Ольга Жандр.   Грезы прошлого


1. Ожиданье Грезы прошлого. Вильна: Русский почин, 1908. Обложка
Тихо, над дремлющим мирно селеньем
Месяц поднялся златою дугой......
Сердце, объятое страстным волненьем,
Ждет тебя, милый, тебя, дорогой!

Милый, скорее!
Будь же смелее:
Юность нам в жизни дается лишь раз!
Ласкою жгучей,
Страстью кипучей
Я за любовь заплачу, не таясь.

Чу! вот калитка в саду заскрипела....
В доме заснули: не хватятся нас!
Быстро ко мне приближайся и смело:
Ждет нас блаженство в полуночный час!

Милый, скорее!
Будь же смелее:
Юность нам в жизни дается лишь раз!
Скрытой тропою,
Чащей густою,
Ты проберись незаметно для глаз......

Чую, идет он, желанный мой.... близко....
Желтыя листья, я слышу, шуршат,
Ветви деревьев склонилися низко:
Скрыть нас от зоркаго глаза хотят.

Милый, скорее!
Будь же смелее:
Юность нам в жизни дается лишь раз!
Сам тот виною,
Чье стороною
Счастье проходит подчас!

Жизнь нам дана для любви наслажденья,
Ночи — для страсти, поэзии чар!
Без размышленья, лови упоенье,
Будь лишь душою и в летах не стар!

Милый, скорее!
Будь же смелее:
Юность нам в жизни дается лишь раз!
Месяц за тучей
Скрылся пловучей,
Скрыты осенней мы мглою от глаз!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 3 – 4.

 

2. 8-го Октября 1907 года

Любишь ли ты? В твоих глазах я вижу
Страсть лишь одну в волшебный этот миг...
О, как тебя люблю, как ненавижу,
И вся я, вся во власти чар твоих!

Любишь ли ты? минута-ль наслажденья —
Но в этот миг, да, я тебе близка!
Миг пролетел, как греза, сновиденье,
И гложет сердце страшная тоска!

Мир весь забыв, без сил в изнеможеньи,
Я, я жила... мне так хотелось жить!
Да, я жила минутой наслажденья:
Мне так хотелось верить и любить...

Любишь ли ты? Да полно, я-ль не знаю
Чувства любви волшебнаго огня?
Я-ли в глазах любви не прочитаю?
Нет, нет, тебе не обмануть меня!

Помню я сон чудесный, незабвенный.....
О, как стоит он живо предо мной...
Помнишь ли ты прекрасный день осенний
И неба свод весенний голубой?

Нашу любовь луна благословляла,
Нежно смотрела, в полной тишине.....
Миг пролетел — я правду прочитала.....
Как тяжело, как страшно стало мне!

Нам ли в разцвете дней поры осенней,
Нам ли детьми доверчивыми быть?
В жилах моих — огонь поры весенней,
А ты, умел-ли ты когда любить?

Любишь ли ты? Я жду, я жду признанья!
Любишь ли ты иль только ты шалишь?
О, пощади от большаго страданья —
Прямо скажи — меня ты отрезвишь!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 4 – 5.

 

3. 14-го Октября 1907 года

Боже, как я тебя полюбила:
Точно в омут иду с головой!
Волю, гордость — все, все сокрушила
Страсть могучая, взор огневой.

Боже, как я тебя полюбила:
Ты стоишь, все стоишь, предо мной!
Страсть могучая все, все сломила:
Самолюбие, гордость, покой!

Кто ты? друг мой, скажи, утешитель?
Счастье-ли ты явился мне дать?
Иль злой демон ты мой, соблазнитель?
Как понять мне тебя, разгадать!

Чьей ты силой себе подчиняешь?
Силой демонской или своей?
Вижу я, ты сердцами играешь,
Вижу я и должна быть твоей!

Пощади ж ты меня, заклинаю!
Если только со мною шалишь,
Так скорее оставь, умоляю,
Верю я, ты меня пощадишь!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 5 – 6.

