Адам Киркор.   Историко-статистические очерки города Вильно


Составил А. К. Киркор
Действительный член Императорскаго Русскаго географическаго общества, Виленской археологической комиссии и музеума древностей и Виленскаго губернскаго статистическаго комитета, член-корреспондент Императорскаго археологическаго общества, в Спб, императорско-королевскаго Краковскаго ученаго общества, истории и древностей Одескаго общества, и почетный-корреспондент Императорской публичной библиотеки.

Исторический очерк

§ 1.

         Вильно одно из древнейших поселений в этом крае. Основание этого города историки разсказывают многоразлично; одни приписывают Адам КиркорЛитовцам, другие Славянам, наконец третьи Варягам 1). Течением веков и событий все эти племена могли здесь селиться, сливаясь с туземцами, так что в начале XIV столетия Вильно могло быть небольшим Литовским поселением и имело деревянное укрепление, по мнению историков, на том месте, где ныне богоугодное заведение Иисус Младенец, с подземным ходом, коего следы доселе сохранились.
         Вокруг крепости, а также на берегу Вилии, на Антоколе и Лукишках, разбросаны были Литовския хижины; все же остальное пространство покрыто было непроходимыми лесами.
         В Польских хрониках Вильно явственнее выходит на сцену между 1270 и 1272 годом. В это время князь Литовский Свинторог, при впадении реки Вилейки (Вильно) в Вилию (Нерис), в долине, окруженной горами, покрытыми дремучими лесами, основал языческий храм в честь бога Перкунаса и поселил здесь жрецов и крево-кревейто, т. е. старшаго жреца. По обычаю Литовцев избрана была священная роща, установлен неугасимый огонь Знич, в честь Перкунаса, бога молнии, и Свинторог долине этой дал свое имя. Сын его Гермунт сжег тело отца после его смерти на этой долине. Вокруг храма были жилища жрецов, а берега Вилии и Вильна были усеяны деревянными хижинами, в коих жили туземцы.

§ 2.
1321 — 1345

Строительство Виленского замка. С гравюры Эльвиро Андриолли

         Исторический разсвет города Вильно начинается с 1321 года, когда великий князь Литовско-Русский Гедимин основал здесь замок. Летописцы 2) описывают нам основание Вильна-столицы следующим образом: в. к. Гедимин с большою свитою приехал из столицы своей Трок в долину Свинторога на охоту. В окрестностях пепелища, где сожигали тела великих князей, в дремучих лесах, среди больших гор, убито много зверей; но самому князю посчастливилось убить необыкновенной величины тура 3); обрадованный великий князь, после обычнаго пиршества, уснул; на другой день он собрал приближенных и разсказал им следующий виденный им сон: на той самой горе, на которой он убил тура, представился ему большой железный волк, котораго пронзительный вой, казалось выходил из внутренностей ста волков. Литовцы любили угадывать значения снов; ворожба сильно на них действовала, но никто из приближенных не умел истолковать значение виденного вел. князем сна; тогда первосвященник или крево-кревейте, по имени Лездейко, объяснил, что железный волк означает замок и великолепный город, которые должны быть построены вокруг святыни Свинторога, на той горе, где убит тур; вой же ста волков, который издавал железный волк – означает славу и могущество этого города. Это истолкование чрезвычайно понравилось вел. князю, вероятно потому, что согласовалось с его давнишними желаниями и политическими видами. Тотчас же принесены были жертвы богам и приступлено к постройке замков. Непроходимые леса разчищены, вековые дубы пали, устрашенные звери с ужасом бросились искать других логовищ, и вскоре на горе тура явился величественный, укрепленный, каменный замок с шестиугольною башнею. Внизу под горою, вблизи неугасаемаго Знича построен был деревянный замок, названный Вильно от реки Вильно. Гедимин перенес сюда свою столицу, назначив первым Виленским наместником Гастольда. Сооружения производились с необыкновенною быстротою, ибо 2-го октября 1323 г. Гедимин уже жил в Вильне и здесь подписал трактат, заключенный им с архиепископом Рижским, епископами Эзельским, Дерптским и Ревельским, и магистром ордена Меченосцев 4). Гедимин, замечательный политик своего времени, хотел населить свою столицу народом из всех покоренных им стран. С этою целию он предоставил Русским, еще прежде здесь поселившимся (ибо еще в 1306 г. был гостиный двор для Русских купцев, а в 1315 г. они имели уже два такие дома и домашнюю часовню 5) особую часть города, получившую название Русскаго конца. Пригласил многих Немцев переселиться в Вильно из Ганзейских городов 6), обещая им разныя права и преимущества и те самые законы, коими судятся купцы Рижские. В 1326 году и Евреи основали здесь свой собственный гостиный двор 7). Этаго мало; Гедимин хотя язычник, покровительствовал христианским исповеданиям; уже и тогда в Вильне свободно проповедовали слово Божие и никто не был стеснен в исполнении религиозных обрядов. Православные и Р. Католические монахи Францисканы имели здесь свои часовни.
         Таким образом Вильно уже при Гедимине было значительно населено, хотя и непоходило еще на велико-княжескую столицу.

§ 3.
1345 — 1387

         Могущественный великий князь Ольгерд значительно распространил Вильно и сделал торговым городом, особенно посредством замены местных произведений на привозимое из России и Ганзейских городов товары. При нем тоже множество купцев Русских и Немцев переселилось сюда. Он дал привиллегию Виленским жителям занимавшимся торговлею, без различия исповеданий, освобождавшую их от пошлин в целом государстве. Супруги Ольгерда, Мария, княжна Витебская, а потом Иулиниая, княжня Тверская, покровительствовали Православию. Ольгерд скончался в 1347 году, ему наследовал сын его Ягайло.
         В 1362 году в первый раз жители Вильна испытали страшный голод.
         В 1378 году Крестоносцы под начальством Готфрида Линдена напали на Вильно и хотя невзяли замка, но сожгли и опустошили большую часть города.
         В 1381 году Трокский Кейстут (брат Ольгерда, отец Витовта, а дядя Ягайлы) поссорившись с племянником своим в. князем Ягайлой, вследствие происков любимца Ягайлы, Войдыллы, напав на Вильно, взял замок, пленил в. князя и отослал его в Витебск. Но в следующем году (1382) Ягайло при помощи Крестоносцев снова овладел престолом. Кейстут изменнически умерщвлен в Креве. Прах его привезен в Вильно и по приказанию Ягайлы торжественно похоронен на священном месте называемом Свинторог. Среди величественнаго замка Гедимина, сооружен был костер из сухих дров. На нем положили тело Кейстута в доспехах и княжеском плаще. Тутже находились конь его, охотничьи собаки и соколы. Жрецы зажгли костре и в то же время раздались хвалебныя песни усопшему, а когда пламя охватило костер, неожиданно отверзлась глубокая пропасть и поглотила прах героя Литовскаго; это было последнее торжество языческих обрядов и главнаго их жреца креве-кревейто. 8)

§ 4.
Вильно в XIV столетии (наружность, замки, улицы, храмы, идолы, пути сообщения, реки, мосты и проч.).

