Сергей Поволоцкий.
Литературные воспоминания прошлых лет. Русские писатели в Польше. Евреинов в Польше
(из воспоминаний давних дней)


         В первой половине двадцатых годов большую заинтересованность, и не только в среде артистическо-литературной, но также среди широких слоев польской интеллигенции, вызвал также приезд в Польшу знаменитого российского историка и теоретика театра, драматурга и режиссера - Николая Евреинова. Это был человек театра, одаренный и известный даже далеко за границей, не только в России. Происходил из старой помещичьей семьи. Мать его была родовитая француженка. Поэтому он великолепно знал французский язык и переводил многие свои статьи и пьесы на язык своей матери. Новатор, реформатор сценического искусства в мировом масштабе, рафинированный эстет, создатель теории "театрализации жизни", он был в то же время прекрасным публицистом и писателем, автором многих поэтических эссе, а также новелл, помещаемых в передовых литературных журналах. Был он также соучастником создания и главным режиссером "Старосветского театра". Театр этот действовал в 1910 - 12 гг. в Петербурге. Был создан по инициативе Евреинова и историка искусства барона Дризена. На сцене этого театра ставили исключительно эпические произведения авторов 16 и 17 веков в адаптации Евреинова. В течение ряда лет сотрудничал в российском театре малых форм, знаменитом "Кривом зеркале". Как известно, этот театр оказал большое влияние на варшавское "Qui Pro Quo" ("Кви про Кво"), как и на ряд других польских театров ревю в двадцатых годах.
         Евреинов через некоторое время после Октябрьской революции выехал, с позволения властей, из Ленинграда. Первым этапом его заграничной поездки была Польша. Задержался здесь дольше. Выступал публично, давая себя узнать, как интересного докладчика и прекрасного оратора. Потом выехал навсегда во Францию и поселился в Париже. Сотрудничал со многими французскими театрами, ставил в них как свои пьесы, так и пьесы иных российских авторов, выступал с докладами, публиковал много своих научных статей по теории и практике сцены, истории театра и других областей искусства. Его горячим почитателем был, между прочим, славный Ренэ Клер (Rene Clair). Считал себя его учеником. Теория и произведения Евреинова оказали большое влияние, в свое время, на европейскую драматургию Пиранделло, а также Брехт (Pirandello, Brecht). Во время последней войны, Евреинов, уже тогда пожилой человек, эмигрировал в Соединенные Штаты Америки и там умер, в Нью-Йорке, в начале пятидесятых годов.
         В Польше творчество Евреинова, а в особенности он лично, во время своего пребывания, возбудили, как уже было сказано, огромную заинтересованность. Особенными пропагандистами его теории "театрализации жизни", а также и его творчества были: Юлиуш Остэрва, Кароль Баровский, театролог-профессор Лимановский, а также режиссер и артист Мечислав Шпакевич.
         Я имел возможность услышать Евреинова в Вильне, где он выступил дважды. Темой первого доклада были сенсационные события в России накануне вспышки революции, а значит, деятельность знаменитого "святого старца" - Григория Распутина. Эту, несколько необычную для театролога, тему, Евреинов представил, как особенно яркий пример "театрализации жизни", как доказательство правильности своей теории об "инстинкте театрализации", находящемся в натуре человека, а также и в окружающей нас природе. Евреинов выступил в зале Виленского Драматического Театра на Погулянке. Зал был переполнен. Среди публики была довольно большая группа бывших офицеров царской армии, российских эмигрантов монархических убеждений.
         Когда на сцене появился Евреинов в сопровождении Мечислава Лимановского, в зале раздались аплодисменты… А также свист и крики: "Прочь!" Естественно, что это эмигранты стремились вызвать скандал и не допустить, сорвать доклад.
         Евреинов сохранял каменное спокойствие, а профессор Лимановский попросил сохранять тишину, представил собравшимся знаменитого гостя, подчеркивая его заслуги как театролога и драматурга. Успокоению в зале помог в немалой степени внешний вид докладчика, как и его манера держаться. Высокого роста, одет в безупречно модный, прекрасно сшитый фрак, стройный, Евреинов выглядел достойно и великосветски. Руки были скрещены на груди, ладони с длинными пальцами пианиста, овальное, с правильными чертами, лицо, длинные волосы, уложенные a la List, большие, темные, блестящие глаза. Когда он заговорил, собравшихся попросту очаровал его бархатный голос, безупречная дикция, модуляция, а также обдуманный каждый жест. Это был не только вдохновенный