Павел Лавринец. Письма К. Д. Бальмонта Ф. И. Шуравину (1928 - 1937)


         Константин Дмитриевич Бальмонт (1867 - 1942) пережил пик успехов задолго до эмиграции (1920); вытесненный на периферию литературной жизни, бедственным материальным положением он был вынужден обратиться к культурам славянских и балтийских стран в расчете на благодарный отклик новой аудитории. В свою очередь политические и культурные элиты поверсальских государств, стремясь утвердить свои страны на международной арене, большое значение придавали пропаганде культуры.
         В литовской печати одним из наиболее эффективных способов ознакомления европейской общественности с культурой и достижениями Литвы назывались переводы литовской литературы на русский язык. Благодаря таким переводам, утверждал журнал литературной и художественной критики "Pradai ir žygiai" ("Принципы и стремления"), с успехами литовской культурой познакомилось бы русское рассеяние, а через русских "о нас быстрее узнала бы и западная Европа, если уж мы сами не в состоянии непосредственно дать переводы своей литературы немцам, французам и англичанам" 1. Известные еще с довоенных времен внимание к литовскому фольклору и литовские мотивы творчества Бальмонта, утверждения о литовских корнях собственного родословия и громкое имя делали его желанным проводником национальной культуры на европейскую арену. Тот же журнал весной 1927 г призывал воспользоваться интересом к литовской литературе Бальмонта (который "взялся считать себя литовцем и учить литовский язык"), перевести лучшие произведения на русский и уговорить его подготовить перевод к печати 2. 
         Такие обстоятельства обусловили появление у Бальмонта в конце 1920 - х гг. нескольких замыслов, связанных с Литвой, литовской литературой и фольклором. Первоначально поэт занимался литовскими народными песнями и сказками. "С сентября я приступаю вплотную к составлению целых четырех сборников: "Песни и сказки Литвы", "Чешские поэты 19-го и 20-го века", "Народные песни Сербии и Хорватии"", - писал поэт 29 августа 1928 г. Е. А. Андреевой-Бальмонт 3. Позднее Бальмонту виделось уже два разных издания - "Литовские дайнос", т. е. переложения народных песен, и "Литовские народные сказки", - "том сказок (сказок 50)" с его "исчерпывающим очерком о сказках вообще и литовских, как выражении духа Литвы". Изложив идею в письме 16 октября 1928 г. литовскому поэту, драматургу, критику и влиятельному деятелю культуры Людасу Гире (1884 - 1946), Бальмонт выражал пожелание начатые работы "поставить на деловую почву" 4, рассчитывая на возможности его заочного "милого друга и побратима" как секретаря издательской комиссии Министерства просвещения (с 1927 г.; в январе 1930 г. с упразднением должности Гира был назначен секретарем министерства).
         Публикуемые двадцать семь писем Бальмонта непосредственно связаны со вторым из этих замыслов и отражают все этапы созревания, конкретизации и осуществления. Адресат поэта - педагог, переводчик, писатель Федор Иванович Шуравин (Теодорас Шуравинас; 1889 - 1966), уроженец Костромской губернии, с 1907 г. учительствовавший в Литве. Вернувшись в Литву после Первой мировой войны, Шуравин работал в начальной школе в Юрбаркасе и писал на литовском языке стихи, сказки, рассказы для детских изданий, дидактические и научно-популярные брошюры, книжки о путешествиях и путешественниках. Шуравин был постоянным сотрудником двухнедельного журнала для детей "Žiburėlis" ("Огонек"), издаваемый и редактируемый в 1920 - 1924 гг. в Юрбаркасе Антанасом Гедрюсом (собств. Гедрайтис; 1892 - 1977). С переходом убыточного журнала к другим издателям Гедрюс начал выпускать в Юрбаркасе (печатался в Тильзите) двухнедельный журнал для детей "Saulutė" ("Солнышко"; 1925 - 1931). В журнале педагога и детского писателя Шуравин помещал и собственные сочинения, и переводы с русского языка научно-популярных, прозаических, стихотворных текстов для детей, - как советских, так и зарубежных русских авторов, в частности, Г. Росимова (Ю. В. Офросимова) . Между прочим в его переводе журнал напечатал и стихотворение Бальмонта "Осень" ("Saulutė", 1928, nr. 20, spalio 15 d., p. 307).
