Александр Миловидов.      Из истории Виленской Публичной Библиотеки

Высочайше утвержденное «Положение» о временной Коммиссии по устройству и управлению Библиотекой и постепенное введение его в жизнь Библиотеки. – Проект постояннаго устава и штатов 1896 г. – Мнение Министра Финансов по поводу этаго проекта. – Заботы Коммиссии о расширении помещения Библиотеки. – Скорбные и светлые дни в жизни Библиотеки. – Деятельность Коммиссии административно-библиотечная, каталогизационная, издательская и научная. – Важнейшия книжныя поступления в Библиотеку. – Статистика читателей Библиотеки и посетителей Музея. – Список лиц служивших в Библиотеке и Музее.

 

         Открытая оффициально 24 мая 1867 года, Виленская Публичная Библиотека, с присоединенным к ней Музеем, первые десять лет своего существования и наиболее интенсивной деятельности, пользовалась временными министерскими правилами от 30 декабря 1867 г. и 10 июня 1871 г. 1). Принявшие Библиотеку в свое ведение, Попечители Виленскаго Учебнаго Округа И. П. Корнилов и П. Н. Батюшков представили в Министерство Народнаго Просвещения несколько проектов, в которых, исходя из основного своего взгляда на Виленскую Библиотеку, как центральное, просветительное учреждение края, назначенное не только сохранять книжныя и рукописныя богатства, но и служить главным центром местной научной деятельности и внешкольнаго просвещения, предлагали к утверждению дорого стоившие штаты, соответствующие, по их мнению, высокому назначению центральнаго, культурнаго и единственнаго в своем роде русскаго учреждения в крае.
         Выставленныя в этих проектах цифры пугали Министерство Финансов и оно возвращало ходатайства, и представления г. г. Попечителей на новый просмотр, хотя министры и не отрицали чрезвычайной важности, просветительнаго и научнаго значения Публичной Б-ки в Сев.-Зап. крае, с его непрекращающеюся вековою борьбой культур и народностей.
         Озабоченный прочным устройством Библиотеки, бывший попечитель Вил. Учеб. Округа Н. А. Серпевский еще в ноябре 1870 г., по примеру своих предшественников, вошел с проектом «Положения» (устава и штатов). В нем, признавая необходимым упрочить дальнейшее существование Виленской Пуб. Библиотеки, «которая должна служить центром книжной и научной деятельности Северо-Западнаго края и давать местному обществу возможность знакомиться с произведениями русской литературы», просил утвердить проектируемые им штаты. По проекту на содержание Библиотеки и Музея исчислено было 11.700 руб. и сверх того на каталогизации и приведение в порядок 200.000 томов книг, ежегодно на пять лет по 2000 руб. Штат определялся из десяти лиц: а) председателя, который управляет Библиотекой и Музеем, наблюдает за ходом работ в оной, руководит этими работами и принимает меры к сохранению имущества сказанных учреждений, б) трех членов, которые разбирают библиотечные склады, сортируют книги, составляют каталоги и описи, ответствуя за целость всего, что находится в их заведывании, в) двух членов сотрудников, которые работают в двух отделениях музея – нумизматическом и естественно историческом, г) одного письмоводителя и двух дежурных чиновников. За исключением трех последних, по проекту, все члены Библиотечной Комиссии, кроме исполнения прямых обязанностей, ведут коллегиальныя занятия, устраивают заседания, на которыя приглашают посторонних лиц из специалистов по разным частям. «В этих собраниях будет, между прочим, разрабатываться вся научная область библиотечнаго и музейнаго дела, так что Комиссия имеет проявить свою деятельность не одним механическим трудом по сортировке книг, рукописей и т. п., но непременно и научным трудом». Вместе с тем попечитель ходатайствовал, чтобы, по примеру Императорской Пуб. Библиотеки было разрешено доставлять в Виленскую Пуб. Библиотеку по одному экземпляру всех печатных произведений, выходящих в России и относящихся к Северо-Западному краю, а также произведений гравирования, литографирования и фотографии, и было дано право безпошлиннаго и безцензурнаго пропуска из заграницы печатных и художественных произведений.
         Этот скромный проект, по исправлении его в Министерстве Народнаго Просвещения, поступил на разсмотрение и заключение Министров — Финансов, Внутренних Дел и Главноуправляющаго II-м Отделением собственной Его Императорскаго Величества Канцелярии, откуда были получены неблагоприятные для Библиотеки ответы.
         Министры сошлись во мнении, что штаты назначены очень высокие, почему число служащих ими сокращено, ежегодный кредит уменьшен до 7000 рублей, найден излишним ежегодный, в течение пяти лет, отпуск по 2000 руб. на каталогизацию, так как последняя составляет прямую обязанность служащих лиц, не представляет ничего спешнаго и может производиться постепенно; отказано также в безпошлинном и безцензурном получении произведений печати и художеств. В виду прямого закона о казенных зданиях (п. 6 ст. 270 т. IV Уст. о зем. пов.) не встречено препятствий к освобождению занимаемых Библиотекой и Музеем зданий от отбывания квартирной и других городских повинностей. Вместе с тем предоставлено Библиотеке право печатать свои издания без предварительной цензуры, но не иначе, как с подчинением оных всем правилам, установленным для изданий, выходящих без предварительной цензуры 2).
         Таким образом Библиотека осталась в том же положении, в каком находилась с 30 декабря 1866 года, когда, на основании Высочайше утвержденнаго мнения Государственнаго Совета, на содержание ея с Музеем было временно назначено из процентнаго сбора с помещиков польскаго происхождения в Северо-Западном крае по 7000 руб. в год. Кроме того Библиотеке, отпускался ежегодно кредит в 1000 руб., Высочайше назначенный Музею еще при бывшей Виленской Археологической Комиссии 16 февраля 1861 года. Но этого было недостаточно для приведения в порядок, описания и управления Библиотеки, так как в складах к Библиотеки и в наемном доме учебнаго округа, на Ивановской улице, лежали целыя груды книг.
         В 1874 году Библиотеку ревизовал академик А. Ф. Бычков, нашедший, что из всего громаднаго количества книг, которых тогда насчитывали свыше 200.000 томов, закаталогизовано и записано в инвентарь 1525 рукописей и рукописных документов, 8739 сочинений в 14.640 томов. Медленность работ, по объяснению ревизора, зависела от неоднократнаго перемещения книг из одной залы в другую, а также и от дробности книжных отделов, которых в то время насчитывалось 16. Указав существенные недостатки в ходе библиотечных работ, т. с. Бычков предложил некоторыя меры, необходимыя к усилению каталогизации и могущия способствовать скорейшему благоустройству Библиотеки. Между ними главныя были — сосредоточение всех наличных сил Коммиссии на катологилизации печатных сочинений. Но находя, что этих сил недостаточно, Бычков присоединился к ходатайству г. Попечителя округа об ассигнование добавочнаго кредита по 2000 руб. на 4 года, чтобы эти деньги шли специально на катологизацию при помощи нанятых писцов 3).
         Ходатайство это было уважено и с феврали 1875 года, с отпущенными 2000 рублей, годовой бюджет Библиотеки возрос до 10.000 рублей.
         Но это положение было временно, не имело прочности, что отражалось на успешности библиотечных работ, так как наличный штат служащих подвергался частой перемене и лиц приобревших некоторую опытность в библиотечной работе сменяли другия лица, совершенно в ней несведущия.
         Такое положение дела заставило г. попечителя Виленскаго Учеб. Округа в 1875 г. снова войти в Министерство с новым представлением, в котором он между прочим писал: «Хотя Виленская Публичная Библиотека существует и открыта, но она не имеет надлежащей организации, твердаго порядка, и следовательно успешнаго движения к цели. Она остается грудою книг, большею частию не приведенных в известность, не разобранных и даже никуда не записанных; лишенная устава, она не имеет ответственных по ея устройству лиц и в своем существовании и устройстве всегда будет стоять на почве всевозможных случайностей, если не получит для себя какого нибудь точно опреленнаго положения». В виду этого попечитель Сергиевский предлагал следующия соображения относительно дальнейшаго устройства Виленской Публичной Библиотеки: не испрашивая новых кредитов и ограничиваясь бюджетом в 8000 руб., «впредь до издания устава и штата Библиотеки и Музея,» учредить временную Коммиссию для заведывания сими учреждениями, с определенными обязанностями 4).
         В таком виде г. министр нашел предложение г. попечителя приемлемым и поручил лицам, сведущим в библиотечном деле, просмотреть проект, после чего он снова был направлен в Комитет Министров, при чем к нему были присоединены следующая соображения г. Министра Народнаго Просвещения, освещающия взгляд министерства на государственное, просветительное и научное значение Виленской Публичной Библиотеки. «Независимо от признанной повсюду пользы, приносимой обществу публичными книгохранилищами», писал г. министр в своем докладе, «подобное учреждение имеет особую важность в Вильне, как средоточии умственной и политической деятельности всего Северо-Западнаго края. Обладая довольно значительным по количеству и содержанию книжным материалом, хотя еще не вполне приведенным в должный порядок, оно доставило уже возможность произвести не мало всякаго рода изследований местной русской старины и тем способствовать к возстановлению исторической правды о былых временах Северо-Западнаго края. Поэтому упрочение существования Виленской Публичной Библиотеки, и дальнейшее развитие ея поддержания возможными мерами не может не быть предметом заботливости Правительства» 5).
         Так веско аргументированное ходатайство министра достигло цели: заслушанный проект был одобрен Комитетом министров, и 31 декабря 1876 года, «Положение» получило Высочайшее утверждение. Так как это «Положение» представляет пока единственное основание для административнаго устройства Виленской Библиотеки, и может быть останется таковым не один еще десяток лет, то мы считаем нужным привести его в целом виде.

§ 1. Для устройства Виленской Публичной Библиотеки с состоящим при ней музеем, равно как для управления сим учреждением, впредь до издания устава и штата Библиотеки, назначается Комиссия.
§ 2. Комиссия находится в ведении Министерства Народнаго просвещения, под главным начальством Попечителя Виленскаго учебнаго округа.
§ 3. Комиссия состоит из председателя, двух членов и двух членов сотрудников.
§ 4. Председатель, члены и члены-сотрудники Коммиссии избираются преимущественно из лиц, получивших высшее образование.
§ 5. Председатель Комиссии, по представлению Попечителя Виленскаго учебнаго округа назначается Министром Народнаго просвещения.
§ 6. Члены и члены-сотрудники Комиссии и дежурный при читальной зале, заведывающий делопроизводством, по представлению председателя Коммиссии, назначаются Попечителем Виленскаго учебнаго округа.
§ 7. Председатель, с разрешения Министра Народнаго Просвещения, а члены и члены сотрудники, с разрешения Попечителя Округа, могут одновременно занимать и другия должности, если такое соединение не препятствует успешному ходу работ их в Библиотеке или Музее и в таком случае пользуются жалованьем от Коммиссии, независимо от содержания по другой должности. Для соединения должностей по Библиотеке с должностями по другим ведомствам, необходимо соглашение с подлежашим начальством.
§ 8. Председатель распределяет занятия между членами и членами-сотрудниками Коммиссии, наблюдает за успешным ходом их занятий, содействует им в исполнении работ, принимает все меры к сбережению находящихся в библиотеке и музее книг, рукописей и разных предметов, избирает дежурнаго при читальной зале Библиотеки, заведывающаго письмоводством, представляя об утверждении сего лица на основании § 6; назначает прислугу при Библиотеке и Музее, сносится с учреждениями, местами и лицами по делам библиотеки и музея, и своевременно представляет, установленным порядком, денежную отчетность по библиотеке и музею,
§ 9. Коммиссия имеет право печатать каталоги, описи и рукописи, принадлежащие библиотеке, без предварительной цензуры, но с соблюдением всех правил и ответственностью, установленных для изданий, выходящих без предварительной цензуры.
§ 10. Комиссия о всех занятиях своих, равно как о состоянии библиотеки и музея, представляет попечителю Виленскаго учебнаго округа, по истечении каждаго месяца, краткия сведения, а по истечении года подробный годовый отчет. Первыя публикуются в «Виленском Вестнике», а отчет, по представлении онаго Министру Народнаго Просвещения, печатается в журнале означеннаго министерства.
§ 11. Библиотека и музей открыты для обозрения и занятий на основании установленных о том, с утверждения Министра Народнаго Просвещения, правил, которыя, как первоначально, так и при последующих в них изменениях, публикуются во всеобщее сведение. Выдача редких книг и рукописей на дом может быть дозволяема только лицам, коим с Высочайшаго разрешения предоставлено будет право пользоваться ими для каких-либо научных трудов или изысканий.
§ 12. Если лица, составляющия Коммиссию, не занимают сверх того других должностей на государственной службе, которыя положены в высших классах, то считаются: председатель в V классе по должности и в V разряде по мундиру; члены и члены-сотрудники в VII классе по должности и в VII разряде по мундиру; дежурный при читальной зале, заведывающий письмоводством, состоит: по должности в IX классе, по мундиру в IX и по пенсии в VI разряде.
Примечание. В виду предоставления Министру Народнаго Просвещения определять, по особым росписаниям, оклады содержания по Комиссии, вопрос о пенсиях председателю, членам и членам-сотрудникам имеет быть разрешен при издании постояннаго штата Библиотеки. Время же, проведенное в сих должностях, до издания постояннаго штата, засчитывается в счет выслуги на пенсию.
§ 13. Содержание Комиссии и все расходы по устройству Виленской Публичной библиотеки с музеем и по заведыванию оными определяются, в пределах сметных ассигновали, особым росписанием, утвержденным Министром Народнаго Просвещения.