         Во второй половине XIV столетия Вильно является уже обширною и благоустроенною столицею. На одной из высоких гор окружающих реку Вильно, при впадении ея в Вилию, стоял величественный каменный замок сильно укрепленный, с тремя башнями и высоким валом. С южной стороны, между этою горою, а рекою Вильною, находился обширный дом однаго из первейших вельмож Литовских Монивида. У подошвы горы тянулся нижний замок, называемый кривым градом. Вблизи, между Вилиею и Вильною, долина Свинторога, покрытая величественным дубовым лесом, на ней стоял деревянный языческий храм, в котором тлился неугасаемый знич. К храму примыкали жилища жрецов. Далее, на том самом месте, где ныне кафедральный римско-католический собор, находился идол бога молнии, Перкунаса, поставленный на кремнистом пьедестале. Вокруг это площади, почитавшейся священною, столяи обширныя жилища нижняго замка, большею частию деревянныя, но с высокими башнями.
         Велик-княжеский дворец состоял из нескольких зданий, в числе которых был дом для хранения сокровищ и конюшни (вблизи нынешней королевской мельницы). На юг от храма Перкунаса, стояла высокая круглая каменная башня, с окошком, чрез которое верховный жрец креве-кревейто вещал народу волю богов. Возле башни находился каменный дом, с четырьмя башнями, жилище крево-кревейты. Весь же кривой город окружен был высоким частоколом и кроме того его обмывали воды с одной стороны реки Вильно, а с другой канала, устроеннаго еще Гедимином 9). Из западных ворот нижняго замка шла дорога чрез, два моста на реках Вильне и Вингре, потом поворачивала на север и чрез пором на Вили вела в Кернов, древнейшую столицу Литвы и в Вилкомирский замок. На лево же от порома, где ныне предместье Лукишки, вела в священный лес, где стояли вековые дубы и сосны, разным богам посвященныя.
         Из криваго-града вели еще две дороги, одна на запад в Троки, мимо костела и монастыря Францисканов, а другая мимо Православнаго монастыря, за которым получала три направленя: в Гродно, Лиду и Медники. Наконец была еще дорога в Полоцк, которая пролегала через мост на Вильне за собором Пречистыя Богородицы, недалеко б. анатомическаго театра и мельницы, называемою епископскою.
         Кроме христианских храмов, в Вильне, тогда много еще было языческих; главным из них был храм Перкунаса в средине криваго-града, потом какое то священное место, там, где ныне костел св. Иоанна. На Антоколе 10), где ныне костел св. Петра, был воздвигнут пантеон Литовских богов, в котором поклонялись всем богам вместе. Каждый четверг, в вечеру, жрецы зажигали здесь восковую свечу 11) в честь богам.
         На том месте, где ныне ратуша и Православный собор св. Николая, находилось здание, окруженное высоким забором, с лавками и жилищами купцев. Вокруг всего этаго разсеяны были небольшие деревянныя хижины, жилища бедных Литовцев.

§ 5.
1387

         Такое зрелище представлял город Вильно, когда великий князь Ягайло, женившись на Польской королеве Ядвиги, в Кракове, приехал сюда с своею супругою в 1387 г. Еще в Кракове он дал обет Полякам, крестить всех своих подданных в Римскую веру. В Вильне тогда уже значительная часть жителей исповедывая христианскую веру, как Православную 12), так и Римско-католическую: к последним относились все переселенцы из Ганзейских городов. Остававшиеся еще в язычестве, покорные воле в. князя охотно приступали к крещению, с удивлением смотря на истребление прежних своих богов. Огонь Перкунаса угас навсегда, священныя рощи изрублены, идолы низвергнуты, храмы разрушены. Крещение совершал архиепископ Гнезненский Бодженто, доминиканец Венжик и многие привезенные из Польши духовные. Литовцев ставили в ряды целыми полками, священники кропили их святою водою и давали имена христианские; таким образом в одном полку называли всех Павлами, в другом Иванами и т. д. На том месте, где прежде был неугасимый огонь Перкунаса, основан кафедральный Римско-католический собор во имя св. Станислава и первым епископом Виленским назначен был Андрей Василло (родом Поляк) из монахов францисканскаго ордена, бывший епископ Сарептский и знаменитый в свое время проповедник. Этому епископу предоставил Ягайло значительную часть города с правом строить в оном дома и извлекать разныя выгоды, кроме того, в самом нижнем замке, или кривом-граде, подарил каменный дом. В том же году основан был костел св. Иоанна, на том месте, где был храм языческий, а также св. Мартина на Замковой горе. Обращение язычников в христианскую веру не могло представлять Ягайле особенных препятствий, ибо язычники в Вильне свыклись уже с христианством и его обрядами, свободно совершавшимися со времен Гедимина, а при том Литовцы издревле никогда не нарушали глубокаго и совершеннаго повиновения своим властителям. Ягайло издал закон, чтобы православныя, выходившия замуж за Р. католиков, принимали исповедание мужей своих, как равно, чтобы мужья, исповедывавшие православную веру, принимали исповедание жен, т. е. Римское 13). Во все это время находилась в Вильне и прекрасная королева Ядвига, своею кротостью и щедростью много способствовавшая обращению; а когда Ягайло отправился крестить в глубину Литвы, она воротилась в Краков 14). В знак своего благоволения к городу, даровал Ягайло Вильне Магдебургские законы, с правом избирать бургомистров и учреждать войтовские суды. Мещане обязаны были охранять замки 15).

