Александр Миловидов.     Русский календарь в Северо-Западном крае 1883 — 1908
(К 25-летию «Виленскаго Календаря»)

         В текущем году исполняется первое 25-летие «Виленскаго Календаря». Издание русскаго календаря в Северо-Западном крае имеет свою историю, не лишенную интереса и поучительности 1).
         В вековой культурной борьбе главных народностей нашего края видную роль всегда играла книга, как одно из важнейших орудий этой борьбы. Наиболее популярною и распространенною в житейском быту книгой являлся календарь, носивший первоначально также названия пасхалии и месяцеслова, и представлявший простую таблицу с обозначением дней недели, чисел месяцев и чтимых святых праздников, постов и т. п. Такой месяцеслов и пасхалия, обыкновенно печатались при церковных книгах: молитвословах, часословах и псалтырях с возследованием. Так Франциск Скорина, печатая в 1525 г. в Вильне «Малую подорожную книжицу», помещает в ней святцы («соборник») и при них краткую «пасхалию». Но уже и в этом простейшем виде календарь являлся важнейшею справочною книгой, необходимой как для простолюдина, так и для образованная человека. Этим в нашем крае, воспользовались польские деятели, стремившиеся путем унии к окатоличению западно-русскаго населения и обратили календарь в орудие своей пропаганды.
         В 1582 г. в католической церкви, по распоряжению папы Григория XIII был введен календарь его имени, отделивший латинян от православных на 10 дней. В следующем году папа сделал предложение патриарху константинопольскому ввести его календарь в православной церкви и тем уравнять сроки постов и праздников. Но собранный по этому поводу собор православных иерархов в Константинополе, признал неправильность в старом календаре, но нашел также ее и в новом, как несогласном с каноническими постановлениями Никейскаго собора о праздновании пасхи, почему и отдал преимущество календарю старому. С этого времени латиняне стараются всеми мерами, не исключая и насилий, ввести григорианский календарь в западно-русскую церковь. Этому иезуиты, а также и западно-русские деятели унии придавали большое значение и тесно связывали с торжеством папизма в нашем крае. На самом деле, важнейшим препятствием к церковной унии служила церковная обрядность, не отделимая от установленных сроков празднования постов и пасхи. Деятели унии разсчитывали, что православные западно-руссы, принимая латинское летосчисление, постепенно привыкнут к праздничным срокам р.-католической церкви, что вместе с принятием догматической стороны облегчит переход их в католичество.
         Православные хорошо поняли угрожавшую им опасность и оказали упорное сопротивление введению новаго календаря, вынося ужасныя гонения, доходившия до того, что православных крестьян и особенно священников помещики принуждали есть мясо пред праздником Рождества Христова и в страстную седьмицу, запирали на это время церкви, запрещали совершать богослужения. Грамотами 1584, 1585 и 1586 гг. король Стефан Баторий запретил преследовать православных, за юлианский календарь. После этого спор о нем переходит в литературу, календарь получает значение не только справочной книги, но вместе с тем и апологетическаго трактата о догматических и обрядовых разностях православной и р.-католической церквей. Таким он является в книге Г. Смотрицкаго «Ключ царства небеснаго» (1587 г.), в «Книжице» В. Сурожскаго (1588 г.), в острожской следованной псалтири 1588 г., в Апокрисисе Христофора Филалета и др. В XVII веке со стороны православных полемика ослабевает, наиболее видными защитниками стараго календаря являются виленское св.-Духовское братство (в изданном им сочинении «Оправдание невинности» на польском языке) и Захария Копыстенский, который в своей «Палинодии» (1661 г.) отзывается о новом календаре, как «правде и старожитности противном». Этот календарь, по словам Копыстенскаго, «весь христианский свет замешал и межи всеми народами турбацию справил» 2). Действительно, введение григорианскаго календаря, представлявшее в сущности тонкую польско-иезуитскую интригу, внесло в церковную жизнь Западной Руси много вражды и причинило много страданий западно-русскому народу.
         Защита стараго календаря не ограничивалась только учеными сочинениями: православные для его поддержания печатают отдельные месяцесловы с православными святцами 3) и при случае в своих богослужебных книгах указывают недостатки новаго календаря, сравнительно со старым. Так, к виленскому часослову 1615 года приложен трактат «о пасце римской», где указывается разница в праздновании пасхи православных и католиков и отступления последних в этом случае, от канонических определений Никейскаго собора.
         Главными противниками стараго календаря и пропагандистами новаго были иезуиты, писавшие свои сочинения на латинском и польском языках; но о введении его и распространении в более широких кругах населения ревностно старались и деятели унии, писавшие в защиту григорианскаго календаря на понятном народу западно-русском наречии. Такова «Книга о календаре новом», напечатанная Ипатием Поцеем и Кириллом Терлецким в Ватиканской тшюграфии (1596 г.). Она была привезена из Рима пред самым брестским собором; распространению этой книги придавали очень важное значение, но она не имела успеха: западно-руссий народ не был подготовлен к принятию григорианскаго календаря и считал его за одну из латинских ересей.
         Но прошло еще одно столетие, и этот взгляд под влиянием усиленной пропаганды и различных насилий над православными со стороны католиков начинает изменяться. Уже в половине XVII в., под влиянием тех же гонений и упадка западно-русскаго просвещения, прекращается литературная полемика со стороны православных; они могли оказывать лишь пассивное сопротивление, удерживая свой древний календарь, но и для этого у них оставалось мало средств: типографская и книгоиздательская деятельность весьма сократилась, так что совершенно исчезают отдельные славянские месяцесловы, пасхалии изредка появляются при богослужебных книгах, издание которых также стало делом очень затруднительным.
         В 1696 году в Западной Руси был объявлен оффициальным язык польский, что повело к усилению польской грамотности и широкому распространенно польской книги, особенно такой необходимой книги, как календарь. Над его изданием трудятся не только польския типографии, но и бывшия православныя, имея в виду угодить Риму и содействовать торжеству латинства. Так с 1713 года, в одной из древнейших типографий Северо-Западнаго края — Супрасльской, начинает издаваться «Kalendarz polski i ruski». Русскаго в нем были только униатские святцы на польском языке. Кроме святцев встречаются попытки к тенденциозному изложению истории литовскаго народа, причем в календаре за 1715 год (XXXI стр.) о белоруссах говорится, что они бежали перед победителями-литовцами, как быдло, так как не были способны воевать. Календарь этот имел широкое распространение, как и другие польские календари местнаго производства и привезенные из Польши, где они начали издаваться еще в первой половине XVII века.
         Противодействие распространению их могли бы оказать календари русские, как более понятные и близкие по единству языка и алфавиту белоруссам. К сожаление, календарное издательское дело в России развилось гораздо позднее и шло медленнее, чем в Польше и принадлежавших ей провинциях с русским населением.
