Александр Миловидов.      Академик-художник Иван Петрович Трутнев

Юбилейное издание по поводу 50-летия художественной деятельности
И. П. ТРУТНЕВА, насадителя русскаго искусства в Северо-Западном крае.
С портретом художника и снимками с его картин.

 

I.
Первоначальное образование И. П. Трутнева и постепенное развитие
его художественнаго таланта в России и заграницей.

         Сегодня 1) Вильна чествует академика-художника Ивана Петровича Трутнева по поводу исполнившагося 50-летия его художественной деятельности. Маститый юбиляр — преимущественно виленский художник: в Вильне он уже 42 года работает на художественном и художественно-педагогическом поприще, которому посвятил лучшие годы своей жизни; он первый художественною своею кистью передал полотну многия стороны виленской жизни, не мало потрудился над насаждением и развитием здесь русскаго искусства и доселе представляет гордость и красу этого искусства в Северо-Западном крае. Пользуясь случаем, сообщим краткия сведения о жизни и художественной деятельности этого талантливаго и неутомимаго русскаго труженика, успевшаго уже оставить по себе заметный след в истории искусства нашего края.
         Иван Петрович Трутнев родился в 1827 году, первоначально обучался в небольшом уездном городке Калужской губернии — Перемышле. Можно думать, что художественность была его наследственною способностию, так как и старший брат И. П., бывший первым его наставником и руководителем, был учителем рисования перемышльскаго уезднаго училища. По окончании курса училища И. П. в 1845 году, в виду ясно обнаружившейся наклонности и способности к рисованию, поступил в московскую Строгановскую школу. Здесь уже в значительной степени обозначился его художественный талант, так что в 1851 году мы застаем И. П. в Императорской С.-Петербургской академии художеств.
         В академии развитие его таланта пошло быстрыми шагами, на что несомненно оказали большое влияние такие талантливые профессора, как Бруни, Марков, Басин, Виллевальде и такие известные его сотоварищи, как Шишкин, Верещагин, Маковский, Риццони, Крамской, Н. Ге и др. Еще будучи на академической скамье, И. П. выставляет свои картины, привлекающия внимание публики. Его первая картина, появившаяся на академической выставке 1852 года («Больной солдат и французы у огня») доставила ему вторую серебряную медаль. За картину «Игра в носки» на выставки 1853 года И. П. была присуждена первая серебряная медаль, а за картину «Игра в жмурки» (приобр. Императором Николаем I-м в 1854 г.) — вторая золотая медаль. На выставке 1855 года за свою трогательную картину «Крестьянин благословляет своего сына в ополчение», которая привлекла многочисленную публику и была приобретена известным богачем и патриотом Кокоревым, И. П. получил золотую медаль за экспрессию. Это было начало его художественной славы. Еще больше толков в художественном мире и в публике возбудила появившаяся на выставке 1858 года его картина «Крестный ход в деревне»; за нее 3-го апреля того же года он был награжден большою золотою медалью.
         Этою картиною, в которой так правдиво по техники и замыслу передана великорусская природа, сияние летняго дня и группа благочестиво настроенных русских поселян, И. П. Трутнев окончательно примкнул к реальному направлению русскаго искусства, начало которому положили великие русские художники Федотов и Иванов. Новое направление, отвлекавшее художников от классических традиций и героических выспренных тем, от изображения достославных событий, от героев в касках и мантиях, к изображению действительной жизни, вызывалось требованиями современности и наиболее настойчивый призыв к нему раздавался в журналистике. Еще в 1855 году Чернышевский писал: «прекрасное есть жизнь и величайшая красота есть именно красота, встречаемая человеком в изображении действительности. Отсюда единственная цель большей части произведений искусства — дать возможность хоть в некоторой степени познакомиться с прекрасным в действительности тем людям, которые не имеют и не имели возможности наслаждаться им на самом деле» 2). Это начинавшееся у нас реалистическое направление искусства отражается уже в первых произведениях И. П., при чем, как человек с чуткой русской душой, он своим художественным амплуа избирает бытовой национальный жанр, но не с тем тенденциозно-обличительным направлением, которому последовали Н. Ге, Перов, Якобий, Корзухин и др. русские художники, увлеченные модным либерализмом и, вызванною неудачной крымской кампанией, неудовлетворенностью русской действительностью. «В то время», говорит Муттер, «стоило только иметь гуманныя идеи, выражать помощью красок ядовитые намеки и громкия жалобы, привести новыя свидетельства о грустном положении крестьян, о злоупотреблениях управления, о пьянстве народа и репутация не только достойнаго либерала, но и великаго живописца была готова» 3). И. П. не увлекся этой дешевой славой и в этом можно убедиться, сравнив его «Крестный ход в деревне» с картиной на ту же тему Перова, изобразившего безобразную сцену пьянаго духовенства и не менее пьяных богоносцев.
         3 апреля 1858 года И. П. Трутнев кончил курс Императорской академии с золотой медалью перваго достоинства и с званием класснаго художника первой степени. 18 июня того же года последовало Высочайшее повеление на отправление его заграницу пенсионером академии на 6 лет.
         С этого момента собственно начинается признанная художественная деятельность И. П. и растет его художественная слава, как одного из лучших жанристов того времени. Воспользовавшись правом пенсионерства, он отправился через Крым в Вену, Дрезден, Антверпен, Париж, Брюссель, Дюссельдорф и, наконец, в Италию. Эта поездка имела чрезвычайно благотворное влияние на развитие его таланта и особенно техники. Знакомство и близкия дружественныя отношения с русскими художниками, находившимися в то время заграницей, а также с заграничными светилами в области искусства, не могли остаться без влияния на трудолюбаваго русскаго художника, а прекрасные виды природы и новые для него типы и бытовыя сцены дали ему превосходные сюжеты для картин. Между прочим, И. П. в Брюсселе написал картину «Наводнение в Голландии», которая была там же куплена. 4) Дольше всего наш художник пробыл в Риме (2 года), где написал несколько эскизов из местных нравов. Но вообще то он заграницей писал больше этюды, из которых два («Школьный учитель») были на академической выставке 1862 года, а в следующем году на той же выставке появилась его картина из голландской жизни «Кермес». Тяготясь отсутствием понятных для него, как русскаго жанриста, сюжетов и окружающею чуждою ему обстановкой, И. П. всеми силами своей русской души стремился на родину и приехал в Петербург прежде истечения срока предоставленнаго ему 6-летняго пенсионерства.

