Евгений Шведер.     Тело

Евгений Шведер. Избранные рассказы. Вильна: Эдитор, 1910. Обложка

I
.          Я шагаю от окна к книжному шкафу, от книжнаго шкафа к окну и думаю с мучительным раздражением, думаю все об одном и том же.
         На письменном столе горит лампа, белеют листы бумаги, но и сегодня, как вчера, третьяго дня, я не могу сосредоточиться, и это еще больше раздражает меня.
         Так дальше нельзя... Сегодня же я скажу ей все. Скажу прямо, откровенно — и мы разойдемся... Будет сначала, быть может, тяжело, а потом, потом будет, пожалуй, даже легче.
         Припоминается долгая цепь горьких унижений, ненужных обид. Сегодня... Я не хочу возвращаться к тому, что случилось сегодня, но мозг, как на зло, выталкивает слова, фразы, жесткия, обидныя, брошенныя с целью ударить, захлестнуть как можно больнее. Нужны были деньги. Оне, впрочем, нужны всегда, но сегодня их нужно было много, больше, чем их у меня нашлось, на шляпку, на весенний сак, еще на что-то. И больнее, чем всегда, хлестали сегодня злыя фразы о «разбитой жизни», о «домашней тюрьме», о ея «жертвах» и моей «самоуверенной праздности».

II.

         ...А работа лежит. Та большая, любимая, которая так долго зрела в мозгу. Верхние листы рукописи давно уже покрылись тонким налетом пыли. Я привык работать по утрам, когда мысли текут ровною, стройною чередою и когда хочется жадно, много работать — она знает это, знает и является именно в это время. Она входит медленно, спрашивает: «я не мешаю тебе? — усаживается на оттоманке. «Мне нужно поговорить с тобою», и начинается то, что было вчера, третьяго дня. Она уходит, и я остаюсь усталый, разбитый, безпомощный. О чем мы говорили? О даче, о лишней прислуге, о счете портнихе — не все-ли равно — я даже не помню этого. Когда у меня есть деньги, я отдаю их молча, спокойно — но и тогда она находит тысячу причин, чтобы сказать что-нибудь нудное, скучное, обидное. Не знаю, быть может, это даже доставляет ей удовольствие.

III.

         Почему нам не разойтись? Мы совсем не пара. И как мы сошлись? Она красива. Художественно красива, если можно так выразиться. В театре, на вечерах, на улице она невольно привлекает внимание. А больше? Припоминаю спокойно, безпристрастно: умна? Как сотни, тысячи других женщин ея круга. Злорадно подсказывает ум: красивая самка — и только.
         Сегодня мы поговорим окончательно. Она наверное согласится. Ведь я дам ей то же, что даю теперь — даже больше — тогда я буду работать много, запоем. Это главное. А я — разве я ей нужен? Я же знаю это, да и она вовсе не думает скрывать, что я слишком скучен, слишком незаметен для нея. Ну, конечно. И решение крепнет. Я обдумываю фразы, слова, которыя я ей скажу сегодня, скажу спокойно, убедительно, и на душе становится легче, светлее. Сейчас ея нет дома, но все равно — я буду ждать хоть до утра и заставлю выслушать меня.
         Машинально подхожу к столу, придвигаю раскрытую книгу. Когда я начал ее читать? Начало ускользает из памяти; пробегаю глазами страницы, пометки на полях, перелистываю дальше.

IV.

         В два часа явилась она. Я никогда не спрашиваю, откуда она возвращается. Да и зачем? Все равно, я ведь не стану проверять искренность ея ответа.
         Я хотел говорить сейчас же, говорить спокойно, строго-обдуманно, серьозно. И молчал. А она, стройная, изящная, как всегда, скользила по кабинету, обвевая меня струею тонких духов и свежаго морознаго воздуха. Потом небрежно-устало опустилась рядом, касаясь слегка коленом моей ноги.
          — Поздно уже... Ты работаешь?
         Я должен был сейчас же говорить, говорить те слова, те фразы, которыя я так тщательно продумал наедине, говорить безпощадно, сурово... А я глядел на вырез ея платья, на этот недосказанный намек грациознаго совершенства линий, чувствовал сквозь ткань теплоту ея упругаго тела. Ея глаза глядят загадочно, обещающе... В колебании руки чувствуется безмолвный интимный ответ.
         И с деланной усталостью, с наружным равнодушием обнимая ее, я поднимаюсь с кресла.
          — Пора уже бай-бай, детка...
         В душе что-то протестует, возмущается, чего-то стыдно. А я лгу сам себе, лгу, как вчера, третьяго дня.
          — Сегодня... а завтра, завтра я окончательно объяснюсь...
         Лгу и верю...

Евгений Шведер

 

Е. И. Шведер. Избранные разсказы. Вильна: Книгоиздательство «Эдитор», Типография Иосифа Завадзкаго в Вильне, б. г. Образцовая библиотека. № 23. С. 33 – 38.

 

Подготовка текста © Лариса Лавринец, 2012.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2012.


 

Евгений Шведер   Проза

Обсуждение     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2012
 
при поддержке