         Отдельным изданием вышел его перевод "Каштанки" А. П. Чехова с иллюстрациями К. Шимониса (1932); под псевдонимом Т. Шварнас (T. Švarnas) в периодике публиковались его переводы чеховских рассказов "Лошадиная фамилия" и "Налим" (1939). Инициалами "T. Š." подписан перевод "Муму" И. С. Тургенева (1930). Участие Шуравина в русской печати ограничивалось единичными публикациями: рижская газета "Сегодня" в 1930 г. поместила его подборку литовских народных пословиц (1930, № 82, 23 марта) и перевод сказки Винцаса Креве-Мицкявичюса "Перкун, Радуга и Страублис" (1930, № 171, 22 июня), каунасская "Наше эхо" в ноябре 1929 г. напечатала его перевод литовской народной сказки "Елка - королева ужей", позднее - мемуарно-этнографический очерк "Тверская посиделка. Из воспоминаний о русской деревне" (1931, № 621, 8 апреля) и перевод фрагмента из книги А. Гедрюса (1931, № 716, 2 августа); кроме того, в феврале 1929 г. "Балтийский альманах" опубликовал записанную им литовскую сказку "Куцая баба".
         В 1940 - 1941 гг. вышло несколько изданий составленного Шуравиным учебника русского языка для литовской средней школы. После Второй мировой войны Ф. И. Шуравин - заместитель заведующего отделом народного образования Каунасского уезда (1944 - 1945), заслуженный учитель ЛитССР (1945), директор подготовительного отделения Каунасского университета (1946 - 1950), составитель учебника русского языка для средней школы (Каунас, 1946) и хрестоматии по русской литературы для средней школы (совместно с А. И. Тыминским и А. Юшкой; Каунас, 1947), соавтор учебников русского языка для IV (совместно с К. Я. Петерсоном) и V классов (соавторы К. Урбанович и Г. Захаркевич) средней школы с польским языком обучения, VII (совместно с И. А. Римджюс) класса средней школы с литовским языком обучения, ежегодно переиздававшихся в 1950-х - 1960-х гг., а для VI класса с польским языком обучения (совместно с П. Е. Герман) - до начала 1970-х гг.
         Ф. И. Шуравин выступал также как переводчик на литовский И. С. Тургенева и М. Ю. Лермонтова, на русский - повестей и рассказов Юлии Жемайте (несколько различных изданий - Вильнюс, 1952; Москва, 1961, 1978), 1951), рассказов Лаздину Пеледы, "Леса богов" Балиса Сруоги (совместно с Г. Кановичем; 1958, 1964, 1982), Антанаса Венцловы (роман "Дружба", основанные на преданиях "Сокровища Наглиса" и "Тайна озера Платяляй"). На русском языке вышло также несколько сборников литовских народных сказок в его переводе и обработке (Москва - Ленинград, 1953, совместно с З. Шишковой; Москва, 1954, совместно с З. Шишковой; Москва, 1955, совместно с З. К. Шишковой; Вильнюс, 1973), на литовском языке - сборник литовского фольклора для детей "Vai žydėk, žydėk, balta obelėle" (Вильнюс, 1954 - совместно с Д. Баркаускайте) 5. 
         В апреле 1928 г. Шуравин послал Бальмонту в Капбретон на северном побережье Франции несколько литовских сказках в своих переводах. Поэту литовские сказки уже были знакомы: еще в 1926 г. молодой литовский поэт Юозас Тислява (1902 - 1961) подарил ему в Париже первую часть учебника литовского языка для нелитовцев, изданную в 1921 г. в Каунасе 6. Это был учебник Пранаса Викониса (1871 - 1959) "Уроки литовского языка"; первая часть и словарик к ней вышли под его инициалами "P. V.", вторая часть (1922) - с полной фамилией. Не перегруженный грамматикой учебник оказался, по словам Бальмонта, едва ли не с первой страницы маленькой хрестоматией "из очень легких, простых, но действительно интересных и содержательных текстов", а читать в подлиннике, "через несколько десятков страниц изучения, литовские народные сказки, - это приманка совсем соблазнительная, хотя бы и для ленивого" 7. В письме Л. Гире 9 июня 1928 г. Бальмонт сообщал, что Шуравин прислал ему сборник литовских сказок, составленный А. Гедрюсом, и свои переводы. О переводах Бальмонт отозвался: "Они не дурные. Но кое-что я исправляю, и радуюсь, что я уже, до некоторой степени, обладаю литовским языком". Помимо сборников Гедрюса 1923 и 1928 гг., тексты которых служили основным источником для переводов Шуравина, Бальмонту был знаком сборник адаптированных литовских сказок "Mamos pasakos" ("Мамины сказки"; 1925) Нямуно Бангяле; под этим псевдонимом ("Волна Немана") выступала жена А. Гедрюса, педагог и писательница Илюмината Гедрайтене (рожд. Василяускайте; 1892 - 1966) 8. 