         Как известно, первый русский календарь вышел в Амстердаме, в 1702 году, под названием «Святцы или Календарь». Его составителем и издателем был белорусский уроженец Илья Кошевский, заведывавший по поручению императора Петра I русской типографией в Амстердаме. Потом в 1709 году был напечатан, в Москве стенной календарь с предсказаниями Брюса. Затем, с некоторыми промежутками, последовали новыя русския издания календарей (1713 и 1721 гг.), представлявшие большею частью, переводы немецких и польских календарей. Рядом с ними с 1714 г. появляется «Краткий календарь» киево-печерской типографии, напечатанный церковно-славянским шрифтом. Ежегодно русские календари начинают выходить с 1728 г., когда издание их сделалось монополией академии наук. Все эти русския издания для Сев.-Западнаго края были заграничными, почему были мало доступны для всего населения, дороги, а главное: польское правительство тщательно охраняло местное население от всякаго русскаго влияния, и русския книги стараго и новаго издания часто отбирались и даже передавались сожжению. Православные в Вильне еще в 1664 г. распоряжением виленскаго магистрата лишены были права открывать в городе библиотеки, или книжныя лавки, был запрещен даже ввоз всех книг русскаго издания 4).
         Между тем число польских календарей все росло, в них иногда начинает обнаруживаться нескрываемое стремление унизить Россию, возбудить к ней неуважение населения Западной Руси. Очевидно с такою именно целию в 1738 году туда в большом количестве ввезен был изданный во Львове календарь, в котором были «многие непристойные и весьма предосудительные, злостно вымышленные пассажи» 5) на Императрицу Анну Иоанновну. По распоряжению русскаго правительства календарь этот в пределах России отбирался, а владельцы его преследовались. Но кроме этого и подобных ему изданий другие календари по прежнему имели цель содействовать торжеству латинства и распространению польской грамоты. Ближайшим результатом распространения польских календарей было то, что ко времени присоединения Северо-Западнаго края к России в нем уже крепко водворился календарь григорианский 6). По распоряжению Императрицы Екатерины с первым возсоединением униатов в крае снова был введен календарь юлианский. К этому времени история календаря в нашем крае получает новое направление: он становится орудием не только религиозной борьбы, но и культурной, на национальной почве, становится орудием тенденциознаго просвещения.
         Насадителем такого просвещения в начале XIX в. явился попечитель Виленскаго учебнаго округа А. Чарторыйский, который при содействии виленскаго университета, покрыл весь наш край густою сетью польских школ, враждебных всему русскому. Тогда же непрерывным потоком полились сюда подобнаго же направления польския книги для народа. Путем школы и книги имелось в виду ополячить Северо-Западный край так, чтобы сами русские признали себя поляками, оторванными от Польши. Среди различных книг, назначенных для народа, с указанною целью в Северо-Западном крае усиленно издаются польские календари; в одной Вильне издавалось пять календарей, что даже обратило на себя внимание русскаго правительства. Указом от 10 декабря 1800 года все эти издания были запрещены, кроме Directorium’а и святцев, выходивших в Вильне. Впрочем через год состоялся другой именной указ, разрешивший печатать календари всюду, где они издавались раньше. Очевидно русское правительство не имело еще яснаго представления о том вреде, который приносили эти издания западно-русскому населению, да и вообще то тогда в России имелись самыя сбивчивыя понятия о Северо-Западном крае.
         После польскаго возстания в 1831 г. и особенно после возсоединения униатов начинается наклон культуры в Западном крае в русскую сторону. Возсоединение униатов усиливало православие, как народную культурную силу, и подготовляло почву, в которую с успехом можно было бросать русския семена. Под влиянием новаго веяния в Вильне в 1840 г. выходит первый русский календарь, носивший название «Хозяйственнаго месяцеслова». Он издавался при Виленской Обсерватории и печатался с польским и русским текстом; в нем кроме православных и римско-католических святцев сообщались сведения астрономическия, хозяйственныя и историческия, напр., в месяцеслове за 1842 г. помещена краткая статья о всеобщности употребления русскаго языка в древней Литве (до XVII в.). Но уже в следующем году история исчезает, ее заменяют статейки по домашнему хозяйству и по домашней медицине, что печаталось и в современных польских календарях, от которых виленский календарь отличался одним русским текстом.
         Календарное издательское дело необычайно разростается в Северо-Западном крае к концу 50-х годов, вместе с развитием революционнаго польскаго движения. Тогда кроме святцев или directorium’ов, издававшихся при католических кафедрах, выходили польские календари для литовцев 7), для простого народа и пр. Преобразился и Виленский Хозяйственный месяцеслов. В нем за 1861-й год помещены сведения о литовской мифологии с историческим освещением в польском духе, литовския легенды о первоначальном разселении Литвы, восхваляются польско-литовские деятели и выдающияся личности, напр. Варвара Радзивилл и т. п. На 1863-й мятежный год месяцеслов вышел уже под редакциею епископа Волончевскаго. В нем указываются заботы помещиков о крестьянах, которые призываются к устройству сельско-хозяйственных обществ, имевших, как известно, важное значение в организации возстания. Но кроме такого календаря, существовавшаго с разрешения правительства и на русския деньги, в крае во множестве расходились польские календари варшавские, бердичевские, заграничные, которые, поддерживая польскую грамотность и содействуя ополячению западно-русскаго населения, также стараются поселить в нем враждебность ко всему русскому.
         Такой вред от издания и массоваго распространения польских календарей, как настольной книги для народа, занимающей у него первое место после молитвенника, не мог укрыться от проницательнаго административнаго взгляда М. Н. Муравьева, поставившаго задачей своей административной деятельности проведение русских начал во все поры народнаго организма.
         Издание виленскаго «Хозяйственнаго месяцеслова» обыкновенно отдавалось евреям и доход с издания поступал на содержание виленской обсерватории. В 1864 году кончился контракт с евреями, почему академия наук, в ведении которой находилась обсерватория, обратилась с запросом к М. Н. Муравьеву, на кого будет угодно ему возложить или поручить издание Хозяйственнаго календаря в будущем 1865 году. Запрос этот, по распоряжению М. Н. Муравьева, был передан на разсмотрение попечительскаго совета во главе с попечителем вил. уч. округа И. П. Корниловым. Последний отозвался, что при значении календаря в народном быту, при непрерывном увеличении числа народных русских школ и распространении грамотности, потребность в этой книге будет с каждым годом возрастать. Хорошо составленный, в духе правительственном и чисто русском, календарь должен служить для каждаго грамотнаго простолюдина самым сильным проводником русских идей и полезных для простого быта сведений, почему при настоящем положении дел в западно-русском крае издание календаря на русском языке есть предмет первой, главной необходимости. 8)