         Председателем Временной Коммиссии был утвержден Министром Нар. Просвещения, от 5 марта 1877 г., Я. Ф. Головацкий 6). Комиссия осталась в таком составе: члены Д. А. Столыпин, и Ф. Н. Добрянский, сотрудники: В. Н. Спасский и Ф. П. Белькович, дежурный чиновник Л. Н. Киселевский, письмоводитель И. М. Новашевский. 15 января, в силу § 8 «Положения», было сделано распоряжение, чтобы ассигнование библиотечных сумм на уплату жалованья служащим было производимо председателем Комиссии и получалось по этим ассигновкам прямо из Казначейства 7). Таким распоряжением Библиотека получила некоторую самостоятельность и отпадала излишняя волокита при выполнении ежемесячно формальной переписки для получения сумм из канцелярии Уч. округа. Но только росписания сумм сделано не было, вследствие чего Министр Нар. Просвещения он, 12 февраля 1877 г. сделал распоряжение, чтобы был представлен проект этого росписания, с надлежащим изменением против действующаго расписания, если такое изменение по указанию опыта окажется необходимыми. На это требованию Я. Ф. Головацкий от 16 февраля отвечал, что в виду скораго окончания каталогизации Библиотеки новое расписание «не является необходимым и может быть отложено впредь до разработки постояннаго устава и штата библиотеки» 8). Вообще Комиссия была полна надежд, что устав Библиотеки будет разработан и утвержден в скором времени. Эту надежду внушал первый § «Положения» и заключение в соображении г. Министра Нар. Просвещения, представленном в Комитет Министров (в 1876 г.) вместе с проектом «Положения». Там говорилось: «Виленская Публичная Библиотека неможет оставаться без постоянных устава и штата продолжительное время и Министерство Нар. Просвещения не оставит воспользоваться первым благоприятным случаем, когда Государственное Казначейство в состоянии будет принять, на свои средства требующуюся на означенное учреждение дополнительную сумму 9)».
         Окрыленная этой надеждой, Комиссия в лице своего председателя 25 февраля 1877 года вошла к г. Попечителю Виленскаго Учебнаго Округа с особым рапортом, в котором было обещано окончание каталогизации книг Библиотеки в 1877 году, так как всего осталось закатологизовать 13.000 названий.
         Имея в виду такое скорое окон чаше каталогизационных работ, для выполнения которых тогда были приглашены, кроме членов Комиссии, еще 6 писцов, Головацкий ходатайствовал пред Попечителем, чтобы было разрешено Библиотечной комиссии теперь же приступить к обсуждению и составлению проекта устава и штатов Библиотеки. В ответ на это г. Попечитель рекомендовал Комиссии «лучше сосредоточить силы на каталогизационных занятиях, не отвлекаясь разработкою устава Библиотеки, которому теперь, или в ближайшем будущем, не может быть места, как в виду только что Высочайше утвержденнаго Положения, так равно и далеко еще неорганизованнаго состояния Библиотеки».
         Росписание сумм оставалось и после этого более года в прежнем положении. От 28 апреля 1878 г. последовал от министерства новый запрос об определенном росписании сумм, чего требовал § 13 новаго «Положения». Головацкий снова ответил, что «до полнаго окончания каталогизации книг и разбора рукописей, никакое изменение против действующаго росписания немыслимо. Не смотря на то, что каталогизация книг, с настоящим годом, оканчивается, предстоит большая затрата сумм на разбор и описание рукописей, имеющихся в Библиотеке в большом количестве; кроме того предстоит описание иностранных дублетов, доходящих до 50,000 экземпляров и напечатание оным каталога 10)». 1-го сентября 1878 г. министр сделал решительный запрос о представлении проекта росписания сумм на содержание Комиссии Библиотеки, что, наконец, и было сделано председателем Комиссии и утверждено 28 октября 1878 г., после чего жизнь Библиотеки вошла в настоящую колою. По этому росписанию председатель получает в год 1200 руб., два члена комиссии по 1000 руб., два члена-сотрудника по 250 руб., дежурный при читальной зале 400 руб., заведующий письмоводством 300 руб., на наем служителей 600 руб. На приобретение рукописей, книг, повременных изданий, на расходы по приему и перевозка книг, назначенных к поступлению в Библиотеку из разных учреждений и мест, на печатание каталогов, описей и т. п. хозяйственные и разные непредвиденные расходы по Библиотеке и Музею 3,000 руб. Итого 8000 руб. Остатки от содержания личнаго состава по случаю вакансии могут быть употребляемы на расходы собственно Библиотеки 11).

II.