         Знакомство с литовскими сказками, подчеркнутый интерес к ним и восхищение Бальмонт демонстрировал в своих статьях 1928 - 1929 гг. В одной из таких публикаций, подписанной "Мстислав" (псевдоним К. Д. Бальмонта), живописуется беседа с поэтом, заявляющим, что его "наибольшая сейчас страсть, это - Литва", "удивительнейший", "самый обильный, самый красивый" литовский язык, литовские песни - "воплощение тончайшего художественного восприятия" и сказки: "Литовские народные сказки, по тонкости, красоте и остроте мысли, не имеют себе в Европе равных". Ниже приведена сказка "Заячье наследство", которую поэт прочел "собеседнику" по-русски из небольшой литовской книги 9. "Читать в подлиннике литовские народные песни и литовские народные сказки, это - писать новые страницы своей собственной жизни", - уверял Бальмонт в другой статье, датированной 17 ноября 1928 г. 10 Людасу Гире статьи Бальмонта (и письма поэта к нему) позволили в обзоре литературной жизни Литвы, написанном для рижской "Сегодня", отметить, что "великий русский поэт в последнее время особенно ревностно предался изучению литовских народных сказок и народной песни". Это обстоятельство, вкупе с выступлениями Бальмонта в печати, так или иначе связанными с Литвой, и ожидаемым его приездом, стали едва ли не фактом литовской литературной жизни 11. 
         К тому времени в каунасской газете "Эхо" появилась статья, в которой Бальмонт утверждал, что он "уже полгода в подлинниках" изучает литовские сказки. Вниманию читателя предлагалась "трудолюбивая рукопись, еще неизданное собрание 25и литовских народных сказок в переводе на русский язык Фед. Ив. Шуравина, одинаково хорошо знающего и русский язык, и литовский". С незначительными "изменениями некоторых мест переводов" Бальмонт извлек несколько примеров - сказки "Падает небо", "Почему у зайца губы разорваны?", "Ну и порядки!" 12. Спустя две недели рижская "Сегодня" напечатала подборку переводов шести литовских сказок ("Почему у зайца губы разорваны?", "Почему у аиста на спине черная заплата?", "Петушок и курочка", "Дурачок", "Бедняк и ненасытный", "Дамарт и пироги"), снабженную примечанием: "Из готовящегося к печати собрания сказок в переводе Ф. И. Шуравина, с предисловием К. Д. Бальмонта" 13. Вскоре та же газета поместила датированную 17 января 1929 г. статью Бальмонта, включавшую в себя сказку "Волк" "из находящегося в рукописи, очень ценного собрания литовских сказок, в переводе Ф. И. Шуравина" 14. К небольшой статье "Самые маленькие сказки", датированной 30 июля 1929 г., приложены четыре литовские сказки ("Воробьи", "Вот так молодцы", "Бог и табак", "Заячья школа"), которые были переведены "трудолюбивым изучателем литовских и русских сказок Фед. Ив. Шуравиным", а поэтом "лишь просмотрены и сравнены с литовским подлинником", и две болгарские в переводе Бальмонта ("Сегодня", 1929, № 214, 14 августа). В датированную 1 октября 1929 г. статью "Сказки первобытия" Бальмонт включил сказку "Почему иволга просит дождя?", взятую "из собрания литовских народных сказок, приготовленного Ф. И. Шуравиным и долженствующего вскоре быть напечатанным в Литве"("Сегодня", 1929, № 284, 13 октября).
         Когда в октябре 1929 г. "почтарь принес от Шуравина новый пакет переводов литовских сказок", Бальмонт принялся убеждать Л. Гиру в том, что Министерству просвещения необходимо издать литовский и русский текст сказок с его очерками о литовских сказках (к тому времени опубликованных в "Сегодня" и других периодических изданиях) как введением и обещал, что "эта книга будет переведена, во славу Литвы, на французский, итальянский, болгарский и др. яз." 15. С другой стороны, в марте 1929 г. в Министерство просвещения обратился Ф. И. Шуравин, добиваясь издания литовских сказок в своем переводе. В письме Гире в марте 1929 г. он выражал надежду на его поддержку, ссылаясь на уверения Бальмонта в полезности такого издания для укрепления международной репутации Литвы и приводя цитату из его письма 6 ноября 1928 г. о том, что если Шуравину