Лидия Сеницкая     

* * *
Отчего на сапфирное небо весеннее,
На заре ли, иль в полдень светло-золотой,
Словно ревности злой подозрения,
Всходят тучи тяжёлой грядой;
Все темнеют, гнетут, как упрёки жестокие,
Клеветой тушат радость веселых лучей...
Отчего? Ведь дни счастья далекие
Расцвели бы в тиши майских дней!
Лидия Сеницкая. "Отчего на сапфирное небо весеннее…" / Уголок поэтов № 1 // Наше время. 1931. № 102 (180), 3 мая.

 

Белая сирень

Расцветших в грезе снежно белой,
И в сладкой грусти майских снов,
Касаюсь робко и несмело,
Сирени сказочных цветов.

Их лепестков узор нездешний,
Всех крыльев ангельских бледней
Воспоминаньем страсти прежней
Вновь точит лед души моей.

Так часто беглой встречи пламень,
Хоть дома нерушим оплот,
Казненных чувств могильный камень
Вдруг жаркой лаской обовьёт!

Лидия Сеницкая. Белая сирень ("Расцветших в грёзе снежно белой…") / Уголок поэтов № 2 // Наше время. 1931. № 124 (202), 30 мая.

 

Д. Д. Б.

В июньский день, в глуши лесной,
В густой зеленой чаще,
"Ау!" то замолчит порой,
То снова вспыхнет чаще.

Мы в одиночку разбрелись,
Тропинки след затерян,
И уж темнеет сводов высь,
Закатный свет неверен.

Но вот - "Ау!" издалека
Летит с участьем друга, -
И страха нет, ушла тоска,
Нет колдовского круга!

В житейских зарослях, давно,
Без верных троп, в изгнаньи,
Бредем мы; и жутко и темно,
Томит вокруг молчанье.

Но вот "Ау!" в письме живом
Летит с опушке дальней;
Порой сверкают рифмы в нем,
Как светляки в тумане.

Пусть мы в лесу так далеки
И слышим только эхо,
Но ярки писем огоньки
Средь злобных леших смеха!

Л. Сеницкая. Д. Д. Б. ("В июньский день, в глуши лесной…") / Уголок поэтов № 3 // Наше время. 1931. № 157 (235), 8 июля.

 

Сумерки

Углы затянуты безцветной паутиной,
Шаль пыльная повисла с потолка,
К плечу прижалась цепкая тоска
И горло жмет ухваткою змеиной.

Уж долгий день ушел... без солнца золотого...
Тяжел был туч безрадостный покров,
И средь услышанных ненужных слов
Желанное не прозвучало слово...

Лидия Сеницкая. Сумерки ("Углы затянуты бесцветной паутиной…") / Уголок поэтов № 4 // Наше время. 1931. № 176 (254), 30 июля.

 

Тот день
(сонет)

Июньский зной, лениво недвижим,
Дремал на шири нив от края и до края,
И бабочка небесно-голубая
Сливалась с васильком небесно-голубым.

Распевом домбр, певучим и густым,
Шмели гудели, тишь полудня нарушая,
И, сталь крыла глубоко окуная,
Порою стриж мкользил по гладям золотым,

Да с ветерком, хмельным от спелой гречи,
Легко боролась сонная пчела…
От солнца ль, васильков, иль от нежданной встречи,
С утра на сердце радость расцвела…
Враждебный вихрь не мог смести и искалечить
Тех черт, чья память благостно светла…

Лидия Сеницкая. Тот день ("Июньский зной, лениво недвижим...") / Уголок поэтов № 6 // Наше время. 1931. № 212 (290), 10 сентября.

 

* * *

Ты о жизни, нашей жизни краткой,
Милый друг, не пустословь!
Чрез века, прекрасною загадкой,
Ведь цветет еще любовь!
Не тверди, что наши дни все серы
Средь тревог и суеты, -
Погляди, когда не станет веры,
На раскрытые цветы!
Не греши, мой друг, сказав уныло:
"Больше некуда идти!"
Посмотри, как солнце озарило
Крест твой в тягостях пути!
Но и солнца, и любви дороже,
И прекраснее цветов
Умиление, что шлешь Ты, Боже,
Дару сладостных стихов!
Радость солнца в них незаходима,
Кроют вечную их новь
Розы, что святей Иерусалима;
И Купина в них - Любовь!