 

4.

Я люблю, чтоб меня целовали,
Чтоб ласкали меня горячо,
Чтоб слова нежной ласки шептали,
И склонялась бы я на плечо!

Я люблю, чтоб в очах зажигался
Хорошо мне знакомый огонь,
Чтобы грезою мир весь казался,
На яву снился сладостный сон!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 6.

 

5.

На закате жизни дней
Полюбить со всею страстью,
Полюбить душою всей
И отдаться чуждой власти!

На закате жизни дней
Всколыхнуть свой сон спокойный,
Голос совести своей
Заглушить любовью знойной!

На закате лета дня
Солнца вдруг восход увидеть,
И, любовь свою кляня,
И любить и ненавидеть!

Этих чувств борьбу понять,
Знаю я, вам невозможно,
Так зачем было смущать?
Это... Это ведь безбожно!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 6 – 7.

 

6. 16-го Октября 1907 года

В тебе люблю я силу власти,
Все покоряющей себе,
Люблю огонь могучей страсти,
Презренье к смерти я в тебе.

Люблю в тебе я упоенье,
Когда ты речи говоришь,
Люблю улыбку ту презренья,
Которой ты врагов даришь!

Люблю тот пламень вдохновенный,
Что зажигает все вокруг,
Любовью к Родине священной —
Люблю тебя я, милый друг!

Любуюсь гордо я тобою,
Когда ты против всех идешь,
Но в плен меня своей рабою,
Не дав любви, ты не возьмешь!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 7 – 8.

 

7.

Могучей силой властной
Меня он покорил!
В нем все: и пламень страстный,
Избыток жизни сил...

В глазах — в глазах то море,
Что жаждущих влечет,
И гибнут в нем, на горе,
Все, кто по нем плывет!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 8.

 

8.

Ты привык, чтоб тебе покорялись,
Чтобы женщины целой толпой
Пред тобой раболепно склонялись.....
Хочешь взять и меня ты рабой?

Ты привык взором глаз вдохновенным
Своей власти толпу покорять,
И подачки рабыням смиренным,
В виде ласк мимолетных бросать!

Я готова твоей быть рабою,
Я готова отдаться тебе!
Но любовью, знай, только одною
Покорить меня можешь себе!

Пред одной я любовью склоняюсь,
Только власть я любви признаю —
Всякой властью другой возмущаюсь,
Хоть в рядах черных сотен стою!

Я готова твоей быть рабою,
Душу всю свою, сердце отдать,
Но шутить не позволю с собою —
Я должна тебе сразу сказать!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 8 – 9.

 

9. 18-го Октября 1907 года

Ты много требуешь, но мало даешь:
Ты не пришел, а я так ждала —
Вот, вот, казалось, ты идешь:
Душа, так ныла, трепетала.....

Нет, нет мущине не понять
Любви, что женщине доступна!
Вам только, вам цветки срывать,
Как это гадко, как преступно!

Ну, Бог с тобой, пусть будет так!
Так не смущай меня ты боле,
Не стой, не стой в моих очах —
Мне тяжко, тяжко мне до боли!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 9.

 

10.

Ну, Бог с тобой! ты пошутил!
Сердцами, вижу, ты играешь,
Нет, вижу, сердца я в тебе —
Ну, что ж? меня ты отрезвляешь!

Но об одном хоть я молю:
Будь милосерд: не мучь хоть боле,
Дай мне былое пережить
Моим умом и силой воли!

Хоть бы на час, на час один
Дал бы собой полюбоваться!
Но сердца, вижу, нет в тебе....
Нет! Надо правильно признаться!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 9 – 10.

 

11.

Коль люблю я, так всею душою,
Но с собой не позволю шутить!
Если ж начал ты шутки со мною,
То прошу мой покой не мутить!

Предался упоительной сказке,
Предался сну волшебной любви,
Все глядела бы в милые глазки...
Что до света мне, что до молвы!