II.
Художественно-педагогическая деятельность И. П. Трутнева в Вильне.

Академик-художник Иван Петрович Трутнев          В 1866 году И. П. получил приглашение на службу в Северо-Западный край, где тогда шла усиленная работа над возстановлением русских начал. Под влиянием общаго патриотическаго настроения в России и подъема национальнаго самосознания, в то время на служение в Северо-Западном крае смотрели, как на своего рода миссионерский подвиг. Воодушевленный тем же настроением, И. П. отказывается от художественной карьеры, так блестяще начатой, и принимает скромную должность учителя рисования в витебской гимназии (с 17 марта 1866 г.). Но на этой должности он пробыл всего лишь несколько месяцев, так как в том же году ему была предложена новая должность, более соответствовавшая его таланту. В то время, стремясь к возрождению всего русскаго, виленская администрация и общество направляли все свои усилия к насаждению здесь русской культуры, в обширном смысле этого слова. Один из главных местных русских деятелей, бывший попечитель виленскаго учебнаго округа И. П. Корнилов был озабочен, чтобы и местное искусство, как один из видов культуры, также отлилось в русския формы. До этого времени все искусства в Северо-Зааадном крае, равно как и вся промышленность, были в польских руках и носили отпечаток национальнаго польскаго индивидуализма. В частности, в Вильне искусство питалось традициями существовавшей при виленском университете художественной школы, из которой вышли: Чехнович, Смуглевич, Жамет и другие польские художники. Преобладание польскаго искусства в крае принижало русскую культуру и, при обострившейся национальной борьбе, к искусству и обучению ему прививалась некоторая тенденциозность. Молодые люди, вышедшие из школы или мастерской польскаго художнике, умели рисовать изображения р.-католических святых, портреты польских королей и разныя историческия события из литовско-польской истории, картины которых можно было найти в каждой панской усадьбе. Но за то в Вильне не было ни одной русской художественной мастерской, нельзя было найти живописца для икон, иконостаса и стенной росписи православных церквей.
         Когда при М. Н. Муравьеве началась спешная церковно-строительная деятельность и потребовались живописцы, тогда в 1864 году, по мысли начальника края, устроена была временная живописная мастерская, которая не имела правильной организации и скорее представляла рабочую артель живописцев. Продолжить дело М. Н. Муравьева взялся И. П. Корнилов, решив учредить в г. Вильне рисовальную школу. По его распоряжению был составлен проект школы, впоследствии дополненный Трутневым.
         Согласно проекту, виленская рисовальная школа должна была состоять из двух отделений: рисовально-ремесленнаго и класса живописи. Основание перваго отделения имело своею целью развитие изящнаго вкуса в ремесленниках для улучшения фабричных и ремесленных изделий. Сообразно с этой целью, рисование и черчение в первом отделении должны преподаваться применительно к этим ремеслам и при том так, что каждому ученику должны сообщаться в черчении и рисовании сведения того ремесла, которым он наиболее занимается. В программу этого отделения должны были войти понятия о черчении и геометрическом рисовании геометрических фигур, орнаментов, цветов, фигур человека, животных, черчение земледельческих орудий, планов, фасадов, конструкций построек и проч. Кроме того, ученикам должны сообщаться понятия об архитектуре.
         Второе отделение рисовальной школы, иди класс живописи, предназначался для всех любителей изящных искусств, желающих развить свои эстетическая дарования. В программу преподавания в классе живописи должны были войти все отрасли искусства, насколько то позволяли средства. В частности, в классе живописи должно преподаваться: рисование с геометрических моделей, с орнаментов, с гипсовых голов и фигур, а также и с натуры; живопись маслинными красками с голов, пейзажей и фигур с натуры, акварельная живопись, лепление из глины, теория перспективы и иконопись.
         Рисунки учеников предположено было посылать на разсмотрение академии художеств, и те ученики, рисунки которых будут признаны лучшими, получают право занимать должность учителя рисования и черчения в уездных училищах. В училище должны допускаться ученики и ученицы всех сословий и возрастов, начиная от 12 лет, при чем желающие поступать должны были подать об этом прошение на имя заведывающаго школой. Курс преподавания в школе точно не обозначался в проекте, и границы его могли расширяться и суживаться в зависимости от успехов учеников, по усмотрению заведующаго. Занятия должны были производиться утром и вечером, но точных часов не было обозначено. Указание их зависело так же от заведующаго, смотря по временам года. Таким образом, как видно из проекта, процветание рисовальной школы вполне зависело от заведующаго ею. Поэтому Корнилов искал надежное лицо, которому можно было бы доверить ведение этого, начатаго им, добраго дела.
         В это время покойный ректор академии художеств А. И. Резанов предложил Ивану Петровичу Трутневу принять приглашение Корнилова устроить в Вильне рисовальную школу и заведывать ею. Иван Петрович согласился, и 6 декабря 1866 г. школа была открыта в том же здании, где она находится и теперь. На содержание школы было положено отпускать ежегодно 1220 р., из которых в жалованье заведующему шло 500 руб. Академия художеств, отнесшаяся сочувственно к этому доброму начинанию Корнилова, прислала школе богатое собрание учебных художественных материалов и несколько книг по искусствам для библиотеки. В лице И. П. Трутнева Корнилов нашел не только знатока своего дела, даровитаго художника, но и неутомимаго труженика, всецело преданнаго интересам школы. Молодой и энергичный художник приложил все свои силы к тому, чтобы вновь основанная школа вполне соответствовала тем планам и задачам, ради которых она была основана. И действительно, не смотря на скудныя средства, отпускаемый на ея содержание, она, благодаря стараниям И. П., быстро стала расширять круг своей деятельности и совершенствоваться. В год открытия школы (1866) в нее поступило около 100 учеников и учениц. В следующие годы число учащихся быстро возрастает. Так, в 1867 г. их было до 110, а в 1868 г. — до 130.
