветер свободными
Резкою бурей сменил свой полет
Мимо понесся с листями поздними
Туда, куда многих вихрь понесет.

1936 г.

С. 47 - 48.

 

Жизнь

Повсюду все в бушующей тревоге
Во всем водовороте жизни лютых зол.
По длинной своей неизменной дороге
Свершает праздник безконечный произвол.

Кто жить вчера с безумием стремился
Сегодня жизни он безжалостно лишит;
В ком сердце недавно радостью билось
Сегодня с покорностью смерти молчит.

И в ком так недавно жило сознанье
Покоится в недрах спокойной земли.
Здесь дышет восторгом порыв ожиданья,
Там в волнах грозят потонуть карабли.

Кто падает жертвой кроваваго боя,
Погибает за благо родимой страны,
Вчера неслась волна житейскаго прибоя,
Сегодня слышен зов безжалостной войны.

Здесь жизнь несется в даль неумолкая,
Там стон, страданья и безсильный чей то плач,
Здесь радость и счастье манит призывая
Там безжалостно казнь совершает палач.

Здесь гибнут за правду безсильные братья
Здесь потоками льется невинная кровь
Вчера неслись с отчаяньем проклятья
Сегодня надо всеми царствует любовь.

Вчера манила жизнь и счастье грезы
Сегодня смыло все потоками крови,
Здесь смерть несет одне людския слезы
А там объятья торжествующей любви.

1922 г.

С. 49 - 50.

 

Прощай

Прощай если можно проститься с тобой
Без слез безполезных, без горя в груди
И без жалких проклятий над нашей судьбой
Ты покорно простившись, покорно уйди.

Не нам суждено разделить наши муки
Не мне суждено поделиться с тобой.
В час роковой нашей общей разлуки
Тебе близкая - буду безумно чужой.

Чуждая всем в этом мире любимом
Одна я с собою везде и всегда
За то с далеким но близко любимым
Не встретить мне счастья в нем никогда.

И брести далекой и глухой дорогой
Словно чуждый путник, бледный и больной
Чтобы сесть на отдых где то на пороге
В этом близком мире странницей чужой.

1924 г.

С. 51.

 

Мне жизнь лгала

Мне жизнь лгала едва ль ни с колыбели,
Когда спускались не-ведомые сны
И ангелы любви мне песни пели
Будя во мне все чувства первыя мои.

Мне жизнь лгала, когда полна мечтами
Я шла по первому прекрасному пути
И покрывала мне его тернями
Безжалостно топтав взрощенные цветы.

Мне жизнь лгала, когда в улыбках грезы
За счастьем своим я в жизни шла
И посылала страданья и слезы
В своем пути, обмана, лжи и зла.

Мне жизнь лгала, когда полна восторга
Все сердце посвятила я своей любви
И поняла расчет земного торга
И только жар, одной волнующей крови.

Мне жизнь лгала и в ней полна отравы
И захлебнулась вся и не могу идти.
Подай же сил к Твоей всевышней славе
Мне жизни не прервать пройденнаго пути.

30. X. 34 г.

С. 52.

 

Сумерки...

Молча глядят предо мной одинокие,
Серые мрачные сумерки дня...
Сердце терзают страданья глубокия,
Мысль безпощадная мучит одна.

Мысль о том, что порою мне кажется
Будто опять ты меня оттолкнешь
И что опять от меня ты откажешся
И нелюбимой меня назовешь.

И что в темную ночь молчаливую
Я к чужому тебе постучусь,
Тогда ненужною и сиротливою
Я с тобой навсегда распрощусь.

Что серым я призоачным утром туманным
В мире прекрасном буду одна
Тяжкою борьбой, ненавистью, обманом
И завистью людской окружена.

Так же безцельно опять одиноки
Будут глядеть эти сумерки дня -
Пока не сокроет могилой глубокой
Эти сумерки с глаз у меня.

XI. 34 г.

С. 53.

 

* * *

Кому нужны твои страданья,
Когда с истерзанной душой
Ты ожидала подаянья
Стоишь с протянутой рукой

Кому нужны твои мучень,
Твой беззащитный, бедный вид,
Все это даже сожаленья
В сердцах людей не возбудит.

Кому нужны твои моленья,
Покорность вечнаго раба
Твоя лишь тень как провиденье
И твоя вечная мольба.

Кому нужны борьба и слезы
Чужим сердцам оне ничто
И пред тобой средь жизни прозы
Всегда стоит вопрос за что?

Кому ж ты скажешь умирая
Свое последнее прости
Кому оставишь завещая
Конец пройденнаго пути.

Кому нужна будет могила,
Ее покинутый курган
Тебе она лишь и простила б
Внемля одним твоим мольбам.