Под чарующей лаской твоею
Я вполне забываю весь мир,
Я живу лишь любовью своею,
Властелин мой, мой Царь, мой кумир!

Подари мне хоть день жгучей ласки,
А потом,... а потом, хоть забудь!
Буду жить сном волшебной я сказки,
Освещать им свой жизненный путь!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 10 – 11.

 

12.

Страсть слепая, страсть могучая!
Есть в тебе та сила жгучая,
Что огнем сердца палит,
Счастье райское дарит
И терзает и томит!

Как в шумящем грозном море,
В необъятном волн просторе,
С жизнью молодец играет —
Страсть могучая гуляет
И преград себе не знает!

Страсть слепая, страсть безумная!
Как волна морская, шумная,
Так бурлива, как она,
Так смела и так вольна,
Жизнью двигает она!

Страсть слепая, страсть мятежная,
Мука мира неизбежная,
Ты без ведома придешь,
Счастье рая принесешь
И взамен покой возьмешь!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 11.

 

13. Воспоминание

Над сонной гладью изумрудной,
В уютном, тихом уголке,
Под сенью майской ночи, чудной,
Сидели мы, рука в руке.

Дремало озеро. Две ивы
Склонили ветви над водой,
Искрились струек переливы,
Звезды катились за звездой,

По темной выси небосвода
И потухала, как-то вдруг.....
Затихло все... Сама природа,
Казалось, нежила наш слух.

Зефир лобзаньем лишь коснется
Чуть слышно листика, цветка —
Тот вздрогнет, нежно отзовется
Шепчась, на ласку ветерка.

Как диссонанс, совы крикливой
Раздастся плач и смолкнет вдруг,
Или задорный, щаловливый
С просонья вскрикнет где петух.

Иль затрепещет вдруг крылами,
В дремоте пташка и.... затем,
Опять недвижно все над нами,
Недвижен воздух сам и нем......

Глядели мы друг другу в очи:
Весь мир был только в нас двоих,
А чутким ухом звуки ночи
Ловили, в смысл вникая их.

Молчали мы: любви признанья
Казались пошлы нам, смешны,
Лишь безотчетнаго сознанья
Блаженства были мы полны.....

Вблизи так звонко, полон страсти,
Увлекшись песнею своей,
Будя порывы сладострастья,
Переливался соловей.

Молчали мы, а юность властно
Твердила: «счастья миг лови»!
Внимая песни нежной, страстной
Певца весны, певца любви.....

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 11 – 13.

 

14.

Прости на век! зашли с тобой далеко —
Я отдалась всем сердцем, всей душой!
И знаю я, что черство и жестоко
Ты посмеешься скоро надо мной!

Прости на век! Струны я чуткой, нежной
В твоей душе — в ответ мне не нашла:
Нарушен сон спокойный, безмятежный —
Страданья — жизнь, минуту лишь жила!

Прости на век! пусть будут те лобзанья
Прекрасным сном в тумане серых дней.....
Сольешься ли в последнее свиданье
В одно с душой истерзанной моей?

Мечтала я! В тумане серой жизни
Столкнулась с близкой, родственной душой:
Для блага, чести нам родной Отчизны
Работать, будем дружно мы с тобой.....

Мечта! мечта! В мои ль, в мои ли годы
Любовью к Руси страсть свою затмить?
Переживаю сердцем я невзгоды
Родной земли но... хочется мне жить!

Прости на век! Пусть лучше сила воли
Любовь в разцвете властно заглушит!
Мне тяжело, мучительно до боли,
Но, гордость, верю, муки изцелит!

Пускай цветок завянет на разцвете
Своей чудесной, нужной красоты,
Пусть потускнеют в сером, черством свете,
В разгаре чувств все пылкия мечты —

Чем, кончив жизнь, безжалостной рукою
Судьбы, с цветка сорвутся лепестки —
Пусть лучше я разтануся с тобою,
В разгаре чувств страданий и тоски!

