Лидия Сеницкая. Монахиня Мария. Стихи.
Издательство "Петрополис". Берлин

         Выход в свет сборника для поэта является всегда решительным шагом, настоящим испытанием его литературной зрелости. Отдельныя разбросанныя отрывки, даже часто встречающиеся в печати, не дают возможности выявить истинное лицо писателя, и часто автор, составивший уже себе некоторое имя, в изданной книге своей обнаруживает полную несостоятельность и бездарность.

* * *

         К сборнику Монахини Марии подходим с особенным вниманием, - к этому обязывает ея строгий ангельский чин. На обложке - имя и - скромно - стихи. Содержание распадается на два отдела: 1) о жизни и 2) о смерте.
         Разсуждениям об этих основных началах человеческаго пути посвящено около ста стихотворений, без заглавий, - как теперь в обычае.
         На земное бытие, на все его стадии, многообразныя явления и изменения - Монахиня Мария смотрит извне, в мудром одиночестве своего отречения. Но, кроме этой отрешенности, ни одна черта не напоминает о ея служении: ни привычнаго смирения, ни елейности. Все до одной строфы стихов - страстная исповедь израненой в земных странствиях, познавшей суету сует, высокоодаренной души, которая, из всех радостей, тревог, испытаний и терзаний своего богатаго прошлаго - вынесла одно стремление:

Вместе с миром Божьим причаститься
Всечестных и страшных тайн.

         Мир со всем живущим, в представлении Матери Марии "лежит ничтожным и нагим", он весь - "в домостроительной работе", которая должна дать "преображение темной плоти" а пока - в нем "мертвящим ветром дует, душу ветром топит пустота". Через все земное, - "обиды, тяжесть, усталость медленных и горких дней", также как и через "меру светлых равновесий" видит она "простор иной широкой", чувствует прикосновение Вечности.

"Господи, ты знаешь, хорошо на плахе
Головой за вечную отчизну лечь.
Господи, я чую, как в предсмертном страхе
Крылья шумныя расправлены у плеч"...

* * *

         Ведя свое сложное и возвышанное повествование, Монахиня Мария с тонким чутьем, чувством худлжественной меры и знанием человеческаго сердца, усиливает впечатление, кладя все резче краски и обостряя линии. Переход от Жизни к Смерти в сборнике, как и в восприятии инокини - незаметен: та же смелость мысли, то-же жгучее томление духа, стремление к небесному. Когда-же в огромную, всеоб'емлющую скорбь ея вплетается еще личная, материнская, - острота душевной боли может найти выражение только в величественном библейском образе Иова.

"Я струпья черепков скребу...
Друзья, склоните ниже главы, -
Вот приближается Царь Славы,
Чтоб мукой освятить рабу"...

         Но последния заключительныя слова ея облечены пламенной верой в божественную благодать, которая "окаменевшее сердце растопит", обостренный слух ловит призывы, которыя торопят душу, в надзвездный полет, к тому, "кто не числит даров и не мерит, кто грех умерщвляет и горе берет", кто "рождается снова в настушьей пещере".

* * *

         Всю многогранность своих переживаний, всю мистику размышлений, Монахиня Мария передает простым сильным словом, сжатой и короткой мыслю, смелым и новым образом. Главное средство убеждения, воздействия на читателя - у нея везде - искренность и непосредственность чувства. Рифмы, часто небрежныя и неполныя, но чувствуется, что автор не придает этой внешней оболочке особаго значения.

* * *

Многие из стихов Монахини Марии, были знакомы нам по парижским журналам. Но только собрание их и подбор по ея проникновенному замыслу, могут в достаточной мере выяснить глубину и самобытность ея возвышаннаго и яркого дарования...

Лидия Сеницкая.

 

Лидия Сеницкая. Монахиня Мария. Стихи. Издательство "Петрополис". Берлин // Русское Слово. 1939. № 113 (2230), 15 мая. С. 5.

 

Подготовка текста © Ольга Минайлова, 2004.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2004.


 

Лидия Сеницкая    Обсуждение

Рецензии     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2004