Петр Пильский.  

Ода смерти. Новая книга стихов Л. Гомолицкаго. Изд. "Священная Лира". Варшава



         У Л. Гомолицкаго совсем особый голос. В толпе современных поэтов он слышен по особому, будто принесенный откуда-то издалека, может быть, даже из пещернаго мира - затаенный и мрачный голос, поющий панихидно, в то же время сулящий какое-то вечное освобождение. Сейчас пред нами его "Ода смерти", предстающей поэту "не скрежетом уничтожения, не ересью о тишине", а "начальной тайною нетления". Никогда она Гомолицкаго не пугает, ея не надо страшиться, - смерть откроет новые пути, новую жизнь: "Избегнуть срока не старайся, знай, смерть ковчег твой"… Она - повсюду, везде, она сопровождает нас, сопутствует нам, меняя свои лики, подстерегает и не спешит - неразлучная с нами тень, призрак и живое лицо с безконечно разнообразными выражениями, чертами, гримасами, роковая и всевластная избавительница, знающая последнюю истину.
         От тленнаго мира, смертнаго и мертваго, она уводит нас в иныя области, недосягаемыя при жизни, нашептывает особенныя слова великой мудрости. Она вездесуща. "Невинно веруют живые, что нет мертвее неживых, не видя тени гробовыя, дыхания не чуя их". В этих днях нашей жизни повсюду разсеяны и разбросаны только "темныя черты". Но возрождение, полное раскрытие нашего духа будет в смерти, - она откроет врата, ведущия к радостному познанию мира и его неосязаемых здесь, сокрытых ценностей.
         Баллада Гомолицкаго - его искреннее и глубокое исповедание. К этой теме он медленно, но явно подходил в течение многих лет. "Оду смерти" надо понимать, как завершение целаго периода поэтических и человеческих настроений и дум этого автора. В этой балладе сплелись и неразъемлемо явились образы, слова и формы поэтической речи, разсыпанные прежде по всем стихам, всем книжкам Гомолицкаго. Он и тут тайно слышит предков, связывается с молитвенной величавостью далекой старины, чувствует и видит "свечение трав", слышит "слова таинственных советов", добывает где-то в тайниках души и мысли трудно находимыя формулы и выражения, способныя передать громоздкость, сложность и светлеющую тягостность его раздумий и тяготений.
         Отсюда - его косноязычие.
         Эту черту Гомолицкий сам понимает и признает, но "богонетленны эти знаки косноязычья, хромоты"… Все время он преодолевает форму, будто с трудом лепит ее, пренебрегает в ней и доступность и легкость, с упорством нарушает все привычныя созвучья, все установленные законы музыкальности, пишет такия строчки стихов, как: "Стань вне и утвердишься в". Перенося, разрубая слово, он не страшится напомнить этим приемом Тредьяковскаго:

"Тогда еще телесно отрок
тобой тысячелетен стал,
вместив все видимое от рог-
ов зверя, от копыт и жал
до плави на разбельной тверди".

         У этого поэта необычный словарь ("цыри"), пристрастье к сложным словам: "сто -ликой, -сердой, - умной, - окой", "перволюбви первослова", "шестигранье", "Землетрясется мир трехмерный", "вихревоздушье", "молниерушится". Кроме "Оды о смерти" в книжке еще две баллады: "Разговор человека с птицей", "Разговор человека с самим собой". Здесь те же мотивы и те же признанья ("Я понял древния творенья"), и

В философическом бреду…
по жизни призрачному зданью
я, припадая к ним, бреду…
И страсть - стать так же неподвижным,
себя под ноги положив,
дать отдых неприютным ближним,
безсмертие дать неживым

         Все, что заключено в этой книжке, мечтает, говорит и пророчит "о тайнах счастья и гроба", жажде порвать цепи, связывающия человека с землей, его временной обителью, ея неживыми и призрачными утехами.

 
П. Пильский. Ода смерти. Новая книга стихов Л. Гомолицкаго. Изд. "Священная Лира" // Сегодня. 1937. № 88, 31 марта.

 

Подготовка текстов © Павел Лавринец, 2001.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2001.


 

Петр Пильский

Русские Ресурсы     Балтийский Архив     Лев Гомолицкий


© Baltic Russian Creative Resources, 2000 - 2001.
plavrinec@russianresources.lt