         Прошло 20 лет. За это время Виленская Публичная Библиотека успела вырости в стройное просветительное и научное учреждение, удовлетворявшее требованиям библиографической науки и современным просветительным и научным нуждам местнаго общества. Возрастая в своем книжном и рукописном богатстве, Библиотека сообразно с этим расширилась и в своем помещении. Это расширение произошло главным образом на счет сгоревшей в 1876 г. Астрономической Обсерватории.
         Это изящное здание с высоким и обширным залом (11 сажень в длину и 7 в ширину), освещенным 14 окнами, было надстроено в 1753 году над вторым этажем примыкающаго к Библиотеке здания иезуитской коллегии 12). Пожар произошел 14 декабря 1876 г. от неисправности печей. Смежность с книжным богатством Библиотеки представляла большую опасность окончательнаго уничтожения в несколько часов того, что собиралось целыми веками. Опасность увеличивалась еще тем, что полы, лестницы, двери, шкафы были из дерева и крашены масляной краской. Но благодаря энергичному действию пожарных, а также усердию учителей и старших учеников гимназии, пожар не коснулся Библиотеки; были вынесены даже книги из обсерваторской библиотеки (теперь зал Б.) 13).
         После пожара помещение бывшей Обсерватории до 1883 года стояло без употребления. В этом году Обеерватория была закрыта и по докладной записке члена библиотечной комиссии Ф. В. Добрянскаго, поданной на имя г. попечителя Виленскаго Учебнаго Округа 14) помещение Обсерватории было передано в распоряжение Библиотеки и в него переведено было первоначально рукописное отделение, находившееся раньше в сыром и темном помещении на нижнем этаже, так называемом зале Б. (теперь квартиры сторожей). После, туда-же помещен отдел русских книг позднейших поступлений. Вместе с залом бывшей Обсерватории, почти единственным, имеющим каменный пол, в ведение Библиотеки перешли другия комнаты, так что в 1897 году всех библиотечных зал насчитывалось 10 (по алфавиту от А до Р). За этот период в течение 20 лет в Библиотеку поступило до 50,000 томов.
         Такое расширение помещения Библиотеки, ея книжнаго, рукописнаго и музейнаго богатства, увеличившийся спрос на книги и возросшее значение учреждения в просветительном и научном деле края, заставили управление Библиотеки напомнить министерству народнаго просвещения его обещание об учреждении постояннаго устава и штатов и войти с новым проектом.
         Впрочем инициатива проекта исходила скорее от самого министерства. Дело было так. В 1896 году член комиссии К. И. Снитко вошел с ходатайством в министерство (чрез г. попечителя) о прибавки пенсии по поводу выслуги лет. Из министерства ответили, что вопрос о пенсии служащих Виленской Публичной Библиотеки может быть решен после введения постояннаго устава и штата, причем было предложено по этому поводу возбудить ходатайство пред Министром Народнаго Просвещения об утверждении устава.
         В декабре 1896 года по поручению г. попечителя Вил. Уч. Округа Д. А. Сергиевскаго председателем Библиотечной Комиссии Ю. Ф. Крачковским был представлен новый проекта штата Библиотеки, взятый в широком масштабе.
         В нем первоначально сообщались краткия сведения о возникновении и первоначальной истории Библиотеки и Музея, начиная с 1865 г., указано, что было сделано по каталогизации, а также приводились цифры из современной библиотечной статистики. Приводим эти цифры: «В Библиотеке по существующим инвентарям числится 104,864 названия книг в 140,190 переплетах. В рукописном отделении хранится около 10,000 рукописей, из которых некоторыя заключают целыя книги, в неесколько десятков №№ отдельных документов. В историко-археологическом отделении Музея заключается различных предметов более 12,000, в том числе 5518 монет различных эпох и народов и 1308 различных медалей. В естественно-историческом отделении числится: птиц 1337, минералов 1680 и других предметов 8208». «Такое книжное, рукописное и археологическое богатство, говорилось далее в проекте, заставляет взглянуть на Виленскую Публичную Библиотеку, как на государственное достояние, которое необходимо не только охранять, постоянно держать в порядке, но и развивать далее, с предоставлением публике возможно широкаго пользования библиотечными сокровищами и изучения их. Необходимо поэтому поставить Библиотеку так, чтобы на будущее время она могла работать вполне самостоятельно, имела своих самостоятельных чиновников, которые могли бы вполне удовлетворять требованиям охраны и разработки библиографическаго и библиотечнаго дела 15)». При существующих временных штатах, росте Библиотеки и увеличивающемся ежегодно числе читателей и посетителей, Библиотека не будет в состоянии удовлетворять выше предъявленным к ней требованиям. Необходимы новые штаты и постоянное устройство Библиотеки на новых началах, применительно к существующим в России и заграницей подобнаго рода учреждениям.
         По проекту штат Библиотеки должен был состоять из директора, (должность V кл. с окладом в 2500 р.), четырех библиотекарей (д. VI кл. с окладом 1500 р. каждому), заведующаго читальной залой, (VII кл. содержание 1000 руб.), его помощника (IX кл. содерж. 600 руб.), заведующаго хозяйственной частью и письмоводством (VII кл. содерж. 1000 руб.), на наем дежурных чиновников 1000 руб., на приобретение книг, рукописей и проч. 7000 руб., на содержание здания, канцелярии, наем прислуги 5900 руб. итого 25000 р. в год.
         В уставе проектировалось присвоение Библиотеке прав безцензурнаго получения книг из за границы, и безплатнаго получения всего издаваемого в России по 1 экз. На обязанность директора возлагалось общее наблюдение за благоустройством Библиотеки, за ея имуществом и пополнением последняго, а также за ходом библиотечных работ и распределение последних между служащими. Четыре библиотекаря по проекту должны заниматься и заведывать четырмя отделениями: русским, иностранным, рукописным и старопечатным. На последняго библиотекаря возлагалось и заведывание историко-архсологическим отделением музея, заведывание же естественно-историческим отделением возлагалось на заведующаго читальной залой. 16)
         Разсматривая приведенный проект 1896 года, с перваго же взгляда можно видеть, что в нем штат служащих взят в размерах, не соответствующих действительной потребности учреждения, в слишком широком масштабе взят годовой бюджета, неравномерно распределены обязанности между служащими, введены излишния должности и вообще очень много отведено внимания штатам и средствам и ничего не сказано о типе учреждения. В проектах 1865, 1866, 1870 и 1872 гг. в переписки И. П. Корнилова и П. Н. Батюшкова с академиком А. Ф. Бычковым и другими лицами 17)более всего было отведено места обсуждению вопроса, какого типа должна быть Виленская Публичная Библиотека: универсальнаго, или краевого, так как от решения этого вопроса зависело определение направления, цели и задачи учреждения, чем отчасти обусловливались и самые штаты. Академик А. Ф. Бычков стоял за универсальную библиотеку, И. П. Корнилов и его преемники за краевую, чтобы в ней было сосредоточено все сохранившееся ценное рукописное богатство, имеющее чисто научное (а не юридическое) значение, а также и книжное богатство прежних времен и современныя издания, вышедшия в пределах Северо-Западнаго края, равно и сочинения, вышедшия вне его, но касающияся его истории, этнографии и проч., что давало бы возможность людям науки работать на месте, изучать и изследовать преимущественно свой край.
         Об этой-то идейной стороне вопроса, составлявшей его основу, проект 1896 г. совершенно замалчивал, что понижало его ценность и убедительность. Но еще более проект проигрывал в том отношении, что в нем не было выяснено положение Виленской Библиотеки, как цитадели русской культуры в крае, с его трехвековой не русской культурой, успевшей войти во все поры местной (краевой) жизни.
         В марте 1897 г. проект от Министра Народнаго Просвещения перешел к министру финансов статс-секретарю С. Ю. Витте, который посмотрел на дело исключительно с финансовой точки зрения, забывая культурные, национальные и государственные интересы, которые так мало были освещены в проекте. По взгляду министра финансов, выказанному в его ответе Министру Народнаго Просвещения, на суммы государственнаго казначейства могут быть содержимы только те библиотеки и музеи, которые имеют общегосударственное значение. Виленская же Библиотека и музей, как учреждения местнаго характера, должны бы быть содержимы исключительно на местныя средства, подобно другим таким же учреждениям, существующим во многих губернских городах. С этой точки зрения статс-секретарь Витте не усматривал необходимым в продолжении на будущее время даже ныне производимаго из казны расхода в 8000 руб. на содержание названных учреждений, увеличение же этого расхода более чем в три раза он нашел совершенно невозможным, тем более что к Государственному казначейству предъявляются многочисленныя требования о новых расходах на несравненно более важныя государственныя нужды, остающаяся однако подолгу без удовлетворения 18).
         Таким образом г. министр финансов, благодаря неполноте и односторонности проекта и личной неосведомленности об историческом и современном положении русской культуры в крае, приравнял Виленскую Публичную Библиотеку к обыкновенным, городским библиотекам, существующим в некоторых губернских городах центральной Росси и почти во всех европейских городах. Действительно в последних публичныя библиотеки являются необходимою принадлежностию города, который на их основание и содержание тратит большия деньги, почему в городском бюджете, среди многочисленных сборов и налогов существует графа: «На сооружение и содержание библиотек и музеев». Эти здания по обширности и великолепию иногда напоминают дворцы. Есть и в России теперь несколько передовых городов, где общество и городския управления тратят ежегодно тысячи на устройство и содержание библиотек. По отчету Одесской Городской Библиотеки за 1909 год город отпустил на содержание ея 20570 руб., Астрахань 3250 руб., Харьков 6800 руб. и т. д. Вильна с ея многочисленною учащейся молодежью, с ея многочисленной интеллигенцией и полуинтеллигенцией, не имеющая ни народнаго, ни правительственнаго университета, ни какого-либо другого высшаго учебнаго заведения, более чем какой другой город нуждается в большой публичной библиотеки. Самообразование здесь является необходимым не только для идеальных, общеобразовательных целей, но и практических ея: требует конкуренция в торговле и промышленности, необходимость поднятия индустриальности и техники. Все это для не прошедших специальной школы в значительной степени пополняет богатая Публичная Библиотека с ея книгами, рукописями, рисунками, эстампами и другими художественными изданиями. И двери Библиотеки всегда открыты для всех ищущих просвещения, для всех, без различия национальности, языка, религии и общественнаго положения. Это доказывала и доказывают ежегодняя статистика читателей, пользующихся Библиотекой: и посетителей музея; число их по отчету за 1910 превысило 33,000 душ обоего пола.
         При таком положении Виленской Публичной Библиотеки, с ея книжным богатством, благоустройством и той, уже осуществляемой в жизни, практической пользой, приносимой ею местному населению, казалось, было бы весьма естественно городу взять ее под свое покровительство и принять ея содержание на городския средства, т. е. сделать городскою, как предполагал г. министр финансов и государственный человек, теперь граф С. Ю. Витте. Но возможно ли это было для городского (польскаго) управления г. Вильны тогда, в 1898 г., возможно ли теперь и в ближайшем будущем?
         Мы решительно отвечаем, что это невозможно, пока не изменятся существующия и образовавшияся веками, национальныя отношения, общественныя и социальныя условия.
         Дозволим себе по этому поводу сделать краткую историческую справку.
         Вильна для исторической Польши была тем же, чем Москва для древней Руси; она была центром религиозной жизни и центром польскаго просвещения. Здесь уже в XVI в. появилось высшее учебное заведение, тогда же была переведена сюда знаменитая библиотека Ягеллонов. Сюда, в исторические моменты культурных натисков, коренная Польша высылала своих передовых, лучших людей, но не для колонизации, не для высоких целей просвещения коренного русскаго населения, а для его полонизации путем насаждения всех средств культуртрегерства, между которыми первое место занимали школа и книга.