         Для составления программы Виленскаго Календаря и издания его, по распоряжению Начальника Края, был образован особый комитет из духовных и светских лиц, под председательством того-же И. П. Корнилова. Комитет на первом же своем заседании 12 апреля 1864 года постановил немедленно приступить к составлению и печатанию календаря с одним русским текстом, а католические святцы печатать на латинском языке. Он должен разделяться на шесть отделов: 1, церковный (святцы и описание древне-православных святынь); 2, историко-статистический; 3, астрономический сведения; 4, сведения по медицине и ветеринарии; 5, хозяйственныя сведения и 6, объявления. На издание Виленскаго календаря были испрошены из казны 2500 рублей, которые предполагалось покрыть продажей издания. В следующем заседании (25 мая) комитет постановил просить начальника края в видах обезпечения сбыта календаря в большем количестве экземпляров, а также для прекращения распространения польских календарей в народе, запретить ввоз в Империю польских календарей, издаваемых в Варшаве и других городах Царства Польскаго, а также и продажу их в Западном крае. По этому поводу М. Н. Муравьевым были сделаны соответствующия распоряжения, при чем он сделал обязательною выписку календаря для всех присутственных мест и должностных лиц края.
         3-го октября 1864 года вышла 1-я книжка календаря под названием «Западно-русский месяцеслов» в количестве 18,329 экземпляров, 4-х сортов: в 15, 25, 50 коп. и в 1 рубль. Затем последовало 2-е издание, а всего на русском языке издано было 45000 экземпляров и на жмудском 3000 экз. Содержание этой книжки месяцеслова было следующее: после святцев православных и католических следовали историческия заметки: 1, город Вильна (с планом, обозначавшим местоположение древних православных церквей): 2, из «Русской Вильны» А. Муравьева; 3, Виленский Св.-Троицкий монастырь; 4, Виленский Св.-Духов монастырь; 5, Жировицы; 6, Сурдеки; 7, святыни г. Полоцка: 8, Брестская Церковная Уния; 9, перечень обид, насилий и мучительств в Польше и Литве людям греко-российскаго исповедания с 1710 года; 10, правила об учреждении братств; 11, разныя практическия сведения по медицине, сельскому хозяйству и проч. Все статейки были написаны просто, живо и помещались на 98 страницах довольно убористой печати.
         Начальник Края принял самое деятельное участие в распространении календаря: кроме того, что по несколько тысяч экземпляров было разослано губернаторам, сохранилось несколько писем М. Н. Муравьева к духовным и светским высокопоставленным лицам, с просьбою о содействии распространению издания. Между прочим митрополиту Иосифу Семашко он писал: «До настоящаго времени в Высочайше вверенном мне крае употреблялся в народном обращении издаваемый Виленской Обсерваторией Хозяйственный Календарь на русском и польском языках, который был передан на откуп евреям, обязавшимся за право издания уплачивать ежегодно на содержание Обсерватории 1726 руб. Кроме того для удовлетворения народным нуждам служили распространенные в большом количестве в повсеместной продаже польские календари варшавскаго, бердичевскаго и других изданий. Признав несвойственным, чтобы здесь, в искони русском и православном крае, употреблялись польские календари, чуждые по содержанию русскому народному характеру, — я поручил особой комиссии озаботиться составлением и изданием западно-русскаго месяцеслова на русском языке и в русском духе с присоединением к нему сведений о здешнем крае, необходимых и полезных для каждаго русскаго; вместе с тем сделано распоряжение о недопущении в крае продажи употреблявшихся здесь доныне польских календарей, издаваемых здесь с преимущественною целию распространения польской пропаганды. По выходе ныне в свет западно-русскаго месяцеслова на 1866 год, я почитаю долгом препроводить на благоусмотрение Вашего Высокопреосвященства, как истиннаго ревнителя всего православнаго и русскаго, — два экземпляра означеннаго месяцеслова». Далее следовала просьба о распространении издания среди духовенства Литовской епархии 9). Подобныя же письма были посланы трем митрополитам и еиископам соседних епархий. Отовсюду получались самые благоприятные ответы и заказы. Благодаря старанию М. Н. Муравьева, к концу года почти все издание, за исключением нескольких сотен, разошлась.
         Успех перваго года побудил комитет и на 1866 год издать западно-русский месяцеслов в таком же количестве, а именно: 40,000 экземпляров на русском языке и 5000 на жмудском. Хотя по содержание это издание очень напоминало 1-е, а по цене было гораздо ниже (16 коп.), оно, однако, не имело успеха. 6 января 1866 года Председатель издательскаго Комитета И. П. Корнилов доносил ген.-губернатору К. П. фон-Кауфману, что из 40,000 эвземпляров разошлись пока до 27,000 и продажа, невидимому, приостановилась, не смотря на уступку 5 – 10 % с объявленной цены. Имея еще нераспроданнаго запаса календарей до 13,000 экземпляров, округ рискует понести чистой потери до 2,000 рублей, что воспрепятствует на будущее время издавать столь полезную книгу, и дело попрежнему может перейти в руки спекулянтов евреев, к чему они повидимому и стремятся, воздерживаясь от закупки календарей партиями 10). Не смотря на оказанное после этого содействие начальника края в распространении календаря, от издания его получился дефицита. Месяцеслов за 1867 год вышел уже в меньшем количестве экземпляров и при поддержке ген.-губ. графа Баранова получил широкое распространение. Но когда округ в 1867 году обратился с просьбою о дозволении издавать месяцеслов на 1868 год к ген.-губ. А. П. Потапову, то после длинной канцелярской переписки, был получен окончательный ответ, что на это издание местных средств не имеется 11); однако они нашлись для издания адрес-календаря виленскаго генерал-губернаторства.
         В 1868 году «Западно-русский месяцеслов» вышел под названием «Литовско-русскаго месяцеслова» на русском и жмудском языках, заключая в себе только обычныя календарныя справочныя сведения и советы по сельскому хозяйству и медицине. Так он при пособии вилеискаго учебнаго округа издавался до 1876 года. Это издание стояло в связи с задуманною виленскою администрацией (при пособии интеллигентов-литовцев) реформою — заменить латинский шрифт литовцев — русским, с какою целью издавались буквари (абецеле), в которых литовския слова были напечатаны русским алфавитом; той же цели руссификации литовцев служил и месяцеслов. Неправильно поставленная реформа «новаго способа обучения литовско-жмудскаго народа» (как тогда выражались) не удалась, что повело и к прекращению месяцеслова 12). Издание же «Западно-русскаго месяцеслова» как справочной книги, было, после закрыт виленской обсерватории, передано частным предпринимателям (книжной торговой фирме Сыркина) 13). Такое издание, заключавшее только краткия справочныя сведения, ничего не говорило уму и сердцу народа, не действовало на развитие его национальнаго и гражданскаго самосознания. Между тем при распространении русской грамоты среди местнаго населения и с поднятием уровня народнаго развития, календарь получил важное просветительное значение. Он, действительно, сделался настольною книгой в бедной хижине крестьянина и в доме интеллигента и вместе одним из важнейших проводников правильных взглядов в народное самосознание. О последнем впрочем мало заботились при Потапове и его ближайших двух преемниках, когда в С.-Западном крае царила тишина, текла однообразная безцветная канцелярская жизнь, когда была заглушена всякая идейная патриотическая деятельность и администрация смотрела подозрительно на всякое стремление к внешкольному просвещению народа.
Я. А. Болванович          Национальная политика императора Александра III, его первыя распоряжения, давшия перевес и новую силу русским началам в вопросах школьном, землевладельческом и вероисповедном, внесли подъем духа и оживление в среду русских деятелей Северо Западнаго края. Под влиянием этих новых веяний, в конце 1883 г., несколько преподавателей 1-й Виленской гимназии вместе с своим директором Я. А. Болвановичем, вошли к попечителю Виленскаго учебнаго округа Н. А. Сергиевскому с предложением издавать под редакцией своего директора «Виленский Календарь», обещая помещать в нем «кроме обычных календарных сведений, объяснение более важных праздников православной церкви общих и местных, а также статьи местнаго историческаго характера». Единственною целью издания ставилось «устранить из среды народа начавшия в последнее время появляться в крае польские календари, по своему составу и цели вредные русским интересам и дать верныя правильный сведения, соответствующия этим интересам» 14). Издание было разрешено под редакциею директора Вил. 1-й гимн. Я. А. Балвановича.