§ 6.
1387 — 1430

         Уезжая из Вильны Ягайло оставил своим наместником Свидригайлу, обиженный Витовт обратился к помощи Крестоносцев и с ними напал на Вильну, где, в Кривом-граде, слабо укрепленном, собралось почти все население города; несмотря на отчаянное сопротивление, нижний замок был взят, 14 т. жителей и с ними князь Коригайло погибли. Осадили верхний замок, где начальствовал Поляк Москаржевский; долго продолжалась осада и наконец Крестоносцы убедились, что не возьмут замка. Опустошив город и окрестности, они ушли, узнав о приближении Ягайло с войском, но в 1392 г. под начальством вел. магистра Конрада Валленрода снова приступили к городу, опять сожгли и опустошили его с окрестностями; однако и вторично не взяли замка. Печальное зрелище представляло тогда Вильно. Среди пепла и развалин, чернелись только величественные замки. Жители, как привидения, всего лишенные, толпились в них и просили хлеба. Наконец Ягайло должен был согласиться на требование Витовта и объявил его вел. князем Литовско-Русским.
         В 1399 году, в августе, к прежним опустошениям присоединился еще пожар, истребивший почти весь город; но мощная рука Витовта скоро воздвигла его вновь.
         Фламандец Жильберт (de Lannoy), рыцарь дипломатии и путешественник XVю столетия был в Вильне проездом из Новгорода В., в 1413 году, и вот как описывает Вильно: «В Вильне находится замок, сооруженный на высокой песчаной горе, окруженный каменьями, землею и стеною, а внутри выстроенный из дерева. Из верхняго замка две галлереи ведут в нижний. Все это окружено каменною стеною и вмещает много строений. Здесь живет в. князь Витовт со своим двором. Вблизи нижняго замка, течет река, называемая Вильно. Город этот длинный и узкий, расположен с верху в низ, худо застроен деревянными домами, но есть некоторые храмы каменные 16).
         Витовт мудрейший из князей Литовских и один из могущественнейших владетелей того времени, хотя и перешел вместе с Ягайлой в Римско-католическую веру, но покровительствовал православию и другим исповеданиям, даже Евреям. После разделения митрополии 17) и назначения особаго для Литовской Руси митрополита Григория Семивлах, церковь Пресвятыя Богородицы в Вильне сделана митрополитальною, ибо хотя и назначен был для местопребывания митрополита г. Киев; но он жил большею частию в Вильне. Родственныя и дружественныя связи Витовта с Россиею 18), Царьградом, Татарами и даже с западною Европою привлекали в Вильно множество иностранцев. Казна великокняжеская была одна из богатейших; в 1415 году, когда король Ягайло посетил Вильно и вошел в кладовую в. князя, Витовт подарил ему 20, 000 коп прагских грошей 19) , кроме того 40 собольих мехов, сто жеребцов и сто штук богатых одеяний.
         В 1413 году учреждено было Виленское воеводство, и с того времени Вильно было резиденциею воеводы, кастеляна и многих сановников 20). Здесь великий князь праздновал свои знаменитыя победы над Крестоносцами, Татарами; здесь принимал он послов от разных государей, здесь возводил на ханское достоинство Татарских князей, как Бетсабулу и Геремфердена в 1419 году. Сюда приносили ему дани покорные Татары, часть которых поселил он в Вильне на Лукишках, наделив их разными привиллегиями.
         Могущественный Витовт, государь мудрый, храбрый, решительный, предприимчивый, управлявший Литвою и Русью самостоятельно и с неограниченною властью, из любви к отечеству, непринявший Блнемской короны, которую ему двукратно предлагали, стремясь к образованию независимаго государства, вознамерился возложить на себя королевский венец. В этом ему содействовал император Сигизмунд и с этой целью в 1430 г. приехали в Троки и Вильно король Ягайло, вел. князь Московский Василий II. Васильевич, князь Тверский, Рязанский, Одоевский, митрополит Фотий, легат Папский, господарь Волоский, воевода Илья, магистр Прусский, ландмейстер Ливонский со своими командорами, князья Мазовецкие, Татарские ханы и многие другие. Все было готово к коронации, ожидали только приезда Сигизмунда обещавшаго привезти с собою венец заказанный в Венгрии; но случилось иначе, Сигизмунд неприехал, высланный же им венец, по распоряжению Польских чинов и в особенности епископа Краковскаго Збигнева Олесницкаго, был перехвачен 21).
         Витовт сильно огорченный заболел и умер в Троках (1430). Ягайло торжественно похоронил его в кафедральном соборе св. Станислава в Вильне. Витовт был одним из славнейших современных государей в северной Европе; по словам летописца, в малом теле вмещал душу великую, умел пользоваться случаем и временем, повелевать народами и князьями, награждать и наказвать; за столом, во дворце, на охоте он всегда занимался делами, обогащал казну войною и торговлею, расточал деньги, но всегда с пользою для себя, отличался трезвостию. Витовт был до такой степени гостеприимен, что чужеземец посещавший Литву получал все необходимое даром во все время пути, так, что весь проезд ничего ему не стоил 22).

§ 7.
1430 — 1506

         Правление Свидригайлы и Сигизмунда было бедственно для Вильно. Первый в 1433 напав на Вильно, чтобы отнять ее от Сигизмунда, произвел страшное опустошение. Сигизмунд был жестоким тираном своего времени, он до такой степени озлобил против себя Литовских вельмож, что два приверженца Свидригайлы Румбольт, гетман Литовский и Януш палатин Троеский, составили заговор, чтобы убить Сигизмунда, но заговор был открыт и оба они были казнены. Тогда князь Иван Чарторыйский, Виленский воевода Довгирд и Трокский Лелюс составили новый заговор и умертвили его в Троках (1440). Город ожил при кротком и мирном правлении Казимира, сына Ягайлы. Он в 1441 году установил две ярмарки, одну на крещение, а другую в день Успения Пр. Богородмцы; обе эти ярмарки продолжались по две недели и привлекали множество купцев, съезжавшихся из разных сторон и в особенности из Пскова, находившагося под покровительством Казимира. В 1448 году, сюда съехались многие послы — Русские, Татарские, Тевтонскаго и Ливонскаго орденов, Новгорода В. и др., для позровления Казимира с венцем королевским в Польше. Долго они проживали в Вильне и великолепно были угощаемы. В 1464 обнародован был статут Литовский, известный под названием Статута Казимира Ягеллона, напечатанный потом в Вильне на Русском языке в 1492 году. В 1478 году уезжая из Вильны, Казимир оставил здесь сына своего, тоже Казимира, непринимавшаго никакого участия в делах правления, и все время проводившаго в мольбе и богоугодных деяниях. Он умер в цвете лет, от чахотки, 4 марта 1484 года и похоронен в той самой часовне кафедральнаго собора, где покоился Витовт. В последствии, он причислен Римско-католическою церковью к лику святых.
         В 1492 году на престол вступил Александр Казимирович. Через три года он женился на дочери царя Иоанна III. Васильевича, Елене (родившейся от царицы Софии Фоминишны 18 апр. 1474 г.); бракосочетание совершено в Вильне в Римско-католическом кафедральном соборе епископом Войцехом Табором, в присутствии священника Фомы приехавшаго с нею из Москвы и архимандрита Макария. Пребывание ея в Вильне ознаменовано было многими благовторительными делами и непоколебимою преданностию к родной вере. Александр дозволил благочестивой своей супруге украшать храмы Православные, и по ея ходатайству, подтвердил Киевскому митрополиту права, предоставленныя Номакононом великаго князя Ярослава Владимировича. В. княгиня молилась обыкновенно в церкви, ближайшей к замку, св. Покрова; во время же пребывания в Кракове она имела в самом замке придворную часовню. Она основала в Вильне церковь св. Духа и подарила Пречистинской церкви купленное ею в нынешнем Трокском уезде село Жагары. Елена оставшись вдовою по смерти супруга, в 1506 г., много содействовала к примирению наследника его Сигизмунда с Василием Иоанновичем. Скончалась в Вильне в 1513 г. и похоронена с королевскими почестями и великолепием в митрополитальном соборе Пречистыя Богородицы.
         В царствование Александра торговая деятельность Вильна значительно усилилась; Русские купцы из Москвы, Новгорода, Твери, прекратившие на время свои сношения с Вильною, по случаю войны Литвы с Россией, опять стали приезжать сюда и для них, по данной Александром привиллегии, в 1503 году, отстроен был Русский гостиный двор, на том месте, где существует ныне вблизи Острой брамы 23). В 1506 году окончена каменная стена вокруг города, начатая еще в 1498 году; в 1505 г. Александр освободил жителей Вильна от исполнения воинской повинности, с тем, чтобы они собственными средствами окончили эту стену. Стена эта имела 5 ворот: Медникския, Рудникския, Трокския, Вилейския и Красныя 24).
         Найденныя несколько лет тому назад в Ковне монеты денарии, из чистаго серебра, с изображением герба в. кн. Литовскаго и герба Ягеллонов с другой стороны, дозволяют думать, что монетный двор мог существовать в Вильне или Ковне еще во времена Витовта. При Александре же заведен монетный двор в Вильне и отдан в управление Ульриху Гозиусу. На нем чеканили только денары и пол-гроши 25). В его же царствование выписано было в Вильну много лекарей и заведены аптеки. Ремесленники, в особенности сапожники, золотых дел мастра, получили разныя привиллегии.