         В настоящее время виленская рисовальная школа состоит из двух отделений: мужского и женскаго, при чем женские уроки распределены отдельно от мужских. Лица, желающия поступить в школу, должны подать о том прошение на имя заведующаго. Поступающие должны иметь свидетельство об окончании курса низшей школы и, кроме того, они подвергаются испытанию в рисовании. Обучение в школе безплатное и необходимыя рисовальныя принадлежности учеников должны быть свои. Только ученики, получившие высшие баллы за свои рисунки, получают право пользования казенным холстом, углями, бумагой, красками и пр. Школа разделяется на 4 курса или отделения. В 1-м отделении рисуются геометрическая тела, орнаменты, маски; во 2-м производятся рисунки гипсовых голов, слепки и кисточки; в 3-м — рисунки гипсовых фигур и, наконец, в 4-м — человеческих голов и фигур с натуры, и преподается живопись с мертвой и живой натуры. Рисунки, исполненные учениками, сдаются заведующему для оценки их баллом, при чем лучшие из них ежемесячно выставляются для обозрения в особую витрину в классе. Перевод учеников из одного отделения в другое определяется баллами, каких удостоены их рисунки. Ученики же, не оказавшие успеха в течение двухлетняго пребывания в одном отделении, исключаются из школы. В рождественские, пасхальные и летние каникулы ученики должны заниматься рисованием преимущественно с натуры и свои каникулярныя работы представлять заведующему школой. Оканчивающие курс рисовальной школы должны выдержать испытание в перспективе линейной и теневой и в пластической анатомии, при чем должны представить альбомы рисунков и чертежей по этим предметам.
         На таких началах существует в настоящее время рисовальная школа в Вильне. Как видим из сравнения первоначальнаго проекта школы с теперешней программой ея, изменений в ней произошло очень мало. Средства к существованию остались те же (1,220 руб.). Одно время в (1890 г.) школа перенесена была в новое, более удобное, помещение (во 2-ю гимназию), но через год она снова была уже в прежнем здании, при чем нижняя просторная комната была отдана под гимнастический зал; для занятий осталась одна верхняя комната. Но несмотря на скудность содержания, неудобство помещения, малое внимание к школе со стороны городского виленскаго управления и общества, она, однако, за 41 год своего существования и деятельности успела принести большую пользу. За это время классы ея посещали более 4,000 человек. Из числа всех учившихся в школе окончили полный курс и получили свидетельства 193 человека обоего пола. Из числа получивших свидетельства поступили в петербургскую академию художеств более 50 человек. Прочие поступили в школу общества поощрения художеств, в высшую школу техническая рисования барона Штиглица, в училище гражданских инженеров, в Строгановское московское училище, в одесскую и варшавскую школы и заграничные академии: берлинскую, венскую, мюнхенскую и парижскую. Некоторые из них открыли свои художественныя мастерския: иконописныя, граверныя, другие же поступили учителями рисования в низших и средних учебных заведениях, чертежниками к архитекторам и инженерам. Многие из учеников виленской рисовальной школы, впоследствии окончившие курс в высших русских и заграничных художественных заведениях, заявила себя как живописными, так и, в особенности, скульптурными произведениями. Один из них в 1900 году на всемирной выставке в Париже получил первую награду за скульптурное произведение.
         Такими, можно сказать, блестящими результатами виленская рисовальная школа всецело обязана почтенному Ивану Петровичу, который не только сам любит художество, но умеет вдохнуть любовь к нему своих юных и взрослых учеников, уносящих с собою из школы любовь к русскому искусству и к своему учителю. Разбросанные по всей Европе, они постоянно поддерживают сношения с бывшим учителем и считают долгом посетить его, когда проезжают через Вильну. Когда в 1901 г. рисовальная школа праздновала 35-летие своего существования, ея бывшие ученики почти все дали согласие устроить в Вильне выставку своих художественных произведений. На этом празднестве было прочитано много полученных от них приветствий, в которых воздавалась заслуженная дань уважения и благодарности первоначальному их учителю. Один из бывших учеников, теперь уже довольно известный художник, красноречиво свидетельствовал о своей сохранившейся любви и уважении к виленской рисовальной школе. «Когда слышишь, или читаешь похвалы о ней, пишешь он, то чувствуешь, что хвалят что-то родное, близкое твоему сердцу и с гордостью начинаешь сознавать, что принадлежишь к виленской рисовальной школе, что состоял некоторое время ея питомцем, и я горжусь этим. Горжусь потому, что принадлежу к целому ряду художественных деятелей, вызываемых из бедных хат глухой провинции. Первую искру Божию, искру художества я получил во время прохождения через горнило этой школы». В других письмах выражалось уважение таланту и трудолюбию Ивана Петровича. Действительно, оно изумительно. Кроме рисовальной школы, где обучаются преимущественно уже взрослые, он в 1893 г. для взрослых же устроил вечерние курсы под названием «классов техническаго рисования и черчения», чем не мало принес пользы бедным ремесленникам г. Вильны. Заслуги И. П. для рисовальной школы были признаны не только учащимися, но и правительством. За труды по школе в 1887 (?) г. он был удостоен почетнаго звания «почетнаго вольнаго общника Императорской академии художеств», а в 1900 г. был награжден по представлении академии Высочайшим подарком в виде перстня с вензелевым изображением Высочайшаго Имени.
         Занятия со взрослыми составляли только часть художественно-педагогической деятельности И. П. Трутнева. Со дня своего приезда в Вильну (10 сент. 1866 г.) он непрерывно состоял учителем рисования и черчения в различных учебных заведениях г. Вильны: в прогимназии, в реальном училище, в классической гимназии, давал уроки иконописания в литовской духовной семинарии и в виленском женском монастыре, и всюду он оставил самыя светлыя воспоминания, как учитель, художник и человек. В день 25-летия педагогической деятельности И. П. его горячо приветствовали учащиеся учебных заведений, в которых он давал уроки, и, между прочим, поднесли ему следующее стихотворение:

«Служенью твоему минуло четверть века,
И благодарная учеников семья,
Как удивительных достоинств человека
И как учителя приветствуем тебя!
Своею любящей и чуткою душою
Ты в нас таланты развивал
И искру Божию ты мыслию живою
В священный пламень раздувал.
Прими же наш привет!
Пусть будет этот день
Началом многих лет
Твоего грядущаго служенья
На пользу нас — младого поколенья.
         В этих безъискусственных, но прочувствованных стихах очень ясно видна вызвавшая их юная любовь учащихся к уважаемому учителю.
         Мы нарочно остановились дольше на художественно-педагогической деятельности И. П. Трутнева с тем, чтобы, когда выяснится далее направление его художественнаго таланта, было понятно, насколько он при своем влиянии на учащихся действительно мог быть насадителем русскаго искусства в С.-З. крае.

III.
Художественная деятельность И. П. Трутнева, как жанриста и портретиста;
его иконы и акварели.

Литовская корчма          Переходим к собственно художественной деятельности И. П. Трутнева. Историки русской живописи 5) отводят ему почетное место среди таких русских жанристов, как Маковский, Крамской, Н. Ге, Перов, Коровин и др., которые, как мы сказали, создали школу реальнаго направления. Все картины нашего художника, относящияся к бытовому жанру, можно разделить на две категории: одне изображают великорусский быт, другия взяты из жизни С.-Западнаго края (преимущественно Вильны). В первых И. П. является глубоким знатоком русской народности и жизни, в них он является не только бытописателем, но и психологом. Возьмем первую из этих его картин: «Игра в шашки». Пред нами обстановка зажиточнаго деревенскаго обывателя; в окно глядит светлый, ясный день, на полу весело шумит самовар, выпуская клубы пара. У хозяина дома два гостя: один, повидимому, мещанин, другой отставной солдат, который так усердно курит, что дым, поднявшись к потолку, закрывает от зрителя многочисленные образа и лампады. Гости играют в шашки, и один сделал такой удачный ход, что поставил в крайне затруднительное положение противника и при этом так радостно смеется, что, смотря на него, самому хочется смеяться. Обстановка и все лица очень типичны; хорошо добродушно улыбающееся лицо хозяина. «Игра в носки» переносит нас в какое-то подвальное помещение, где за стаканом вина собрались четверо низшей братии, играют в карты («по носам»); выиграл николаевский солдат и усердно отбивает картами по носу кучера. Полны жизни русские сельские типы в картине И. П. «Аукцион в деревне».
         Происходя из мещанскаго сословия, которое всегда отличалось верностью народным традициям, крепостью религиозной веры и любовью к церковности и духовенству, И. П. очень умело изображает быт последняго. Пред нами «Деревенские похороны». Злая, снежная вьюга; не видно не зги... Снег замел дорогу, по ея бокам стоят качаясь тощия вехи. Небо заслонили свинцовыя тучи. В такую пору, как говорится, «хороший хозяин и собаки не выгонит из дому», а по занесенной сугробами дороге тянется печальная процессия: впереди мальчик с церковным фонарем, а за ним труженики земли русской: старенький священник в церковном облачении, повязанный платком сверх скуфьи, с крестом в руке, он весь съежился от холода, ветер безжалостно треплет его седые волосы и епитрахиль. За ним идет занесенный снегом, закутанный в тулуп, с кадилом и книгой в руках дьячек; он своим пением как-будто хочет осилить вой снежной бури. Сзади их, сквозь завесу снежной мятели виден гроб, который несут крестьяне. Картина очень характерна. Из того же духовнаго быта и картина: «Исповедь». Убеленный сединой священник, проникнутый важностью совершаемаго им таинства, выслушивает исповедь юной гимназистки, на лице которой можно прочитать и благоговение и страх. Очень типичен нарисованный И. П. из тогоже быта «Деревенский дьячек» — это портрет исчезающаго теперь типа дьячка добраго стараго времени, когда сельские дьячки носили косички, ходили в особаго покроя длинных сюртуках. Упомянем еще из великорусскаго быта картины: «Сиротка на могиле», «Вдовушка», «Нищий с собакой», и приготовленныя к отсылке на выставку бытовыя сцены: «Искушение», «В ожидании», «Собаки преследуют». Многия жанровыя картины еще не отделаны. Заслуживает внимания глубокая по психологическому содержанию картина «Сократ в темнице» (прощание с учениками пред принятием яда).
         Перечислим жанровыя картины, написанныя на местныя темы. Первое место между ними несомненно занимает «Литовская корчма», за которую художник в 1868 г. был удостоен по конкурсу академии почетнаго звания академика (стр. 13). «Толкучий рынок» переносит нас в наиболее характерный уголок г. Вильны, лучше сказать, в центр сохранившейся старой Вильны — на Стеклянную улицу, где перекинутая доселе через улицу арка ясно обозначает затворявшияся на ночь ворота древняго еврейскаго гетто. Здесь собрались торговцы-евреи и разнообразные покупатели. Картина полна движения и очень верно передает уличную жизнь виленской толкучки в базарный день. Нашему художнику вообще удаются еврейские типы. Это можно видеть в картинах: «Накануне шабаша», «Подвальныя трущобы», «Евреи — талмудисты», «Евреи в синагоге», «Казимировская ярмарка». Картина под названием: «Ягодка поспела», также из местнаго быта, изображает ксендза, ухаживающаго за крестьянской девушкой, принесшей ему зрелыя ягоды. Слащавое лицо ксендза и стыдливое смущение девушка переданы очень живо. К местным сюжетам относится и картина «Плотовщики на р. Вилии».
         Отметим картины И. П., написанныя на злобу дня и отражающия общественную жизнь России. Как горячий патриот, он не мог быть равнодушен к совершающимся событиям и отзывался на них своей художественною кистью. Мы уже говорили о его картине: «Крестьянин, благословляющий сына в ополчение во время севастопольской обороны». Эта картина, хорошо написанная, верно схватывала переживаемый момент, почему привлекала на выставку многочисленную публику и была впоследствии напечатана почти во всех иллюстрированных русских изданиях.