докладчик, оратор, но также большой артист, в полном значении этого слова. Несмотря на все, без скандала, который был так "нужен" завзятым "кадетам", не обошлось. В определенный момент из последних рядов сорвался какой-то верзила. Побежал средним проходом зала и, продираясь к сцене, громко заорал: "Врешь! Обманываешь! Ты большевистский сукин сын!" Евреинов замолчал. Наступила тишина. Через несколько секунд к удивленному наступившей тишиной авантюристу подошел один из зрителей, взял его, дословно, за воротник и вынес из зала. Раздались рукоплескания. А Евреинов, который стоял на сцене, сохраняя все время спокойствие, снова начал говорить, дословно, досказывая, начатое перед авантюрой, предложение.
         На другой день, в том самом зале Евреинов прочитал необычайно интересный доклад, который был целиком посвящен его теории "театрализации жизни". На этот раз докладчика представил известный артист старшего уже поколения - директор театра Францишек Рыхловский. Был он одним из основателей и долголетним директором польского театра в Вильне. И снова зрительный зал был переполнен. На этот раз среди собравшихся преобладали представители артистических кругов. Присутствующие были почти исключительно виленские артисты и литераторы. Много было студенческой молодежи.
         После короткого выступления, произнесенного Рыхловским, вдруг погас свет. В зрительном зале и на сцене воцарилась апокалиптическая темнота, что вызвало некоторое волнение среди публики. И тогда неожиданно раздался громкий, как всегда музыкальный красивый голос Евреинова: "Спокойно! Ничего не случилось. Просто я хотел таким образом доказать, что не достаточно "кого-то" слушать, надо также этого "кого-то" видеть, если этот "кто-то" будет только говорить и ничего больше. Это, некоторым образом, вступление к тому, что я хочу сказать о теории театрализации жизни. А теперь и попросту своей!"
         Сущность теории Евреинова основана на утверждении, что все что существует и живет, не исключая даже явлений природы и натуры, подчиняется силе, могуществу "инстинкта театрализации". Инстинкт этот является врожденным. Он также глубоко заложен в натуре живых существ и в природе. Так, например, даже перемены определенных пор года с их внешним видом - это не что иное, как доказательство мощи того же инстинкта. Государство, как таковое, внешние формы его правительства, религия, костел, армия, политика, суд, юстиция, школа, отношения между людьми, между родителями и детьми, между супругами, суть моды, реквизиты войны - словом все, что окружает человека и заполняет его жизнь, является, по мнению Евреинова, подчинено силе инстинкта театрализации. Особенно дети являют тут яркий пример. Они, между прочим, подтверждал Евреинов, всегда и всюду создают театр, так как для этого им необходимо только их воображение. Значительную часть доклада Евреинов посвятил обсуждению "благотворной миссии театра" для психического здоровья человека и формирования самой психики человека. "В жизни каждого из нас, - говорил Евреинов, - есть необходимая крупинка иллюзии, обмана, сказки, которая скрашивает надежды и радости ежедневной серости нашей жизни. Без такой сказки трудно жить и даже трудиться". Евреинов доказывал, что именно театр является главным поставщиком и источником таких иллюзий. И это не столько театр на сцене, но также и театр, заложенный в нас самих в натуре. Театр "внутренний", врожденный "инстинктом театрализации". Необходимо здесь добавить, что почти все драматические произведения Евреинова являются "лекцией" его философских теорий. В Польше большим успехом пользовалась его пьеса "Самое важное". Ставили ее почти все театры. Надо добавить, что именно на премьере этой пьесы в Вильне был сам автор. Поставил пьесу директор Рыхловский. Короткое вступительное слово сказал сам Евреинов. Выступил также после спектакля. Оценил тогда высоко игру артистов, особенно знаменитой артистки Дунин-Рыхловской, исполняющей в пьесе образ старой озлобленной девы. Очень также понравился Евреинову, молоденький тогда, Ян Курнакович, который играл роль электрика. Надо заметить, что это была первая значительная роль в жизни этого прекрасного, позже, артиста и родовитого "вильнюка". Он начинал карьеру в своем родном городе, в Вильне.

<…>

Копия автографа воспоминаний из семейного архива Сергея Поволоцкого (Лодзь, Польша).

 

Подготовка текста © Нина Мацкевич, Ольга Артисюк, 2000.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2000.


 

Сергей Поволоцкий

Русские Ресурсы     Балтийский Архив      Николай Евреинов


© Baltic Russian Creative Resources, 2000.
plavrinec@russianresources.lt