§ 8.
1506 — 1572

         Царствование Сигизмунда I. и Сигимунда Августа были счастливейшими годами в жизни Вильна. Дипломат XVI. столетия барон Герберштейн, проездом из Москвы, где он был посланником императора Сигизмунда у Василия IV. Иоанновича, описывая Вильно, говорит, что оно окружено каменною стеною, что в нем два замка, много православных церквей, римско-католических костелов и каменных домов 26).
         В 1509 году происходил в Вильне церковный собор, в котором духовенство Московской Руси непринимало участия. Деяния этаго собора имели целию установление для духовенства правил в нравственном отношении.
         В 1522 году основано в Вильне первое училище при кафедральном соборе.
         В 1530 заведено другое училище при костеле св. Иоанна. В 1519 году заведена славянская типография Яковом Бабличем, 1533 Андреем Ленчинским латинская и польская. В 1545 г. основан оружейный и пороховой заводы, а в 1547 одним из придворных Сигизмунда, Палецким, основан стеклянный завод. В 1513 и 1530 годах пожары причинили много вреда Вильне; нижний замок возобновлен был Сигизмундом, а кафедральный собор князем Иоанном Виленским епископом 27).
         Сигизмунд Август, еще при жизни отца приняв в управление Литву (1543), после смерти супруги своей Елисаветы дочери императора Фердинанда, скончавшейся в 1544 году, вступил тайно в брак с Варварою, дочерью Виленскаго кастеляна Юрия Радзивилла, вдовою после Станислава Гастольда воеводы Трокскаго. Король Сигизмунд I. и мать Сигизмунда Августа, Бона Сфорца, сильно противились этому браку, а потому только после смерти Сигизмунда I., Сигизмунд-Август торжественно объявил Варвару своею супругою, несмотря на сопротивление со стороны Боны и Польских вельмож. Она умерла в Кракове в 1551 году. Прах ея Сигизмунд Август привез в Вильно и здесь торжественно похоронил в кафедральном соборе.
         Знаменитейшее Литовское юношество, как напр. Радзивиллы, Ходкевичи, Сапеги, Кишки, Глебрвичи и др. получали образование за границею, там проникались духом вновь образовавшихся учений лютеранскаго, кальвинскаго и др. многие переменяли веру, вступали в брак с протестантками и вовратясь на родину распространяли новыя учения, или, по крайней мере, смотрели благосклонно и непрепятствовали другим присоединяться к протестантизму. Таким образом новыя учения стали проникать в Литву с самаго начала своего образования. Авраам Кульва, Литовец, начал проповедывать лютеранскую веру в Вильне еще в 1539 году и основал здесь училище; но Виленский епископ князь Павел Гольшанский, исходатайствовал у Сигизмунда I. повеление, коим Кульва обязан был явиться на суд епископа и покориться его решению. Кульва бежал в Пруссию, но семена им порожденныя впились уже глубоко. Напрасно, в 1541 году, издан был декрет, коим всякий принимающий новое учение лишался дворянскаго достоинства; напрасно воспрещено было выписывать учителей из Германии и посылать туда юношей для образования: Литовцы, покровительствуемые Сигизмундом Августом, неслушались стараго короля, а едва умер Сигизмунд I. протестантския учения безпрепятственно стали распространяться в Вилье и целой Литве. Сигизмунд Август был человеком образованным и любознательным, имел благородное и теплое сердце; по этому неудивительно, что новыя учения его занимали, и хотя он оставался верен католической церкви, но не стеснял ни чьей свободы совести, позволял собственным своим проповедникам Ивану Козминчику и Лаврентию Дискордия явно проповедывать учение Лютера; этаго мало, из его богатой библиотеки расходились по рукам сочинения Лютера, Кальвина, Меланхтона, Буцера и др.
         В 1555 году прибыл в Вильно некто Виклеф, родом из Германии, и начал проповедывать лютеранское учение в римско-католическом костеле св. Анны, а когда ему это было воспрещено епископом, Виленский житель Морштын дал ему приют в своем доме, куда стали собираться все последователи новаго учения. Епископ постарался об изгнании Виклефа из города, Морштын вскоре после того умер; но дом его, в котором началось проповедывание, остался на всегда убежищем лютеран и был переделан в кирху.
         Учение Кальвина распространялось в Вильне еще свободнее, потому что ревностным поборником онаго явился князь Николай Радзивилл прозванный Черным 28), возведенный Сигизмундом Августом на высшия в государстве ступени — Виленскаго воеводы, вел. Маршала и канцлера в. к. Литовскаго. Князь Н. Радзивилл воспитанный в Германии возвратился в отечество напитанный духом Кальвинова и Цвинглия учений; потом во время посольства к императору Фердинанду (1545), а также в Прагу, еще более утвердился в оном, и, около 1553 года торжественно принял евангелическо-реформатское исповедание вместе с супругою своею Елисаветою, урожденною Шидловецкою, детьми, со всеми домашними и многочисленными своими приверженцами. Пример был заразительный и вся власть епископа не могла ему противудействовать. Он основал кальвинский сбор (коллегию), куда собирались все единоверцы для совещаний и богослужения под руководством ревностнаго кальвиниста Мартина Чеховича нарочно выписаннаго из Польши, котораго он посылал потом в Швейцарию, чтобы ближе ознакомиться с обрядами и правилами сего учения. Князь Радзивилл пользовался неограниченным доверием и дружбою короля 29) и потому ему легко было склонить его в пользу своих единоверцев. Сигизмунд Август до конца жизни отличался особенною терпимостью в делах веры. Папа Павел IV присылал к нему своего легата, епископа Липпомани, с целию уговорить его принять решительныя меры против реформатов и воспретить их распространению; Сигизмунд Август вежливо принял легата, уверял его в преданности к католической вере и папе, но несогласился на преследование протестантов.
         В 1561 году гермейстер Ливонский Готтард Кетлер, принужденный оружием царя Иоанна IV Васильевича Грознаго сложить с себя достоинство гермейстера, прибыв в Вильно, уступил орденския владения Сигизмунду-Августу. Между тем Иоанн просил руки сестры Сигизмунда Августа — Екатерины. Сигизмунд Август отправил к нему послов, Шимковича, Гайко и Володкевича, как для переговоров по этому делу, так и для окончания спора за Ливонию. Но посольство было неудачно. Иоанн требовал присоединения Ливонии к России. Между тем Екатерина вышла в Вильне за князя Финляндскаго Иоанна, сына Густава Вазы, следствием чего вспыхнула война с Россиею, вовремя которой Русския войска двукратно были под Вильном. Один из предводителей Русских, боярин Петр Иванович Шуйский, был убит на полях Друцких и похоронен в Вильне в соборе Пречистыя Богородицы.
         В 1563 г. Сигизмунд-Август жалованною грамотою Литовскому и Русскому дворянству всех исповеданий, даровал теже права, коими пользовалось дворянство Польскаго королевства 30). Кальвин, Геслер, Билингер были с ним в переписке. Лютер посвятил ему перевод библии, а Кальвин объяснение посланий апостола Павла к Евреям. Лютеране, реформаты безпрепятственно сооружали храмы свои в Вильне. Даже Евреи пользуясь его веротерпимостью во множестве переселялись сюда из других стран. Сигизмунд-Август почти безвыездно жил в Вильне, окруженный блистательным двором, множеством иностранцев, великолепием, блеском. Население города увеличивалось, торговля и промышленность процветали. Вильно в это время было одною из знаменитейших столиц в Европе. Монастыри, соборы, костелы, кирхи, синагоги, мечети наполнялись разнородными жителями Вильна: Литовцами, Русскими, Поляками, Армянами, Греками, Немцами, Евреями, Турками, Татарами. Сигизмунд-Август страстно любил Вильно, ничего не жалел для украшения своей столицы, заботился о всех, и все сословия, люди всех исповеданий, без различия, составляли предмет постоянных его попечений. Он выписывал лучших ремесленников и фабрикантов из Кракова, Пруссии и других городов, украшал замки, строил публичныя здания, мосты, разводил сады, приглашал иноземное купечество, учреждал ярмонки, образовал городские ремесленные цехи с особым для каждаго уставом и привиллегиями, собрал богатейшую в свое время библиотеку. Блистательный двор, знаменитейшие вельможи (князья Радзивиллы, Сапеги, Кишки, Слуцкие, Острожские, Ходкевичи) теснились ко двору, строили и украшали великолепныя палаты и подражая королю, сами заботились о процветании столицы, из угождения ему выдумывали разныя увеселения, стараясь превзойти друг друга — роскошью, вкусом, богатством. Вильно кипело жизнью, деятельностью и представляло необыкновенное разнообразие, пестроту во всем — в храмах, в зданиях, в людях, в языке, в обычаях, в нарядах. Беззаботно, весело, без вражды и треволнений, Поляк и Русский, Литовец и Татарин, Грек и Армянин, Еврей и Турок братски подавали друг другу руку, потому что не из чего было ссориться: верховная терпимость всех исповеданий сближала их, упрочивала связи и отношения. Умер Сигизмунд-Август и все изменилось: братство заменилось — враждою; терпимость — преследованием; благоденствие — бедствиями.
         С кончиною Сигизмунда-Августа (1572) на долго кончились счастливые дни Вильны. Ни один из Польских государей несодействовал столько ко благоденствию города. Особенно после кончины Батория, Вильно обречено было на опустошения войн, голода, пожаров и, что всего ужаснее, порабощение совести в делах веры.

