Сигизмунд Полянский.

* * *
Открытка старая, лазурный фон небес,
Катают яйца желтыя цеплятки,
Затейливо блестит "Христос Воскрес"
(как будто буквы заиграли в прятки).
Беру перо… смахну слезу украдкой…
Хоть знаю – не пойдут ненужныя слова,
но адрес я пишу блистательный и краткий:
"Россия – и Москва"…

Вильно, Пасха 1930 г.
Наше время. 1931. № 85 (163), 12 апреля.

 
Invocatio

В тяжёлый сумрак дней моих печальных
вошла Ты ласково, часы остановив,
и увела в очарованье дальних
прекрасных грез, и создала позыв.
И нынче я, навек тобой плененный,
слагая стих про Родину и Русь,
лишь для Тебя – мечтою восхищенной
пишу "Разсвет" – и о тебе молюсь...

Сиг. Полянский. Invocatio... («В тяжёлый сумрак дней моих печальных…») / Уголок поэтов № 1 // Наше время. 1931. № 102 (180), 3 мая.

 

* * *
Близки мне прекрасные лики
"Казанской" – и римской Мадонны...
Печали мои многолики,
Но вера моя непреклонна.

И часто усталой душою
Казанской литаньи слагаю,
Нездешней пленен красотою
Акафист – Мадонне читаю.

С. Полянский. «Близки мне прекрасные лики…» / Уголок поэтов № 2 // Наше время. 1931. № 124 (202), 30 мая.

 

Грядущее

"И поплы Перун по
Днепру, днесь поругаемь"
(Нестерова летопись)

По Днепру, по Волге, по Каме,
по широким, российским путям
поплывут и утонут Перуны
и вернется народ в прежний храм.

По Днепру, по Волге, по Каме,
захлебнувшись в пролитой крови
поплывут лихолетья владыки,
уступая победе Любви.

По Днепру, по Волге, по Каме,
когда может не будет уж нас,
зазвенят переливисто песни
возвращенья приветствуя час...

С. Полянский. Грядущее («По Днепру, по Волге, по Каме…») / Уголок поэтов № 3 // Наше время. 1931. № 157 (235), 8 июля

 
Памяти Сергея Белоблоцкого

Грядущия нас вспомнят поколенья
И будут им понятны наши речи.
Мы славной цепи трепетныя звенья
Мы лучших дней усталые предтечи.

Наш голос слаб, душа наша распята,
Над сердцем власть робеющих надежд,
Что ближе день, что брат увидит брата
В сверканьи брачных, радостных одежд.

Горька нам пыль земли и наша жизнь сурова,
Так трудно нам сердца спасать от тленья!
За нашу скорбь, за то что служим слову,
Грядущия нас вспомнят поколенья...

Сиг. Полянский С. Памяти Сергея Белоблоцкого («Грядущие нас вспомнят поколенья…») / Уголок поэтов № 4 // Наше время. 1931. № 176 (254), 30 июля.

 

Еще раз...

Еще раз утонуть в блаженстве,
а потом умереть.
Вокруг утомленнаго сердца
сплетается странная сеть.

Не знаю, не вижу, не помню
ни дней, ни недель, ни часов,
полно утомленное сердце
томительных, сумрачных снов...

С. Полянский. Еще раз... («Еще раз утонуть в блаженстве…») / Уголок поэтов № 5 // Наше время. 1931. № 194 (272), 20 августа.

 
Глаза

                                           “Oculi tui sicut sol”...

Твои глаза, как солнце на вершинах;
         в них изумруд живой, морской струи.
Забыть все прежнее, минувшее откинуть
         заставили меня одни глаза твои.

Глаза твои, как звезды на разсвете,
         когда прошла полночная гроза.
оставить можно всех, покинуть все на свете,
         но не забыть одни твои глаза…

Вильно

С. Полянский Глаза («Твои глаза, как солнце на вершинах…») / Уголок поэтов № 6 // Наше время. 1931. № 212 (290), 10 сентября.

 
Летним вечером

Летним вечером в тихой, спокойной беседе
Много выяснить надо, многое надо понять.
Наши души – родня; сердцами соседи,
Но мутнеет на миг их зеркальная гладь.

Летним вечером томно запахнет матиола,
Солнце сядет за лесом вдали от унылых громад,
Звезды тихо зажгутся – ангелов светлых престолы,
Нежно сердце забьется, речи звончей зазвенят…
Но мутнеет на миг их зеркальная гладь.

Вильно

Сборник русских поэтов в Польше. Львов, 1930. С. 62.

 

 
Подготовка текста © Александр Велецкий, 2001.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2001.


 

Сигизмунд Полянский   С. Полянский. Я знаю     Балтийский Архив


© Baltic Russian Creative Resources, 2001.
plavrinec@russianresources.lt

 
Литеросфера