Федор Кузнецов.    Слово правды

 

         И последнее время в русских зарубежных органах печати, а также в русских изданиях, выходящих в Польше, появился ряд статей, посвященных вопросу о возможности слияния Церквей старообрядческой с никоновской.
         Вопрос этот возник в связи с опубликованием на страницах русских газет постановления Московского патриаршего Престола о снятии клятв, наложенных никоновскою церковью на хранителей древняго благочестия и канонов древле-православной Церкви.
         Постановления эти напечатаны в виде двух актов "Указ и Деяние", имеющих необычайно важное историческое значение. Акты эти касаются клятв, наложенных Московским Собором 1666 - 1667 г.г. на двуперстие и последователей его, не принявших церковных исправлений, и являющихся противниками никоновской церкви.
         Клятвы наложены были Московским Собором при весьма сложной обстановке того тяжелого времени, когда во главе Церкви стоял Патриарх Никон, вносивший много личной страсти в церковное дело, и когда против несогласных с принятием сих клятв употреблены были самые суровые правительственные репрессии, создавшие в конце концов раскол многомиллионного церковного стада на две враждующих части и отделение никоновской церкви от древле-православного корня, которое длится уже третье столетие.
         В опубликованном ныне "Деянии" приведен полностью отзыв патриаршего Престола о старообрядческих церковных книгах и священных обрядах, которым предлагается - богослужебные книги, напечатанные при первых пяти российских патриархах, признать православными; хранимые старообрядцами церковные обряды - спасительными; двуперстие - слагаемое ими во образ Св. Троицы и двух естеств - благодатным и спасительным; порицательные же выражения, относящиеся к обрядностям и в особенности к двуперстию отвергаются и отменяются на вечные времена.
         Заканчивается сей акт словами "клятвенные же запреты 1656, 1666 и 1667 годов, по данной нам от Всесвятаго и Животворящаго Духа власти вязать и решить, разрушаем и уничтожаем и яко не бывшие - вменяем", затем следуют подписи двух Митрополитов, девяти Архиепископов и одного Епископа, скрепленные подписью самого патриаршего блюстителя, Митрополита Московского Сергия.
         Дабы уяснить себе то значение, какое представляют никоновские клятвы для старообрядческой Церкви, необходимо прежде всего задать себе вопрос: имели ли эти клятвы какую-либо силу и значение для последователей старой веры во все времена их существования? - И смело можно ответить, что клятвы эти особого значения никогда не имели, как противоречащие Св. Писанию, ибо в Толковом Евангелии (лист 30) ясно сказано: "Мы убо древнему законоположению Церковному последуем, мы заповедание Святых Отец соблюдаем, мы прилагающих или отъемлющих от Церкви - проклинаем".
         Приводимые же выше слова изданы были как соборные постановления и запрещения на 7-м Вселенском Соборе, состоявшемся в городе Никеи, на котором присутствовали 267 архиепископов и епископов. В силу этих постановлений никто и никогда не мог и не может нарушить древле благочестивых обычаев Св. Церкви, или ввести новозаконие и новые порядки в Св. Церковь, не подвергнув себя церковному осуждению.
         Однако, Патриарх Никон, не взирая на указанные соборные запрещения, решил учинить в св. Церкви новые порядки и тем самым подверг не только себя лично, но и всех согласных с ним церковному проклятию. К тому же на Московском соборе 1666 г. совершены были самые жестокие беззакония, направленные против защитников старой веры; причем, во время одного из заседаний сего собора Патриархом Никоном публично нанесено было оскорбление действием Епископу Коломенскому Павлу, осмелившемуся возражать ему и выступить в защиту старой веры. Патриарх Никон собственноручно ударил Епископа Павла по лицу, сорвал рясу и, арестовав, предал суду, приказав впоследствии предать Епископа Павла сожжению в деревянном срубе, что и было исполнено в Великую Пятницу.
         Постановления же и решения о наложении клятв на блюстителей старой веры, вынесенные на Московском соборе, последними, конечно, не были признаваемы законными и не признаются таковыми и поныне. Посему, отмена этих клятв в настоящее время также особенно большой ценности для старообрядцев иметь не может, либо один лишь факт признания никоновской церковью истин, всегда считавшимися старообрядцами непогрешимыми и незыблемыми и никогда ими неотвергаемыми, уже не является вопросом столь замечательным и существенно важным. Гораздо знаменательнее для старообрядцев было бы опубликовать ныне никоновскою церковью своего отказа от всех новшеств, введенных Патриархом Никоном в эту церковь и исказивших каноническое учение древлеправославной веры.
         В дониконовския времена православная соборная Церковь твердо закреплена была на своих многосотлетних корнях апостольскаго и соборнаго учения, церковный ствол ея был высок и крепок и Земля Русская украшалась ликами святых угодников Божиих. Но враг позавидовал сему древу благочестия и стал искать себе пособника для разорения древней святыни и нашел такого в виде Патриарха Никона, и исполнились слова св. Евангелия "по истине обуяла соль" - священство (Матв. зач. 10, 11 и 24). Почти весь Московский собор 1666 г., возглавляемый Патриархами, как омраченный дерзнул вынести клятвенное запрещение на честный двуперстный крест, на сокровенныя и незыблемыя св. отеческие предания и обычаи, исказил самое имя Исусово и тем лишил христиан "света миру", т. е. священства (Матв. зач. 10 - 11). С древа благочестия насильно были отторгнуты его ветви и подвергнуты сожжению. Многие ветви увяли, многие погибли, но самые "корни" - древнее благочестие, и самый "церковный ствол" - старообрядчество, сохранилось по сие время, ибо сказано во св. Евангелии "аще же соль обуяет чим осолится. Ни во что же бывает к тому, точию да изсыпана будет вон и попераема человеки" (Матв. зач. 10 - 11).