§ 9.
1569 — 1649

         В 1569 году когда на Люблинском сейме Литва лишилась своей самостоятельности и была соединена с Польшею, Вилеснкий епископ Валериан Протасевич выписал в Вильно Иезуитов. В следующем году они основали здесь коллегиум, котораго первым ректором был Станислав Варшевицкий. Сигизмунд-Август завещал иезуитам богатую свою библиотеку. В 1578 г. Стефан Баторий преобразовал коллегиум в академию; — это весьма непонравилось Литовскому дворянству, особенно исповедывавшему уже реформатскую веру, несмотря на то, что в Литве все чувствовали необходимость учреждения высшаго учебнаго заведения; ибо юношество надобно было посылать для образования в Краков или Прагу; но Литовские реформаты предчувствовали будущее и страшились Иезуитов. Баторий подписав привиллегию, требовал, чтобы канцлер в. кН. Литовскаго Николай Радзивилл приложил печать к ней, но канцлер отказался, объясняясь, что прежде должен посоветоваться с сенаторами; тогда Баторий призвал вице-канцлера Волловича и велел ему приложить печать. Воллович тоже колебался. Он незнал Латинскаго языка, а Баторий мало понимал по Польски и потому переговоры шли чрез посредство королевскаго секретаря Ясинскаго. Видя нерешимость вице-канцлера, Баторий велел сказать ему, чтобы представил печать королю, а он сам ее приложит; но что печати этой Воллович более неувидит. Последний, разумеется, поспешил приложить печать и Иезуиты, несмотря на старания реформатов, получили привиллегию 31). В 1581 году, епископ Протасевич, велел палачу сжечь публично на лобном месте иноверческия книги и отнятыя библии, напечатанныя кальвинами в Брест-Литовске и в других городах.
         Стефан Баторий хотя и заботился о благоденствии города, но редко бывал в нем, с переселением двора изсякли прежние источники, стала падать торговля и видимо начало уменьшаться население. Несмотря на это при Баторие было в Вильне еще много православных, богато украшенных золотом, серебром, драгоценными камнями, иконами и рызами храмов 32), множество римско-католических монастырей, костелов и других храмов, иноверческих исповеданий.
         Еще под конец жизни Сигизмунда-Августа, свирепствовала в Вильне моровая язва; в 1588 и в последующем году она возобновилась с новою силою.
         В 1588 году приехал в Вильно Константинопольский патриарх Иеремиа II.; здесь он учредил патриаршую ставропигию при монастыре Св. Духа, низложил митрополита Онисфора, на место коего посвятил Михаила Рагозу. При Сигизмунде III, религиозныя распри усилились. Когда в1596 г. образовалась уния и после смерти митрополита Рагозы преемником его назначен был главный сподвижник унии, бывший Брестский кастелян, Владимирский епископ — Адам Поцей, остававшиеся верными православию, в том же году заключили союз с протестантами для общих действий на сеймах, в трибуналах и пред королем 33). Сигизмунд III для окончания недоразумений между униатами и православными, назначил коммисаром славнаго Льва Сапегу, вельможу справедливаго и умнаго 34).
         В 1632 г. напечатана в Вильне книга под заглавием Синопсис, направленная против униатов и поднесенная Владиславу IV. Король грамотою 1 ноября т. г. оградил православных от митрополита Рутскаго (наследника Поцея, с 1613 — 1637), обеспечил для них монастырь Св. Духа и три приходския церкви: Воскресения Христова, Св. Иоанна и Св. Георгия. Сверх сего, король четырьмя конституциями 1635, 1638, 1641 и 1647 годов, даровал православным права и преимущества равныя с католиками и униатами.
         В 1607 г. издана королевская грамота, подтверждающая постановление 1536, которым повелено, чтобы Виленские мещане избирали, на основании магдебургских законов, бургомистров и радцев, (членов магистрата) по ровному числу греческой и римско-католической веры.
         В 1610 г. пожар истребил в Вильне 4700 домов, 10 храмов, Иезуитскую академию и нижний замок.
         В царствование Владислава IV появилось в Вильне такое множество нищих, что магистрат принужден был составить особый род управления ими и король утвердил эти предположения особою грамотою в 1626 году. По этому постановлению действительные нищие имели из среди себя четырех начальников с четырьмя помощниками называвшимися бичевиками, от слова бич — нагайка; им отведено было особое помещение, они занимали первыя места при костелах и на сходбищах, и все нищие обязаны были им почтением. Но что еще любопытнее — этим старшинам и их помощникам предоставлялось право отыскивать между нищими тунеядцев, здоровых и способных к работе и по отыскании наказывать их и изгонять из города 35).
         В 1636 году приехал в Вильно Владислав IV с большею свитою. Сюдаже приехали королевич Иоанн Казимир, нунций папский Филонард, посол Австрийскаго императорв Фердинанда II капуцин Магнии и др. последний от имени императора предложил королю Владиславу руку эрц-герцогини Австрийской Цецилии Ренаты дочери императора. Брак этот вскоре состоялся. Король посетил академию Иезутов, где присутствовал при возведении в степень доктора знаменитаго латинскаго поэта Сарбевскаго, которому тутже, подарил собственный драгоценный перстень. 14 августа король присутствовал при большом торжестве вознесения на престол мощей Св. Казимира королевича во вновь отстроенную часовню при кафедральном соборе.
         В 1641 г. назначена была особая коммиссия для разсмотрения многих жалоб, поданных жителями за причиненные грабежи и насилия. В коммиссии этой председательствовал Виленский воевода князь Радзивилл и Вилеснкий епископ Авраам Война. Первый сильно защищал своих единоверцев-протестантов и потому дело передано на суд сейма, который обвинил протестантов и предписал их кирху перенести за городскую черту.