         Так было в конце XVI в., так было и в начале XIX в., когда при А. Чарторыйском, вместе, с возникновением виленскаго университета, Западный край покрылся густою сетью польских школ, польская книга вытеснила русскую книгу и вообще, по свидетельству самого Чарторыйскаго, «польское образование здесь при русском правительстве достигло такого разцвета, какого не было и в Короне». В результате, но свидетельству польскаго современника, «Западная Русь ополячилась и окатоличилась, как никогда». До Чарторыйскаго многие из западно-русскаго мелкаго дворянства, хотя считали себя поляками (католиками), но не знали польскаго языка, а говорили и писали по-русски; после же него таких людей не встречалось: русскими оставались только те, которые не получили образования, т. е. крестьяне и большинство бедных мещан 19)». Так как развитое и взвинченное путем просветительнаго воздействия национальное самосознание ищет самостоятельнаго проявления и свободы, то оно нашло исход в возстании 1831 г.
         В либеральную эпоху Императора Александра II снова дан был простор для просветительной деятельности польской справы: снова в нашем крае появилось множество польских школ, усиленно заработали польския типографии, открывшияся не только в губернских, но и в уездных городах, польские библиотеки появились не только в городах, но и в селах, польския книга и польская газета заполнили весь край, «русским книгам», по свидетельству современника, «не было места не только на полках блестящих магазинов, но даже в грязных лавочках и ящиках букинистов. Для приобретения русской книги, чуть не букваря, каждый раз приходилось обращаться в Петербург или Москву, что сопряжено было с тратою времени и многими расходами, тем более, что находились такие рьяные книгопродавцы-патриоты, которые и за деньги не соглашались выписать русскую книгу: не мудрено, что русская книга была здесь в редкость 20)». При содействии русскаго правительства и ежегодной субсидии в 1000 руб. польской интеллигенцией была открыта в Вильне при Музее, состоявшем в ведении польской же (по составу и духу) Археологической комиссии, публичная библиотека, которая просуществовала почти четыре года (1859 – 1868 гг.) под названием «Кабинета для чтения». Хотя книгами (а их было собрано до 14 тысяч) пользовались только «избранныя лица», но мы имеем несомненныя данныя, что эта библиотека была по составу польская и служила она не делу просвещения, как того желало правительство, а польскому делу в крае и вместе с другими орудиями просвещения в руках поляков содействовала революционному движению и возстанию 1863 г.
         Все это произошло очень недавно; в польском обществе традиции очень живучи, крепка память у них на все вольности и оно далеко не потеряло надежды на их возвращение, не отказалось от политических иллюзий, в нем сильна вера в свою историческую миссию и действенность польской «высокой» культуры. При всяком малейшем проблеске надежды, пришедшем извне, проявляются и культуртрегерския поползновения в духе польскаго политиканства. Так, недавно прошедший в Госуд. Думе законопроект о допущении инородческих языков в русских школах на окраинах еще не получил утвврждения, а уже в Виленскую Городскую Думу поступил проект школьной комиссии организовать в городе 17 польско-католических школ с преподаванием на польском языке и польския учебники издать на счет города. Можно ли после этого разсчитывать, чтобы такое полонизованное городское управление согласилось взять под свое покровительство такое учреждение, которое является не только очагом просвещения, но вместе русским миссионерским пунктом и своего рода цитаделью русской культуры в крае? Ведь в Библиотеке ежедневно перебывает свыше 100 читателей, которые за небольшим исключением, пользуются русскими книгами и чрез них усваивают русский язык, входят в круг русских понятий, идеалов, традиций, словом приобщаются русской культуре. Такое же торжество русской культуре и науке доставляют, благодаря книжным и рукописным богатствам Библиотеки, ученые, добывая при всестороннем изучении края неопровержимыя истинныя данныя, в противоположность измышлениям тенденциозных польских ученых. Не будем говорить о том просветительном, в том же направлении, влиянии, которое уносят ежедневные посетители при обозрении музея с его многочисленными коллекциями, собранными почти исключительно в пределах С-З. края.
         При вековой культурной борьбе, которая кипит в крае, всякое завоевание в области культуры и приобщение к русской культуре новых членов, является, по сложившимся местным понятиям, приобщением к русской народности и государственности. И чем больше будет здесь таких присоединений, тем крепче здесь будет основа русской государственности и уменьшатся шансы на дорогостоющия усмирения возстаний.
         Все это хорошо понимает виленское городской управление и Библиотека сделается городскою в том только случай, если она будет служить целям польской культуры. Вот это, к сожалению, не было выяснено такому государственному человеку, как граф С. Ю. Витте, и он своим отказом совершил не государственное дело, отложив выработку устава и штатов Виленской Библиотеки, а вместе и расширение ея деятельности, на неопределенное время.

III.

         После попытки 1896 г. создать штаты Виленской Публичной Библиотеки других опытов, в этом направлении уже не было. Управление ея употребляет все усилия к тому, чтобы по возможности поддержать существование и деятельность Библиотеки в тех скромных рамках, которыя ой указаны временным Положением 1876 г. и из которых она собственно уже давно вышла по своему росту. Ежегодныя поступления книжнаго и рукописнаго богатства требовали расширения библиотечнаго помещения и увеличения числа лиц для охраны этого богатства. По этому поводу в 1902 году председатель Комиссии Ф. Н. Добрянский вошел к г. попечителю учебнаго округа с представлением, в котором указывал неотложныя нужды Библиотеки, требующия пересмотра Положения.
         В записке, между прочим, указывалось, что хранители музеев получают в год по 250 р., а с вычетом — 244 р. 92 к., тогда как служитель при том же музее получает 180 руб. при готовой квартире с отоплением. За такое крайне ничтожное вознаграждение найти соответствующее по научной подготовке лицо, которое бы уделяло достаточное количество времени на музей по его охране и описанию, очень трудно в провинциальном городе. Досмотр Библиотеки и Музея недостаточен: имеется только 4 служащих, на которых расходуется в год 600 рублей; этого количества людей не хватает на поддержание чистоты огромнаго здания, не достаточно обезпечена также сохранность библиотечнаго и музейнаго имущества. В виду такого положения председатель просил усилить штат служителей, для чего ежегодный кредит Библиотеки увеличить на 528 рублей.
         В следующем году г. Попечитель Виленскаго Учебнаго Округа вошел с ходатайством по этому поводу к Министру Народнаго Просвещения, который в свою очередь вошел с представлением в Государственный Совет. Последний, разсмотрев представление Министра, мнением положил: «В дополнение к ассигнуемым на содержание Виленской Публичной Библиотеки с состоящим при ней Музеем древностей суммам, отпускать из государственнаго казначейства, начиная с 1905 года по 528 руб. в год на наем сторожей для названных установлений. Государь Император таковое мнение Государственнаго Совета в 21 день мая 1904 г. Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить». Это увеличение штатов дало возможность нанять пятаго служителя, прибавить жалование другим служителям и тем привлечь на службу в Библиотеку людей более надежных и расторопных.
         Другою заботою Комиссии было помещение Библиотеки, которое с каждым годом все более и более заполнялось новыми поступлениями, становилось все теснее и ежегодно возрастала потребность расширения. В 1903 году при генерал-губернаторе князе П. Д. Святополк-Мирском, сочувственно относившемся к важнейшему просветительному учреждению в крае, явилась надежда сделать что-нибудь для него и в этом отношении. Явилось два предположения: ходатайствовать о постройке новаго здания или же приспособить под помещение Библиотеки и Музея несколько смежных комнат Виленскаго Центральнаго Архива, о постройке новаго здания для котораго шли разсуждения начиная еще с 1896 г. Первое предположение, конечно, было более подходящее. Библиотека занимает здание, существующее уже более 300 лет, требующее серьезнаго ремонта, неудовлетворяющее самым элементарным требованиям, предъявляемым к учреждением подобнаго рода и, что важнее всего, — совершенно не обезопашена от огня, который уже неоднократно угрожал зданию и мог в короткое время уничтожить то, что собиралось веками. Потеря была бы невоназградимая и неподдающаяся никакой оценке. Об одном случае, угрожавшем Библиотеке, мы уже упоминали, он имел место при пожаре Обсерватории в декабре 1876 года. 30 июня 1879 года произошел пожар в квартире директора Учительскаго института, что также представляло серьезную опасность для Библиотеки и Музея. Скученность многочисленных смежных зданий, их легкая сгораемость, густое население зданий, со множеством прислуги, не всегда бережной по отношение к огню, увеличивает опасность для книгохранилища. В 1879 году после прекращения пожара в квартире директора, начальник Центральнаго Архива И. Я. Спрогис вошел с докладной запиской к попечителю, в которой указывал, что живущие в нижнем этажи Библиотеки служителя обратили свои комнаты в прачешную, что также представляет не малую опасность для здания с его деревянными полами и лестницами, и при том наполненнаго таким легко воспламеняющимся материалом, как бумага. Служителям было запрещено заниматься стиркой белья, но это мало повлияло на безопасность здания от огня.
         Таким образом были веския данныя за перенесение Библиотеки и Музея в новое здание. Но против этого имелось следующее: во-первых, трудно было ждать, чтобы Правительство, при современном затруднительном положении финансов, согласилось на постройку новаго здания, требующаго больших расходов; во-вторых, как основательно доказывал в своей докладной записке председатель Библиотечной Комиссии, жаль было места, занимаемаго Библиотекой: здание расположено в самом центре города и, как центральное, легко доступно публике. Перемещение Библиотеки хотя бы и в новое здание, но куда нибудь на окраину города (в центре его все уже застроено) могло бы отвадить публику от посещения Библиотеки, благодаря чему она могла бы потерять свое, просветительное значение для жителей города.
         В виду этого Комиссия, обсуждавшая вопрос о расширении библиотечнаго помещения, остановилась на втором проекте: расширении Библиотеки на счет здания Центральнаго Архива, которое находится на одном этаже и в одной линии с помещением Библиотеки, так что для присоединения его не представлялось никаких затруднений в техническом отношении, не потребовалось бы и значительных затрат, так как для этого достаточно открыть одну заложенную кирпичем дверь.
         Все эти доклады, проекты и длинная по поводу их переписка оказались напрасными: предложение об устройстве новаго здания Центральнаго Архива, вследствие начавшейся русско-японской войны, было отклонено, а Библиотека и Музей остались в том же помещении, в котором стараниями Комиссии, на библиотечныя средства, были приспособлены для книг, три небольшия комнаты (залы Р., С., Т.), а в некоторых залах поставлены новые шкафы-полки, что на некоторое время дает возможность размещать новыя книжныя поступления. Что же касается Музея, то в настоящее время в нем окончательно нет места для новых витрин.
         О Виленской Публичной Библиотеке вспомнили в 1908 году, когда финансовая комиссия Государственной Думы, имея в виду сократить годовой государственный бюджет, обратилась во все центральныя учреждения и прежде всего в губернския контрольныя палаты с предложением, не найдется ли возможность сокращения штатов в каких либо учреждениях. Виленская Контрольная Палата нашла возможным сделать некоторое сокращение путем слияния в одно штатов таких учреждений как Публичная Библиотека с Музеем, Комиссия для разбора древних актов и Центральный Архив, как учреждений, будто бы, «однородных по своему назначению и роду деятельности». По этому поводу была при Виленском Учебном Округе образована комиссия из представителей означенных учреждений. Комиссия подробно выяснила специальность и способ занятий каждаго учреждения и пришла к следующему заключению: «архивоведение, археография и библиотековедение суть различныя науки и совмещение этих трех специальностей в каждом служащем в этих учреждениях невозможно без ущерба делу, не говоря уже о полном недостатке времени. Если же каждому служащему предоставить как теперь, свою специальность, то соединение будет только номинальное и при явном вреде для дела не принесет никакой экономии» 21). Вследствие такого заключения комиссии возбужденное дело о слиянии виленских ученых учреждений осталось без последствий.

