Василий Прозоров.
Впечатления Председателя Центрального Совета Старообрядцев Литвы
о поездке в Южную Америку (Бразилию, Уругвай и Аргентину)

 

         В 1929 году старообрядцы Литвы очень заинтересовались эмиграцией в Южную Америку. В связи с этим весною того же года Демократическим Союзом граждан Литвы Русской Национальности были посланы 4 лица в качестве ходоков для подробного обследования местности в Бразилии и Уругвае.
         По возвращении ходоков из Америки, при докладе местному русскому населению, их мнения разделились: одни настаивали сейчас же приступить к организации группы крестьян-хозяев к отправке их в Бразилию, другие заявляли, что Бразилия не совсем подходит для жизни наших граждан, как в климатическом, так и в сельскохозяйственном отношениях и предлагали организовать эмиграцию в Уругвай, третьи вообще предостерегали и советовали осторожнее отнестись к эмиграции.
         Ввиду такого неясного положения и, кроме того, видя, с одной стороны, стремление крестьян к эмиграции, с другой - сильную заинтересованность и агитацию разных комиссионеров по эмиграции и даже отдельных лиц из среды старообрядцев, я, посоветовавшись с русскими общественными деятелями Литвы, решил поехать лично сам убедиться и более подробно ознакомиться с жизнью в Южной Америке. Для этой цели пригласил приват-доцента Литовского университета агронома Н. В. Квашнина-Самарина * сопутствовать мне, и в конце декабря, с Божьей помощью, отправился в дальний путь.
         Выехали мы из города Амстердама голландским пароходом. Первые сутки ехали благополучно, заехали в Англию, потом во Францию; на третьи сутки при переезде из Франции в Испанию в Бискайском заливе нас настигла буря, и пароход изрядно покачало. Во втором классе публика хворала морской болезнью, но еще сносно, а в третьем классе, который расположен на носу парохода, почти все пассажиры - эмигранты, около 1500 человек, два дня сильно хворали. Хотя эти болезни по рассказам врачей и не опасны, но очень неприятны (сильное головокружение и тошнота). К счастью, болезнь продолжается 1 - 2 дня, потом человек привыкает и чувствует себя хорошо.
         Первое время жутко становится при переезде из Европы на Канарские острова (2 суток) и от Канарских островов до гор. Пернамбук, первого порта Южной Америки (8 суток). За это время, кроме воды, летающих стаями рыбок и играющих стадами дельфинов (рыба от 3 до 15 пуд.), ничего не видно. При переезде через экватор чувствуется сильная жара и становится душно, - приходится одеваться очень легко.
         Приезд в Пернамбук сразу меняет обстановку - здесь тропическая страна: южные деревья, сады, масса разных фруктов - апельсинов, бананов, ананасов и пр., и все очень дешево.
         С этого дня поездка становится приятною: каждый день новые города, а через 4 дня перед нами и главный город Бразилии - Рио-де-Жанейро. Этот город отличается своей чистотой, богатством и живописной окрестностью: кругом высокие горы, на которые идут подъемные машины - трамваи, и много заливов с красивыми берегами; вообще культура очень высокая и жизнь кипит. Сообщение трамвайное, автобусное и автомобильное, лошадей нет, кое-где имеются только мулы, перевозящие в двуколках товары.
         Ознакомившись с жизнью города и сделав необходимые визиты, мы отправились по железной дороге - около 800 километров в местность Минас-Жирас, куда предполагалась эмиграция. Так как это ближе к экватору, то и значительно жарче. Население большею частью - чернокожие негры (очень добродушные). Господствующее положение занимают бразильцы, тоже цветные - коричневые.
         Железные дороги в Бразилии отвратительные, пыль ужасная, масса туннелей и поворотов, для непривычного пассажира ощущение неприятное. Имения, которые предполагаются к парцелляции, - 160 тысяч гектаров - расположены в районе высоких скалистых гор и глубоких узких долин; земля, хотя местами и удобная, но для устройства сельских хозяйств не подходит, т. к. сообщение крайне затруднительное. Леса в этой местности на подобие наших заросших фруктовых садов: деревья низкие и никуда не годные.
         Ввиду того, что эта местность когда-то была заселена испанцами, которые оставили свои усадьбы, и ушли жить ближе к городам, в этой местности еще сохранились фазенды - усадьбы с садами апельсинов, бананов и громадными деревьями "манго", фрукты которых похожи на наши груши, только очень крупные и с особым привкусом. Все эти усадьбы охраняются сторожами-неграми. Ввиду сухой местности в каждую усадьбу проведены с гор водопроводы для орошения.
         Владельцы имений были очень любезны, ознакомили нас с местностью и условиями жизни. Принимая во внимание все нами виденное, мы пришли к заключению, что в этой местности можно заняться только скотоводством (овцеводством), а другим хозяйством не представляется возможным, так как доставка продуктов в город стоит несколько раз дороже самих продуктов.
         Земля действительно очень дешева - по одному доллару за гектар, - судя по ценам можно судить и о ее качестве и продукции.
         Местности ближе к городам заняты испанцами и бразильцами и земля дорогая - до 300 долларов за гектар, - разводят преимущественно виноградные и апельсиновые сады. Кроме небольших городов, которые ничего особенного не представляют, пришлось побывать в гор. Сан-Пауло. Этот город фабричный по чистоте далеко отстал от Рио-де-Жанейро. Окрестности тоже менее живописны и рельеф местности более ровный; климат более прохладный, на полях, кроме кофейных плантаций, растет рис, кукуруза. В окрестностях имеются хозяйства японских и итальянских колонистов, которые при помощи своих правительств устроены очень хорошо. Земля, как видно, здесь более плодородная, почва коричневого цвета. Мелкие плантаторы живут зажиточно. Что касается русских эмигрантов, то жизнь их довольно тяжелая, за исключением нескольких счастливцев, которые устроились в городе. В религиозном отношении они совершенно не устроены: на окраине Сан-Пауло имеется старообрядческий приход, но не организованный, и молебствия почти не совершаются. Живут каждый по-своему, есть старообрядческие семьи, дети которых по-русски почти не умеют говорить.