         Когда в 1906 г. художнику пришлось пережить тяжелую русско-японскую войну, он снова отозвался на нее картиной: «Проводы новобранца на Дальний Восток», но уже в другой обстановке. Недавнее освободительное движение с его уродливыми проявлениями, особенно ярко выразившимися на окраинах, вызвало ряд жанровых картин сатирическаго содержания, ясно показывавших, на сколько сочувствовал художник этому движению. Таковы: «Гвалт» (сцена из виленской уличной жизни 1905 г.), «Рабочий вопрос», «Под охраной» (изображен кн. Оболенский под охраной финляндца — часового и наряженнаго швейцаром Михелина), «Выпроваживают» (из той же современной жизни Финляндии: Герард и Михелин выпроваживают русских жителей из Финляндии) 6).          По связи с жанровой живописью И. П. скажем несколько слов о его портретах. Художнику в провинции, как и врачу, не приходится сосредоточиваться на своей специальности, но, с одной стороны, материальная нужда заставляет его искать заработка и вне прямой специальности, с другой — такия требования идут от самого общества, обыкновенно мало различающаго жанриста от портретиста. Такова же судьба и И. П.: ему, кроме бытовых картин пришлось написать немало портретов, икон и пейзажей. В продолжительный период своей художественной деятельности он написал множество портретов русских императоров и местных выдающихся деятелей стараго и недавняго времени. Если бы их собрать все вместе, то получилась бы обширная галлерея. В Вильне едва ли найдется такое учебное заведение, где бы не было царских портретов его работы, они украшают также стены многих присутственных мест края, его портреты исторических деятелей С.-З. края украшают виленский музей древностей. Надо добавить, что И. П. много портретов писал с натуры, напр., портрет своей жены Наталии Николаевны Трутневой, свой собственный, гр. А. Толстова, Н. А. Сергиевского, В. Н. Троцкаго и др., большинство же представляют копии. Оне конечно не все одинаковаго достоинства, между ними несомненно есть работы и послабее, но, по признанию специалистов, даже и такие вполне удовлетворяют существенным требованиям искусства. Надо еще прибавить, что И. П. очень многие портреты писал безплатно. Так написан напр., им недавно для виленскаго Св.-Духовскаго братства портрет ревнителя православия кн. К. К. Острожскаго ко дню 300-летия со дня его кончины.          Но нигде так рельефно не проявилось направление таланта и личность нашего художника, как в его картинах церковнаго жанра — в церковной живописи и иконописи. Мы уже сказали, что по самому своему происхождению и воспитанию он с детства был человеком религиозным и церковным. Студия, школа и церковь — вот три этапа в жизни И. П. Трутнева и даже трудно сказать, какому из них он уделил больше своего таланта, особенно, если принять во внимание, что он свыше 20 лет был церковным старостою виленскаго древняго Пречистенскаго собора и написал множество икон и целых иконостасов. Между последними первое место несомненно занимает иконостас Пречистенскаго собора (свыше 70 икон), затем И. П. писал иконы для иконостасов домовых виленских церквей: в первой гимназии и в Мариинском высшем женском училище. Иконы И. П. имели широкое распространение не только по всему С.-Западному краю (в Ковне, Минске, Гродне и других многих городах и селах), но также и за пределами его, напр. в Холме (3 иконостаса), Люблине (два иконостаса) и в Варшаве. Многия из этих икон написаны нашим художником безплатно. За реставрацию иконостаса в Мариинском училище он имеет благодарность от министра народнаго просвещения, а за иконы, пожертвованныя в храм при варшавской тюрьме, он был награжден орденом Св. Анны второй степени. В церковной живописи, особенно иконописи, И. П. держался правила, высказаннаго еще древним новгородским иконником: «не описывать Божества от самоизмышления своими догадками, но держаться с превеликим тщанием образцов древнейших иконописцев». 7) Стоит только побывать в величественном митрополитальном Пречистенском соборе и посмотреть на эти стропе лики святых, чтобы убедиться, насколько наш художник был проникнут правилом древняго иконописца и вдохновлен образцами византийскаго письма. Кроме иконописи у И. П. были очень удачныя попытки в области церковно-историческаго жанра. Первое место здесь несомненно принадлежит его картине «Св. виленскаго мученика Антония ведут на казнь». Художнику очень долго пришлось разыскивать, изучать данныя о костюмах древней литовской Руси и в этом отношении он достиг хороших результатов. Но главное достоинство этой картины не в ея исторических деталях, но в изображении трогательнаго прощания братьев пред вечной разлукой, их лица, полныя глубокой веры и готовности пострадать за Христа. Типичен литовский жрец и страж тюрьмы.
         От живописи И. П. Трутнева перейдем к его акварели, которой он с любовью отдается последние годы, когда, отказавшись от уроков рисования в учебных заведениях, он всецело отдает себя рисовальной школе и художеству. Акварелью наш маститый художник пишет почти исключительно пейзажи. Перечислить их все весьма затруднительно, так их много. Художник передал полотну наиболее красивыя окрестности Вильны, виды своей небольшой дачки, виды Крыма, Кавказа, рижскаго взморья и пр. Некоторые из пейзажей, напр. «Сакристия виленскаго Бернардинскаго костела», написаны масляными красками. Отличительною чертою пейзажей И. П. является их правдивость, — соответствие действительности и жизненность: почти на каждом из них можно встретить человеческия фигуры в тех или иных положениях. В этом сказывается природный жанрист, который не может удержаться от того, чтобы не оживить природу элементами жанра. Из пейзажей, как и жанровых картин, есть более слабые, но за то много художественных полотен, которыя неоднократно фигурировали на выставках и встречали одобрение со стороны лиц компетентных.