         И твердо надеются христиане, верные древнему благочестию, в милосердие Божие, заповеданное св. Евангелием, поучающем, что "аще же соль (священство) не слана будет - чим осолится. Имейте соль в себе и мир имейте между собою" (Матв. зач. 42) и уповают на заповедание Христа, по слову блаженного Иеронима, что "я (Христос) буду пасти овец моих и не поручу их худым пастырям".
         Никоновская же паства, убоявшись жестких репрессий со стороны правительства, поспешно отказалась от веры своих отцов, пошла по новому никоновскому руслу, опираясь на крепкую защиту в лице русского правительства покровительствовавшего Патриарху Никону и его пособникам, и этим создала непримиримый раскол среди христиан св. православной Церкви длящийся уже свыше 250 лет и дошедший до наших дней.
         Конечно, отпадение никоновской церкви от многомиллионного корня последователей старой веры, весьма тяжело отразилось на всем старообрядчестве. Благодаря никоновским "реформам" и жестоким правительственным репрессиям, последователи старой веры не только должны были стойко уклоняться от принятия новшеств никоновского учения, но и бежать из своих насиженных гнезд в глубокие дебри и иные государства, где и искать защиты и охраны от преследователей за веру. В книге Андерсона "Cтарообрядничество и сектантство" опубликован исторический указ 1685 года (стр. 109) о старообрядцах, в котором указаны способы разрешавшейся тогда борьбы с расколом, полной жестоких расправ с братьями-христианами за то лишь, что они исповедовали свою веру по старому, а не следовали по стопам никоновских новшеств.
         Посему "лечение ран", нанесенных старообрядчеству Московскими соборами, о которых ныне говорится в "Деянии" вряд ли теперь возможно, так как едва ли найдутся в никоновской церкви такие целительные средства, которыми можно было бы ныне излечить старообрядческие недуги, как телесные, так и душевные; недуги, которыми старообрядцы душевно болеют и до наших дней (как например утрата Священства и Св. Евхаристии) и которые никто не в силах возвратить старообрядчеству кроме Самого Господа Бога.
         Особенно интересным моментом является только резолютивная часть "Деяний", в которой древния старообрядческия богослужебныя книги признаются - истинными.
         Начиная с 1666 года по 1929 год эта святая истина была покрыта злобной пеленой вражды и ненависти к древней святыне истинно верующих христиан. Эту истину старались омрачить и уничтожить всякого рода циркулярными распоряжениями правительства, суровыми репрессиями и ложной клеветой.
         И только теперь спустя 263 года; в тяжелое время безверия и гонений за веру, - явились правдивые люди, которые древле-православные обряды и двуперстие признали спасительными, сняли со святой истины наложенное духовное осуждение и запрет, дав возможность всем христианам вновь увидеть свет Божий и возвеселить сердца тех хранителей веры Христовой, которые всю свою многострадальную жизнь, не расставаясь с ней, терпеливо несли крестное страдание и долгие годы гонений и муки.
         Священное писание гласит: "мученическая кровь, пролитая за веру и истину - вопиет к Богу и просит у него не мести за себя, но о вразумлении тех, от кого они пострадали". Молитва сия ныне услышана Господом, который своим промыслом вразумил мужей достойных, признавших всенародно заблуждение никоновской церкви и своими подписями возвестившим о сем христианскому миру и тем положивших конец пререканиям и толкам на будущие времена.
         Итак, завеса, разъединяющая старообрядчество от никоновской церкви в течение почти трехсот лет, наконец, поднята; рука примирения уже как бы протянута к старообрядцам; осталось лишь одно незначительное слово "за ними" - старообрядцами, и торжество слияния двух церквей во единую Церковь, как будто бы является уже вопросом дня.
         Но на самом-то деле соединение сих Церквей на основе опубликованных ныне актов - "Указ и Деяние" - совершено быть не может. Не достаточно признать истинное учение - истинным, не отказавшись сначала от еретических новшеств и искажения св. отеческих правил.
         Необходимо этот путь оставить, ибо не за одними старообрядцами остается "последнее слово" а за самой никоновской паствой, которая должна признать себя впавшей в ересь, уклонившейся от истины и св. отеческих преданий и правил, и отказаться от 250 лет безблагодатного, "обуявшего" священства, припомнив слова св. Евангелия - "аще око твое соблазняет тя, исткни е, добре ти есть со единым оком внити в царствие Божие, неже две оце имущу, ввержену быти в геенну огненную, иде же червь их не умирает и огнь не угасает" (Марк зач. 42).
         Мы же, старообрядцы, исповедующие истинную древле-православную веру, - молить Господа, чтобы такой день настал, и уповаем, что солнце любви и мира воссияет над всем христианством, ибо мы веруем во единую Св. Соборную и Апостольскую Церковь.

Духовный наставник Видзовской общины Федор Кузнецов

 

Вестник Высшего Старообрядческого Совета в Польше. 1929. № 3, с. 3 - 7.

 

Подготовка текста © Григорий Поташенко, 2002 - 2003.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2003.


 

Русские Ресурсы   Эссеистика    Обсуждение


© Baltic Russian Creative Resources, 2003.