§ 10.
1649 — 1702

         Самая бедственная эпоха для Вильна начинается с царствования Иоанна Казимира.
         Во время войны России с Польшею в 1655 г., 10 августа войска Русския под начальством Хаванскаго овладели Вильною оставшеюся без всякой защиты, ибо гетман Литовский князь Януш Радзивилл, начальствовавший в Вильне, забрав все сокровища, нетолько собственныя, но и монастырския и частных лиц, а также казну, бежал в м. Кейданы. Замок Виленский был защищаем Хвалибогом Жеромским, но не долго мог устоять; в один день погибло более 25, 000 Виленцев. К этому присоединился голод и моровая язва, а кроме того пожар истребил значительную часть города. Голод был такой страшный, что люди убивали друг друга за кусок хлеба, пожирали трупы и брат убивал брата, ради пищи. Современники пишут, что после этих бедствий в Вильне нельзя было узнать Вильна. В 1657 и следующих годах жители Вильна отправляли послов к царю Алексею Михайловичу, представляя ему несчастное положение города, с испрошением разных льгот и пособий, а между прочем, чтобы Евреи были изгнаны из Вильна и поселены за городскими воротами, близ своего кладбища. В Вильне начальствовал воевода Шаховской, принимавший при содействии одного из войтов, Койрелевича, меры к охранению города от пожаров и грабежей. В этом же году, 21 октября, произошла кровавая битва под Верками. Здесь князь Юрий Долгорукий победил Поляков и взял в плен гетмана Викентия Корвина Гонсевскаго. Виленским гарнизоном в замке командовал некто Данила Мышацкий, жестокостию своею увеличивавший еще более бедствия города. В 1661 году Польский воначальник Михаил Пац взял Вильно; Мышацкий был казнен на рынке. Историки пишут, сто палачем его был собственный повар. Город был до такой степени разорен, что Австрийский посол в Москве, Меербер, проезжая чрез Вильно, в 1663 году, видел только на пепелище громады камней и почерневшия стены.
         В 1664 году, мая 15 приехал в Вильно Иоанн Казимир. Его приветсвовали торжественно; но в этом торжестве заключалось более насмешки, нежели преданности 36). Виленский магистрат жаловался королю, что в числе членов онаго заседают два протестанта, чего им данными прежде привиллегиями недозволенно. Король постановлением 1666 года повелел, чтобы впредь заседали в магистрате только католики и протестанты.
         В 1667 году заключен Андрусовский мир с Россиею. Иоанн Казимир в следующем году сложил с себя корону; но бедствия Вильна и религиозныя междоусобия непрекращались.
         Пятилетнее царствование Михаила Вишневецкаго неознаменовано никакими примечательными событиями в судьбе Вильна.
         Иоанн III Собесский вступив на престол в 1678 г., подтвердили привиллегию, коею Вильно сравнено во всех правах и преимуществах с Краковом. В 1688 году Иоанн III в первый раз посетил Вильно с королевичем Иаковом. Город встретил его торжественно и поднес ему сто червонцев, а королевичу 50, кроме того всем придворным разные подарки.
         Виленский воевода, гетман великаго княжества Литвоскаго Казимир Сапега наложил огромную контрибуцию на духовныя имения и сверх того постоями и грабежем довел крестьян до такой нужды, что многие из них бросили свои жилища и пошли по миру. Многие костелы, лишившись средств существования, были заперты. Современные акты Виленскаго капитула свидетельствуют, что духовенство не в состоянии было продолжать богослужение даже в двух часовнях кафедральнаго собора; это породило борьбу с епископом Бржостовским, продолжившуюся до тех пор покаместь папский нунций, не успел примирить враждующих.

§ 11.
1702 — 1794

         Во время междоусобной войны раздиравшей Польшу, когда явилось два короля в одно время, Август II и Станислав Лещинский, Вильно понесло значительныя потери от огромных контрибуций налагаемых нетолько неприятелями, но и собственными войсками, особенно неприязненными партиями Огинских и Сапегов. В 1702 году в апреле заняли Вильно войска Шведския Карла XII, под начальством генерала кригс-коммиссара Иоанна Альдерштейнаю В 1703 г. Петр вел. с 50 т. войска прибыл в Вильно. Император, 15 июня вступив в город чрез Полоцкую заставу с Преображенским полком, прошел весь город, и на равнине, за Снипишками, остановился лагерем простиравшимся до самых Верек. За Преображенским полком следовали Драгуны в синих мундирах, за ними прочие полки, кавалерия, артиллерия. Возвратясь в город Петр В. остановился возле Ратуши в казенном доме, и здесь принимал депутацию, которую составили староста Самогитский Огинский, кастелян Коцел, писарь Мозырский Ленкевич и некто Халецкий. Кроме того принимал Виленскаго епископа Бржостовскаго, явившагося с епископами-суфраганами и целыми капитулом. От имени трибунала Литовскаго приветствовал государя референдарий в. к. Литовскаго Степан Слизень. Потом Петр В. переехал на жительство в Слущинския палаты (ныне казармы гарниз. баталиона, на Антоколе). Петр Великий посетил академию Иезуитов, присутствовал при прениях и принял угощение Иезуитов. В Пятницкой церкви Петр В. служил благодарственное молебствие за одержанную победу и подарил этой церкви знамя, отнятое у Шведов. В этойже церкви Петр В. крестил Африканца Ганнибала, деда с матерней стороны знаменитаго поэта А. С. Пушкина. Уезжая из Вильна, Петр В. учредил здесь складочный провиантский магазин и назначил коммисарами Емяжевича, Струтынскаго и Нагурскаго 37).
         В 1708 г. 26 января Петр В. вторично приехал в Вильно и прожил здесь до 4 февраля. К нему приезжали Меньшиков и адмирал Апраксин. В марте приехавшие в Вильно Карл XII. и Станислав Лещинский учредили здесь Senatus Consilium из 20 сенаторов для составления всеобщей амнистии. Бедствие войны и неурожай породили в 1710 в Вильне страшный голод, к которому присоединилась заразительныя болезни, так что в это несчастное время умерло 118 Иезуитов, 30 т. христиан и около 4 т. евреев. Современники, описывая эти печальныя события, говорят, что люди пожирали собак, кошек, мышей. Сюда доставили 8 человек крестьян, кои, умертвив своих жен и детей, пожрали их трупы, а когда и этаго не стало, нападали на проезжающих, убивали и пожирали. Бедные крестьяне со всех сторон стекались в Вильно и почитали счастием, если для пропитания находили издохшую лошадь или сабаку. Бочка ржи стоила тогда 10 р. 50 коп. 38)
         Печально взглянуть и на будущие годы жизни Вильна.

[...]