IV.

         Отметим выдающияся события в жизни Виленской Публичной Библиотеки за разсматриваемый период времени.
         Как всякое учреждение, она пережила свои скорбные дни, видела и светлые. К первым надо отнести потери выдающихся деятелей Библиотеки, много способствовавших ея развитию.
         1 мая 1888 г. скончался, на 74 году своей жизни, председатель Библиотечной Комиссии Яков Федорович Головацкий. Он прослужил при Библиотеке почти 16 с половиной лет и, можно сказать, что ему она обязана более чем кому другому своим благоустройством. Уроженец Галиции, выдающийся ученый и профессор (был избираем деканом и ректором) Львовскаго университета, Я. Ф. всегда близко стоял к библиографии и археографии. Знакомый с большими западно-европейскими библиотеками и их устройством, он свои знания по библиотековедению и археографии, после изгнания из Австрии за отстаивание интересов галицко-русской народности от враждебнаго натиска поляков и немцев, принес в России и приложил их к устройству Виленской Публичной Библиотеки. О заслугах для нея Я. Ф., его взглядах на библиотечное дело, каталогизацию и археографические приемы, мы скажем в другом месте, а пока отметим его ученые труды, особенно на русском языке по русской библиографии и археографии, вышедшие в период его службы в Вильне (с 22 декабря 1867 г.). Под его руководством изданы были Виленской Комиссией для разбора древних актовых книг томы II — XIV. Вышли отдельными изданиями сочинения: «Карпатская Русь» (1875), «Дополнение к очерку славяно-русской библиографии Ундольскаго», «Воспоминания о Вагилевиче» (1883), «Географический словарь западно-славянских и юго-славянских земель и прилежащих стран» (1884), «Народныя песни Галицкой и Угорской Руси» (1878). За последния два сочинения Я. Ф. Головацкий удостоен Высочайшей награды.
         25 июля 1903 г. Библиотека лишилась бывшаго председателя Комиссии, Юлиана Фомича Крачковскаго. Четырнадцатилетняя деятельность Ю. Ф. Крачковскаго, местнаго уроженца, отличнаго знатока местной истории, не прошла безследно для Библиотеки, которая многим обязана его организаторской энергии и его знаниям. С назначением его председателем Комиссии, усилилась издательская деятельность Библиотеки. По его почину и по его ходатайству Министерство Внутренних Дел ассигновало значительную сумму на издание богатаго рукописнаго материала Библиотеки – что дало возможность приступить к печатанию «Описания рукописей Виленской Публичной Библиотеки», которое и появилось в свет в пяти выпусках, вышедших в 1895,1897, 1898, 1903 и 1906 годах. Состоя одновременно председателем Комиссии для разбора древних актов, Ю. Ф. пользовался для изданий этой Комиссии богатым рукописным материалом Публичной Библиотеки. Так для XVI тома актов, заключающаго в себе документы, относящееся к истории церковной унии в России, он взял много материалов из Рукописнаго отделения Библиотеки и воспользовался ими для обстоятельнаго и обширнаго предисловия к этому тому. Еще более актов взято им из Рукописнаго отделения для XX тома, заключающаго материалы для истории г. Вильны. Его предисловие к этому тому, вышедшее отдельным изданием, под заглавием «Старая Вильна», представляет капитальное изследование по истории города. При нем напечатаны «1-е, 2-е и 3-е Прибавления к Систематическому Каталогу книг Русскаго Отделения Библиотеки», и предложены, таким образом, для пользования читателям несколько тысяч вновь поступивших в Библиотеку сочинений. Состоя председателем предварительнаго Комитета по устройству IX Археологическаго съезда в Вильне в 1893 г., г. Крачковский своею распорядительностью много способствовал успеху съезда. Предварительный комитет издал к открытию съезда обширный том своих трудов, в который вошло много научных статей, прошедших через редакцию г. Крачковскаго. По его же мысли и ходатайству Археологический съезд пожертвовал в Виленский Музей древностей свою коллекцию, бывшую на выставке, в количестве 800 предметов, расположенных в 18-ти витринах. Заботясь о более прочной и нормальной постановке Виленской Публичной Библиотеки, управляемой временной Комиссией, он не раз обращался с ходатайством об изменении временнаго Положения, а в 1896 г., как упоминалось выше, по поручению г. Попечителя Округа, выработал подробный проект новых штатов Библиотеки, который, к сожалению, не был приведен в осуществление. Посвящая для Библиотеки так много времени и забот, г. Крачковский досуги свои употреблял на работы литературныя, напечатав в течение последних четырнадцати лет следующия издания: «Русско-польския отношения», два издания 1895 и 1897 г. г., «Пятидесятилетие (1839 — 1889) возсоединения униатов», Спб., 1889 г., «Памяти П. Н. Батюшкова», Вильни, 1892 г., «И. П. Корнилов» (Вильна, 1901) и др.
         Избрав псевдоним для своих литературных трудов «Библиофил», Ю. Ф-ч был им на самом деле. Его трудовой день начинался с просмотра библиографических известий в новых журналах и газетах, и можно сказать, что от его опытнаго глаза не ускользало ни одно выдающееся произведение, особенно имевшее отношение к Северо-Западному краю. Благодаря своему знакомству с литературой о Западной России (русской и польской), своим библиографическим и археографическим сведениям, он был всегда, au courant по всем местным вопросам: никто не мог так, скоро и полно сделать любую справку по местной истории, как покойный Ю. Ф-ч. Этим, между прочим, объясняется, почему предисловия его к археографическим изданиям отличаются полнотою, обстоятельностью и представляют собою не ученые эскизы только, а целыя ученыя изследования (напр, к XVI тому об унии и к XX тому о г. Вильне). Отличаясь ученою эрудицией, Ю. Ф. обладал и присущею серьезным историкам осторожностью в выборе материалов и выводах из них. Как опытный исследователь, он каждый исторический памятник подвергал строгому критическому анализу и пользовался им только после тщательнаго, всесторонняго обследования.
         В 1904 году скончался бывший член сотрудник Библиотеки, хранитель Археологическаго Отделения Музея Ф. В. Покровский, занимавшей эту должность с 1884 г. За это продолжительное время Покровский сделал не мало для местной археологии, особенно своими раскопками. На основании этим путем добытых материалов, им составлены и напечатаны (частию на средства Московскаго Археологическаго Общества, а частию на средства Вил. Уч. Округа) следующия издания, имеющия большое научное значение: 1) «Археологическая карта Виленской губернии, с обширным текстом». Вильна 1893 г. 2) «Такая же Гродненской губернии». Вильна 1899 г. 4) «Виленский Музей древностей, с фотографическими снимками многих предметов». Вильна 1892 года. 5) «Каталог предметов Музея древностей». 6) «Курганы на границе современной Литвы и Белоруссии». Москва 1985 г.
         Выдающимися светлыми днями Виленской публичной Библиотеки в разсматриваемый период прежде всего были ея 25-ти и 35-ти летия со времени ея открытия. Фундамент Библиотеки собственно был заложен еще в 1859 г., когда, по предложению местной администрации, Виленская Археологическая Комиссия открыла при субсидируемом правительств Музее «Кабинет для чтения»; но под современным названием, Библиотека, как просветительное и научное учреждение, функционирует с 24 мая 1867 г. На Западе, где так высоко ценится деятельность и значение публичных библиотек, подобные юбилейные дни составили бы праздник всего города, но в Вильне они явились очень скромными торжествами. 21 мая 1892 г. в читальном зале Библиотеки, на столе котораго были разложены выдающияся по своей ценности и значению рукописи, а также произведения старой и новой печати, кафедральным протоиереем о. И. Котовичем, когда то немало потрудившимся при первоначальной организации Б-ки, был совершен благодарственный молебен с обычным многолетием Царствующему Дому, затем последовали многолетия гр. И. Д. Делянову, И. П. Корнилову и Н. А. Сергиевскому, заботливости коих Библиотека обязана своим основанием и дальнейшим процветанием. Затем провозглашена вечная память митрополиту Иосифу, архиепископам Александру, Алексию, гр. М. Н. Муравьеву, К. П. Кауфману, П. Н. Батюшкову и Я. Ф. Головацкому, тем или иным способом принимавшим живое участие в создании и устройстве Б-ки. От лица бывших на торжестве участников первоначальнаго устройства Библиотеки, служащих в ней и от всех присутствовавших была послана прочувствованная телеграмма создателю Б-ки И. П. Корнилову.
         Так же скромно было торжество 35-летия Б-ки 24 мая 1902 г. В том же старинном зале, видавшем в своих стенах заседания и торжественныя собрания Иезуитской Коллегии и Виленскаго университета, был совершен прот. И. Котовичем благодарственный молебен с провозглашением обычнаго многолетия и вечной памяти всем почившим деятелям по первоначальному и дальнейшему устройству Библиотеки. На молебне присутствовали: г. Попечитель Вилен. Учеб. Округа т. с. В. А. Попов, окружной инспектор д. с. с. Н. Ф. Одинцов, архивариус Центральнаго Архива И. Я. Спрогис с своими помощниками, Библиотечная Комиссия в полном составе и приглашенные почетные гости.
         После молебна, пропетаго воспитанниками Вил. Уч. Института, все присутствовавшие заняли места за обширным столом для читателей. Председатель Комиссии Ф. Н. Добрянский, сообщив об исполнившемся 35 летии существования Библиотеки, сказал несколько слов о значении ея, помянув всех бывших и нынешних ея деятелей. Затем член Комиссии А. И. Миловидов прочитал составленную им краткую историческую записку о Библиотеке, в связи с культурной и политической историей Западнаго края, о ея возникновении, постепенной организации и деятельности; при чем вместе с статистическими данными, было выяснено просветительное и научное значение Библиотеки, как главнаго культурнаго учреждения в крае. 22) Г. Попечитель поздравил служащих с скромным торжеством и, пожелав процветания Библиотеке, высказал надежду, что будут увеличены отпускаемыя на нее средства, что даст возможность более быстраго ея дальнейшаго развития.
         К светлым дням в жизни Библиотеки надо также отнести дни выдающихся посещений. Находясь в провинциальном, неуниверситетском городе, где приходится иметь дело преимущественно с полу-интеллигентными посетителями и читателями, Виленская Публичная Библиотека весьма дорожит оказываемым ей вниманием со стороны коронованных и высокопоставленных лиц и известных ученым, и аккуратно отмечает их посещения в особой своей книге.
         Самое почетное место в ней за разсматриваемый период занимает автограф Великаго Князя Михаила Александровича. Его Императорское Высочество посетил Библиотеку в день торжественнаго открытия памятника Императрице Екатерине II, 10-го сентября, 1904 года, в 4 часа дня. Прибыв в нее в сопровождении Министра Внутренних Дел кн. П. Д. Святополк-Мирскаго, виленскаго губернатора гр. Палена, ген.-лейтенанта Пашкова и других высокопоставленных лиц, Его Высочество в вестибюле Библиотеки был встречен г. попечителем Виленскаго учебнаго округа, его помощником, Комиссией по устройству и управлению Библиотеки и начальником Центральнаго архива. Г. попечитель, вручив почетный рапорт, представил служащих в Библиотеке и преподнес Великому Князю Путеводитель по библиотеке и краткую о ней историческую записку. Высокий посетитель подробно распросив о числе хранящихся в Библиотеке книг, рукописей и о ежегодном количестве читателей, вошел с сопровождавшими Его лицами в читальный зал. Здесь на главном столе были разложены издания Библиотеки и наиболее ценныя и художественныя издания современной печати. На других двух столах были выставлены иностранныя старопечатныя книги (начиная с 1473 г.) и древнейшия местныя рукописи (начиная с XI в.). Обозрение началось с западно-русских старопечатных книг, расположенных в витринах: Апостола 1525 г., Литовскаго статута 1588 г. и некоторых книжных редкостей, сохранившихся только в Виленской Публичной Библиотеке, причем Его Высочество изволил интересоваться не только временем появления этих изданий, но также их содержанием, техникой печати, качеством бумаги и т. п. Литовский Статут был раскрыт на 122 странице с известным законом: «а писаръ земский мает поруску, литерами и словы рускими, вси листы выписы и позвы писати, а не иншым езыком и словы». По этому поводу Великий Князь спросил, в каком году на Литве оффициально был введен польский язык в судопроизводство, вместо русскаго? Ему ответили, что это было в 1697 г. С неменьшим вниманием были разсмотрены памятники стариннаго западно-русскаго письма (Туровское Евангелие XI в., Мстижское Евангелие XIV в. и др.), а также рукописи латинския готическаго письма. Объяснения давал г. попечитель учебнаго округа, его помощник и председатель библиотечной комиссии. При обозркении рукописей князь. П. Д. Святополк-Мирский доложил о неудовлетворительном состоянии современнаго здания виленскаго Центральнаго архива, помещающагося рядом с Библиотекой и небезопаснаго в пожарном отношении. В заключение обозрения Библиотеки, Высокий посетитель росписался в почетной книги, хранящей уже в себе несколько автографов Высочайших особ. 23) При выходе из Библиотеки г. попечитель преподнес только что изданный Округом исторический Сборник статей об Императрице Екатерине II. Любезно распрощавшись с присутствующими, Великий Князь, при восторженных криках народа, отбыл из Библиотеки. Внимание, оказанное Высоким Посетителем важнейшему просветительному учреждению в Северо-Западном крае, его любезное отношение к служащим в нем, на долго останутся в их памяти.
         12 октября тогоже года Библиотеку посетил обозревавший учебныя заведения г. Вильны Министр Народнаго Просвещения генерал-лейтенант Владимир Гаврилович Глазов. Он прибыл в Библиотеку в сопровождении г. попечителя учебнаго округа, члена учебнаго комитета при министре народнаго просвещения кн. Д. П. Голицына и чиновников особых поручений А. Баранова и Полянскаго. Приняв от председателя библиотечной комиссии почетный рапорт, г. Министр вошел в читальный зал, где на столе лежали древнейшия рукописи и старопечатныя издания, русския и иностранныя, а также новейшия издания, представляющия последнее слово современнаго книжнаго дела, напр. «История и памятники византийской эмали» Кондакова (в издании Звенигородскаго) «Великокняжеская и Царская охота на Руси» Кутепова и т. п. Г. Мииистр, хорошо знакомый с сокровищами Библиотеки по прежнему своему посещению ея, припомнил виденные им ранее антифонарии XIII — XVI вв. представляющие собою редкие, рукописные, римско-католические нотные сборники большого формата, писанные на прекрасном пергаменте, в готическом стиле, при чем провел параллель между такимиже антифонариями, хранящимся в Императорской Публичной Библиотеке. По поводу других рукописей и археографическаго описания рукописнаго отделения Библиотеки г. Министр сделал некоторыя указания на приемы этого дела, принятые в Археологическом Институте, котораго он еще так недавно был слушателем. Из старопечатных изданий почетный посетитель обратил особенное внимание на Острожскую Библию 1581 и Радзивилловскую Библию 1563 г, которую когда то ревностно уничтожали католики за то, что издателями ея были кальвинисты (во главе с кн. Радзивиллом), сделавшие перевод ея с еврейскаго и греческаго, а не с латинскаго текста. Осмотрев другия редкия издания и поблагодарив служащих в Библиотеке за найденный им образцовый порядок, а также за поднесенные ими печатные их труды, г. Министр отбыл из Библиотеки.
         17 сентября 1903 года Библиотеку посетил товарищ Министра народнаго просвещения С. М. Лукьянов, а 25 мая 1907 г. Товарищ Министра народнаго просвещения О. П. Герасимов и 27 января 1909 г. товарищ того же Министра Л. А. Георгиевский. Все они с большим вниманием относились к обозрению Библиотеки; ими были осмотрены 18 зал книжнаго помещения и оба отделения музея, при чем к некоторым выдающимся изданиям, рукописям и предметам древности почетные посетители отнеслись с особенным вниманием.
         Отметим еще два почетных посещения, имевшия благия последствия для Библиотеки.
         4 сентября 1887 года ее посетил г. Обер Прокурора Св. Синода К. П. Победоносцев в сопровождении Виленскаго Ген. Губ. И. С. Коханова. Он пробыл в Библиотеке около часа, обошел все ея помещение и залы музея, при чем особенное внимание было обращено на пергаменныя грамоты польских королей, писанныя по русски и на старопечатныя церк. славянския книги, вышедшия из западно-русских типографий ХVI – ХVIII вв. Последствием этого посещения была присылка в дар Библиотеке некоторых синодальных изданий.
         В октябре 1893 г. Библиотеку посетил г. директор Департамента духовных дел иностранных исповеданий Кн. Кантакузин - граф Сперанский, который также подробно ее осмотрел, обратил внимание на хранящуюся в рукописном отделении часть архива Виленской капитулы и выразил желание оказать свое содействие в исходатайствовании денежных средств на издание этого архива. Впоследствии ходатайство это увенчалось успехом и на отпущенные 1500 р. были изданы три выпуска «Описания рукописнаго отделения Виленской Пуб. Библиотеки».
         Не можем пройти молчанием еще одного памятнаго для Библиотеки посещения. 16 ноября 1893 года, в нее прибыл бывший попечитель Виленскаго уч. округа И. П. Корнилов, положивший начало Библиотеке. По словам местнаго хроникера, Иван Петрович сердечно радовался, видя, что посеянныя им семена пали на добрую почву и принесли раскошный плод. В Библиотеке и музее И. П. пробыл около двух часов, подробно интересуясь всем виденным. Развитие научных интересов, изследование на месте богатых русских памятников, разработка архивных источников – это, по мнению И. П. и теперь составляет лучшее средство упрочения в крае русской силы и русскаго самосознания» 24)
         Мы опустили многочисленныя, в разсматриваемый нами период, посещения В. П. Б-ки всеми виленскими генерал губернаторами, попечителями учебнаго округа, представителями духовной и гражданской администрации в крае, а также приезжими известными русскими и заграничными учеными. Автографы всех этих лиц находятся в книге для почетных посетителей.