IV.
И. П. Трутнев, как насадитель русскаго искусства в С.-Западном крае.

Толкучий рынок в Вильне          При всем желании в возможной полноте изобразить художественную деятельность И. П. Трутнева, перечислить все его работы, мы, к сожалению, не можем этого сделать в нашем коротком очерке и ждем справедливаго упрека за некоторыя упущения. Такого же упрека мы можем ожидать и от попытки характеризовать художественную деятельность И. П. О художнике собственно может писать только художник, а не диллетант, едва прошедший небольшой курс рисования и познакомившийся с русской живописью в различных ея проявлениях по специальным сочинениям, на передвижных выставках и в художественных галлереях. Мы не будем говорить о технике письма И. П., предоставив это специалистам, но отметим очевидный и не для специалиста некоторыя черты его художественнаго таланта.
         Некоторые строгие критики находят, что картины И. П. не отличаются бьющей в глаза яркостью, в них иногда недостает живости, не все оне одинаково глубоки по замыслу, но вместе с тем они не могут отрицать, что в этих картинах проявились такия достоинства, такия ценныя черты таланта И. П., которыя особенно возвышают его художественную деятельность и значение ея для нашего края. Будучи реалистом, наш художник прежде всего стремился к жизненной правде, и сумел достигнуть, благодаря присущим ему тонкому вкусу и художественному такту, т. е. такому чувству ея «эстетическаго равновесия», которое устанавливает гармонию между образом, понятием и его воплощением. Но наиболее характерной и наиболее, по нашему мнение, ценной чертой художественнаго таланта И. П. является его русское национальное чувство, проникающее всю его художественную деятельность.
         Существует взгляд, совершенно отрицающий национальность в искусстве и утверждающий, что искусство интернационально. Но есть целый ряд художников и мыслителей, доказывающих, что национальность неотделима от искусства. К таким принадлежит известный наш художник-мыслитель И. Н. Крамской. По его мнению, искусство должно быть национальным, художник, как и каждый человек, слагается из черт национальных и чисто субъективных. «Форма и краски — только средство, которыми следует выражать ту сумму впечатлений, какая получается от жизни». Выражая свои впечатления, художник тем самым обязательно вносит в свои произведения частичку самаго себя, а следовательно и следы своей национальности. «Чтобы быть национальным в искусстве, говорил он, об этом заботиться не нужно; необходимо только предоставить полную свободу творчеству. При полной свободе творчества национальность, как вода по уклону, будет насквозь пропитывать все произведения художников даннаго времени, хотя бы художники по личным своим симпатиям были далеки от чисто-народных мотивов». «Искусство — не наука; оно тогда сильно, когда национально» 8). И. П., представляя собою цельную русскую натуру, более всего заслуживает названия русскаго национальнаго художника. Национализм в его художественной деятельности проявлялся не только в сюжетах из русской бытовой народной жизни, но как стихийная сила, русское национальное чувство, судя по приведенным словам И. Н. Крамского, могло оказывать свое влияние и на манеру письма и на технику, оно несомненно выражается также в той правдивости и искренности, который сквозят в каждом его произведении. Такое отличительное свойство художественнаго таланта Трутнева не могло не передаваться его ученикам, прививая к ним присущую художнику русскую национальную манеру письма. Мы уже говорили, что до возникновения виленской рисовальной школы в С.-Западном крае царило польское искусство во всех его проявлениях. Под влиянием талантливаго, обличеннаго авторитетностью художника, более 40 лет ведшаго дело преподавания в одном направлении, подкреплявшаго это направление своими произведениями, устраиваемыми в Вильне художественными выставками, оно должно было уступить место искусству русскому. Отсюда И. П. Трутнева по справедливости можно назвать насадителем русскаго искусства в С.-Западном крае. Хотя одновременно на этом поприще и в этом же направления работали и другие художники в Вильне, но они преимущественно оказывали влияние на учащихся в школах, как учителя рисования, тогда как И. П. действовал как директор единственнаго в крае художественнаго учебнаго заведения, в которое стекались более или менее взрослые люди со всего края с обозначившеюся уже способностью или наклонностью к художественному восприятию. Он давал общий тон художественному развитию питомцев, а за ним, как единственным академиком в крае, следовали молодые художника, в свою очередь являвшиеся учителями подростающаго поколения. Таким образом из виленской рисовальной школы, как из источника света, постепенно распространялось русское искусство в Северо-Западном крае.
         Такое влияние виленской школы и ея директора и вдохновителя особенно было сильно в церковной живописи и иконописании. В этой области искусства И. П. написал гораздо более, нежели во всех остальных вместе. Как мы сказали выше, до него в С.-Западном крае не было русских живописных мастерских, православныя иконы большею частию присылались из центральной России, или иногда их заказывали живописцу-католику, который, естественно, сообщал православной иконе чуждый ей стиль. «Настоящим русским иконописцем, говорит один наш мыслитель (С. А. Рачинский), может быть только человек православный, проникнутый духом православия». Таким и был наш художник, научавший византийскому стилю иконописи в рисовальной школе и на уроках иконописания в литовской дух. семинарии и в женском духовном училище. Везде относясь добросовестно и с любовью к своему делу, он не мог не передать усвоеннаго им направления и стиля иконописания своим ученикам, а из них впоследствии вышло не мало живописцев, открывших свои мастерския, не мало иконописцев священников и учителей. Для тех же приезжих и местных живописцев, которые не прошли школы И. П. Трутнева, он служил руководителем своими иконами, широко распространенными по городам и весям нашего края. Все это дает нам право еще раз назвать И. П. Трутнева насадителем русскаго искусства, особенно русской живописи в Северо-Западном крае и в этом его главная и пока еще недостаточно оцененная заслуга для края и отечества.

V. Служение И. П. Трутнева на пользу местнаго общества и
отражение этой общественной деятельности художника в его юбилей.