         Епископ Виленский Бржостовский в 1722 году выписал в Вильно Пиаристов. Староста Меречский Антон Сапега надели их значительными фундушами. Пиаристы на пути просвещения явились сильными соперниками Иезуитов. Ученый пиарист Конарский приезжал в Вильно из Варшавы и учредил здесь училище, которое в продолжении 30 лет вело безпрестанную борьбу с Иезуитами, до самаго их уничтожения, последовавшаго в 1773 году.
         Не смотря на все несчастия, претерпенныя Вильном, оно во второй половине минувшаго столетия имело еще 32 христианских храма, 23 монастыря, 10 знатнейших палат, 2 великокняжеских дворца, 2 семинарии: римско-католическую и униатскую, 2 конвикта для обучающагося юношества, 8 госпиталей, 4 типографии, 7 ворот и столькоже предместий и около 60, 000 жителей обоего пола 39). В начале царствования Станислава Августа торговля и промышленность снова оживились и положение города несколько улучшилось. Из пепла и развалин стали возникать дома, многие вновь построены и уже преимущественно каменные; но королевский дворец, палаты королевы Варвары, митрополитальный собор и некоторыя другия здания, бывшия украшением города, навсегда остались в развалинах.
         С уничтожением Иезуитов (1773) учреждена была эдукационная коммиссия, как главное место, руководившее образованием юношества. Имения Иезуитов перешли во владение коммиссии и тогда Виленская академия, получив другое, более полезное направление, переобразованная и усовершенствованная, стала единственным высшим учебным заведением в Литве. В 1781 голу ректор ея, Мартин Почобут, муж доблестный и просвещенный, разделил ее на четыре факультета: богословский, физический, юридический и медицинский.
В 1788 году войска Р 40).

Исторический очерк. § 12. 1794 — 1852.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) По сказанию Шафарика *) одна из знаменитейших отраслей Славянскаго племени Волоти (Велеци, Ветети, Ветоти, Vilten, Vilzen), еще во II веке по Р. Х., вытеснив из приморских берегов Балтийскаго моря Готфов и Вандалов, поселилось в окрестностях нынешних городов Вильно и Вилкомир **). По этому некоторые писатели полагают, что первоначальными основателями Вильна были Славяне, что от них река Вильно и самый город получили название и что основание его относится к глубокой древности. Долголи здесь оставалось это храброе племя, явных следов нет и никаких подробностей о дельнейшем его здесь пребывании мы не знаем.
По сказаниям Русских летописцев ***), около 1128 года, Мстислав Великий, покорив земли Кривичей, до такой степени устрашил окрестных жителей Вильна, что они призвали к себе короля Венгерскаго, предоставляя ему власть над своею землею, но потом избрали себе князем Ростислава Рогволдовича и брата его Мавнольда, сыновей Миндовга, от которых Русские летописцы начинают род князей Литовских.
После них будтобы царствовали Давиль или Давид, сын Ростислава, Тройден сын последняго, Витиян — сын Тройдена. Но сей вывод князей наследников Миндовга, неосновательно, как говорит Карамзин ****), производимый от князей Полоцких, подлежит большому сомнению; ибо неестественно предполагать, что потомки Владимира Св. именовались по Литовски и были язычниками, как Тройден, Витиан и другие.
Длугош *****) называет Вильно древнейшим поселением Литовским, получившим название от вождя своего Виллюса, будтобы пришедшаго из Италии ******). Сказание это, порожденное единственно сближением слов, не имеет никакого основания.
Знаменитый Истландский путешественник XII столетия Снорро-Стурлезон *******) пишет, что он нашел около города Вильно своих одноземцев, с которыми мог свободно изъясняться своим наречием. Что Вельни, Вылне, Велъне тоже самое что Вильно, в том убеждает то, что уже во время Ягайлы в некоторых дипломах, до селе хранящихся в Кенигсбергском тайном архиве, Вильно так было называемо. Быть может, что Норманны, Скандинавы или Варяги ********) еще в IX веке (если и не ранее), во время опустошительных своих набегов на прибрежныя к Балтийсому морю стороны, могли поселится в нынешней Вильне, или ея окрестностях. В летописи Эрика сказано, что многие из Датских переселенцев так полюбили новую страну (т. е. прибрежья Балтийскаго моря), что не захотели возвращаться на родину; Деппинг же присовокупляет, что причиною этаго переселения был страшный голод в Дании. Это случилось в 880 году по Р. Х. Допуская мысль, что Скандинавы были одними из покорителей Вильна, с которыми даже в XII. веке мог объясняться их соотечественник Снорро, мы должны прибавить, что и в таком случае, до эпохи Свинторога, Вильно могло быть только небольшим поселением и Скандинавы, слившись с туземцами, составляли один народ — Литовский.  К тексту

2 Стрыйковский, т. I., кн. XI., гл. 4, стр. 370 (изд. 1846 г.) и др.  К тексту

3) Гваньини (кн. II., ч. I., 21.) пишет, что гора, на которой убит тур, называлась тогда Кривою, а потом известна под названием горы Тура или Лысой.  К тексту

4) Raynolds Annal. Ecclisias, XV., под годом 1323 N. 20. р. 256.  К тексту

5) Tyg. Wil. 1817. N. 77.  К тексту

6) В ист. Вильна Крашевскаго помещено (I. 365.) послание Гедимина ко градам Ганзейским.  К тексту

7) Евреи пришли в Литву первоначально из Киева еще в 1156 г. — Tyg. Wil. 1817. N. 77.  К тексту

8) Так гласит предание. Летопись Виганда, изд. Рачинским, 289.  К тексту

9) Река Вильно, или нынешняя Вилейка, в XIV. стол. имела совершенно другое направление, она текла мимо Лысой и Замковой горы, потом через маленький рынок, окружала нижний замок и за нынешним кафедральным собором впадала в Вилию. С противуположной стороны, т. е. с запада, протекал ручей, называемый Вингер и впадал в Вилию почти рядом с Вильною или Вилейкою. Ныне Вилия с Вилейкою соединяется посредством канала, сделаннаго еще Гедимином.  К тексту

10) Антоколь происходит от слов Литовских ант-та-кална, т. е. на этой горе; точно также называется несколько имений в Вилкомирском уезде и все они расположены на пригорках.  К тексту

11) Стрыйковский, изд. 1846. т. I. 373.  К тексту

12) Соф. Врем. 1381. Данилович, 204.  К тексту

13) Постановление это на Польском языке напечатано в первый раз ученым Малиновским в примечании к переведенной им хронике Ваповскаго I., 74.; на Латинском же языке помещено в актах Виленскаго капитула в начале XVI. ст. на стр. 91.  К тексту

14) Ваповский пишет, что, по общему мнению, в целом мире не было женщины прекраснее Ядвиги. Некоторые историки говорят, что она в течении целаго года сопутствовала Ягайле в разъездах по Литве для крещения; но она в то самое время, с войском напала на Червонную Русь и овладела ею. (Зубрицкий II В. Л. ст. 218). Это подтверждается и сказанием Ваповскаго (1, 84.), который говорит, что когда Ягайло воротился в Краков, то подозревал свою супругу в сношениях, во время его отсутствия, с прежним ея женихом Вильгельмом Австрийским.  К тексту

15) Грамоту об этом см. в Актах и грам. I. N. 1, 2, 3, 4, 26.  К тексту

16) Voyages et ambassades de messier Guillebert de Lannoy, chevalier de la toison d’or, seigneur de Saintes, Willerval, Tronchiennes, Beamont et Wahenies, 1399 — 1450. Mons, typographie d’Em Hoyois libraire MDCCCXI (1830.) 8-vo. 144.  К тексту

17) Грамота Витовта, см. в Акт. от к Ист. Зап. Рос. Т. I. стр. 35.  К тексту

18) Князь Тверский Иоанн Михайлович был женат на сетсре Витовта Марии, кроме того он был тестем в. кн. Московскаго Василия Дмитриевича, за которым была дочь его София-Анастасия.  К тексту

19) В одном Прагском гроше заключалось прежде 43 нынешних гроша, а при Ягайле только 30 нын. гр. По этому счету Ягайле подарено 180, 000 р. с.  К тексту