         В конце ноября 1883 года вышла в свет отпечатанная в двух тысячах экземпляров первая книжка Виленскаго Календаря «на 1884 год» и поступила на книжный рынок по цене в 20 коп.: она была издана на субсидию в 900 руб. из сумм учебнаго округа, назначенных на ученыя командировки и полезныя издания.
         Содержание Виленскаго Календаря на 1884 г. было таково: Сведения из пасхалии и астрономии (на 1884 г.). Святцы православные и католические. Справочныя сведения почтовыя, коммерческия, юридическия. Статистический отдел. Церковный отдел (статья «о значении православных праздников и их богослужебных особенностей»). Сведения о Царствующем доме. Исторический отдел, в который вошли статьи: 1) «Торжество священнаго коронования Их Императорских Величеств», 2) «Начало христианства на Литве», 3) «Русские крестьяне под владычеством Литвы и Польши». Отдел по народной медицине и гигиене. Статьи: 1) «О необходимости беречь здоровье». 2) «О средствах сохранить здоровье». По сельскому хозяйству: «Откуда берется крестьянский достаток» (разсказ).
         Все означенныя статьи были изложены общепонятным, живым литературным языком. К календарю, занявшему 255 страниц, были приложены два фототипических Императорских портрета. Таким содержанием и изложением Виленский Календарь скоро завоевал симпатии читающей публики и почти все издание разошлось к началу новаго года. Быстрому распространению его большую помощь оказал попечитель виленскаго учебнаго округа, обращавшийся к разным лицам с письменными просьбами о содействии в деле распространения календаря. На это откликнулись дирекции народных школ западных губерний, епархиальные архиереи, губернския администрации, крестьянские деятели. Среди многочисленных ответов, полученных от различных лиц на приглашения Н. А. Сергиевскаго было нисколько таких, которые заслуживают внимания, как авторитетный взгляд на новое издание. Виленский ген.-губернатор, принося благодарность за издание, воздавал ему должную похвалу за то, что «все помещенные в нем статьи имеют непосредственное отношение к Северо-Западному краю и представляют живой интерес для его населения, которое найдет в них, по верному, правильному и удобопонятному их изложению, поучительное для себя чтение» 15). Директор императорской публичной библиотеки А. Ф. Бычков писал: «цель издания календаря заслуживает полнаго сочувствия; надо желать, чтобы он получил возможно большее распространение, чему без сомнения будут содействовать как интересное его содержание, так и цена необременительная даже для небогатого крестьянина. Желательно, чтобы издание календаря не ограничилось одним годом и чтобы в следующих годах кроме статей, заключающих в себе историческия сведения о Северо-Западном крае, нашли место и жизнеописания лиц, потрудившихся для его благосостояния, и разныя доступныя для народа статьи по сельскому хозяйству и медицине. При живом участии к делу настоящаго редактора календаря и служащих в виленском учебном округе это может быть достигнуто с успехом» 16). Еще более сочувственно отозвался о Виленском календаре бывший попечитель виленскаго учебнаго округа И. П. Корнилов, обратившийся в редакции с горячим пожеланием, чтобы изданная ею «книга, заключающая в себе много поучительных для народа и хорошо написанных статей, получила бы в западных губерниях возможно быстрое и широкое распространение. Дай Бог, чтобы вместе с этим изданием возобновилась в виленском учебном округе правильная литературная деятельность. Этот округ находится в особенных условиях и на нем лежат особенныя местныя задачи. Он не может ограничиваться одним лишь школьным делом; он стоит лицом к лицу с непримиримыми политическими и религиозными врагами, которые не спят, но настойчиво подрываются под Вековыя основы русскаго государства и русской народности. Вот почему виленский учебный округ должен стоять здесь на страже русских интересов, должен духовно противодействовать польской пропаганде и оберегать от нея не только детей, но и все население. Да укрепит Господь энергию, силу и таланты западно-русских людей для этой трудной борьбы» 17).
         Кроме многочисленных похвальных отзывов редакция Виленскаго Календаря получила Высочайшую благодарность, выраженную Государем при поднесении ему одного экземпляра министром народнаго просвещения.
         Сочувствие общества и успех Виленскаго календаря на книжном рынке ясно свидетельствовали о необходимости продолжения его издания. В видах этого заместивший умершаго Болвановича директор 1-й гимназии Н. И. Юницкий вошел в конце 1884 г. с докладом к попечителю о субсидии на издание и с предложением напечатать календарь уже в пяти тысячах экземпляров, назначив цену по 30 коп., что, по его мнению, едва ли избавит редакцию от убытков, если субсидия будет назначена менее 700 руб.
Н. И. Юницкий          «При уменьшении же субсидии издание при существующей незначительной цене не может окупать даже существенных затрат на бумагу и печатание». Очевидно о вознаграждении сотрудников на первых порах не было и речи. Благодаря этим переговорам о материальной стороне издания календарь на 1885 год опоздал выходом в свет, почему в половине декабря редакция получает уже множество запросов о причинах запоздания выхода календаря. Из некоторых запросов можно видеть, что Виленский календарь завоевал уже прочныя симпатии даже среди сельскаго населения. Крестьяне, приезжая в губернские города такие, как Гродна, Могилев, заходят в дирекции народных школ и просят продать им новый календарь 18).
         Мы не будем перечислять все статьи, помещенныя в Виленском календаре за 1885 год и все первое десятилетие изданья. Определившееся в первый год его направление продолжается в последующее время, почти не изменяется размер издания (от 230 до 293 стр.) и отпускаемая на него субсидия (ни разу не превышала 700 руб.).
П. И. Яхонтов          В июне 1893 г. умер редактор Юницкий, и издание календаря перешло к директору Виленской 1-й Гимназии П. И. Яхонтову. Новая редакция внесла значительное оживление в свое издание, к которому успело уже привыкнуть население края. В июле 1893 г. редактор обратился к попечителю с просьбой увеличить субсидии на издание до 1000 рублей, так как предстоят усиленные расходы на приобретение фототипий. Увеличение числа иллюстраций было первою новинкою редакции. Затем для большого разнообразия содержания неоффициальной части календаря редакцией были приглашены новые сотрудники, для чего были отпечатаны особыя приглашения многим лицам, причастным литературе, особенно по истории Сев.-Западнаго края, при этом им назначена была определенная плата за статьи (30 — 40 руб. за лист). Отзываясь на приглашение, некоторые сотрудники высказали свои пожелания. Так, одни (преимущественно горидские жители) выражали желание видеть в календаре статьи по беллетристике, другие (сельские жители) просили помещать предсказание погоды по Брюсову календарю. В тех же приглашениях новая редакция целию своего издания ставит прежде всего «устранить из обращения народа появляющиеся в достаточном, количестве польские календари, распространение которых признается вредным и нежелательным. С другой стороны издание стремится к разоблачению всякаго рода польских тенденций посредством статей и очерков преимущественно исторических, дающих народу точныя и правильныя сведенья.