Лидия Сеницкая. "Ты о жизни, нашей жизни краткой…" / Уголок поэтов № 7 // Наше время. 1931. № 229, 30 сентября.

 

Октябрьские дни

Многолика Печаль в поминальные дни,
В эти дни Октября золотого...
С лип и кленов сквозных, упадая, звенит
Тихой осени скорбное слово.

Буйных громов поля не усспели забыть,
Даль мертва под стеблями сухими,
И свивает Печаль свою долгую нить,
Чтобы саван раскинуть над ними...

И на сердце моем в эти тяжкие дни,
В годовщину безумтв и позора, -
Смолкли громы, и молний погасли огни,
И под саваном слово укора.

Утес. Литературно-художественный ежемесячник. 1931. № 1, ноябрь. С. 1

 

Мигрень

Иногда сожмется сердце страхом,
Потускнеет разом белый день,
И откроет вещая Мигрень
Безнадежность будней темным взмахом...
Вдруг покажется, что есть тропинки,
Что из дебрей жизнь по ним свернет
На опушку, где светлы росинки,
Где их солнце юности зажжет,
Где миндальный повилики мед
Пьет пчела, темнея бронзой спинки...
Утес. Литературно-художественный ежемесячник. 1931. № 1, ноябрь. С. 1

 

Ночной ветер

Метались безлистныя тени
В неровном потоке лучей,
И мраком внезапных затмений
Слипались глаза фонарей;

Как в горьком стыде и безчестьи,
Стонала проулками тьма,
И охали гулкою жестью,
Насупясь, глухие дома;

Как варвар, разгульной ватагой
Ворвавшийся в сон и покой,
Безумствовал с дикой отвагой
На улицах ветер ночной;

На темные ставни, на двери
Бросал свой тяжелый обвал,
Вз'ерошивал елочки в сквере,
Как пленниц, их грубо ласкал...

Но вихрям открыта широко
Мехами стесненная грудь, -
То с Родины ветер, с Востока;
Им сладко - до боли дохнуть...

* * *

                                    Мы пьем из чаши бытия
                                    С закрытыми очами...
                                                            Лермонтов.

Из светлых бездн непрошенным притти
В согласный ход земного бытия;
На перекрестках в ночь искать пути
В лазурно-небывалые края;

Соблазн мирской, как жалкий тлен и прах,
Отдать, - за лилию в росе ночной,
За отблеск зорь в заоблачных снегах,
За песню жниц над зыбкой полосой;

Одну лишь чашу прижимать к груди,
В нее копить, как жемчуг и алмаз,
Подслушанное, робкое "Приди!"
И боль разлук, и свет невинных глаз;

С ней подойти к пределу поздних дней,
И в скорбный час, прижав к краям уста,
Открыть, что нет даров прекрасных в ней,
Что все лгала мечта...

Ровно

Лидия Сеницкая. Ночной ветер ("Метались безлистныя тени…"); Из светлых бездн непрошенным притти... / Уголок поэтов № 3 // Искра. 1935. № 12, 30 декабря. С. 7 - 8.

 

* * *

Поля широкой шляпы пилигрима
Спустили тень до выгнутых бровей,
Скрывая взгляд пустой, окользящий мимо.
Стремящийся уйти в себя скорей
От любопытства празднаго, в печали
Склоненный к плитам жарким и сухим;
На них отчетлив мерный шаг сандалий,
В путь странника давно надетых им
С обетом нищеты. По рясе низко
Бежит веревка - пояс из пеньки, -
По правилу блаженнаго Франциска
Из солнечных Ассиз. Вокруг руки
Обвились четки - косточки оливы,
Загара сильных пальцев не темней...
Так он идет, прямой, неторопливый,
Средь шума улиц, звона площадей,
О подвиге смиренья - терпеливо
Несущий весть в потоке грешных дней...
Антология русской поэзии в Польше. Союз Русских Писателей и Журналистов в Польше. Варшава 1937, Drukarnia P. Szwede, Warszawa, Warecka 9. С. 27.

 

Подготовка текста © Лариса Лавринец, 2004.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2004.


 

Лидия Сеницкая    Обсуждение

Поэзия     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2004