20) Воевода был начальником всего ополчения в своем воеводстве; вл время мира он председательствовал на сеймах, устанавливал таксы, меры, весы. Кастелян занимал первое место в сенате после воеводы и поде го начальством предводительствовал ополчениями своих уездов.  К тексту

21) Спустя сто лет Литовцы домагались у Поляков этаго венца для венчания Сигизмунда Августа; см. Акты от. к Ист. Зап. Рос. III. II. 171.  К тексту

22) Voyages de Guillebertt de Lannoy sous l’année 1412 § 61.  К тексту

23) Я сказал выше, что еще в 1306 т 1315 годах построены были Русские гостинные дворы. В 1336 году сгорел гостинный двор, в 1375 г. отстроен был вновь (Ярошевич I. 109.) Грамота Александра на возобновление гост. двор. помещена в Акт. и гр., 17.  К тексту

24) Atheneum III, 107. (1848). Wiz. i Roz. nauk. m. 60., 77.  К тексту

25) Чацкий I., 129., 18 денаров, составляли один грош (в 1511 г.) имевший весу 24 10/38 гран и был 36 частию червоннаго злотаго.  К тексту

26) Rerum Moschoviticarum Commentari, Sigismundo Libero authore. Antverpiae 1558, 113.  К тексту

27) Князь Иоанн был побочный сын короля Сигисмунда I. родившийся от Екатерины Тельничанки, которую он потом выдал замуж за Андрея Костелецкаго великаго подскарбия Корннаго. Епископ Иоанн получил это достоинство 21 года от роду (1519); но не смотря на свою молодость, явил необыкновенный ум, твердость характера и прекрасное сердце. Он умер в Познани; но был привезен и похоронен в Вильне в 1538 году.  К тексту

28) Он был двоюродным братом супруги Сигизмунда Августа, Варвары, вдовы после Трокскаго воеводы Гастольда, урожденной Радзивилл. Николай Радзивилл в 1518 году исходатайствовал у императора Максимилиана I титул князя священной империи для всего рода Радзивиллов. См. Цихоцкий, (Иезуит Савицкий) Alloquia Osieciensia 201. K. F. Eichhorn, а также Отношение княжескаго дома Радзивиллов к княжеским родам в Германии, — пер. с Нем. на Поль. Гр. Ржищевскаго, II.  К тексту

29) Когда Радзивилл входил в сенат, в котором присутствовал король, то Сигизмунд Август сажал его вместе с собою под балдахином: Żywot Bog. Radz. изд. Гр. Рачинским.  К тексту

30) Акт. отн. к Ист. Зап. Рос., т. II. стр. 384 и 398 т. III, 118.  К тексту

31) Соликовский, 123 — 126.  К тексту

32) Vbi (Polociae et Vilnae) Suppelletilem ex auro et argento caiosam habent (Rutheni) in ecclesiis: Vilnae triginta templa habent, omnia fere opere lateritio structa... Scholas semper templis adjunctas habent... Respublica Moscoviae etc Lugd. Bataw. 1580 Epistola Joh. Meletii ad David Chytraeum p. 129 — 130 — 133. у Нарбутта IV., 496. (прим.)  К тексту

33) Wiz. i Roz. Nauk. Т. 61, 15 — 19.  К тексту

34) Лев Сапега отличался редкою в то время терпимостью, благородным характером и прямодушием. Лучше всего рисует замечательнаго этого человека письмо его к Полоцкому архиепископу Иосафату Кунцевичу, писанное 12 марта 1622 г. См. Прим. К 347 стр. 8. т. Ист. Литер. Польской Михаила Вишневскаго.  К тексту

35) Грамота Владислава IV. помещена в Dziejach Dobroczynności Wileńskiéj za 1821 r. str. 2168.  К тексту

36) В Иезуитской академии дано было для увеселения короля театральное представление, в котором с умыслом было говорено: что король возвращается с торжеством, потому что мы еще живы» Коховский, Clim: III., 122.  К тексту

37) См. Domowe Wiadomości o w. x. Litt. x. Władysława Łubieńskiego. Вильно 1763 г. 1., 49 В Виленском музеуме находится большая рукопись (X. 89.) неизвестнаго автора, или нескольких авторов, потому что писана разными почерками. В этой рукописи, между разными статьями о событиях в в. к. Лит. с 1693 по 1724., находится любопытная статья о пребывании Петра В. в Вильне. В статье этой именно сказано, что Петр В., проводя войско за нынешний зеленый мост, остановился в казенном доме возле ратуши. Кс. Лубентский ничего об этом не упоминает, а напротив говорит, что Петр В. квартировал в доме Слущинских. Петр В. 1 августа уехал из Вильны, а 6 находился в Биржах (Голиков 11, 127). Войска Русския, разположенныя за зеленым мостом и за Св. Стефановскою заставою, оставались до сентября.  К тексту

38) Тогдашняя бочка (в нынешней без мала три четверти) заключала в себе от 60 – 75 гарнцев. В то время соль доставлялась из Пруссии в солянках или бочках, от этаго и рожь стала мериться бочками.  К тексту

39) Lexycon Jeograficzny Кс. Карпинсаго 1766 г. стр. 602.  К тексту

40) Дейов похоронен на 8 версте от Вильна по Ошмянской дороге. Поставленный ему памятник существует до сих пор.  К тексту

 

ПРИМЕЧАНИЯ К ПРИМЕЧАНИЯМ

*) Славянские древности, II, 44 §.

**) Древние писатели Мела, Страбон, Плиний, Тацит ничего не говорят про этих Славян; но Птолемей описывал их, как поселенцев берегов Балтийскаго моря. — Это племя (Шаф. 783) двинулось потом от устья реки Вильно на север. Оно известно также, под именем Лютики и Вилькии, (Россия Булгарина, ист. III, 249) и прнадлежало к разряду Славян свободных, имевших своих князей или воевод и сделавшихся потом грозою не только Немцев, но и своих соплеменников, а особенности пылало непримиримой ненавистью к Немцам и в послествии проникло в Сев. Германию на берега нижней Одры и в Померанию.

***) Воскресенская Летопись I., 48.

****) Ист. Гос. Рос. изд. 6, т. IV., 82.

*****) Род. 1415, умер 1480.

******) Histor. Polon. Lib. X p. 116.

*******) Снорро-Стурлезон, т. е. Снорро сын Стурле, происходивший от древнейшей Истландской фамилии, родился в 1179 г.; он путешествовал по всему Северу и написал сочинение, известное под названием Heimskringla, т. е. мир или шар земной; оно напечатано в Стокгольме в 1697 г. на Истландском, Шведском и Латинском языках.

********) В Литовском языке встречаем слова весьма схожия со словами В а р я г, именно: Wargas — беда; Wargej — тяжело, горестно, хлопотливо; Warginnu — мучить. Нетели в значении этих слов связи со словом Варяг—наездник, грабитель, опустошитель?

 

 

А. К. Киркор. Историко-статистические очерки города Вильно // В память пребывания Государя Императора Александра II в Вильне, 6 и 7 сентября 1858 г. Издание Виленской археологической комиссии. = Na pamiątkę pobytu Najjaśniejszego Cesarza Jego Mości Alexandra II w Wilnie 6 I 7 wrzesnia 1858. Wydanie kommisji archeologicznej Wileńskiej. Wilno: J. Zawadski, 1858. S. 17 — 44.

 

 

OCR и примечания © Павел Лавринец, 2009.
Сетевая публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2009.


 

Адам Киркор    Обсуждение

Проза     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2009