Василий фон Роткирх.     XII. Гедиминова гора в Вильне

Литовско-языческие очерки. Исторические исследования Теобальда (1890; обложка)          О городище Веллоне Нарбутт 1, на стр. 56 части 1-й Литовской исторш, говорит:
         «Богиня Веллона имела известное (?) свое святилище (храм) в городке, доныне называемом Веллоною. Теперь это незначительное местечко и находится на правом берегу р. Немана, в 5-ти милях от Юрбурга 2. В древности там была сильная крепость, построенная на горе и разделенная на два городища широким рвом. В этой то крепости и было капище Веллоны.
         В начале XIV столетия меченосцы аттаковали крепость и когда взять ее не могли, то возвели против нея два укрепления: Фридбург и Баерн, последнее в честь князя Баварского, принимавшего участие в аттаке. Великий князь Гедимин 3, в 1329 (?) году, при штурме одного из этих замков, был убит выстрелом из какого-то огнестрельнаго оружия. Тело его было сожжено в Вильне, куда он перенес столицу свою из Трок 4 в 1322 году».
         Очевидно, Нарбутт год смерти Гедимина основывает на Стрыйковском 5, который поспешил убить Гедимина в 1329 году, тогда как он появляется на сцене далеко позднее.
         М. Балинский 6, в 1-й части «Истории города Вильны», стр. 19, говорит, что Гедимин убит под замком Баербургом, в одной мили от Веллоны, в 1337 году, стало быть 8-ю годами позже. Киркор 7, в «Историческом путеводителе по Вильне» (Вильна, 1880, стр. 272), говоря о виленской «Гедиминовой могиле», свидетельствует также, что Гедимин убит в битве с меченосцами под Веллоною в 1337 году и присовокупляет: «Действительно ли тело Гедимина привезено в Вильну и здесь предано погребению, история молчит; но пятивековое предание говорит громче истории; вера же в то, что Гедимин погребен именно в этой могиле, переходит из поколения в поколение».
         В другом месте, именно в «Материалах для археологическаго словаря» (Древности. Труды моск. археол. общ. Т. I, вып. 2, Москва, 1867, стр. 35), Киркор говорить: «Гедиминовых гор две: одна в Вильне, а другая под Веллоною. Виленскую гору называют могилою Гедимина и старинные писатели. В одной рукописи XV столетия, под заглавием: „Dе Veteribus Tumilis vulgo kurhani num Kupatis“ описано предание об этой могиле. Д. Наборовский, в послании к князю Янушу Радзивиллу 8, 18 сентября 1729 года, говорит тоже про Гедиминову гору. Стрыйковский, хотя и ошибается относительно года смерти Гедимина, доказывает, однако, что прах этого государя, после смерти в битве при Веллоне, был привезен в г. Вильну и сожжен в долине Свинторга (нынешняя Кафедральная площадь), вместе с тремя взятыми в плен рыцарями и что сыновья заблаговременно приготовили ему место вечнаго упокоения. В Веллоне же и окрестных местах народное предание оспаривает прах Гедимина, утверждая, что он сожжен на месте убиения, т. е. в Веллоне. Кажется, вопрос легко разрешается, допустив мысль, что на месте убиения великаго князя, в память его, был насыпан курган, сохранившей доселе его имя; что прах его действительно былъ привезен в основанную им столицу, сожжен на долине, избранной для этой цели князем Свинторогом за 69 лет пред тем и что, по современному тогдашнему обычаю, над прахом его насыпан большой курган. На вершине кургана находится доныне небольшая круглая площадка, с заметным посредине углублением».
         Крашевский 9, хотя еще менее могущий считаться авторитетом, нежели Киркор, как раболепно повторяющий Стрыйковскаго и Нарбутта, также говорит в «Истории Вильны» (ч. I, стр. 32), что с телом Гедимина в Вильне, в долине Свинторога, сожжены живьем три пленные рыцаря, верхом на конях, в полном боевом вооружении.
         Стало быть, это шестой автор утверждает акт погребения Гедимина в Вильне.
