Евгений Шведер.     По Волге. От Твери до Рыбинска

I.
Евгений Шведер. По Волге. По Твери до Рыбинска // Зорька. Журнал для детей. 1905. № 4. С. 41

         Было уже десять часов утра, когда Коля проснулся. Сквозь плохо опущенную штору пробивались яркие лучи весенняго солнца, разсыпаясь золотистыми «зайчиками» по потолку и стенам. Коля слышал, как в гостиной сестра Нина разучивала на фортепиано гаммы, как звенели в столовой посудой, — но вставать ему не хотелось. Он прислушивался к долетавшим звукам и думал, как хорошо, когда не нужно вставать в восемь часов, торопиться в класс, думать об уроках.
         Вчера окончились занятия, и Колю перевели без экзамена во второй класс, и теперь он свободен, свободен на целых три месяца. Через неделю они наверное поедут в деревню к тете Вере, а там рыбная ловля, собирание жуков, старый сторож Кузьма страстный охотник за перепелами, громадный фруктовый сад... Надо только запастись рыболовными крючками, лесами и булавками для накалывания жуков.
         Коля вскочил и стал торопливо одеваться.
          — Ну, Коля, — обратился к нему за обедом отец, — помнится, я обещал тебе, если перейдешь без экзамена во второй класс, сюрприз и, как видишь, не забыл. О Волге ты, конечно, не только слыхал, но читал и даже учил. Вот мы с тобой и махнем теперь прокатиться по ней. Собирайся, а в четверг вечером выедем.
         До четверга оставалось еще два дня. Коля суетился, волновался, торопился укладываться, совал в дорожную корзину нужныя, и ненужныя вещи, которыя потом приходилось вынимать и перекладывать. За все это время ему мерещились разныя случайности, в роде того, что отец вдруг почему-нибудь раздумает ехать, или случится что-нибудь такое, что разстроит поездку.
         На беду в среду с вечера небо затянулось тучами, и начал накрапывать дождь. На следующий день Коля, как только проснулся, подбежал к окну: небо было такое же угрюмое, неприветливое. Лил дождь, стекая целыми потоками по тусклому, запотелому стеклу окна. Коле казалось ужасным, невозможным отложить поездку хоть на один день, и он чуть не плакал, глядя на безконечныя, обложившия небо тучи. Но все обошлось благополучно: и дождь перестал, и ничего особеннаго не случилось, и в восемь часов вечера, распрощавшись с домашними, Коля сидел в вагоне, ожидая третьяго звонка.
         Поезд тронулся.
         Замелькали леса, засеянныя зеленеюшия поля, станции. Коля смотрел в окно вагона, покуда совершенно не стемнело. Спать ему не хотелось и он, несмотря на советы отца хорошенько устроиться и заснуть, примостившись в уголок дивана, решил дожидаться приезда в Тверь, где нужно было пересаживаться на пароход.
          — Коля, Коля, вставай, — будил его отец.
         В вагоне было совсем светло, суетились пассажиры, сновали носильщики.
          — Вставай, голубчик, приехали. Что, небось хочется спать? Видишь, надо было послушаться, улечься и заснуть, как следует.
         Коля чувствовал себя немного сконфуженным, что поддался все-таки искушению и заснул.
         Было еще совсем рано, четыре часа утра, и улицы Твери, по которым они проезжали, казались совершенно вымершими, пустынными.
         Вот и пристань, а вот и пароход.
         Пароход тихо покачивался, разводя пары. До отхода оставался еще целый час. Солнышко светило ярко, разсыпаясь тысячами искр по сонной, слегка подернутой дымкою утренняго тумана воде. А глаза все-таки помимо воли слипались — хотелось спать. Коля, устроившись на узеньком диванчике маленькой, двухместной каюты, решил немного подремать, чтобы потом снова выйти посмотреть, как будет отчаливать пароход, но под тихое, равномерное его покачивание заснул крепким сном, не слыша, как свистел пароход и как он с шумом и грохотом, отчалил от пристани.
         Когда после четырех часов крепкаго, здороваго сна Коля, наскоро умывшись холодной водою, выбежал на палубу, ему на первых порах пришлось сильно разочароваться: Волга представлялась ему громадною, безбрежною рекою, с крутыми берегами, поросшими густыми лесами, в которых в старину водились сказочные Соловьи-разбойники, сплошь покрытою барками, лодками, пароходами — и ничего этого не было. Тянулись низкие зеленеющие берега, мелькали села, белели многочисленныя церкви, блестя на солнце разноцветными куполами, на каждом повороте пестрели красные и белые буйки, т. е. плавающие на привязи конусы, указывающие на опасныя мели; изредка попадалась рыбачья лодка, да, пронзительно покрикивая, пролетали одинокия чайки.