27. I. 35 г.

С. 54 - 55.

 

* * *

Гляжу на жизнь безудержным потоком
Несет она струю своих безбрежных вод
Меняет безпощадно время сроки -
И так уносит за собой, за годом год.

То все осветит солнечным сияньем,
То погрузит все в непроглядной тьме
Здесь водворит тяжелыя страданья,
А там она разсеет радости одне.

Одних окружит почестями славы -
Других безжалостно сменяет и сотрет
И что сегодня посулит лукаво -
То завтра силою жестоко отдерет.

Кого то здесь сплетет одной судьбою
А там кого нибудь навеки разлучит:
Сегодня посмеется над тобою
И завтра же тебя быть может наградит.

Несправедлива, зла и лицемерна
Лишь все прикрыв своей пустою красотой
Так год за годом, жизнь все правит верно
Пред нею ничего незначущей толпой.

23. I. 36 г.

С. 56.

 

* * *

Ты давно умерла, дорогая любовь,
Тебя люди как Бога распяли
И твою неповинную, чистую кровь
Безпощадно на рынке продали.

Над тобой надругались смеясь торгаши,
И тернями путь твой устлали
И безсовестно нагло за эти гроши,
Тебя, светлую всю променяли

От тебя отказались безумцы-слепцы
И презреньем тебя заклеймили.
Как ничтожно звусит теперь слово "прости"
Перед всем, что они совершили.

И пусть падают ниц пред тобой палачи
Что недавно тебя распинали,
Никогда не засветят уж правды лучи,
Что когда-то так ярко сияли.

Никогда не воскреснет святая любовь,
Никогда не умолкнут страданья
И потками литься невинная кровь
Будет вместе с людскими слезами.

И склонятся колени тогда пред тобой,
Чтоб услышать твой голос священный
И мир обратится с последней мольбой,
К последнему чуду спасенья.

9. VI. 1934 г.

С. 57 - 58.

 

Похоронный марш

Шаг за шагом за траурным гробом,
Каждый день подвигаясь вперед
Проходим в молчании строгом
Среди временных жизни невзгод.

Мы проходим под небом печальным
С тяжелою ношей своей
И пред жизни дорогою дальней -
Мы одне лишь пылинки на ней.

Нас разносят осенние ветры
Разделяя друг друга вдали
И без счета милионные метры
Следы заметают в пыли

Мы осенние поздние листья
Нас порывом ненастье несет
И меняются быстрыя числа
И лишь как-то подводит разсчет.

Мы проходим под небом лазурным
Отдаляясь все от земли,
То восторгом задетые бурным
То забытые где то вдали.

И из наших безчисленных семей
Все уходит один за другим
Лишь кого-то одним повеленьем
Развивается все словно дым.

И безцельны все жизни соблазны -
Пути радости славы и роз.
Лишь минуты бывают отрадны
И мечтанья первых лишь грез.

Шаг за шагом за траурным гробом
Каждый день подвигаясь вперед
Проходили в молчании строгом
Мы последний свой может быть год.

1936 г.

С. 59 - 60.

 

Замеченныя опечатки читать.

Стр. 14, строка 8, "Вблизи меня ничтожен, жалк и пуст".
Стр. 19, строка 11, "Стояла перед таинством венчанья".
Стр. 32, строка 7, "И лишь порывом сердца одного".
Стр. 32, строка 15, "Исчез мираж и снова жизнь сера".
Стр. 34, строка 3, "Все рвут и терзают недолгое счастье".
Стр. 35, строка 3, "Тихое кладбище слово прощальное".
Стр. 37, строка 3, "Прошла лишь потому, что тесно ей итти".
Стр. 39, строка 1, "И бреду устало, чувствую душою".
Стр. 40, строка 10, "Счастье что миг, что слезинка упавшая".
Стр. 41, строка 13, "В кругу суетном поглощенные".
Стр. 45, строка 7, "Еле прозрачной одеждой касалось".
Стр. 52, строка 18, "Я захлебнулась вся и не могу идти".
Стр. 53, строка 12, "Я с тобой навсегда распрощусь".
Стр. 53, строка 17, "Так же безцельно, опять одинокие".
Стр. 56, строка 12, "То завтра силою жестоко отберет".
Стр. 59, строка 5, "Мы проходим под небом печальным".
Стр. 60, строка 11, "Проходим в молчании строгом".

 

Вера Крылова. Призраки счастья. Kaunas 1936. Каунас 1936 г. Издание газеты "Новые Дни". F. Sokolovskienes spaustuve, Kaune, Maironio g-ve 10 - 12. Цена 1,50

 

Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2004.


 

Вера Крылова    Обсуждение

Поэзия     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2004