Виктор Бойков.    История одной легенды

 

         Просматривая подшивки русских газет, выходивших в Эстонии в 20 - 30-е годы прошлого века, автор данной публикации обратил внимание на небольшую статью, озаглавленную "За честь Андреевского флага" ("Принаровский Край", 1930, № 9, 24 октября). В ней освещался мало кому известный факт периода гражданской войны, в частности, говорилось о судьбе тральщика "Китобой".
         Ниже приведен текст этой статьи:

         Осень 1919 года. Знакомый нам рейд мирного, спокойного Копенгагена. На рейде стоит британская эскадра в составе дредноутов, крейсеров и миноносцев.
         Жизнь на эскадре идет мирно, нормально. Война окончена. Германский флот уничтожен. Англичане победили.
         И вот, среди этой обстановки, с моря появляется маленький корабль. На гафеле его развевается Андреевский флаг. Это тральщик "Китобой" 120 тонн водоизмещения. У него всего 2 маленьких 47 мм пушки, годные только для расстрела мин.
         Командует им лейтенант Ферсман. Размеры "Китобоя" таковы, что если к нему подойти на паровом катере, то не надо ставить и трапа - можно прямо шагнуть с катера на палубу.
         "Китобой" вырвался из красного ада - это последний корабль Балтийского флота, носящий Андреевский флаг.
         Он входит на рейд Копенгагена. Никто ему не салютует. "Китобой" становится на якорь. На английском адмиральском корабле взвивается сигнал по международному коду: "Предлагаю спустить флаг и передать корабль в руки Британских морских властей".
         В ответ на "Китобое" одинокий горнист протрубил "боевую тревогу". Когда люди разбежались по "боевым постам" к двум жалким маленьким пушченкам - на "Китобое" был поднят ответный сигнал:
         "Русский флаг спущен не будет, предлагаю Британской эскадре приготовиться к бою".
         Некоторое время на английском корабле ответ висит "до половины". Наконец поняли. Сигнал разобран. Что будут делать англичане? Одного снаряда, любого орудия достаточно, чтобы пустить "Китобой" ко дну.
         На английском флагманском корабле подают катер к правому трапу. Командующий эскадрой лично идет на "Китобой".
         Он встречен, как старший на рейде, рапортом: "Ваше Превосходительство, на корабле Его Императорского Величества "Китобой" и т. д. и т. п.
         Хотя лицо английского адмирала невозмутимо, голос его дрожит: "Я передал вам, - отрывисто говорит он, - то, что мне было приказано моим правительством. Теперь позвольте мне от имени Британского флота и от себя лично выразить вам восхищение той доблестью, с которой вы защитили честь вашего флота".
         С этими словами английский адмирал обнял и поцеловал командира "Китобоя".
         Дальнейшее пребывание "Китобоя" в Копенгагене было его триумфом.
         Командир его был принят вдовствующей Императрицей Государыней Марией Федоровной.
         "Китобой" шел в Крым, где еще героическая русская армия и флот генерала П. Н. Врангеля боролись за честь и свободу России.
         Когда "Китобой" уходил с Копенгагенского рейда в море, на судах английской эскадры ему отдавали честь, как военному кораблю.
         На флагманском корабле дредноуте оркестр играл русский национальный гимн "Боже, Царя храни".

(Из Шанхайской газеты "Время").

