Сергей Поволоцкий.
Литературные воспоминания прошлых лет. Русские писатели в Польше. Михаил Арцыбашев


         Михаил Арцыбашев так же, как и Мережковские, очутился в Польше после выезда из России. После Октябрьской Революции в России он пришел к выводу, что уже не найдет на своей Родине ни читателей, любителей его творчества, ни достойного места для себя, как писателя. Оценивал свою ситуацию вполне логично, так как был он автором широко известной и популярной, особенно в сферах мелкобуржуазных и "золотой молодежи", повести под заглавием "Санин".
         Это было произведение, в котором автор выступил не только в роли защитника, так называемой, "свободной любви", сколько всего вернее в роли пропагандиста, лишенного всяких тормозов, развязной половой жизни. Эта повесть принесла Арцыбашеву небывалую популярность, хотя ряд серьезных литературных критиков считали, что произведение не имеет достаточных литературных достоинств.
         "Санин" был быстро переведен также на польский язык. Был довольно популярный, особенно в двадцатые годы, когда автор его очутился в Варшаве, где на страницах газеты "За свободу" он начал деятельность уже не столько литературную, сколько публицистическую. Арцыбашев был также драматургом. Его драматические произведения охотно ставили на сценах театров в России и за границей. В Польше играли его пьесу с сильно заостренным нравственно-психологическим конфликтом под заглавием "Ревность". Этим произведением заинтересовался Стефан Ярач. Но ему не понравился польский перевод этой пьесы и поэтому он ее не поставил.
         Михаил Арцыбашев был известной личностью в тогдашних артистических кругах Варшавы. И не только артистических. Типичный представитель надневской богемы, он всегда был одет в черную шелковую рубашку, так называемую, "толстовскую", подпоясанную красным поясом, и длинные бархатные брюки, поэтому в франтовской Варшаве обращал на себя всеобщее внимание. На ногах блестели (как луна) лаковые ботинки. Имел уже довольно сильно поседевшую "львиную гриву". Добавить к этому очки с темными стеклами и необыкновенно зычный голос. Говорил тоном не допускающим противоречия, страстно играл в бильярд. Будто бы был в этой игре не сравним. Мастер над мастерами, без конкуренции и не было ему равного во всей Варшаве. Почти по целым дням, а особенно вечерам, посиживал в варшавских кафе, где не однажды, в специально для этого предназначенных залах, играл в бильярд. Любил также "ловить чертей на дне рюмки".
         Довольно часто Арцыбашев выступал в рамках так называемых "авторских вечеров". Были они организованы не только в Варшаве, но и в других городах. Публику привлекало на эти вечера не только популярное имя писателя, но и его необыкновенная внешность. Потому что за несколько дней до объявленного выступления в окнах самых больших местных магазинов, кафе и ресторанов были выставлены обыкновенные снимки Арцыбашева. Об этой рекламе старательно заботился сам автор. Я был на одном таком "авторском вечере", на котором выступал Арцыбашев в Вильне. Состоялся он в зале, популярном тогда среди виленской молодежи, танцевальной школы Фроста. Собралось довольно большое количество публики. Не было недостатка в отсутствии артистическо-культурных представителей Вильна, прибывших в довольном количестве. Был также Юлиуш Остэрва, так как именно его "Reduta" играла в Вильне.
         Арцыбашев говорил довольно хаотически, но интересно и красочно. Слушателей поражал прежде всего его буйный эгоцентризм. "Я и русская литература", "Мое влияние на русскую литературу, а также и на европейскую", "Моя эпоха в литературе" и т. д. И тем не менее довольно правдиво и ярко сумел он обрисовать атмосферу, царящую в творческой среде Петрограда накануне революции. Говорил также о влиянии творчества Пшибышевского на многих в то время российских прозаиков и драматургов. Назвал здесь прежде всего творчество Леонида Андреева. Комичное впечатление вместе с тем производили, не приличествующие с серьезностью тех, скорее мериторических выводов, признание своих "личных успехов" докладчика, особенно у поклонниц его таланта, рассказывание о письмах полных восторга, которые и сколько получает, а некоторые письма пересказывал или читал in extenso о предлагаемом проведении вместе времени и т. д.

Копия автографа воспоминаний из семейного архива Сергея Поволоцкого (Лодзь, Польша).

 

Подготовка текста © Нина Мацкевич, Ольга Артисюк, 2000.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2000.


 

Сергей Поволоцкий

Русские Ресурсы     Балтийский Архив      Михаил Арцыбашев


© Baltic Russian Creative Resources, 2000.