О, если бы в волне любви могучей
Могла бы свой я разум утопить!
И жить без дум, в порыве страсти жгучей,
Могла б, как дети, верить и любить!

Но мне, увы, в удел дана с рожденья
Способность мыслить трезво, разсуждать —
Я не могу отдаться волн теченью
И не позволю я с собой играть!

Прости на век! Поверь, я сон блаженный
Забыть не в силах и не прокляну:
За счастья миг, за миг лишь незабвенный
Судьбе страданьем долгим я верну!

Прости на век! В тебе, в тебе я вижу
Все счастье, свет всей жизни, мой кумир,

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 13 – 14.

 

15.

И вместе с тем тебя я ненавижу,
И вместе с тем в тебе весь я вижу мир!

Нет, не могу! не в силах я забыть:
Смириться с тем, что тут закон природы
И прежней, как в былое время быть —
Я не могу! Пройдут, я знаю, годы,

Состарюсь я, но образ дорогой
Стоять в глазах все будет предо мною...
Могу развлечься да, забыться я порой,
Быть увлеченной суетой земною,

Могу смеяться даже и шутить —
Но, вдруг, среди раскатов смеха, шуток,
Вдруг вспомню я — не в силах я забыть —
И самый смех мой как то станет жуток!

И грустно так возстанут предо мной
Блаженства дни, счастливое былое,
И в мире этом грешном — рай земной,
И так заноет больно ретивое!

Я не могу! Не в силах я забыть!
Он озарил туман безцветной жизни —
Могла б его во многом укорить,
Но, силы нет в душе для укоризны!

Так, озаренный солнышком цветок,
Мечтав жить долго пасмурной порою,
От жгучей ласки солнца изнемог —
И солнце дней конца его виною...

Но может-ли на солнце он роптать,
Сожженный скоро ласкою привета?
И легче-ли было бы прозябать
Ему, в тумане пасмурнаго лета?

Устало клонит голову свою,
Сожжен он солнца лаской знойной, жгучей —
Могу-ль роптать и я, устав в бою
Ума, со страстью поздней, но могучей?!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 15 – 16.

 

16. Развенчанному кумиру

Меня гнетут одни воспоминанья...
Я разгадала, поняла его!
Но душу жжет мучительно страданье,
Но сердце ноет странно — отчего?

Меня гнетут одни воспоминанья...
Меняя свой чарующий узор,
Как облака, в тумане грез, мечтанья,
В тумане слез, стоят все до сих пор!

Меня гнетут одни воспоминанья...
Теперь дышащий ненавистью взгляд,
Дышал когда то страстью обаянья,
Тая в себе любви безумной яд...

Меня гнетут одни воспоминанья...
Как этот яд покой мне отравил,
Увлек в пучину счастья и страданья...
Очнулась я... но, нет к забвенью сил!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 16.

 

17.

Я забытья хочу! как тяжелый кошмар,
Все в глазах моих страшный и сладостный сон!
Он зажег мою кровь! Душу объял пожар!
Он зажег его властно, мучительно, он!

Проклинать-ли тот миг, что спокойную гладь
Задремавшаго моря страстей всколыхнул?
Проклинать ли? О в силах-ли я проклинать
Тот блаженнейший миг, что на век промелькнул!

Пусть его голос совести сам укорить
За те муки, что мне он, шутя, причинил!
Мой же разум и воля пред страстью молчит...
Проклинать ли его? Нет, не чувствую сил!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 17

 

18.

Таясь от глаз людских, как вор,
Чтоб только твой увидеть взор,
Взор твой сияющий, лучистый,
Услышать голос серебристый,

Столь мелодичный, сердцу милый,
Влекома будто адской силой,
Я шла — нет я не шла — летела!
Ты спал — войти я не посмела:

Не смела твой тревожить сон,
И затаив страданья стон,
С улыбкой свитской на устах
И равнодушием в очах,

Я попрощалась и ушла,
А сердцем все тебя звала!
Слыхал-ли ты призыв сердечный?
О нет! ты спал, ты спал, безпечно,

И глух был — ты к мольбе моей —
Игрушкой я была твоей!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 17 – 18.