         В таком именно духе и был составлен Виленский календарь на 1894 год. Он вышел в увеличенном размере с изящными фототипиями и 15 января все издание было уже распродано, так что очень многия требования остались неудовлетворенными, хотя в ноябре месяце редакция с грустью сообщала попечителю округа, что некоторыя лица администрации, выписавшия календарь еще в декабре месяце, осенью возвратили обратно несколько десятков календарей, как «не проданных». Отмечаем это характерное проявление со стороны наших оптовых покупателей потому что оно иногда имеет место и теперь. В продолжение 10-ти летняго редакторства П. И. Яхонтова Виленский календарь обогатился многими очень содержательными историческими статьями, написанными по первоисточникам и архивным материалам, значительно также расширился справочный отдел.
Ф. Н. Добрянский          С 1904 года, за отказом П. И. Яхонтова, издание и редакторство календаря передано председателю виленской археографической и библиотечной комиссий Ф. Н. Добрянскому. Новая редакция с перваго же года еще более подняла и разширила издание, обратив его в увесистый том, превышаюший 400 страниц довольно убористой печати. Прежде всего разширен справочный отдел, приближающийся в этом отношении к большим календарям.
         В исторический отдел вошли статьи местных историков и археологов, из них некоторыя по своему содержанию и изложению могли бы сделать честь большим журналам.
         Вообще насколько улучшилось издание Виленскаго календаря за последние годы, лучшим доказательством может служить эта последняя книжка истекающаго его 25-летия.
         Бросая общий взгляд на содержание Виленскаго календаря за первое его 25-летие, надо отметить прежде всего разнообразие и обилие напечатаннаго в нем материала, как для справок, так и для чтения.
         Справочный отдел Календаря очень обширен: он включает в себя прежде всего, святцы православные, р.-католические, календарь евангелическо-лютеранский, еврейский и магометанский. Церковный отдел, кроме перечня православных и р.-католических имен, сообщает сведения о важных православных праздниках, торжественных богослужениях и крестных ходах в С.-Западном крае. Кроме того, в видах подъема и развития религиознаго самосознания православных людей, в этот отдел вошли литургическия объяснения местных особых праздников и богослужений, расказано простым языком содержание всех священных книг Библии, с краткой историей их происхождения. С тою же целью в церковном отделе помещены краткия поучения народу, окружныя пастырския послания и т. п.
         Собственно справочный отдел содержит обще-русския сведения: о царствующем доме, сведения юридическия, коммерческия, статистическия, сведения о почте, телеграфе, пошлинах и проч. Кроме того помещаются необходимыя справочныя сведения по отношению к С.-Западному краю: краткий адрес-календарь высшаго управления в крае и медицинскаго персонала (в г. Вильне), сведения по статистике, о просветительном деле в крае, о железнодорожном движении, о различных учреждениях, ярмарках и т. п. Особенную ценность все эти сведения, (всегда отличающияся точностью, каждый год проверяемыя и изменяемыя) имеют потому, что они охватывают почти все стороны быта обывателей нашего края. В них каждый может найти указания, без которых иногда положительно нельзя обойтись в практической жизни, а некоторыя (напр, по местной статистике) необходимы и для научных изысканий. Очень также важно, что в некоторые годы в календаре помещались манифесты, важнейшия распоряжения и указания правительства за минувший год, равно и распоряжения местной администрации, касающияся различных сторон краевой жизни.
         К этому же отделу, как его добавление и пояснение, надо отнести те статьи приложения, в которых говорится о выдающихся событиях в России и в Северо-Западном крае.
         Можно сказать, что в истекший юбилейный период ни одно выдающееся событие, имевшее место в России, особенно в Северо-Западном крае, не было обойдено Виленским календарем, не оставлено им без надлежащаго освещения и исторических справок. Священныя коронования, Высочайшия бракосочетания, приезд Высочайших особ в Северо-Западный край, постройки и освящение новых зданий, церквей, часовен, открытие памятников, смены представителей высшей администрации, их биографии, некрологи — все это нашло место на страницах календаря, сделало его областным органом, благодаря которому жители края имеют полную возможность обнять течение жизни за прошлые годы, подвести итоги прожитому, служанце, обыкновенно, опорою надеждъ на будущее.
         Исторический отдел Виленскаго календаря довольно обширен и заслуживает особаго внимания. В прилагаемом в конце календаря указателе за 25 лет издания перечислены и расположены в систематическом порядке помещенныя в нем статьи историческаго содержания.
         Большую ценность Виленскому Календарю придают помещаемые в конце каждой книжки некрологи достопамятных русских деятелей в Северо-Западном крае. Редакция начала печатать их с 1885 г. и теперь число их превышает 400. Эти ежегодные некрологическия заметки также придают Виленскому календарю характер местнаго периодическаго органа и очень ценны. Ежегодно из местнаго русскаго общества неумолимая смерть вырывает десятки тружеников, честно, а иногда и самоотверженно послуживших своей родине на западной окраине. Между ними бывают выдающиеся административные и общественные деятели своего времени, на личной судьбе и деятельности которых отражается история края с разными переменами в общественной жизни или в управлении краем. Но большинство некрологов относится к более скромным труженникам, которые имеют однако свое значение в общей цепи человеческих жизней и совершающихся событий: они также вносят свои, хотя и мало заметныя крупицы в общее направление жизни края. Упоминание об этих деятелях, выделившихся или по особенностям своей частной и общественной жизни на пользу края, или по своей жизненной судьбе, поучительно и ценно. Помещая некрологи таких лиц, Виленский Календарь тем самым воздает им благодарность от продолжателей их дела. Между этими труженниками не мало есть таких, которые сложили свои кости вдали от родины и родных, среди чужих людей, которые настолько скромны по своему экономическому положению, что не в состоянии даже отметить памятником место погребения своих сослуживцев. Пройдет десяток лет, исчезнут следы могилы, а всесокрушающее и истребляющее время уничтожит из памяти людей имя умершаго и только некрологическая заметка Календаря сообщит о нем на далекую родину, что он честно поработал на своем посту для отечества. Этот памятник сохранится для последующих поколений гораздо дольше и скажет им гораздо более, нежели надгробная плита. Для историка же Северо-Западнаго края такие некрологи представляют незаменимый и в своем роде единственный материал, за который он скажет большую благодарность редакции Виленскаго Календаря.
         Заслуживают также упоминания помещенные в Виленском Календаре рисунки, служащие иллюстрациями к статьям, или имеющие общий интерес для края. В число их входят портреты русскаго Царствующаго Дома, изображения местных святынь, виды достопримечательных мест России, особенно Северо-Западнаго края, равно достопримечательныя сооружения, здания и памятники. Все эти рисунки помещены по современному поводу, находятся в тесной связи с текущей жизнью России и края. Между ними есть несколько снимков с редких старинных гравюр.