удастся напечатать свою работу, то это для поэта "будет красивый праздник". По словам Шуравина, "государство для такого важного дела не должно бы скупиться на 500 долларов" 16. В октябре Шуравин жаловался на отсутствие каких бы то ни было известий о судьбе сборника сказок, и приводил обширную выписку из письма Бальмонта к нему с уверениями, что книга послужит, при его содействии, переводам на французский, болгарский, сербохорватский, чешский, норвежский, итальянский языки 17. Как явствует из следующего письма, в январе 1930 г. работники министерства попросили Шуравина приложить к его прошению типографскую смету: очевидно, была вероятна правительственная субсидия.
         В мае того же года Шуравин сообщал Гире, что из-за тяжелых условий он не может приступить к изданию сборника 18.  Летом (21 июня - 6 июля) состоялась поездка Бальмонта в Литву, обсуждавшаяся уже в 1928 г., в 1929-ом не состоявшаяся и планировавшаяся с начала 1930-го 19. В Каунасе Шуравин встретился с поэтом и побывал, вместе с дочерью, на единственном вечере поэта 1 июля 20.  В связи с отъездом Бальмонта официоз "Lietuvos aidas" 5 июля сообщал, что, вернувшись во Францию, он закончит подготовку к печати, - вслед за книгой стихов, две трети которой составят стихотворения с литовскими мотивами, - двух антологий на русском языке - индивидуальной поэзии и народных песен, а также сборник литовских сказок в переводе на русский язык 21. 
         В действительности сборник готовил Шуравин, составивший также и предисловие Бальмонта из его статей, опубликованных в 1928 - 1930 гг. в газетах "Последние новости" (Париж), "Сегодня" (Рига), "Эхо" (Каунас) и других изданиях. При этом Шуравин, по свидетельству его дочери, решился издавать книгу за свой счет и, не собрав требуемой суммы у друзей и знакомых, взял ссуду в 5000 литов в банке 22. В декабре 1930 г. книга наконец вышла из печати; в письме И. С. Шмелеву из Капбретона 29 декабря 1930 г. Бальмонт сообщал о посылке ему сказок вместе с другими вышедшими к тому времени изданиями ("На днях получите "Соучастие душ", "Золотой сноп болгарской поэзии" и "Литовские сказки"" 23). В письме Л. Гире Шуравин замечал, что книга должна была появиться перед Рождеством, "но г. Бутлер не постарался: все издатели одинаковы" 24. Большинство из вошедших в книгу сорока семи сказок Шуравин перевел еще в 1923 г. Их украшали полсотни иллюстраций, заставок и концовок известного живописца и графика Казиса Шимониса (1887 - 1978), с рисунками и виньетками которого прежде выходили составленный К. Бинкисом сборник народных песен и сказка "Эгле - королева ужей" (1922), составленные А. Гедрюсом сборники сказок (1928, 1930), позднее - сборники сказок под редакцией С. Нерис (1934), П. Вайчюнаса (1934). Однако художник не готовил оформление специально для этого издания: большинство клише бесплатно предоставило каунасское издательство "Spaudos fondas" - с согласия Шимониса 25:  его иллюстрации постоянно печатались в упоминавшемся журнале А. Гедрюса "Saulutė", ближайшим сотрудником которого был Шуравин. Рисунки Шимониса в рижском издании "Литовских народных сказок" повторяют иллюстрации и виньетки изданной в Каунасе в том же 1930 г книги "Pasakos" (включала 70 сказок), составленной А. Гедрюсом, а некоторые из них (заставка, иллюстрация и концовка к сказке "Елка - королева ужей", иллюстрация к сказке "Юргис Растялис") были напечатаны еще двумя годами ранее в сборнике сказок того же А. Гедрюса "Tautos pasakos" (включала 14 сказок).
         Исключительно благоприятные отзывы на книгу поместили все три наиболее влиятельные литовские газеты того времени - "Lietuvos aidas", "Rytas", "Lietuvos žinios", журналы литературы и культуры - еженедельный "Naujoji Romuva" и ежемесячный "Vairas". В рецензиях отмечались и предисловие Бальмонта с высокими оценками достоинств литовских сказок, и удачный перевод Шуравина, одинаково хорошо знающего русский и литовский языки. По словам Эдуардаса Висканты, Шуравину удалось не только передать содержание сказок, но и уловить ее дух и даже музыкальный ритм 26. Э. Висканта, несмотря на молодость (родился в 1902 г.), был достаточно опытным переводчиком, - правда, преимущественно