Св. Виленскаго мученика Антония ведут из тюрьмы на казнь          Нация, говорит И. Н. Крамской, есть живой организм, подчиненный закону роста. Ясно, что, будучи национальным, художник не может оставаться чуждым общественным явлениям и ограничиваться личной жизнию, иначе национальныя особенности данной эпохи не скажутся в его произведениях 9). Это требование, предъявленное от художника художнику, еще ранее появления его в печати, выполнялось И. П. Трутневым, соединяющем в себе национальныя черты русскаго художника и человека. Мы уже видели, как наш художник отзывался на явления общественной жизни своими картинами патриотическаго и сатирическаго содержания. Помимо этого его художественное влияние на русское общество вообще и виленское в частности еще более сказалось в деле воспитания эстетическаго чувства и художественнаго вкуса. Трудно перечислить, на скольких и на каких художественных выставках участвовал И. П. с своими картинами. Состоя одним из учредителей петербургскаго общества художников, он посылал свои картины на каждую почти выставку в столицы, где оне большею частью и были раскупаемы. Еще более устроено им художественных выставок в гор. Вильне в сообществе с местными художниками без всякаго различия веры и народности. Несомненно, такия выставки не проходили безследно: оне были поучительны для молодых художников, служили импульсом прогресса для местнаго искусства, развивали вкус общества. Последнему И. П. служит и одинолично. Будучи замечательно добрым и отзывчивым, он состоял полезным членом многих научных, благотворительных и просветительных обществ и общественных учреждений. Некоторыя из них обязаны ему своим возникновением. Так, он, между прочим был, инициатором виленскаго художественнаго кружка. В 60-х годах он принимал деятельное участие в снаряженных учебным округом научных экспедициях и им зарисованы с натуры многие ценные памятники седой старины (особенно церковной). Местное общество всегда пользовалось отзывчивостью И. П., приглашая его в тех случаях, когда требовался его художественный вкус и талант. Нельзя перечислить всех устроенных с благотворительною целью под руководством И. П. художественных вечеров, поставленных им живых картин и пр.
         Размеры и срочность вашей статьи не дают нам возможности подробнее остановиться на личности И. П. Трутнева, как общественнаго деятеля и человека, отметить его выдающуюся скромность, доброту, ровность по отношению к людям всех наций и вероисповеданий, отсутствие искательства пред высшими мира сего и истинно христианское незлобие. Как истинный жрец святого искусства, он в общественной и частной своей жизни стоит выше мира страстей, к нему не пристает и житейская грязь. Продолжать характеристику И. П. — это значит повторять то, что было высказано на юбилее маститаго художника. Юбилей в жизни как государственнаго и общественнаго деятеля, так и свободнаго художника есть своего рода житейский баланс — подведение итогов и оценка его деятельности со стороны государства и общества. Юбилей пятидесятилетия художественной деятельности И. П. Трутнева отличался особенной торжественностью. Он получил поздравления: от президента академии художеств, от художественных обществ, от представителей различных учреждений, от учеников и почитателей в России и за границей. Кроме того, маститому юбиляру лично принесли поздравления многочисленныя депутации 10).
         Президент Императорской академии художеств, Великий Князь Владимир Александровичу почтил юбиляра следующим приветствием:
         «От лица Императорской академии художеств приветствую Вас по случаю исполнившагося пятидесятилетия со дня получения вами большой золотой медали и желаю вам еще много лет здравствовать и трудиться на пользу дорогого всем нам искусства».