         Пользуясь собранной в Виленской публичной библиотеке значительной коллекцией месяцесловов, пасхалий и календарей церковно-славянских, польских, русских и литовско-русских, мы вкратце проследили историю их издания в крае, (начиная с 1525 года). Мы видели, что первоначально (в XVI в.) календарь, когда он только что сошел с печатнаго станка, имел чисто церковное значение, служа указателем дней, месяцев, рядовых и чрезвычайных церковных праздников и постов, почему и печатался при богослужебных книгах; но вскоре волна исторической жизни края захватывает в своем течении календарь, как наиболее распространенное в житейском быту издание, и обращает его в орудие пропаганды униатской и р.-католической. В половине XVII в. прекращается издание церковно-славянскаго Календаря (собственно месяцеслова) в С. Западном крае. Наступает царство польских календарей, которые в ХVШ веке служат уже орудием не только церковной пропаганды (для совращения в унию и латинство), но вместе пропаганды политической и национальной, средством к ополячению края. Это направление польских календарей (почти при отсутствии русских) достигает своего высшаго развития в начале XIX века, когда размножившиеся в числе календари сделались орудием внешкольнаго просвещения народа в польском духе. Первый опыт издания русскаго календаря (в 1842 году), с польским текстом, мало принес пользы коренному русскому населению. Ожесточенный культурный натиск поляков на Северо-Западный край, в половине прошлаго столетия, создавший эпоху западно-русскаго возрождения 60-х годов, вызвал здесь к жизни усиленную русскую календарную деятельность, продолжавшуюся очень недолго 20). Как мы видели «Западно-русский месяцеслов» (1866 — 1867 г. г.) очень ярко отражая современное русское движение, стремился воскресить в памяти белоруссов былое величие православия, поднять их религиозное и национальное самосознание. Это, на время заглохшее и в начале 80-х годов воскресшее, общественное движение находит свое лучшее осуществление в «Виленском Календаре». Последний имеет своею целью дать обывателю Северо-Западнаго края хорошую справочную книгу практических сведений, сообщить здравыя и точныя понятия о прошлом края, поднять уровень религиозных, исторических и других знаний, что вместе должно содействовать развитие национальнаго самосознания. Хотя календарь имеет в виду — преимущественно читателя средняго развития, однако много полезнаго и поучительнаго в нем найдет всякий грамотный крестьянин. Насколько издание достигает своей цели, каковы его результаты, в истекший период — этого с точностью определить, не возможно: культурное воздействие на массы совершается незаметным и медленным путем; но что Виленский Календарь оказывает свое влияние, имеет постоянный круг своих читателей, — за это говорит то уже, что издание его в большинства годов расходится без остатка и легко выдерживает конкурренцию. Попытки к последней в истекшее 25-летие были неоднократны, но изданные по сходной программе, с значительными приложениями, даже более дешевые по цене календари через 2 — 3 года прекращали свой выход. За достоинство календаря говорят также многочисленные отзывы о нем в печати. Наконец, редакция может гордиться несколькими благодарностями, полученными от Высочайших особ. Еще 2 года тому назад Государь Император, принимая от г. попечителя Виленскаго учебнаго округа, вместе с другими виленскими изданиями и календарь, сказал: «больше всего я получаю из Вильны: видно что там работают».
         Стоя на границе новаго 25-летия Виленскаго Календаря, принесем благодарность Виленскому учебному округу и пожелаем ему продолжить издание, имеющее столь важное значение в деле внешкольнаго просвещения народа в духе православия и русской народности.