французской литературы (в его переводах издавались, в частности, новеллы Г. де Мопассана, "Собор Парижской богоматери" В. Гюго и "Боги жаждут" А. Франса, оба перевода 1929 г., "Красная лилия" А. Франса, 1931; также "Пан" К. Гамсуна, 1928; подготовленный им в 1935 г. перевод "Анны Карениной" Л. Н. Толстого не был напечатан, в 1938 г. "Vairas" поместил его перевод "Ваньки" А. П. Чехова), и был вполне в состоянии оценить качество перевода. Юозас Тумас-Вайжгантас о качестве перевода отозвался лаконично ("переведено хорошо"), сосредоточившись в своем отклике на вступительном очерке Бальмонта. Литовцам по нему, подчеркнул католический священник, прозаик и влиятельный публицист, следует учиться ценить свой фольклор так же, как его ценят другие, и из-за него книгу, по мнению Тумаса, и следует приобрести 27. Краткая, в девять строк, аннотация в мартовском номере учительского журнала "Mokykla ir gyvenimas" ("Школа и жизнь") рекомендовала книгу каждой русской школе.
         Однако книга расходилась плохо (также и из-за высокой цены), направить ее в Советский Союз не удалось, Министерство иностранных дел для распространения закупило лишь 120 экземпляров. Несмотря на то, что цена со временем была снижена до 2 литов, тираж большей частью, по словам дочери писателя, пылился на складах и в его квартире. Возвращение ссуды и выплата процентов растянулась на несколько лет, в течении которых Шуравину, чтобы выбраться из долгов и свести концы с концами, приходилось, помимо привычной учительской и литературной работы, браться и за сомнительный заработок страхового агента и даже торговать кирпичами 28. 
         Спустя десять лет после своего выхода книга Шуравина - Бальмонта оказалась, можно сказать, востребованной. Причем она была использована в уже советизированной Литве своеобразным способом: в праздничном номере вильнюсской газеты "Новая жизнь" к очередной годовщине Октябрьской революции в своего рода доказательство венчающего страницу тезиса "Расцветает народное творчество Литовской ССР" были помещены, наряду с отрывками из "Поэмы о Сталине" С. Нерис, пропагандистского стихотворения Л. Гиры "Ликуй, Литва!" и другими материалами, четыре коротенькие сказки из изданной в Риге книги, под общим заголовком "Литовские народные сказки" ("Вот так молодцы", "Собачья доля", "Заячья школа", "Ну и порядки!"; в последней несколько сокращено начало; см.: "Новая жизнь", 1940, № 113, 7 - 9 ноября, с. 5). Разумеется, источник, фамилии переводчика и тем более эмигранта К. Д. Бальмонта в этой публикации не были названы.
         В оккупированной немцами Литве о книге напомнил в марте 1943 г. Юозас Жлабис-Жянге (1899 - 1992) в статье, озаглавленной "Литовский Бальмонт". Бальмонт, писал поэт и критик, лишь пересмотрел переведенные не им сказки, но не приходится сомневаться, что он привнес в переводы ритм и звучание. Автор статьи особо выделил (как и Э. Висканта в своей рецензии) известную литовскую сказку "Падает сказка": она переведена так хорошо, с такими русскими эквивалентами, что кажется, будто читаешь оригинал. Напомнив также о поездке Бальмонта в Литву, о его дореволюционных перепевах литовских песен и стихотворениях с литовской тематикой межвоенной поры, Жлабис подчеркнул, что будущему литературоведу, "оценивая творчество Бальмонта, придется оценивать его и в литовском аспекте" 29. 
         Публикуемые письма уточняют ряд деталей этого "литовского аспекта" деятельности К. Д. Бальмонта в конце 1920-х - начале 1930-х гг. В частности, они отражают перипетии подготовки книги, изданной В. Ф. Бутлером в конце 1930 г. в Риге. Хранящиеся в Рукописном отделе библиотеки Института литовской литературы и фольклора в Вильнюсе письма поэта Ф. И. Шуравину (РО ИЛЛФ, ф. 1 - 7375) до сих пор, насколько известно, внимания исследователей не привлекали. Выдержки из писем были приведены в статье дочери Шуравина 30, отрывки нескольких писем в переводе на литовский язык и подробном пересказе - в отличающейся рядом деталей литовской версии той же статьи, иллюстрированной также факсимильным воспроизведением письма Бальмонта 25 августа 1930 г. 31 Электронные публикации писем размещены в "Балтийском архиве":

