Лекция Д. С. Мережковского (Мицкевич, Польша и Россия)

         29-го февраля состоялась в Городском зале лекция Дмитрия Сергеевича Мережковского на тему "Мицкевич, Польша и Россия". Лекция эта носила литературно-публицистический характер. Прежде чем перейти к определению творчества Мицкевича и его отношения к русской культуре - Дмитрий Сергеевич высказал некоторые реальные мысли о реальной политике вообще. Главная ошибка реальной политики заключается в ея стремлении подчинить себе духовное начало, это обстоятельство влечет за собой целый ряд подчас непоправимых ошибок. Однако бывают в истории такие периоды и моменты, когда духовное начало должно проявить влияние на политику и подчинить ее себе. С этой точки зрения Д. С. Мережковский говорил об исторических судьбах России и Польши.
         Раздел - распятие Польши есть всемирное злодеяние, ответственность за которое падает не только на русское самодержавие; весь русский народ и, в особенности - русская интеллигенция отвечает за раздел Польши. Это историческое злодеяние должно быть искуплено: Польша должна быть возстановлена в границах 1772. (Слова эти были покрыты аплодисментами). Россия и Польша - родственные народы; эту мистическую родственную связь обоих народов глубоко понимал польский гений Мицкевич, завет котораго таков: мы не питаем ненависти к России, есть высшая точка соединения двух народов в христианской свободе. Чтобы узнать Польшу, надо заглянуть в лицо Мицкевича, ибо Польша светится светом своего величайшаго гения. Мицкевич не только поэт, но и пророк, со времени израильских пророков никто еще не взирал на жизнь с такой высоты, как Мицкевич. Его можно сравнить с Достоевским, но Мицкевич прозрачнее русскаго гения и видел дальше его; но обоих роднит высокая вселенская религиозность. Мицкевич предостерегал от узкаго национализма, которому он противопоставил мессианизм; он говорил: кто идет за свободу - пусть оставит отчизну.
         В противоположность демократическому мессианизму большевиков мессианство Мицкевича означало - конец всех войн; современная же мировая война не окончится до тех пор, пока она не сойдет с плоскости национализма. Это предвидел Мицкевич сквозь призму мессианизма. Его религия динамична: в динамическом христианстве Мицкевича - свобода и революция с Богом. Мицкевич любил Россию, ибо любил Пушкина. Их встречи были посвящены беседам о единении двух великих народов - Польши и России. Пушкин - это золотой день Мицкевича, Мицкевич - это святая ночь Пушкина. Они пополняли друг друга. Это две души 2-х великих народов в одной сфере, в одной груди; нет ничего роднее их. Россия гибнет оттого, что души эти разошлись; соединение их - возрождение Польши и России. В настоящее время Польша и Россия бьются не друг с другом, а с общим врагом - с механизмом культуры, воплощенным в большевизме.
         Далее Д. С. Мережковский привел ряд цитата из знаменитой книги Мицкевича, пролежавшей 70 лет1 под спудом. Книга эта проливает свет на творческую личность гения. Приводим наиболее характерныя цитаты из Мицкевича: "Евангелие не вошло в общественную жизнь народов"2, "христианство ждет новаго откровения"3, "славяне - народ слова, ставшего плотью"3.
         Говоря о мире, Д. С. Мережковский сказал, что этот мир явился бы искушением Польши, ибо советская Россия - хитрый сатана. Соблазнится ли Польша, поклонится ли дьяволу, насмехающемуся над Богом?
         Польша, умеющая лучше других народов хранить интимные заветы своих отцов, Польша насквозь проникнута чувством рыцарской чести, должна дать достойный ответ безчеловечному сатане" - этими словами закончил свою очень интересную лекцию Дмитрий Сергеевич.

Лекция Д. С. Мережковскаго (Мицкевич, Польша и Россия) // Виленский курьер. 1920. № 246, 2 марта.

1. Изданные Адамом Мицкевичем (1798 - 1855) в Париже в 1845 г. на французском языке под заглавиями "Официальная церковь и мессианизм" ("L'Eglise officielle et le Messianisme") и "Церковь и мессия" ("L'Eglise et le Messie") III и IV курсы лекций о славянских литературах, прочитанных в Коллеж де Франс (College de France) с декабря 1842 г. по июль 1843 г. и с декабря 1843 по май 1844 г., представляющих собой большей частью проповедь мессианских идей об особом историческом призвании славянства и прежде всего польского народа; в 1848 г. книга запрещена католической церковью, в русский перевод лекция Р. И. Сементковского эта их часть не включена; в 1914 г. повторно изданы в Париже Владиславом Мицкевичем одной книгой под заглавием "Славяне" ("Les Slaves"), что и дало повод Д. С. Мережковскому говорить о том, что она пролежала семьдесят лет под спудом.
2. В лекции II курса славянских литератур (13 декабря 1842 г.) А. Мицкевич утверждал, что христианские народы, приняв новую веру, продолжали жить по прежним языческим законам: "Таким образом, евангелие, принятое отдельными людьми, не вошло в политическую жизнь народов" (см.: A. Mickiewicz. Dziela. Wydanie narodowe. T. XI: Literatura slowianska. Kurs III i IV / Przeklad i opracowanie Leona Ploszewskiego. Warszawa: Czytelnik, 1953. S. 19).
3. Мысль о новом откровении, воплощенном в Мессии, который должен появиться в среде польского народа-мученика, была основной идеей курса лекций о славянских литературах; критикуя в лекции VII (27 февраля 1844 г.) косность официальной церкви, Мицкевич противопоставлял ей мессианизм и подчеркивал, что речь не идет "ни о реформах, ни о новшествах, ни о религиозных переворотах, ожидается лишь новое откровение христианского духа" (см.: A. Mickiewicz. Dziela. Wydanie narodowe. T. XI: Literatura slowianska. Kurs III i IV / Przeklad i opracowanie Leona Ploszewskiego. Warszawa: Czytelnik, 1953. S. 382).
4. Ср. в лекции VII (27 февраля 1844 г.): "Славяне - значит народ слова, вернее - Слова Божия" (см.: A. Mickiewicz. Dziela. Wydanie narodowe. T. XI: Literatura slowianska. Kurs III i IV / Przeklad i opracowanie Leona Ploszewskiego. Warszawa: Czytelnik, 1953. S. 373).

 

Публикация оффлайн: Д. С. Мережковский, З. Н. Гиппиус, Д. В. Философов, В. А. Злобин в Вильнюсе в 1920 году / Публикация и комментарии П. Лавринца // Балтийский архив. Русская культура в Прибалтике / Составитель Ю. Абызов. Т. IV. Рига: Даугава, 1999. С. 230 - 231.
 
Перевод с польского, подготовка текста, примечания © Павел Лавринец, 2001.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2001.

 

Литеросфера

 

Дмитрий Мережковский

Дмитрий Философов      Зинаида Гиппиус      Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2000 - 2001
plavrinec@russianresources.lt