         Имел ли место подобный факт? Или это легенда? Вымысел автора статьи (кстати, статья не подписана)? Вместе с тем, нельзя забывать, что фактически это перепечатка из газеты Время, выходившей в Шанхае. Следовательно, об этом факте знал определенный круг лиц. Нельзя также забывать, что любой факт обрастает иногда такими подробностями, надуманными, соседствующими с вымыслом, что практически невозможно установить истину.
         Разгадку этих событий дает обзор, составленный морским офицером старшим лейтенантом К. И. фон Нотбек, любезно предоставленный автору этих строк историком Российского флота Владимиром Владимировичем Верзуновым. По материалам обзора события развертывались следующим образом.
         Летом 1919 года Отдельный корпус Северной Армии генерал-майора А. П. Родзянко был реорганизован в Северо-Западную армию, командующим которой был приглашен проживавший в г. Гельсингфорс (Хельсинки) генерал от инфантерии Н. Н. Юденич, прославившийся в Первую мировую войну взятием Эрзерума. Тогда же при штабе армии в г. Нарва было создано морское Управление Северо-Западной армии, во главе которого стоял контр-адмирал В. К. Пилкин.
         Морскому Управлению подчинялись следующие формирования и учреждения:
         Дивизион броневых поездов: бронепоезда "Адмирал Непенин", "Адмирал Эссен", "Талабчанин" и "Псковитянин", укомплектованный в основном морскими офицерами. Начальником дивизиона был старший лейтенант А. П. Левицкий.
         Танковый батальон под командованием капитана 1-го ранга П. О. Шишко, бывшего командира "Морского Батальона Смерти", отличившегося своей выдающейся храбростью в 1917 году при защите Моонзунда.
         Морской Андреевского флага полк, частично дополненный взятыми в плен или перебежавшими на сторону белых красными матросами.
         Флотилия в составе тральщика "Китобой" и четырех быстроходных моторных катеров, переправленных из Финляндии капитаном 1-го ранга Вилькеном.
         Разгрузочный отдел в г. Ревеле (Таллинне) для разгрузки пароходов, привозивших, преимущественно из Англии, оружие, боеприпасы, обмундирование и провизию для армии. Начальником отдела стал капитан 2-го ранга барон О. Б. Фитингоф.
         Отдел разведки и контрразведки в г. Ревеле (Таллинне), возглавляемый капитаном 1-го ранга П. А. Новопашенным. Ревельское отделение Морского Управления. Начальник - капитан 1-го ранга А. В. Витгефт.
         Теперь перейдем непосредственно к интересующему нас факту.
         В июле 1919 года советский тральщик "Китобой" (280 тонн водоизмещения, скорость 11 узлов, бывшее норвежское китобойное судно) под командованием мичмана В. И. Сперанского (начальник дивизиона лейтенант Моисеев) вместе с другими тральщиками занимался очищением фарватера в Копорской бухте от поставленных англичанами мин заграждения.
         Когда невдалеке показались три английских эскадренных миноносца, лейтенант Моисеев убедил командира и большую часть команды перебежать к англичанам, что и было сделано. Англичане, по своему обыкновению, разграбили сдавшийся им корабль, и через несколько дней передали тральщик, как судно, утратившее боевое значение, в распоряжение Морского Управления Северо-Западной армии.
         Кроме нескольких специалистов, личный состав "Китобоя" был списан с корабля, включая и офицеров: лейтенант Моисеев и большая часть команды были переведены в Морской Андреевского флага полк, а мичман В. И. Сперанский с частью людей - в разгрузочный отдел. Часть матросов полка перебежала к красным и выдала им лейтенантов Моисеева и Бок, которые и были замучены красными.
         На "Китобой" был набран новый личный состав из офицеров и добровольцев, а командиром его был назначен О. О. Ферсман. Этому доблестному офицеру суждено было еще раз поддержать честь Андреевского флага, а его маленькому судну быть последним носителем этого флага на водах Балтийского флота.
         Опасаясь захвата "Китобоя" эстонцами (что действительно и случилось с четырьмя моторными катерами), контр-адмирал В. К. Пилкин снабдил командира судна некоторым количеством денег, запасами угля и провизии, достаточными для похода в Копенгаген, и приказал ему, по возможности, пробраться в Крым, к генералу П. Н. Врангелю. Так как часть экипажа не пожелала идти в это рискованное плавание, то была набрана новая команда из добровольцев, в том числе 15 морских офицеров.
         В темную ночь незамеченный эстонцами "Китобой" вышел из ревельской гавани и через несколько дней благополучно дошел до Копенгагена.
         На рейде Копенгагена в это время стояла 2-я бригада крейсеров английского флота под флагом контр-адмирала В. Коуэн, в составе трех легких крейсеров и пяти эскадренных миноносцев.
         На другой день после прихода "Китобоя" флаг-офицер английского адмирала доставил лейтенанту О. О. Ферсману письменное требование немедленно спустить Андреевский флаг, так как этот флаг больше не признается английским правительством. Лейтенант О. О. Ферсман ответил, что Андреевский флаг спущен не будет; в случае каких-либо насильственных действий со стороны англичан он будет защищать честь флага до последней капли крови, возлагая всю ответственность за бой в нейтральном порту на английского адмирала.
         Никаких насильственных действий со стороны англичан не последовало, а на следующее утро контр-адмирал В. Коуэн прибыл на "Китобой", совершил осмотр маленькому кораблю и, спустившись в каюту Ферсмана, обнял и расцеловал его и сказал: "Я надеюсь, что каждый английский морской офицер в подобном положении поступил бы столь же доблестно, как это сделали вы".
         Заботами вдовствующей императрицы Марии Федоровны "Китобой" был снабжен углем и провизией для дальнейшего следования. Когда через три дня "Китобой", уходя из Копенгагена, проходил мимо английской эскадры, команды английских судов встречали его громогласным "Хип, хип, ура", а на рее флагманского крейсера развевался сигнал "желаю счастливого плавания".
         "Китобой" благополучно добрался до Севастополя перед самой его эвакуацией, а затем вместе с эскадрой П. Н. Врангеля ушел в Бизерту (Тунис) и разделил участь бизерстской эскадры.

 

 

© Виктор Бойков, 2002 - 2003.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2003.


 

Литеросфера

 

Статьи и исследования

Обсуждение      Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2001 - 2003