         Осмотрев окрестности Сан-Пауло, мы отправились в русско-латышскую колонию, расположенную около 1000 километров от города. Жизнь в этих колониях произвела на нас очень тяжелое впечатление: живут в лесу в 120 километрах от железной дороги, многие в течении 2 - 3 лет никуда не выезжали. Имеются только по несколько кур и более ничего, питаются мукой, имеют 20 гектаров леса, из коих обработано по 2 - 3 гектара; остальную же площадь обработать они не в состоянии, потому что нужно выжигать лес, а на это необходимы средства, каковых у них не имеется.
         По предложению одной английской компании мы решили отправиться для осмотра местности в Парому - тоже около 200 верст от железной дороги. Между прочим англичане, желая поднять цену на землю в этой местности, сами на свои средства прокладывают повсюду железные дороги.
         В лесах водятся ядовитые змеи и мухи, от укусов которых люди очень страдают. Местность здесь более подходящая для эмиграции: небольшие холмы, изобилие рек и ручьев, почва плодородная, земля коричневого цвета; стоит от 15 до 20 долларов за гектар. Лес нужно выжигать, так как деревья большей частью никуда не годны. Обработка гектара леса стоит 15 долларов; заселение возможно крупными партиями и с необходимыми средствами.
         Подробно ознакомившись с местностью и условиями жизни в Бразилии, мы отправились в Уругвай - главный город Монтевидео. Город красивый, чистый и большой (известный всемирно южный курорт), климат здесь значительно прохладнее, замечается отсутствие леса, зато пришлось видеть пшеницу, ячмень, кукурузу, массу садов и виноградников.
         При осмотре полевых хозяйств, каковые по местным законам должны состоять не менее, как из 50 гектаров; заметили, что имеются тракторы, разные сельскохозяйственные машины и, кроме того, довольно много лошадей.
         Обращает на себя внимание в каждом хозяйстве большое количество породистых кур. В некоторых хозяйствах ведется молочное хозяйство. Живут все зажиточно. Есть поселки, заселенные русскими эмигрантами 20 лет тому назад и сохранившие русский язык и обычаи.
         В Уругвае много крупных имений до 5000 гектаров, но земля не обрабатывается, а пасется скот. Владельцы занимаются скотоводством и имеют от 5 до 10 тысяч голов скота особой мясной породы (коров и овец). Вся земля разбита на крупные участки и огорожена колючей проволокой в 6 рядов, в этих участках много башен - ветряных водокачек и бассейнов с водой для водопоя.
         Проезжая по степи 300 - 400 километров, изредка встречаются маленькие фазенды-усадьбы сторожей егерей. Усадьбы имений очень богато устроены: красивые дома, большие фруктовые сады и виноградники. В каждом имении около центра есть обработанной земли от 300 до 500 гектаров. Почва плодородная, похожая на чернозем, но местами под почвой скала из каменных плит. Поэтому имеются хозяйства, заселенные 3 года тому назад и до сего времени вынуждены возить воду за 3 - 5 километров, так как колодцев не в состоянии выкопать. На это обстоятельство правительство обратило внимание и выдало хозяевам специальное пособие на устройство колодцев.
         Земля в Уругвае дорогая, от 50 до 100 долларов за гектар. Колонисты получают от правительства разные льготы, на что, имея 500 долларов, можно получить участок земли в 50 гектаров, приобрести необходимый инвентарь и вести хозяйство. Вообще здесь поселится возможно, но только крупными партиями и организованно. Необходимо иметь свой кооператив и автомобиль для сообщения.
         При объезде Бразилии и Уругвая пришлось случайно встречаться с нашими гражданами, уехавшими искать счастья в Америку. Некоторые из них очутились в весьма тяжелом положении: продав свои усадьбы, они ничего не приобрели, теперь ищут поденных работ, в надежде заработать и вернуться на родину.
         Вообще народ в Бразилии и Уругвае хитрый, коммерческий, и среди них поселенцы, не имея своей организации, очень эксплуатируются.
         В Аргентине жизнь несколько лучше. Только там почти все лучшие места уже заселены и ехать осматривать вглубь страны было нецелесообразно.
         Город Буэнос-Айрес один из величайших городов в мире и главный порт Аргентины; довольно много русских эмигрантов, литовцев, латышей и поляков. Живут они в двух районах города и довольно объединены, общий язык русский.
         В заключение должен сказать, что эмиграция в Южную Америку возможна, но только организованно, крупными партиями и с капиталом не менее 300 - 550 долларов на каждую семью. Отдельные семьи или лица могут искать только счастья, но не рассчитывать на обеспеченную жизнь.

[Василий Прозоров]

 

Старообрядческий календарь на 1931 г., Двинск, б. г., с. 69 - 71.

 

* Николай Васильевич Квашнин-Самарин (1887 - 1935) - геолог, минеролог, магистр зоотехники (Тартуский университет, 1928), доктор (Тартуский университет), с 1923 г. читал в Литовском университете в Каунасе курсы почвоведения, зоотехники, палеонтологии и тому подобных дисциплин.

 

Подготовка текста © Григорий Поташенко, 2002 - 2003.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2003.


 

Иван Прозоров    Русские Ресурсы   Эссеистика    Обсуждение


© Baltic Russian Creative Resources, 2003.