А. Миловидов

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Пользуясь случаем, сообщим главнейшия сведения о календаре вообще. Календарь — слово латинское: календами в Риме назывались первыя числа каждаго месяца. Известны два календаря и способа летосчисления: Юлианский и Григорианский. Первый получил название от Юлия Цезаря, разделившаго год на 365 дней (вместо 355) и на 12 месяцев, и установившаго високосный год, для уравнения счисления с астрономическим годом. Но так как и при високосе все таки ежегодно бывает остаток в 11 минут и 14 секунд, сравнительно с астрономическим годом, что в 128 дней составляет один день, то при пересмотре календаря в 1582 году оказалось лишних десять дней, которые, по распоряжению папы Григория XIII, были выкинуты из календаря. Так получились две системы летосчисления. Россия приняла вместе с христианством греческий календарь, считая новый год с марта. В 1492 году на Московском соборе было постановлено началом года считать 1-е сентября. В 1700 году имп. Петр I ввел юлианский календарь с новым годом 1-го января, причем Россия отстала по новому стилю от Европы на 11 дней, в 1800 году — на 12 дней, а в 1900 году — на 13 дней.   К тексту

2) Русская историческая библиотека IV, 785   К тексту

3) Напр. Острожский месяцеслов 1612 г. и др. Отчет И. П. Библиотеки за 1886 г.   К тексту

4) Акты Виленск. Арх. Ком. Т. X, 83 — 86.    К тексту

5) Киевская Старина 1888 г. № 5, стр. 258.   К тексту

6) В виду того, что даже лучшия библиографии не содержат полнаго перечьня польских календарей, издававшихся в Северо-Западном крае мы, пользуясь библиографическими указателями и коллекцией этих календарей при Виленской Пуб. библиотеке, даем следующий перечень их.