V.

         Переходим к разсмотрению деятельности Виленской Пуб. Библиотеки. Ее можно подразделить на административно библиотечную, каталогизационную, издательскую и ученую.
         Главнейшей деятельностью библиотечной Комиссии было, конечно, удовлетворение требований читателей. Это достигалось двояким способом: выдачею книг читателям на дом и в библиотеке.
         Первый способ практиковался в течении 10 лет (с 11 ноября 1872 по 30 ноября 1883 г.) и был вызван желанием возможно более расширить просветительное влияние Библиотеки. Первое время, когда Библиотека была не так велика и работы ея не были так обширны, а число читателей сравнительно незначительно, не было затруднений в выдаче книг на дом. Но по мере роста Библиотеки и увеличения предъявляемых к ней требований со стороны читателей, число которых возрастало с каждым годом, а также со стороны администрации и людей науки, все более и более ощущалась вся затруднительность этой работы. В правилах, утвержденных г. Министром Нар. Просвещения 11 ноября 1872 г. не были выяснены детали этого рода библиотечной операции, напр., обойден вопрос о размере залоговых денег и порядке их хранения, что порождало много недоразумений с публикой. Еще более их было при возвращении книг: побывав в руках и в грязных жилых помещениях беднаго класса людей, которые являлись главными абонентами Библиотеки, книги загрязнялись, подвергались порче, скоро изнашивались, часто задерживались и даже совсем не возвращались, так что приходилось посылать за ними к абонентам библиотечных служителей на дом, в разныя, иногда самыя отдаленныя, части города. Штраф за порчу книг и задержание залоговых денег возбуждали споры, протесты, доходившие чуть не до судебных разбирательств, что подрывало реномэ казеннаго просветительнаго учреждения. Бывали и такие случаи, что залог не мог покрыть потерю книги, так как оказывалось, что все издание ея разошлось и новаго не предвиделось. Чиновникам русской службы и военно служащим было предоставлено право абонировать книги не только безплатно, но и без залога, только под ручательство своего начальства. Здесь бывали случаи, что чиновника переводили в другия губернии, книг он не возвращал и начальство не имело возможности сделать вычет из его содержания. Бывали случаи, что абонент умирал не оставив имущества, или последнее подвергалось краже и опять Библиотека несла потерю. Наконец вся длинная процедура выдачи книг, получения залога, выдачи на это квитанций, хранения залога на руках членов комиссии под их ответственностью и выдача залога обратно, требование его во всякое время дня и вечера, отнимало у служащих массу времени и тормозило более необходимыя и продуктивныя работы по Библиотеке.
         Все эти обстоятельства побудили Комиссию 30 ноября 1883 г. войти с докладной запиской к попечителю уч. округа, в котором Комиссия выяснила все неудобства выдачи книг на дом и просила г. попечителя войти с ходатайством к г. Министру Народнаго Просвещения, чтобы и в Виленской Публичной Библиотеке, по примеру Императорской Публичной Библиотеки и Румянцевскаго Музея, выдача на дом книг была отменена, а равно исключены §§ 30 — 36 из утвержденных в 1872 г. Министерством «Правил». 25) Министр согласился с приведенными доводами и с начала 1884 г. выдача книг на дом была прекращена.
         После этой отмены читатели пользуются книгами Библиотеки в самом ея здании и это собственно нисколько не отразилось на продуктивности учреждения, так как, судя по требованиям того времени, абоненты брали на дом почти исключительно книги для легкаго чтения, которыя с удобством можно достать в частных библиотеках г. Вильны.
         До августа 1904 года Библиотека была открыта для читателей ежедневно с 12 до 7 часов вечера, исключая июля месяца, рождественских и пасхальных каникул, праздников, воскресных дней и четвергов. Последний считался днем неприсутственным (по правилам 1872 г.) в виду недостаточнаго количества служителей, не успевавших, обыкновенно, убрать книги, сданныя читателями в течение недели, равно и выбрать для них новыя книги. Начиная с 1904 г., значительно увеличилось число читателей, в местной печати и обществе начали выражать желания, чтобы Библиотека была открыта для публики более продолжительное время. 26) Идя на встречу запросам читателей, Библиотечная Комиссия нашла возможным и желательным увеличить число часов для занятий в читальном зале и по этому поводу в мае 1904 г. вошла с предложением к попечителю учебнаго округа открывать Библиотеку по четвергам и ежедневно закрывать читальный зал не в 7, а в 8 часов вечера. Г. попечитель одобрил предположения Комиссии и начиная с 1 августа 1904 г. Библиотека открыта ежедневно до N часов вечера, за исключением воскресных и праздничных дней, равно и указаннаго выше каникулярнаго времени, хотя для ученых и экстренных занятий приезжих изследователей она, в виде исключения, доступна и в эти дни. Музей же для городской публики открыт по воскресеньям от 12 до 3 часов дня, а для приезжих ежедневно.
         Руководством для читателей при пользовании книжными богатствами русскаго отделения Библиотеки служат шесть томов систематическаго и алфавитнаго каталогов и подвижной (карточный) каталог книг, еще не вошедших в печатный каталог. Такой же подвижной каталог предоставляется для справок всем желающим пользоваться обширным отделом иностранных книг. Каталог этот (систематический и алфавитный) составлен с дробными подразделениями по предметам и языкам, вообще составлен по всем требованиям и правилам библиографической науки, но еще не напечатан. Последнее объясняется дороговизною издания библиотечных каталогов, почему их нет ни в первой по величине в свете национальной Парижской библиотеке, ни в Императорской Петербургской (3-е место), нет даже в самой богатой, по отпускаемым на нее средствам, конгрессовой библиотеке в Нью-Йорке и есть только в Британском музее (вторая по величине библиотека в свете). Отсутствие печатнаго каталога иностранных книг Виленской Публичной Библиотеки нисколько не препятствует пользоваться ими, так как члены Комиссии всегда и с большою готовностью исполняют все книжныя требования, если после справки в подвижном каталоге иностранная книга оказывается в Библиотеке. При научных работах, для желающих, члены Комиссии являются руководителями, делая и сообщая указания по библиографии изследуемаго предмета. Немало дается указаний и справок читателям, занятым самообразованием при выборе ими книг для чтения. При обозрении Библиотеки (по воскресениям) посетители пользуются обстоятельным печатным «Путеводителем». При обозрении Музея для той же цели служат печатные каталоги.
         Но удовлетворение книгами читателей, руководительство при чтении и обозрении Библиотеки и Музеев — это только одна часть библиотечной работы. Для того, чтобы дать книгу читателю, надо прежде приобресть ее, закрепить ее за Библиотекой и эта процедура каталогизации является делом довольно сложным. Техническия подробности этого дела мы здесь опускаем, как известныя библиотековедам и не интересныя для обыкновенных читателей.
         Книги Виленская Публичная Библиотека приобретает путем купли, обмена и пожертвований. В первом случае от членов Комиссии требуется постоянное впимание ко всем библиографическим изданиям, чтобы быть в курсе книжнаго текущаго дела и новостей книжнаго рынка в России и заграницей, чтобы не упустить изданий, особенно подходящих для приобретения в Библиотеку и соответствующих местным требованиям. При не больших средствах Библиотеки, нужна большая осторожность в выборе новых сочинений, чтобы пополнять ее лучшими, заслуживающими того произведениями и при том соразмеряя с существующею уже в каталоге литературою по данному вопросу, Конечно для этого требуется большое знакомство с библиографической и критической литературой и с каталогом своей Библиотеки.
         Другой способ приобретения книжных богатств практикуемый Библиотекой — это книжный обмен дублетов с Библиотеками общественными, учебных заведений и просветительных учреждений. В Виленской Библиотеке, по печатным каталогам, насчитывается 2567 русских дублетов (в названиях) и 12,530 дублетов (названий) на иностранных языках. Они занимают много места и очень стесняют Библиотеку, в которой с каждым годом все более чувствуется нужда в помещении, почему Комиссия охотно вступает в обмен дублетами и продает их, употребляя полученныя за них деньги на каталогизацию. Такой напр. книжный обмен за разсматриваемый период был совершен в 1878 г. с Литовской Духовной Семинарией (на рукописи) 27), в 1902 году с Виленским педагогическим музеем. В видах освобождения помещения для Библиотеки, комиссия, с разрешения, или по предписанию начальства, снабжает иногда дублетами и другия, особенно вновь возникающия городския библиотеки напр. Минскую, Витебскую и др. Все эти операции с дублетами, исключение их из каталогов и проверка отнимают всегда немало времени.
         Но самыя большия книжныя приращения Библиотека получает путем пожертвований. Они были от казенных учреждений и частных лиц. Еще при И. П. Корнилове установилась практика, по которой из библиотек учебных заведений передавались книги, им ненужныя, напр. польския, старые журналы и вообще книги, не подходившия к возрасту учащихся. Хотя с 1865 года таких библиотек было передано не мало, но всетаки в некоторых уездных училищах и гимназиях оне оставались; равно не все еще было взято из православных, р.-католических монастырей и частных конфискованных библиотек. Все это книжное богатство более значительное по количеству, чем по ценности, продолжало поступать и в разсматриваемый период. Назовем важнейшия поступления этого рода.
         В 1879 г. поступили книги из Вилкомирскаго 28) (31 название 93 экз.), Россиенскаго и Тельшевскаго (9 пудов) уездных училищ 29).
         В 1880 г. из Пинскаго Еврейскаго народнаго училища 30).
         В 1881 г. из Вилейскаго уезднаго училища 31). В том же году из канцелярии Виленскаго Учебнаго Округа бывшия там на просмотре книги из частных библиотек, конфискованных в 1875 г. 102 названия в 110 томах 32).
         В 1882 г. с разрешения г. Министра Народнаго Просвещения были переданы из упраздненной Виленской Астр. Обсерватории 790 т. книг математическаго содержания, как взятыя из Библиотеки еще в 1867 г. 33).
         В 1884 г. из Свислочской прогимназии 27 книг 34).
         В 1885 г. из Климовичскаго уезднаго училища 35).
         В 1886 г. из Могилевской дирекщи народных школ 36) (тюк книг).
         В 1887 г. из канцелярии Виленскаго Учебнаго Округа поступило 549 экз. разных молитвенников, которые еще в 1868 г. было отобраны от учащихся р.-католиков, по заявлению ксендзов-законоучителей, как не соответствующие возрасту и понятиям детей 37).
         В 1888 г. из Департамента Духовных Дел иностранных исповеданий 25 книг из Люблинскаго упраздненнаго Доминиканскаго монастыря 38).
         В 1889 г. из того-же монастыря 248 книг 39).
         В 1895 г. из Виленскаго учительскаго института (66 названий 207 т.) 40).
         В 1896 г. из фундаментальной библиотеки Виленскаго реальнаго училища старые журналы 34 названия в 1172 томах 41).
         В 1899 г. из фунд. библиотеки Волковыскаго уезднаго училища (44 назв. 140 т.) 42).
         Приток поступлений — пожертвований и отчуждений от казенных учреждений особенно усилился во время управления Виленским Учебным Округом В. А. Попова, весьма сочувствовавшаго Библиотеке, и сделавшаго для нея очень много.
         В 1904 г. Библиотечная Комиссия вошла с ходатайством к попечителю учебнаго округа, чтобы из учебных заведений были переданы в Виленскую Публичную Библиотеку журналы за старые годы, совершенно ненужные этим заведениям и напрасно занимающие там библиотечныя помещения. Г. попечитель согласился с ходатайством и по его распоряжению в течение года в Библиотеку поступило 3,400 томов периодических изданий за прежние годы и с того времени этот приток продолжается непрерывно 43). Эти поступления разбираются и из неполнотомных составляются полнотомныя годичныя издания. Они представляют большую ценность, так как некоторыя издания в настоящее время являются библиографическою редкостью, или уже изъяты из употребления по требованию цензуры, но для научных и практических справок они в большой библиотеке необходимы.
         В том же году, Библиотечная Комиссия, имея в виду скудныя средства Библиотеки, что особенно отражается на ежегодной выписки периодических изданий, обратилась с просьбой в некоторыя редакции, издания которых соответствуют задачам и целям Библиотеки, о безплатной высылке этих изданий. Многия редакции откликнулись на просьбу, особенно редакции, находящияся в губернских городах Западнаго края, что было очень важно для Виленской Библиотеки, как центральной и краевой, куда являются за справками не только местные жители, но и приезжие ученые и разнаго звания лица, прибывающия в Вильну, как административный центр, с практическими целями.
         Начиная с того же 1904 года, Виленская Публичная Библиотека получает ежегодно также очень ценное книжное приращение — все издания, поступающия в канцелярию Виленскаго отдельнаго цензора иностранной и внутренней цензуры. Этим поступлением Библиотека обязана вниманию бывшаго Начальника Северо-Западнаго края, а впоследствии Министра Внутренних Дел кн. П. Д. Святополк-Мирскаго, который сделал распоряжение, чтобы все издания, по 1 экз., в В. П. Б-ку доставлялись из канцелярии Виленской цензуры (а впоследствии из Комитета по делам печати). Вместе с тем в конце 1903 г. он обратился к губернаторам Ковенскому, Гродненскому, Могилевскому и Минскому с просьбой, чтобы они с своей стороны сделали распоряжения о высылке в Виленскую Публичную Библиотеку по одному цензурному экземпляру всех изданий, выходящих в пределах вверенных им губерний 44). Просвещенному вниманию того-же бывшаго Начальника края Библиотека обязана исходотайствованием для нея другой льготы: теперь все выписываемыя Библиотекой из заграницы издания поступают в нее без предварительной цензуры. Интересно, что эта льгота без всяких затруднений была дана бывшей Археологической Комиссии Виленским губернатором еще 1861 году 45), затем о ней упоминается в делах Архива Виленскаго Учебнаго Округа за 1870 г. 46), как о праве Библиотеки, а все таки им она не пользовалась, и когда являлась нужда в такой бесцензурной передаче, то вопрос решался «усмотрением высшей власти».
         Благодаря тому, что Виленская Публичная Библиотека получает почти все периодическия и удельныя издания, выходящия в пределах к Западнаго края, она теперь действительно является краевым центральным книгохранилищем Северо-Западнаго края.
         Кроме местных учреждений, жертвователями в Виленскую Библиотеку являются многия просветительныя и ученыя учреждения в России, и за границей, присылающия ежегодно свои издания, иногда очень многочисленныя (например, Императорская Академия Наук). Библиотека состоит в обмене изданиями со всеми высшими учебными заведениями в России и многими заграничными, получает книги из Комиссии по обмену международными изданиями. Отметим наконец наиболее выдающияся книжныя поступления — пожертвования отдельных лиц.
         В 1883 г. супруга и дети покойнаго профессора Варшавскаго университета О. М. Ковалевскаго пожертвовали всю библиотеку покойнаго «в пользу учащейся молодежи, с тем условием, чтобы она была помещена отдельно с надписью «Библиотека профессора Осипа Михайловича Ковалевскаго», и чтобы, в случае открытия когда либо в Вильне Университета, эта библиотека сделалась его достоянием 47)». Его условие было выполнено, отдельные шкафы с надписью завещателя заняли видное место в «Белом зале», а каталоги ея напечатаны в 1-м прибавлении к «Систематическому каталогу» (№№ 13,674 —14,118).
         В 1904 г. поступила не менее ценная библиотека от вдовы бывшаго попечителя Виленскаго Учебнаго Округа, сенатора Н. А. Сергиевскаго, Елизаветы Александровны Сергиевской. Среди этого собрания книг оказалось несколько многотомных, редких изданий, например, «Материалы по описанию местностей и племен Кавказа», много ученых монографий — это большею частию подношения авторов, прекрасно изданныя, многия в роскошных переплетах. Всего 902 тома 48).
         В 1908 г. от наследников бывшаго помощника попечителя Виленскаго Учебнаго Округа А. В. Белецкаго поступило 1100 томов, преимущественно брошюр, среди которых многия представляют библиографическую редкость.
         В 1909 году в Библиотеку поступил дар профессора А. С. Будиловича, — уроженца Северо-Западнаго края. Эта Библиотека закаталогизована в текущем году. Из 6690 книг, входящих в ея состав, большинство относятся к славяноведению на разных языках; немало многотомных изданий, очень ценных 49).
         Относительно таких поступлений — пожертвований в практику Библиотеки вошло вносить в инвентарь имя жертвователя, затем делать сейчас же точный подсчет всего поступления со внесением в инвентарь, устанавливать на полки по формату и описывать, так что теперь каждая книга, можно сказать, имеет свой формуляр. До 1884 г, такой практики не было, почему и не было возможности определить, чья это книга и как она попала в Библиотеку, вследствие чего иногда происходили неразрешимыя недоразумения Так в 1866 г., по распоряжению Начальника края (после судопроизводства), за участие в мятеже было конфисковано имение гр. Чапскаго Кейданы, а бывшая там библиотека (2060 т.) поступила в организовавшуюся тогда Виленскую Публичную Библиотеку. В 1880 г. граф получил Высочайшее помилование, а конфискованное имущество было повелено возвратить наследникам Чапскаго. Когда они начали доискиваться возврата книжнаго имущества, то последнее нельзя было отыскать, так как записей в Библиотеке не оказалось 50). Еще больше наделало хлопот управление Библиотеки отсутствие точных записей поступлений при отыскании «Помянняка» Сурдекскаго монастыря, дело о котором несколько раз оканчивалось и возникало вновь, не доведено до конца и в настоящее время. По поводу его в 1886 г. и введено в практику Библиотеки делать точныя записи всех поступлений 51).

VI.