         От виленскаго, ковенскаго и гродненскаго генерал-губернатора, генерала от-инфантерии К. Ф. Кршивицкаго получено следующее приветствие:
         «Милостивый Государь, Иван Петрович! Считаю приятным для себя долгом приветствовать вас с исполнившимся пятидесятилетием вашего плодотворнаго служения родному искусству. Искренно желаю вам сил и здоровья на многие годы к дальнейшему продолжению вашей выдающейся деятельности на избранном вами поприще».
         Попечительский совет виленскаго учебнаго округа в своем адресе отметил руководительство юбиляра художественным воспитанием юношества кроме рисовальнаго училища еще и в средних учебных заведениях.
         Виленский городской голова г. Венславский произнес прекрасное приветственное слово, в заключение котораго от имени города просил у юбиляра разрешения учредить при рисовальной школе стипендии его имени. 11)          Помощник попечителя виленскаго учебнаго округа О. А. Флеров отметил ценныя личныя качества юбиляра, имеющия такое благотворное влияние на развитие на педагогическо-художественной деятельности в крае.
         Виленское Св.-Духонское Братство в своем адресе перечислило заслуги И. П. для местной православной церкви и избрала его своим пожизненным почетным членом.
         С.-петербургское общество художников приветствовало в лице юбиляра товарища и соратника на поле искусства.
         Затем были адреса и приветствия: от виленских художников, от виленских публичной библиотеки и музея, в учреждении и устройстве которых юбиляр принимал непосредственное участие; от виленскаго кружка русских женщин, отметившаго отзывчивость юбиляра на добрыя дела; от виленскаго общественнаго собрания, называющаго юбиляра пионером русскаго искусства в крае; от виленскаго реальнаго училища; от литовской духовной семинарии, в которой юбиляр когда-то был преподавателем; от редакции «Виленскаго Вестника»; от музыкальнаго училища Виленскаго Отд. И. Р. муз.-общества, от бывших учеников и проч.
         Вечером того же дня маститаго юбиляра его знакомые и почитатели чествовали обедом, на котором произнесено было много речей, характеризовавших его личность и выражавших горячия пожелания многолетия 12).

А. Миловидов

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1) 3-го апреля 1908 г.   К тексту

2) Чернышевский. «Эстетическия отношения искусства к действительности», стр. 25.   К тексту

3) Новицкий. «История русскаго искусства». П — 420 стр.   К тексту

4) Ф. И. Булгаков, Наши художники С. П. Б. 1840, II, стр. 203.   К тексту

5) Новицкий. «История русскаго искусства». I, стр. 416..   К тексту

6) См. «Нива» 1908 г. № 8.    К тексту

7) В. И. Успенский. «Очерки истории иконописания», стр. 38.   К тексту

8) A. Цомакион. И. Н. Крамской. Его жизнь и художественная деятельность. Спб. 1891 г. стр. 78.   К тексту

9) Цомакион И. Е. Крамской. Стр. 49.   К тексту

10) Первоначально предполагалось все адресы и приветствия напечатать в этом издании, но в виду его срочности, приходится ограничиться не полным их перечислением.   К тексту

11) Учреждено 20 стипендий по 5 руб. в год.   К тексту

12) Речи были произнесены: В. С. Богоявленским, Н. Г. Коссаковским, И. М. Дроздовичем, А. И. Доброхотовым и др.   К тексту

 

А. И. Миловидов. Академик-художник Иван Петрович Трутнев. Юбилейное издание по поводу 50-летия художественной деятельности И. П. Трутнева, насадителя русскаго искусства в Северо-Западном крае. С портретом художника и снимками с его картин. Вильна. Типография «Русский Почин», Виленская улица, д. № 25. 1908. С. 1 – 24.

 

Подготовка текста © Павел Лавринец, 2012.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2012.


 

Александр Миловидов   Публицистика

Обсуждение     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2012