1928 г.
1929 г.
1930 г.
1931 г.
1937 г.

 

1 "Rusų poetai Paryžiuje", in: "Pradai ir žygiai", 1927, nr. 2 (10), p. 203.   к тексту

2 Там же.   к тексту

3 Е. А. Андреева-Бальмонт, "Воспоминания", подготовка текста, предисл. Л. Ю. Шульман, Москва, 1997, с. 532.   к тексту

4 Цит по: П. Лавринец, "Письма Константина Бальмонта Людасу Гире (1928 - 1931)", in: "Балтийский архив. Русская культура в Прибалтике", [т.] V, Рига, 1999, с. 122 - 123.   к тексту

5 См. также краткие справки о нем: "Lietuvių enciklopedija", t. 30: Širdis - Telesio, Boston, 1964, p. 115; "Литва. Краткая энциклопедия", Вильнюс, 1989, с. 644; "Lietuvių literatūros enciklopedija", Vilnius, 2001, p. 496.   к тексту

6 О знакомстве изучавшего в Париже журналистику Ю. Тислявы с К. Д. Бальмонтом см.: A. Samulionis, D. Straukaitė, "Balmontas ir Lietuva", in: "Pergalė", 1967, nr. 12, p. 152.   к тексту

7 К. Д. Бальмонт, "Об изучении литовского языка", in: "Сегодня", 1930, № 44, 13 февраля. Ср. о том же в письме Л. Гире 4 мая 1928 г.: "Все-таки, я уже могу читать с легкостью побасенки в хрестоматии, которую мне в Париже подарил года два тому назад Ваш юный поэт Тыслява" (цит. по: К. Бальмонт, "Письма Людасу Гире", вступит. ст. и публикация Н. К. Бруни-Бальмонт, in: "Вопросы литературы", 1975, № 3, с. 244.   к тексту

8 В письме Л. Гире 21 мая 1928 г. Бальмонт восхищался сказками из этого сборника.   к тексту

9 Мстислав [К. Д. Бальмонт], "Час у К. Д. Бальмонта", in: "Сегодня", 1928, № 237, 2 сентября.  к тексту

10 К. Д. Бальмонт, "Прощание с Капбретоном (Письмо из Франции)", in: "Сегодня", 1928, № 326, 30 ноября.   к тексту

11 Людас Гира, "Литовские литературно-художественные новости (Письмо из Ковно)", in: "Сегодня", 1929, № 56, 25 февраля.   к тексту

12 К. Д. Бальмонт, "Литовские народные сказки", in: "Эхо", 1929, № 3, 4 января.  к тексту

13 "Литовские народные сказки", in: "Сегодня", 1929, № 18, 18 января.  к тексту

14 К. Д. Бальмонт, "Сказки", in: "Сегодня", 1929, № 26, 26 января.   к тексту

15 Письмо К. Д. Бальмонта Л. Гире 10 октября 1929 г.   к тексту

16 Письмо Ф. И. Шуравина Л. Гире 28 марта 1929 г., Отдел редких книг и рукописей Литовской национальной библиотеки им. М. Мажвидаса (далее ЛНБ), ф. 7 - 861, л. 1. Оригинал на литовском языке, здесь и далее перевод с литовского публикатора.  к тексту