         Но мы еще возвратимся к вопросу, где именно находится могила Гедимина: в Вильне или в Веллоне? Теперь же займемся другим не менее важным вопросом: действительно ли Гедимин погиб в 1337 году от огнестрельнаго оружия?
         Длугош 10 (кн. IX, стр. 923) говорит, что Гедимин погиб в 1337 году, под замком Баербургом, от «огненной стрелы». Но «Оливские анналы» (Annales Oliv., стр. 48), на которые указывает Балинсий на стр. 108 своего сочинешя, доказывают, что Гедимина поразил стрелок Мариан пулею из бомбарды, только что изобретенной немцами и Литве еще неизвестной. Балинский, однако, говорит об этом событии иначе: «К концу осады Гедимином замка Баербурга, продолжавшейся 22 дня, великий магистр Генрих Десенер, с рейнским палатином, во главе огромной силы, пришел для отражения Гедимина, который, в мужественной защите, пал, пораженный выстрелом начальника стрелков рыцаря Тилемана Зунпаха. Он получил между шеею и лопаткою смертельную рану, от которой вскоре умер, а войско его разбито и разсеяно». В примечании к этому сказанию Балинский присовокупляет: «Известно из истории, что англичане первые начали употреблять огнестрельное оружие 26 августа 1346 года (позднее смерти Гедимина), при Кресси, поражая так называемыми бомбардами французскую армию. Это был известный род пушек или орудий, возимых на колесах. Пушки эти, извергая из себя, с огнем и ужасным громом, небольшие железные шарики, служили преимущественно для переполоха лошадей. См. Giovanni Villani Storia Fiorent. Lib. XII, стр. 947 и 948. Английские рыцари, присоединяясь неоднократно к меченосцам, для участия в крестовых походах против язычников литовских, могли еще нисколько лет раньше передать тевтонцам изобретение означенных бомбард, и потому Гедимин мог от них погибнуть».
         Трудно, однако же, с этим согласиться. Коль скоро сами англичане употребили в первый раз в дело бомбарды только в 1346 году, то сомнительно, чтобы они не держали изобретения своего в секрете и 9-ю годами ранее передали его меченосцам.
         Наконец, если верить Густинской летописи 11, повторявшей всякия нелепости Стрыйковскаго, она, ссылаясь на свидетельство Кромера 12 и Гваньини 13, заявляет на стр. 351:
         «В Лето 6886 (1348) стрельбу огнистую и дела спижовые (пушки бронзовыя, с польскаго działa spiżowe) немец в Венеции изобрете».
         Стало быть, еще позднее смерти Гедимина, 11-ю годами.
         Таким образом, вопрос, от какого оружия погиб Гедимин, остается открытым.
         Но возвратимся к могиле Гедимина. Нарбутт, на стр. 57, пишет:
         «Позднее, по Бартенштейнскому миру 17 сентября 1331 (?) года оба замка (Фридбург и Баерн) снесены; но в 1364 году меченосцы сожгли Веллону и крепость разрушили. Князь Кейстут, однако, успел возобновить Веллону и возвести укрепления, причем возобновлена и святыня богини, существовавшая до 1406 года, когда меченосцы вторично овладели Веллоною и капище перестроили в христианский храм. С тех пор на башне его до настоящаго времени красуется крест. В 1414 году князь Витольд 14 овладел этим краем и жил в веллонском замке, учредил веллонское хорунжество или уезд и увеличил церковные доходы. В царствование Сигизмунда-Августа 15 настоятель этого костела, некий ксендз Роговский, перешел в протестантство и костел долго принадлежал реформатско-евангелическому исповеданию и только при Сигизмунде III 16, стараниями иезуитов, возвращен католикам. Этот кракий исторический очерк основан мною на местном изследовании, на свидетельстве людей, знавших тамошния дела, и на церковных документах, сообщенных мне настоятелем веллонскаго костела в 1805 году. Тогда же я открыл на внутренней стене церкви каменную плиту, на которой, не смотря на уничтоженныя временем слова, можно еще было разобрать следующую надпись:

«D. O. M.
Veritatis. unoq. Vivo. Et. San. Hoc. In Loco. Ubi. Antiqus. Cultus. Wellone. 
Aeternitas. Deae. Fuit. Don.... Nihil... O.... Prim... sac
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Ro
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

         «Это был памятник сооружения христианскаго храма на развалинах капища богини Веллоны».
         Но вот что пишет об этом Балинский в «Истории Вильны», ч. I, стр. 105:
         «Веллена (Wielona) в древности была укрепленным замком, построенным, вероятно, в XIII столетии для обороны жмудской границы от нападений меченосцев и известным постоянными войнами Гедимина с этими рыцарями, ныне местечко на берегу Немана, в 7 милях от Ковны и в полумиле от Юрбурга (Jurborka). Оно делится на две части, верхнее и нижнее; в первом находится большой каменный, готическаго стиля, костел, котораго алтарная половина, т. е. Sanctuarium, носит следы древности и кажется (?) относится ко временам язычества. Первоначальная постройка христианскаго храма приписывается Витольду (Вотовду) и это первый костел по введении в Литву католицизма».
         Значит, Балинский не разделяет мнения Нарбутта о существовавии капища богини Веллоны и о самой богине во всем сочинении своем не упоминает ни одним словом.
         «Прежний замок, продолжает Балинский, был построен над самым Неманом, на двух холмах, соединенных между собою мостом, перекинутым чрез глухое ущелье. На одном из этих холмов высится упомянутый костел и за ним лежит нагорная часть местечка; на другом холме находились замковые сады и огороды. Развалины разных построек покрывают весь садовый холм, но от замка не осталось ни малейших следов, хотя он и был каменный. Рядом с замковым холмом, с восточной стороны, воздвигается еще один конический холм, называемый «горою Гедимина»; на вершине этого конуса находится курган, т. е. насыпь, также конической формы, у подошвы которой видна глубокая яма, как будто образовавшаяся от выемки земли для насыпи кургана. Небольшая речка Велионка, окружая с северной стороны замковую и Гедиминову горы, впадает в Неман. Название свое Гедиминова гора получила в древности и сохраняет доныне; курган же на ней, будучи действительно могилою, кажется, несомненно убеждает, что это и есть могила Гедимина, павшаго под стенами принадлежавшаго меченосцам замка Баербурга, недалеко от Веллоны.
         Хотя Стрыйковский и уверяет, что тело Гедимина привезено в Вильну и предано торжественно сожжению, однако же, местныя предания, в связи с существованием упомянутой могилы на Гедиминовой горе, видимой до сих пор, заставляют заключить, что Гедимин скорее погребен въ Веллоне, нежели в Вильне».
         Странно, что Нарбутт, собирая на месте разныя предания о капище Веллоны, не нашел нужным прислушаться к преданиям о могиле Гедимина! Мало того, он как будто ничего не знает и никогда даже не слышал о ней, потому что нигде не говорит о веллонской могиле ни слова. Между тем, разследованием этим он мог бы выяснить, где именно погребен Гедимин, в Вильне или в Веллоне?
         Известно, что в древности в честь павших героев насыпались огромные холмы или могилы, хотя бы герой и не был погрсбен в этой могиле. На виленской Гедиминовой горе так же, как и на веллонской, насыпана могила в форме продолговатаго вала, тщательно отделанная и сохраняющаяся во всех ея деталях до наших дней. Это самая высокая и живописная гора из всех Антокольских гор, составляющих отроги Понарских. Находится она при самой Вильне, на пути от костела св. Петра 17 на Заречье, с правой стороны дороги. С нея лучший вид на панораму Вильны.
         Спрашивается: насыпана ли виленская могила только в честь Гедимина, а самый прах его погребен в Веллоне, или наоборот: в Веллоне насыпан холм в память убиения в тех местах героя, а прах его почиет на виленской Гедиминовой горе?
         Кажется, в этом случае Балинский не прав и сказание Стрыйковскаго и его последователей заслуживает больше вероятия, во-первых, потому, что желание быть погребенным на родине, на месте погребения предков, свойственно каждому человеку и современно человечеству, для чего и доныне тела зажиточных людей перевозятся даже из-за океана, а Вильна была родиною Гедимина, собственными его руками основанною, и во-вторых, потому, что долина Свинторога считалась долиною священною, на которой сжигались тела его славных предков; лишать же великаго своего князя и отца чести быть сожженным на той же священной долине едва ли согласились бы и сыновья его, и народ.
         Одно может показаться странным, почему о перенесении тела князя из Веллоны в Вильну, вероятно в торжественном шествии, при повсеместном плаче народа и почестях, воздаваемых великому праху, не упоминает ни один историк? С другой стороны, нет никакого ручательства, чтобы останки Гедимина не были перевезены тайно, из-за каких нибудь политических соображений, допустим хоть для отклонения, в такое печальное для отечества время, народнаго уныния и всяких манифестаций по пути следования печальнаго кортежа.
         Таким образом, скорее в Веллоне насыпан курган в память убиения там Гедимина, нежели в Вильне; а в последней возднигнут не памятный курган, а насыпана могила над прахом героя и называется справедливо Могилою Гедимина.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Нарбутт Теодор (Феодор Ефимович Нарбут, Teodor Narbutt; 1784 — 1864) — военный инженер и архитектор, историк, публицист, исследователь литовской мифологии, автор 9-томной «Истории литовского народа»; писал на польском языке.   К тексту

2 Юрбург — ныне Юрбаркас, город на западе Литвы, на правом берегу реки Неман (Нямунас).   К тексту

3 Гедимин (Gediminas; ок. 1275 — 1341) — великий князь литовский с 1316 г., основатель династии Гедиминовичей.   К тексту