1. Ка1еndarz polityczny na 1737. Jana Poszakowskiego. (Иезуит, ректор коллегиумов в Слуцке и Несвиже).
2. Ка1еndarz większy iezuicki prowincyi Litewskiej 1740.
3. Ка1еndarz mniejszy iezuicki prowincyi Litewskiej 1740.
4. Kalendarium Franciscanum 1740.
5. Ка1еndarz przeswietnych dam 1741 (иезуитское издание).
6. Ка1еndarzyk polityczny z opisaniem wiar znajdujących się w Europie. c 1759 (Рарrосki).
7. Ка1еndarz Wilenski с 1760 (при иезуитской академии).
8. Ка1еndarz rolniczy i gospodarski (Kniażewicza) с 1770.
9. Ка1еndarz, w ktorym swięta polskie i ruskiе 1772.
10. Ка1еndarzyk polityczny d1а wydziału uniwersytetu Imperatorskiego Wilenskiego (1795 — 1822).
11. Ка1еndarzyk Wilenski. D1а wydziału naukowego Wilenskiego (1825).
12. Ка1еndarzyk nowy damski na 1807 r.
13. Ка1еndarz adresowy d1а wydziału Uniw. Imp. Wilenskiego (с 1801 г.).
14. Ка1еndarzyk dla dam i kawlerow (с 1814).
15. Ка1еndarz gospodarski Litewski (с 1810 — 1828 по переходе редакции из Гродны и с 1841 — 1862).
16. Ка1еndarz gospodarski litewski z rożnemi wiadomosciami pożytecznemi gospodarzowi, z ryciną (Alex. Zołkewskiego) в 1820.
17. Ка1еndarz gospodarski i astronomiczny 1825 — 1841.
18. Ка1еndarz gospodarski wilenski 1831 — 1839. С 1840 еврейское издание Зимеля и Манеса, а с 1852 — 1857 изд. Манеса, Ромма и Зимеловича, с прибавлением «Мiеsiacesłow choziajstwennyi.
19. Ка1еndarz gospodarski wilenski 1853 — 1860.
20. Ка1еndarz Litewski с 1882.
21. Ка1еndarz polski i ruski с 1715 г. под ред. Иосифа Салтшевича, а с 1734 г. издают оо. Базилиане в Супрасле.
22. Ка1еndarz gospodarski 1785 — 1810 изд. при типографии Тизенгауза в Гродне.
23. Ка1еndarz dla namiestnikow białoruskich. С 1783 под редакцией и в типографии арх. Могилевскаго Ст. Сестренцевича, в Могилеве.
24. Ка1еndarz Ро1осki nа 1806 в Полоцке.    К тексту

7) Напр. в 1850 г. в Вильне вышел первый календарь на литовском языке: Kalendarius, abba motskatlus ukiszkas nusg uzgimima wiesz poties.   К тексту

8) Архив Вилен. Ген.-Губерн. 1868 г. № 160.   К тексту

9) Архив Вил. Ген.-Губерн. 1863 г. № 100. В своем ответе Высокопреосвященный Иосиф сообщал, что по его распоряжению 600 экземпляров передано для распространения в епархии и о месяцеслове, сделаны объявления и отзывы в Литовских Еп. Ведомостях.   К тексту

10) Там-же.   К тексту

11) Архив Вил. Ген.-Губ. 1867 г. № 1519.   К тексту

12) Подробности в нашей кн. «Деятельность гр. М. Н. Муравьева по народному просвещению в С.-З. крае» стр. 91 — 93.   К тексту

13) Это издание продолжается и в настоящее время.   К тексту

14) Архив Канцелярии Поп. Вил. Уч. Окр. 1883 г., св. 1516, № 26648.   К тексту

15) Там же.   К тексту

16) Там же.   К тексту

17) Архив редакции Виленскаго Календаря за 1884 г.   К тексту

18) Там же Дела за 1885 г.   К тексту

19) Там же Дела 1893 г.   К тексту

20) Кроме упомянутых ранее и издаваемых доселе «Месяцеслова» и «Календаря хозяйственно-коммерческаго», представляющих лишь справочный отдел. и не претендующих на конкурренцию, в Вильне в 1896 г. выходил «Необходимый календарь», в 1896 — 97 г. г. «Первый Западно-русский справочный календарь» Златогорскаго. В те же годы и позднее «Торгово-промышленный адрес-календарь» Граца. Единственно опасную конкурренцию Виленскому Календарю, по содержанию, представлял «Календарь Северо-Западнаго края» Запольскаго но он выходил лишь 2 года: в 1888 — 1889 г.   К тексту

 

Александр Миловидов. Русский календарь в Северо-Западном крае. 1883 — 1908 (К 25-летию «Виленскаго Календаря») // Виленский календарь на 1908 год. Издан под редакцией Ф. Н. Добрянского. Вильна: Типография «Русский Почин», 1907. С. 118 – 136.

 

Подготовка текста © Лариса Лавринец, 2012.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2012.


 

Александр Миловидов   Публицистика

Обсуждение     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2012