17 Письмо Ф. И. Шуравина Л. Гире 5 октября 1929 г., ЛНБ, ф. 7 - 861, л. 2.  к тексту

18 Письмо Ф. И. Шуравина Л. Гире 20 мая 1930 г., ЛНБ, ф. 7 - 861, л. 4.   к тексту

19 Подробнее о поездке см.: П. М. Лавринец, "К. Д. Бальмонт в Вильнюсе (1927) и Каунасе (1930)", in: "Славянские чтения" [вып.] I, Даугавпилс - Резекне: Даугавпилсский Центр русской культуры (Дом Каллистратова), Даугавпилсский педагогический университет, Изд-во Латгальского культурного центра, 2000, с. 161 - 170; П. Лавринец, "Поездка К. Бальмонта в Литву (1930): замысел, реализация, домыслы", in: "Studia Rossica", t. X: "O literaturze rosyjskiej nowej i dawnej", pod red. naukowa W. Skrundy, Warszawa: Instytut Rusycystyki Uniwesytetu Warszawskiego, Wydawnictwo "Studia Rossica", 2000, s. 139 - 152.   к тексту

20 L. Šuravinaitė-Steponaitienė, "K. Balmontas ir lietuvių liaudies pasakos", in: "Švyturys", 1968, nr. 12 (468), birželis, p. 21.  к тексту

21 Ma., "Poetas Balmontas rytoj jau išvažiuoja", in: "Lietuvos aidas", 1930, Nr. 150 (931), liepos 5 d.  к тексту

22 L. Šuravinaitė-Steponaitienė, "K. Balmontas ir lietuvių liaudies pasakos", p. 21.  к тексту

23 Цит. по: "Встреча. Константин Бальмонт и Иван Шмелев", вступительная статья, примечания и публикация К. М. Азадовского и Г. М. Бонгард-Левина, in: "Наше наследие", 2002, № 61, с. 115.  к тексту

24 Письмо Ф. И. Шуравина Л. Гире 28 декабря 1930 г., ЛНБ, ф. 7 - 861, л. 5.  к тексту

25 Ф. Шуравин, "От переводчика", in: "Литовские народные сказки", вступительный очерк К. Д. Бальмонта, перевод с литовского Ф. И. Шуравина, рисунки К. Шимониса, Рига, Витовта Великого год, с. [16].  к тексту

26 Ed. Viskanta, "Литовские Народные Сказки. Įžangą parašė K. Balmontas. Į rusų kalbą išvertė T. Šuravinas. Iliustracijos K. Šimonio. Butlerio leidyklos "Škola Žizni" leidinys. Ryga, 1930 m. 112 psl. Kaina - 6 lt.", in: "Vairas", 1931, nr. 3, p. 397.  к тексту

27 Dr. J. Tumas, "Litovskije narodnyje skazki. Vstupitelnyj očerk K. D. Balmonta. Perevod s litovskogo T. J. Suravina. Risunki K. Simonisa, Riga. Vitovta Velikogo god. Knigoizdatelstvo "Škola Žizni" V. T. Butlera. Kaina 6 litai. 112 p.", in: "Naujoji Romuva", 1931, nr. 7, vasario 15 d., p. 174.  к тексту

28 L.L. Šuravinaitė-Steponaitienė, "K. Balmontas ir lietuvių liaudies pasakos", p. 22 - 23.  к тексту

29 Juozas Žlabys, "Lietuviškasis Balmontas", in: "Ateitis", nr. 54, 1943.III.6, p. 4.  к тексту

30 Л. Степонайтене, "К. Бальмонт и литовские сказки", in: "Литва литературная. Год 1967", Вильнюс, 1967, с. 153 - 157.  к тексту

31 L. L. Šuravinaitė-Steponaitienė, "K. Balmontas ir lietuvių liaudies pasakos", p. 21 - 23.  к тексту

 

Павел Лавринец, 2002 - 2003.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2000 - 2003.


 

Федор Шуравин

Статьи и исследования     Балтийский Архив      Константин Бальмонт


© Baltic Russian Creative Resources, 2003.