Евгений Шведер. Из видов Волги между Тверью и Рыбинcком. Слева буек          Здесь, в верхнем течении, Волга не представляет ничего величественнаго, грандиознаго — самая обыкновенная, средней ширины река. И оживленная, кипучая жизнь, и красивые, живописные берега с богатыми городами и селами, все это там дальше — за Рыбинском, за Нижним-Новгородом.
         Пассажиров на пароходе тоже немного — и все они расположились на палубе, греются на солнышке.
         Миновали Корчеву, Кимру — большое промышленное село, вырабатывающее в год обуви свыше чем на 6 миллионов рублей.
         Коля осмотрел весь пароход, заглянул в машинное отделение, в капитанскую будку, разговорился с добродушным, симпатичным капитаном.
          — Тут мало интереснаго, говорил капитан, берега скучные, однообразные, и Волга совсем некрасивая, за то за Нижним-Новгородом, за Самарою будет совсем иное. Пароходы там громадные, Волга широкая, многоводная, а берега — смотреть будете не налюбуетесь, увидите Жигули, Столбичи. Вот завтра утром не проспите, когда будем подъезжать к Рыбинску, тоже красивый вид издали. В Рыбинске вам придется пересесть на другой, больший пароход. У нас их по Волге ходит три типа: — от Твери до Рыбинска, где Волга совсем неширока и мелководна — такие маленькие, как этот; от Рыбинска до Нижняго-Новгорода — побольше, а там от Нижняго — уже настоящие, громадные пароходы со всеми удобствами.
         Как хорошо, как привольно дышится чистым речным воздухом! Набежала тучка, маленькая, задорная, брызнула дождем, и снова засияло солнышко.
         Вечер подкрался как-то совсем незаметно. Небо загоралось прозрачным янтарным светом вечерней зари, целиком, точно в зеркале, отражаясь на гладкой поверхности воды, разбегаясь голубоватыми струйками за кормой парохода. А маленький пароход, посвистывая и мерно работая машиной, бежал все вперед и вперед.
         Вот и знаменитый в истории Углич.
         Краски заката совсем потускнели, погасли и теперь дома и церкви города казались черными, точно вырезанными на бледном фоне неба силуэтами.
         Но уже поздно. От воды повеяло холодною сыростью, потянулись беловатые полосы тумана. Пора спать. А как хорошо, крепко спится под тихий говор машины, плеск воды и легкую, убаюкивающую качку парохода!...
Пристань в Рыбинcке          К Рыбинску пароход подходил в семь часов утра, но Коля встал гораздо раньше и теперь, стоя на носу парохода, с наслаждением любовался тихим погожим утром. И Волга, и небо, и зелень казались какими-то, словно подновленными, вымытыми под яркими, теплыми лучами утренняго солнца. Белоснежными пятнами, ослепительно сверкая на солнце золочеными крестами, вырисовывались на горизонте церкви, пестрели буи, а по голубому, прозрачному небу плыли легкия, пушистыя облачка.
         Еще один поворот и вдали показался целый лес мачт, потом запестрели разноцветные флаги, баржи, лодки, ялики и пароходы... Шум говора, свист, пронзительные крики целой стаи чаек, назойливо кружащейся над каждым приходящим пароходом... Волга, приняв притоки Шексну и Мологу, сразу стала шире, полноводнее. Пароход медленно, осторожно, лавируя между целым рядом разнообразных судов и лодок, причалил к пристани.
         Поднялась суетня, топот. К пароходу хлынула целая толпа носильщиков, грузчиков, матросов...
          — До свиданья! крикнул Коля капитану, суетливо распоряжавшемуся разгрузкой привезеннаго товара.
         Тот в свою очередь приветливо раскланялся.
          — Как назад пойдете, нас не забывайте, — крикнул он Коле.
         У второй пристани, пыхтя и выпуская клубы чернаго дыма, уже ждал большой пароход, отходящий через полчаса в Нижний.

Евгений Шведер

 

Евгений Шведер. По Волге. По Твери до Рыбинска // Зорька. Журнал для детей. 1905. № 4. С. 41 – 46.

Продолжение

 

Подготовка текста © Лариса Лавринец, 2012.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2012.


 

Евгений Шведер   Проза

Обсуждение     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2012
 
при поддержке