Николай Волковыский.  Почему обойдены? (По поводу "Антологии зарубежной поэзии")



         Эти строки пишутся перед самым выпуском воскресного номера газеты и потому обречены на краткость.
         Почта только что принесла мне вышедший в берлинском издании "Петрополис" сборник стихов под заглавием "Антология зарубежной поэзии". Составители сборника - живущие в Париже литераторы: Георгий Адамович и М. Л. Кантор.
         Я еще не успел внимательно прочитать эту книгу, в которой стихам и предисловию посвящены 235 страниц. Пробежал редакторское вступление и просмотрел список авторов, произведения которых нашли себе приют в "Антологии".
         Приятно было узнать в предисловии, что составители сознавали "лежащую на них ответственность". Любопытно было прочитать, что г. г. редакторы преодолели "долго прельщавшую мысль отказаться от беспристрастия в выборе авторов". Наконец, доверие внушило указание на то, что "содействие в подготовке и издании" книги оказали, как сообщают редакторы, не только их парижские друзья, но и писатели живущие в Праге, Таллине, Варшаве, на Дальнем Востоке.
         Говорю о "доверии", потому что помощь "местных людей" должна была гарантировать действительно широкое "представительство" русской зарубежной поэзии. Поместить стихи Бунина, Мережковского, Ходасевича, Бальмонта, Георгия Адамовича - особого труда не составляет. Важно дать возможно полную картину русской поэзии за пределами России.
         Участие живущего в Варшаве Л. Н. Гомолицкого, упомянутого среди "оказавших содействие", давало-бы, казалось, основание рассчитывать, что русские поэты в Польше найдут свои имена в этой "Антологии", о которой г. Адамович правильно пишет в своем предисловии: "Едва - ли, в самом деле, возможна надежда на то, чтобы в эмиграции, при наших здешних материальных условиях, был когда-нибудь еще издан подобный сборник".
         Это "едва - ли" и налагало на редакторов особую ответственность.
         Однако по отношению к русским поэтам, проживающим в Польше, г. г. ред-ры сборника чувства ответственности не проявили: кроме г. Гомолицкого и С. Л. Войцеховского, мы не находим в сборнике ни одного из тех имен которые здешний русский читатель привык встречать на страницах выходящей в Польше русской печати. Мы не будем называть их. Мы укажем только, что некоторые из этих обойденных удостаивались премий на конкурсах, в жюри которых входили, если не сам г. Гомолицкий, то, во всяком случае, люди из близких ему литературных кругов.
         Г. Адамович признается, что в составленном сборнике "много бледных стихотворений". Мы не хотели - бы обидеть литературных друзей г. Гомолицкого подозрением, что премированные ими поэтические произведения были "бледнее бледных". Следовательно, они то, во всяком случае, должны были найти себе место в "Антологии". Однако, далеко не все, что должно быть, происходит.
         Один из 6 отделов книги посвящен тем поэтам, которые "живут в разных пунктах русского рассеяния, не образуя, однако, достаточно прочных и характерных групп, чтоб могло быть оправдано выделение их в особую главу". Этим авторам, не имеющим счастья жить в Париже, Праге, Берлине или на Дальнем Востоке, уделено 22 страницы. И тут не оказалось уголочка для человека такой бесспорной талантливости, как Борис Волков (Сан-Франциско).
         Быть может, парижский Олимп не достаточно высок, чтоб с него было видно по ту сторону океана. Надо подсыпать песку.
         Ответственность - понятие растяжимое. Мы вернемся еще к рассмотрению сборника. Сегодня - же отметим лишь, что сугубо велика была ответственность г. г. ред-ов перед теми русскими поэтами, которые живут вне того, что в Париже считается "большой дорогой". Издание едва - ли повторимой, в зарубежной обстановке, "Антологий" обязывало составителей ее отнестись с особым вниманием к тем талантливым русским поэтам, которым изданная в Берлине книга давала, быть может, единственную возможность показаться "на людях" за пределами той страны, где они печатаются. Не только показаться сегодня, но и сохранить свое имя для того будущего историка русской поэзии за рубежом России, который окажется введенным в заблуждение составителями "Антологии", уверенный, - в отдалении, быть может, десятилетии, - что он имеет перед собою подлинное отражение русского зарубежного поэтического творчества.
         Ответственность г. г. редакторов оказалась "ограниченной". А книга вышла в свет, на другую - же "едва - ли можно надеяться".

Н. Волковыский

 
Н. Волковыский. Почему обойдены? (По поводу "Антологии зарубежной поэзии") // Наше время. 1936. № 4 (1633) = Русское слово. № 4 (1202), 5 января.

 

Подготовка текста © Юлия Борковская, 2005.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2005.


 

Николай Волковыский      Обсуждение

Балтийский Архив     Критика и эссеистика


© Baltic Russian Creative Resources, 2000 - 2005