         Каталогизационная деятельность Виленской Пуб. Библиотеки началась не совсем удачно, главною причиною чего было то, что во главе ея первоначально стали лица, не хотевшия считаться с приемами, выработанными библиотековедением и с работами своих предшественников. 52) Первый библиотекарь П. Безсонов близко стоял к системе Брюнэ, хотя по местным требованиям, ввел такие дробные отделы, как: северо-западный, брошюрный, и т. п. но все же придерживался библиотечной классификации по формату книг. Его преемник Ал. Владимиров отверг эту систему, написанныя карточки подвижного каталога были выброшены и началось описание книг и разстановка их по дисциплинам со многими подотделами.
         Отделы, на которые разделялась Библиотека до вступления в управления ея Я. Ф. Головацкаго, были следующее:
         I Отд. Русския сочинения научныя и литературныя, новейшия и древния, писанный на русском и ц.-славянском языках. II — Русско-польское отделение (все сочинения, писанныя на разных языках о взаимных отношениях России и Польши, и особенно книги и брошюры последних времен о польском вопросе. III — Богословие на русском и иностранных языках. IV — Философия. V — Педагогика. VI — Политика. VII — История. VIII — Статистика, География и путешествия. IX — Политическая Экономия. X — Технология. XI — Естествознание. XII — Классические языки. XIII — Польския книги (наиболее замечательныя, особенно в историческом отношении. XIV — Повременныя издания. XV — Справочныя книги. XVI — Редкия книги и дорогия издания. 53)
         С вступлением в управление Библиотекой Я. Ф. Головацкий стремился изменить эту систему соответственно последним требованиям библиотечной науки, но так как перемена в систематизации библиотечнаго материала происходила уже раньше, то ему, очевидно, было нежелательно сразу изменить эту систему, почему к реформе ея он приступает лишь после ревизии ак. А. Ф. Бычкова, также нашедшаго, что принятое дробление книжнаго богатства излишне. После того устанавилась неподвижная система, с классификацией по формату, с двумя подвижными (систематическим и алфавитным) и одним шнуровым (инвентарным) каталогом. О степени применимости этой системы каталогизации, и о ея недостатках мы скажем в другом месте, в данном же случае, по задаче нашего очерка, чтобы судить об успешности каталогизационной деятельности за разсматриваемый период, интересно познакомиться с тем, что было сделано до этого времени по систематизации и каталогизации Библиотеки. Об этом мы узнаем из рапорта председателя Я. Ф. Головацкаго, поданнаго 25 февраля 1877 года попечителю В. У. Округа. В нем сообщались следующия сведения 54).
         I. Рукописное отделение: 1) Вполне каталогизованных рукописей и документов 157; 2) Внесено в систематический каталог отделения рукописей и документов 1300; разсортировано по содержанию и хронологически рукописных связок и сборников приблизительно 3300, заключающих по несколько десятков рукописей и документов,
         II. Русское отделение. Вполне каталогизовано 8034 сочинения, приблизительно в 24,000 томах. Периодическия же издания каталогизованы в количестве 1698, приблизительно в 13500 томах.
         III. Общее отделение. Вполне каталогизовано 35,389 сочинений, приблизительно в 103,000 томах. Осталось не каталогизованными: книг приблизительно 3000, брошюр приблизительно 9000, периодических изданий приблизительно 8500 томов.
         IV. Литовско-жмудское отделение. Подготовлено лля каталогизации приблизительно 120 сочинений в 360 томах.
         V. Восточное отделение. Вполне каталогизовано 2258 сочинений, приблизительно в 6700 томах на еврейском языке. Приготовлено для каталогизации приблизительно 60 сочинений в 120 томах на разных языках.
         VI. Картографическое отделение. Подготовлено для каталогизации атласов, карт, планов и т. п. приблизительно 600 экземпляров.
         VII. Художественный отдел. Подготовлено для каталогизации картин, гравюр, рисунков, литографий и т. п. приблизительно 200 экземпляров.
         VIII. Библиографическое отделение. Подготовлено для каталогизации приблизительно 500 томов разных пособий.
         IX. Русское дублетное отделение. Каталогизовано вполне 1906 названий, приблизительно в 5700 томах. Выделено дублетных периодических изданий приблизительно 1500 томов.
         X. Общее дублетное отделение. Выделено приблизительно 23,500 томов.
         XI. Отделение книг разрозненных, неполнотомных. Русских выделено приблизительно 4000 томов, иностранных выделено приблизительно 42,000 томов.
         XII. Отделение дефектов. Выделено приблизительно 6500 томов.
         Судя по библиотечным инвентарям и последующим записям, выставленныя цифры показывают, действительно, приблизительное количество каталогизационных работ. Работы по устройству Б-ки и ея каталогизации в 1877 г. собственно только начинались, но за то оне с большим успехом пошли в последующее время, так что в настоящее время Библиотека является учреждением, приведенным в порядок и вполне соответствующим своему назначению. Трудами служивших и служащих в Комиссии приведены в порядок и закаталогизованы русский и иностранный отделы, при чем каталоги (систематический и алфавитный) русскаго отдела напечатаны в шести томах, а именно:
         Часть I. Вильна 1879, 8°. Стр. III+459.
         Часть II. Вильна 1880, 8°. Стр. IV+702.
         Прибавл. I. Вильна 1888, 8°. Стр. III+796.
         Прибавл. II. Вильна 1896, 8°. Стр. III+525.
         Прибавл. III, Вильна 1902, 8°. Стр. VII+579+1Л V.
         Прибавл. IV. Вильна 1907, 8°. Стр. VII+362+LVI.
         Сверх того напечатаны:
         Каталог дублетов русскаго отделения Виленской Публичной Библиотеки. Вильна 1902, 8°. Стр. 151.
         Каталог дублетов иностраннаго отделения Вил. Публ. Библиотеки:
         Вып. I. Вильна 1881, 8°. Стр. 4+163.
         Вып. II. Вильна 1885, 8°, Стр. 266.
         Вып. III. Вильна 1885, 8°. Стр. 266.
         В то же время произведена каталогизация всего обширнаго рукописнаго отделения, о чем подробно нами сообщалось в особом очерке 55), почему мы здесь ограничимся только перечислением печатных трудов Библиотеки по этому отделению.
         1) Рукописное отделение Виленской Публичной Библиотеки. П. Гильтебрандта Вып. I Вильна 1871 г. 4°. Стр. ХIV+230.
         2) Описание рукописей Виленской Публичной Библиотеки церковно-славянских и русских. Сост. Ф. Добрянский. Вильна 1882, 8°. Стр. LV+533.
         3) Описание рукописнаго отделения Виленской Публичной Библиотеки. Вып. I —V.
         Вып. I. (под редакцией Ю. Ф. Крачковскаго). Вильна 1895, 4°. Стр. ХVII+39+144,
         Вып. II. (под ред. Ф. Н. Добрянскаго). Вильна 1897, 4°. Стр. ХIV+152,
         Вып. III. под ред. К. И. Снитко). Вильна 1898, 4°. Стр. ХХIV+159,
         Вып. IV. (под ред. А. И. Миловидова). Вильна 1903, 4°. Стр. ХХVI+41+143,
         Вып. V. (под ред. Д. И. Довгялло). Вильна 1906, 4°. Стр. ХХII+38+136,
         Рядом с каталогизацией Библиотеки шла каталогизация музеев; упомянем печатные труды по этой каталогизации.
         1 — 2) Каталог предметов Музея древностей, состоящаго при Виленской Публичной Библиотеке». Два изд. 1879 и 1903, 8°. Стр. Х+274.
         3) Дополнение первое к каталогу Музея древностей. Вильна, 1899, 8°. Стр. 144.
         4) Виленский Музей древностей. (Ф. В. Покровский.) Вильна 1892. Fol. VIII+62+табл. рис. 3+ХХI.
         5 — 6) Каталог естественно-историческаго отделения Музея, состоящаго при Виленской Публичной Библиотеке. Два издания: 1881 8°. (2+283) и 1905 г. 8°. (VIII+268).

VII.

         Переходим к издательской и научной деятельности Библиотечной Комиссии за разсматриваемый период. Когда основывалась Виленская Публичная Библиотека, ея учредители видели в ней лучшее средство для местной культурной борьбы, были намерены, при отсутствии высшаго учебнаго заведения в крае, сосредоточить при ней умственную и научную деятельность этого края, чтобы, как выражался И. П. Корнилов, «противопоставить чистую русскую науку — польской» 56). Так же смотрели на Библиотечную Комиссию и преемники И. П. Корнилова, между прочим, как мы говорили выше, и попечитель Н. А. Сергиевский. Он в своем проекте «Положения» Библиотеки желал видеть в лице Комиссии коллегиальное учреждение, члены котораго, вместе с механическим библиотечным трудом, занимались бы непременно и научным трудом» 57).
         Пока существовал и работал открытый И. П. Корниловым в 1867 году Северо-Западный Отдел Императорскаго Русскаго Географическаго Общества, Библиотека являлась центром научной деятельности этого единственнаго тогда ученаго общества в крае: в Библиотеке происходили заседания, члены Комиссии принимали живое участие в деятельности и изданиях отдела. В ней же в особом шкафу помещалась библиотека Географическаго общества.
         В 1893 году, в управление попечителя Н. А. Сергиевскаго, научная деятельность Виленской Публичпой Библиотеки особенно оживилась и она снова привлекла к себе научныя силы не только Северо-Западнаго края, но и со всей России, даже из заграницы. В Вильне происходил тогда IX археологический съезд. Душою предварительнаго комитета по устройству съезда был председатель Библиотечной Комиссии Ю. Ф. Крачковский, а члены ея, особенно хранитель музея древностей Ф. В. Покровский, были деятельными его помощниками. Не только подготовление к съезду, но и все его ведете и успех обусловливался деятельностью Библиотечной Комиссии: ею изданы были «Труды предварительнаго Комитета по устройству съезда», устроена обширная археологическая выставка, организовано справочное бюро съезда и проч.
         При попечителе Виленскаго Учебнаго Округа В. А. Попове усилилась издательская и научная деятельность Виленской Публичной Библиотеки, так что обратила на себя внимание Государя Императора и заслужила Высочайшее одобрение.
         Вообще Публичная Библиотека с самаго начала своего основания, согласно первоначальной мысли своих учредителей, была центром научной деятельности края. Всякий изследователь местной старины прежде всего обращается в Виленскую Библиотеку, ищет в ней пособий, изучает рукописи, так что часто сочинения и изследования своим замыслом и выходом в свет обязаны Виленской Библиотеке, а первоначальным руководством — Библиотечной Комиссии. Библиотека считается теперь компетентным ученым учреждением в Северо-Западном крае: находят ли где старую рукопись, монетный клад или редкий минерал, желают ли получить точное определение чего-либо из произведений местной природы, в подобных случаях прежде всего обращаются в Виленскую Библиотеку.
         Отметим, прежде всего, издательскую деятельность Библиотеки в археографической области, которая главным образом входила в круг обязанностей членов комиссии, тем более что издаваемые археографические памятники часто брались из рукописнаго отделения Библиотеки.
         Еще с 1867г. членами Библиотечной Комиссии, или при их сотрудничестве и руководстве, в Вильне, на средства учебнаго округа, издается «Археографический Сборник документов, относящихся к истории Северо-Западнаго Края». Всего издано 14 томов, при чем томы XII, XIII, XIV редактированы и изданы исключительно членами Библиотечной комиссии.
         С 1902 года Библиотека печатает ежегодные Отчеты с приложениями к ним, а именно:
         1) Отчет за 1902 г. В приложении: 1, Краткий исторический очерк Виленской Публичной Библиотеки (А. И. Миловидова).
         2) Отчет за 1903 г. В приложении а, Ю. Ф. Крачковский. Биографический очерк. б, Описание рукописей А. В. Жиркевича. в, Материалы по истории г. Вильны.
         3) Отчет за 1904 г. В приложении: Неотложныя нужды В. П. Библиотеки.
         4) Отчет за 1905 г. В приложении: Некрологи бывших деятелей Библиотеки: А. П. Владимирова и П. А. Гительтебрандта.
         5) Отчет за 1906 г. В приложении: Описание приобретенной для Музея коллекции Е. Р. Романова.
         6) Отчет за 1907 г. В приложении: «Описание славяно-русских старопечатных книг Виленской Публичной библиотеки (А. И. Миловидова).
         7) Отчет за 1908 г. В приложении: «Случайныя раскопки у подошвы Замковой горы в г. Вильне» (А. И. Миловидова).
         8) Отчет за 1909 г. В приложении: Рукописное Отделение Виленской Публичной Библиотеки, его история, состав и научное значение. (А. И. Миловидова).
         9) Отчет за 1910 г. В приложении: Из истории Виленской Публичной Библиотеки со времени введения в действие Высочайше утвержденнаго «Положения» 31 Декабри 1876 г.
         С 1904 года Виленской Публичной Библиотекой издается «Виленский Календарь». Начало этому изданию положено было еще в 1865 году; через 3 года оно перервалось и снова возобновилось в 1884 г., причем до 1904г. Календарь издавался при 1-й Виленской гимназии 58). В настоящее время, как можно видеть из годичнаго отчета Библиотеки за 1910 г., Календарь является компактным изданием в 300 — 400 страниц, украшенных иллюстрациями. Кроме обширнаго справочнаго отдела, он имеет научно-популярное «Приложение», в которое входят статьи по местной истории, географии, этнографии, обозрение выдающихся событий прошлаго года, или ожидаемых юбилеев, а также некрологи местных русских деятелей на разных поприщах церковной, общественной и государственной службы. Издание это, согласно мысли его инициаторов (гр. М. Я. Муравьева и И. П. Корнилова) имеет своею целью, кроме поднятия просвещения местнаго населения», развитие и укрепление в нем русскаго национальнаго и гражданскаго самосознания, правдивое историческое освещение минувших судеб края и западно-русскаго народа.

VIII.

         Просветительное значение Библиотеки лучше всего выясняется из следующей статистической таблицы читателей в Библиотеке, посетителей Музея и числа выданных книг и журналов русских и иностранных с 1877 года до 1910 года включительно.

Число читателей.

Число посетителей музея.

Общее число посетителей Библиот. и музея.

Число выданных русских книг и журналов.