4 Троки — ныне Тракай, город среди Тракайских озер.   К тексту

5 Стрыйковский Мацей (1547 — 1593) — польский поэт, историк, дипломат, автор «Хроники польской, литовской, жмудской и всей Руси...» („Kronika Polska, Litewska, Żmódzka y wszystkiej Rusi Kijowskiey, Moskiewskiey, Siewierskiey ... y rozmaite przypadki woienne y domowe, pruskich, mazowieckich, pomorskich y inszych krain Królestwu Polskiemu y Wielkiemu Xięstwu Litewskiemu przyległych ...”, Królewiec: u Gerzego Ostenbergera, 1582).   К тексту

6 Балинский Михал (1794 — 1864) — польский историк и публицист, воспитанник Виленского университета (закончил в 1818 г.), сотрудник журнала „Dziennik Wileński“ (1816 — 1822, 1820 — 1830), вместе с И. Лелевелем основал журнал „Tygodnik Wileński“ (1818), автор «Истории города Вильно» („Historya miasta Wilna“. T. 1 — 3. Wilno, 1836 — 1837).   К тексту

7 /archive/Vilnius/Kirkor_0.html Адам Киркор (1831 — 1895), литератор, издатель и редактор, исследователь литовских древностей.   К тексту

8 Наборовский Даниэль (1573 — 1640) — поэт, дипломат, врач, судья, один из приближенных князя Януша Радзивилла (1579 — 1620), виленского кастеляна; 1729 — явная опечатка.   К тексту

9 Крашевский Юзеф Игнацы (Józef Ignacy Kraszewski; 1812 — 1887) — польский писатель, публицист, издатель, автор книг по истории и этнографии, в том числе по истории Вильны („Wilno od początków jego do roku 1740“. T. 1 — 4. Wilno, 1840 — 1842).   К тексту

10 Длугош Ян (Jan Długosz; 1415 — 1480) — польский историк и дипломат, архиепископ львовский; автор 12-томной «Истории Польши» на латинском языке.   К тексту

11 Густинская летопись, Густынская летопись — украинский летописный свод начала XVII в., назван по списку Густынского монастыря на Полтавщине; охватывает события 842—1597 гг. на Киевской Руси, Украине, в Великом княжестве Литовском и Польше, с использованием Ипатьевской и Воскресенской летописей, польских хроник Яна Длугоша, Кромера, Гваньини, Стрыйковского и других источников (первая публикация в Полном собрании русских летописей, 1843, т. 2).   К тексту

12 Кромер Мартин (Marcin Kromer; 1512 — 1589) — польский церковный деятель и хронист, автор «О происхождении и деяниях поляков, в 30 книгах» („De origine et rebus gestis Polonorum libri XXX“, Базель, 1555; польский перевод 1611) и «Польша, или О расположении, населении, обычаях и управлении Королевства Польского, в двух книгах» („Polonia sive de situ, populis, moribus, magistratibus et republica Regni poloniae libri duo“; Кельн, 1577).   К тексту

13 Гваньини Александр (1538 — 1614) — автор историко-географических сочинений («Описание всей страны, подчиненной царю Московии...», на латинском языке, 1581; на немецком языке, 1582), итальянец по происхождению; служил в войсках Стефана Батория и Сигизмунда III, был комендантом Витебска.    К тексту

14 Витовт, в крещении католическом и православном Александр (1350 — 1430) — великий князь (с 1392 г.), сын Кейстута, двоюродный брат Ягайло.   К тексту

15 Сигизмунд Август Сигизмунд II Август (1520 — 1572) — великий князь литовский (1529), король польский (1548), сын Сигизмунда I и Боны Сфорца. Cлужил в войсках Стефана Батория и Сигизмунда III, был комендантом Витебска.    К тексту

16 Сигизмунд III (1566 — 1632) — король польский и великий князь литовский (1587 — 1632), король шведский (1592 — 1599), сын шведского короля Юхана III и Екатерины Ягеллонки, дочери Сигизмунда Старого.   К тексту

17 от костела св. Петра — речь римско-католическом приходском костеле Святых апостолов Петра и Павла на Антоколе, памятнике архитектуры XVII в.   К тексту

 

 

Первая публикация: Гедиминова гора в Вильне. Исторический монограмм Теобальда // Виленский вестник. 1887. № 235, 31 октября. С. 2 — 3. Публикуется по изданию: Литовско-языческие очерки. Историческия изследования Теобальда. Вильна: Типография п. ф. О. Завадскаго, Замк. п. № 149. 1890. С. 137 — 145.

 

OCR и примечания © П. Л., Альма Патер 2008.
Сетевая публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2008.


 

Василий фон Роткирх

Обсуждение     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2008