Число выданных иностранных книг и журналов.

Общее число выданных книг.

Число выданных рукописей.

Муж.

Жен.

Муж.

Жен.

 

Томов.

Томов.

Книг.

 

298,444

50,287

175,001

87,608

601,340

438,343

26,669

466,012

1574

         Годичная статистика читателей и посетителей, равно и выданных из Библиотеки книг была подвержена постояной перемене, что находилось в тесной связи с местной общественной жизнью и даже с политическими движениями в крае. Так, например, в последние годы (1905 — 1908 г.) необыкновенно возросло число читателей, и увеличился спрос на сочинения по наукам общественным.
         Заслуживают особаго внимания групповыя посещения Музея и Библиотеки учащимися в местных учебных заведениях и экскурсантами.
         Такия групповыя посещения местными учебными заведениями начались, вследствие циркулярнаго распоряжения г. Попечителя Вилен. Уч. Округа В. А. Попова, с 1902 г. и нельзя не выразить этому сочувствия. На западе давно уже установилась самая тесная связь учащихся с такими просветительными учреждениями, как библиотеки и музеи: там ежедневно встречаются многочисленныя группы учащихся, обозревающих музеи древностей, музеи этнографические, зоологические, художественныя галлереи и т. п., а у нас, в прежние годы, нередко можно было встретить бывших воспитаников виленских учебных заведений, которые не побывали в музее. Теперь в Вильне учащиеся под руководством своих наставников, а приезжие экскурсанты под руководством членов Библиотечной комиссии, или хранителей Музея, знакомятся с нашими учреждениями детально. Обзор обыкновенно начинается с читальнаго зала, где в ветринах выставлены прежде всего памятники славянских письмен и в частности рукописнаго дела в Западной Руси, начиная с Туровскаго Евангелия XI в. Здесь учащиеся наглядно знакомятся не только с различными видами древнеславянскаго письма, но и с постепенным изменением его и переходом из устава в полуустав и, наконец, под влиянием готическаго письма, в скоропись. Образцами западно-русскаго письма служат многочисленныя пергаменныя грамоты, преимущественно привиллегии Литовских великих князей, польских королей и магнатов. Так как до половины XVII века на всем обширном пространстве Литовско-Русскаго государства царил русский язык и русская письменность, то рукописные, памятники наглядно свидетельствуют, кто были древние насельники этого края и какой народ первый принес и насадил здесь культуру. Затем обозреватели знакомятся по древним рукописям с западным готическим письмом, с миньятюрною живописью, с многочисленными автографами русских и иностранных владетельных особ и переходят к памятникам старой печати. Им показывают первыя произведения западно-русской печати Франциска Скорины 1525 г. и другия издания древних (XVI — XVII вв.) западно русских типографий. Здесь же расположеные рядом инкунабулы, великолепные альды и эльзевиры, дают возможность сравнить родную печать с западно-европейской. Демонстрирование памятников письма и печати обыкновенно сопровождаете» сообщением побочных сведений, благодаря чему объяснение обращается в пространную лекцию но истории книги вообще и западно-русской в частности.
         В Музее древностей учащиеся также наглядно, по образцам, знакомятся с произведениями человеческой культуры, начиная с первобытнаго каменнаго орудия до изящной вещицы позднешнаго времени, а в естественно-историческом отделении — с произведениями флоры и фауны Западной России и других стран. Что такия обозрения не проходят безследно, об этом неоднократно свидетельствовали сами учащиеся устно и печатно, выражая свою признательность руководителям обозрений. Некоторые увозят с собою сделанные ими же фотографические снимки с предметов и картин Музея.

IX.

         В заключении прилагаем список лиц служивших в Виленской Публичной Библиотеке и Музее с начала их основания.

Председатели Комиссии:
Безсонов П. А. С 1 февр. 1865 по 21 сен. 1866 г.
Владимиров А. П. С 4 октябр. 1866 по 4 июля 1871 г
Головацкий Я. Ф. С 9 июля 1871 по 1 мая 1888 г.
Крачковский Ю. Ф. С 1 июня 1888 по 8 мая 1902 г.
Добрянский Ф. Н. С 8 мая 1902 г.
Члены Комиссии:
Гильтебранд П. А. С 20 мар. 1868 по 25 апр. 1871 г.
Гомолицкий К. Н. С 10 июля 1871 по 1 мар. 1872 г.
Ливчак И. Н. С 10 июля 1871 по 9 окт. 1872 г.
Столыпин Д. А. С 1 марта 1872 по 13 мая 1877 г.
Щербицкий И. В. С 13 дек. 1872 по 12 июня 1876 г.
Добрянский Ф. Н. С 1 авг. 1876 по 8 мая 1902 г.
Гвайта И. П. С 12 авг. 1878 по 19 дек 1878 г.
Снитко К. И. С 19 дек. 1878 по 3 апр. 1901 г.
Миловидов А. И. С 4 апреля 1901 г
Крачковский Ю. Ф. С 8 мая 1902 по 25 июля 1903 г.
Довгялло Д. И. С 26 сен. 1903 по 11 нояб. 1906 г.
Романов Е. Р. С 1 ноябр. 1906 по 1 сен. 1910 г.
Демидовский В. А. С 21 сентября 1910 г.
Члены сотрудники:
а) Археологическое отделение Музея.
Миротворцев А. С. С 11 сен. 1871 по 8 дек. 1871 г.
Столыпин Д. А. С 8 дек. 1871 по 1 марта 1871 г.
Добрянский Ф. Н. С 4 апр. 1875 по 1 авг. 1876 г.
Спасский В. П. С 1 октяб. 1876 по 2 мая 1883 г.
Маренин В. И. С 5 мая 1883 по 30 янв. 1884 г.
Покровский Ф. В. С 16 фев. 1884 по 20 сен. 1902 г.
Миловидов А. И. С 21 сентября 1902 г.
д) Естественно историческое отделение Музея.
Пермский И. С. С 21 сент. 1871 по 14 авг. 1873 г.
Виноградов Н. А. С 14 авг. 1873 по 12 июня 1876 г.
Белькович Ф. П. С 1 авг. 1876 по 16 сен. 1879 г.
Зюзюкин Н. А. С 16 сент. 1879 по 1 авг. 1882 г.
Циклинский Н. П. С 20 авг. 1882 по 1 июля 1885 г.
Лавров И. Д. С 1 авг. 1885 г. по 12 сен. 1891 г.
Гиляровский В. В. С 12 сен. 1891 по 28 авг. 1903 г.
Девляшевский А. Л. С 28 авг. 1903 по 1 сен. 1907 г.
Богородский А. А. С 19 сен. 1907 по 28 нояб. 1909 г.
Сергеев А. Я. С 1 декабря 1909 г.
в) Дежурные чиновники:
Горбачевский Д. Н. С 16 мая 1867 по 11 апр. 1872 г.
Киселевский Л. Н. С 1 авг. 1872 по 12 янв. 1880 г.
Русецкий А. А. С 1 мар. 1880 по 1 февр. 1884 г.
Новашевский Ю. М. С 29 марта 1884 г.
г) Заведующий письмоводством.
Новашевский Ю. М. С 1 марта 1867 г.

А. Миловидов

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Об основании, первоначальном устройстве Б-ки, а также о первых проектах устава и штатов см. в наших статьях: 1) «Краткий исторический очерк Виленской Публичной Библиотеки» (Прилож. к отчету В. П. Б-ки за 1902 г.) 2) «Важнейшее просветительное учреждение в Сев.-Зап. крае» (Журнал Мин. Нар. Просв. 1903 г. № 2).   К тексту

2) Сборник постановлений Мин. Нар. Просвещ. VI т. стр. 1822 – 1824.   К тексту

3) Дела Вил. П. Б-ки 1874 г. л 164.   К тексту

4) Сборник постан. по Мин. Нар. Просв. VI т. стр. 1825.    К тексту

5) Сборник постан. по Мин. Нар. Просв. VI т. стр. 1828.   К тексту

6) Дела Канц. Уч. О. 1248 / 18310 л. 21.   К тексту

7) Там же лл. 13, 14, 15.   К тексту

8) Там же л. 12.   К тексту

9) Сборник постановлений по Мин. Н. Просв. VI п. стр. 1830.   К тексту

10) Дела Канц У. О. 1248 / 18310 л. 24.   К тексту

11) Там же л. 31.   К тексту

12) Об истории здания Виленской Обсерватории см. исторический очерк М. Гусева: «Столетнее существование Виленской Обсерватории» (1753 — 1853). Вильна 1853.   К тексту

13) Дела В. П. Б-ки. 1876 г. л. 202.   К тексту

14) Эта записка помещена в нашем очерке «Рукописное отделение В. П. Б-ки, его история, состав и научное значение» (см. Отчет за 1909 г.).   К тексту

15) Дело В. П. Б. 1896 г. л. 287.   К тексту

16) Дела В. П. Б. 1896 г. л. 284 — 296.   К тексту

17) Дела Канц. У. О. 900 – 9435.   К тексту

18) Дела В. П. Б. 1897 л. 96.   К тексту

19) Подробности в нашей книжки «Судьба русской книги в С. Зап. крае в связи с его культурной историей». Стр. 21 — 23.   К тексту

20) Там же стр. 28.   К тексту

21) Дело В. П. Б. 1908 г. л. 150.   К тексту

22) Эта записка приложена к Отчету Б-ки за 1902 г.   К тексту

23) Книга для почетных посетителей Виленской Публичной Библиотеки содержит указания на следующия Высочайшия посещения. Император Александр II посетил здание Библиотеки в 1858 г. и в 1860 г., когда там помещался музей Виленской Археологической Комиссии. 1861 г. посетил тот же музей Великий Князь Михаил Николаевич и Карл-Александр герцог Саксонский; в 1862 г. — Великая Княгини Елена Павловна. 13 июня 1867 г. Император Александр II снова посетил только что открытую пред тем Публичную Библиотеку. 9 августа 1893 г. оставили свои записи Великий Князь Сергий Александрович и супруга Его Елизавета Феодоровна. Перья, которыми росписывались Высочайшия Особы, хранятся в Музее при Библиотеке.   К тексту

24) Вил. Вестник 1893. № 250.   К тексту

25) Д. В. П. Б. 1883 г. л. л. 310 — 321.   К тексту

26) Отчет за 1905 г. стр. 9.   К тексту

27) Д. В. П. Б. 1878 г. л. 110.   К тексту

28) Там-же 1879 г. л. 68.   К тексту

29) Там же л. 202.   К тексту

30) — " — 1880 г. л. 363.   К тексту

31) — " — 1881 г. л. 7.   К тексту

32) — " — л. 250.   К тексту

33) — " — 1882 г. I. 315.   К тексту

34) — " — 1884 г. л. 303.   К тексту

35) Там-же 1685 г. л. 77.   К тексту

36) — " — 1886 г. л. 101.   К тексту

37) — " — 1887 г. л. 29.   К тексту

38) — " — 1888 г. л. 82.   К тексту

39) — " — 1889 г. л. 63.   К тексту

40) — " — 1895 г. л. 95.   К тексту

41) — " — 1896 г. л. 164.   К тексту

42) — " — 1899 г. л. 51   К тексту

43) Подробнаго перечисления этих поступлений не делаем в виду того, что они напечатаны в годичных Отчетах, издающихся с 1902 года.   К тексту

44) Д. В. П. Б. 1904 г. лл. 6, 25.   К тексту

45) Д. В. П. Б. 1861 г. л.    К тексту

46) Д. К. П. В. У. О. 1003 / 11934   К тексту

47) Д. В. П. Б. 1883 г. л. 288   К тексту

48) Отчет Вил. Пуб. Б. за 1904 г. стр. 15 – 46.    К тексту

49) Тоже за 1909 г. стр. 10.   К тексту

50) Д. В. П. Б 1881 г. л. 7.   К тексту

51) Д. В. П. Б. 1881 г. л. 197   К тексту

52) См. нашу статью «Важнейшее Просвет. учр. С.-З. края». Ж. М. Н. Пр. 1903 г. № 5 стр.   К тексту

53) Д. К. П. В. У О. 900 / 9435 л. л. 45 — 46.   К тексту

54) Д. К. П. В. У. О. 1877 1295 / 19373   К тексту

55) «Рукописное отделение Виленской Публ. Библиотеки, его история состав и научное значение. Приложение к Отчету Библиотеки за 1909 г.»   К тексту

56) Д. Вил. Публ. Биб. 1865 г. № 1688 и 180, также наша статья «Важнейшее Просветительное учр. в С. З. крае Ж. М. Н. Пр. 1903 № 2 стр. 102.   К тексту

57) Сборник пост. по М. Н. Пр. VI, стр. 1836.   К тексту

58) Подробности в нашей статье: «Русский Календарь в Северо-Западном крае, его история и значение». (Виленский Календарь 1908 г.).   К тексту

 

А. И. Миловидов. Из истории Виленской Публичной Библиотеки. Вильна: Электро-Типография «Русский Почин», 1911. С. 1 – 69.

 

Подготовка текста © Павел Лавринец, 2012.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2012.


 

Александр Миловидов   Публицистика

Обсуждение     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2012