 

19. 28-го Декабря 1907 года

Вы помните ли, когда после страданий
Разлуки, рыданий и мук,
В собрание наше, в конце заседанья,
Вошли так нежданно вы вдруг?

Сплошной пеленой все вокруг застилало,
Все мрачно казалось, темно,
И вижу я: солнышко вдруг зашло,
Восходит, я вижу, оно! —

Я сердцем, душой ваш приход угадала,
Боялась на вас я взглянуть,
Но вся задрожала, вся вдруг запылала.....
Любил ли вас так кто нибудь?

Как сразу светло мне, как радостно стало,
Я льнула больной к вам душой,
Я в мыслях всего вас, всего целовала,
Но взор был так холоден мой!

Могла ли участвовать я в заседаньи,
Могло ль что касаться меня?
Жила я моментом счастливым свиданья.
Минутой волшебнаго сна!

Вы опытный, смелый сердец покоритель,
Вы поняли сразу мой взор,
И руку целуя, как Царь — Повелитель,
Взглянули в глаза мне в упор!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 18 – 19.

 

20.

Я разгадала поняла его:
Он пошутил! Да, он всегда играет!
Понять не в силах только: отчего
Он жертв игры своей не разбирает!

Ведь правый он, а правым ли не внять
Слезам и стонам страждущих собраний?
Хотела б я его не проклинать
И не могу, порой, сдержать проклятий!

Я поняла! Ему ведь все равно,
Кто б ни разсеял мига праздной скуки —
Я разгадала нрав его давно!
Могу ль простить ему свои я муки?

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 19.

 

21.

О, Питер, Питер, мне принесший
Так много мук тяжелых, слез,
Разлад впервые в душу внесший,
Взамен блаженных чудных грез!

К тебе стремлюсь душой унылой,
Разочарована, больна,
Томяся жизнью опостылей —
Опять духовно я одна!

Пройдут года, и горе это
Всесильно время изцелит,
Но веру прежнюю поэта
В людей ничто не воскресит!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 19 – 20.

 

22. 10-го Января 1907 года

Я искала лишь дружбы святой:
В наш холодный, в наш мелочный век,
С черносотенной, чистой душой
Редко может найтись человек!

Я искала лишь дружбы святой,
Мощи духа с врагами в борьбе —
Мне казалось, что ты, ты такой!
И я отдала душу тебе!

Я искала лишь дружбы святой...
Пусть смеются! Меня пусть язвят!
Свет так пуст, дышет злобой такой,
Пусть насмешками злобно клеймят!

Им ли душу мою разгадать?
Что до света мне, что до молвы?!
Мне одной только, мне только знать,
Сколько мук было в этой любви!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 20.

 

23.

Любила-ль я? О, еслибы Вы знали,
Какой огонь горел в моей крови!
О, если бы хоть раз Вы пожелали
Не угашать огня святой любви!

Но, влюблены в себя до ослепленья,
Торжествовали лишь победу Вы.....
И вдруг пришло внезапно отрезвленье:
Я поняла безумие любви!!

Я поняла, что я не Вас любила:
Любила в Вас я лишь свою мечту!
Ее я всем высоким наделила,
Придав ей райский блеск и чистоту.

Я поняла: не Вам я покланялась,
Я покланялась лишь мечте своей,
Она в Ваш образ только облекалась,
Чтоб быть понятной разуму людей.

Она сошла во мглу тяжелой жизни,
Горя снопом сияющих лучей
Любви святой к измученной Отчизне,
Участья к горю страждущих людей.

Я вижу, да. устав от жизни прозы
Я воспарила в высь мечтой своей,
И воплотились в дивный облик грезы:
Вы стали лучше, чище всех людей.

Но греза — гость капризный и строптивый
Умчалась вновь, разсеялся туман...
Взглянула я с улыбкою счастливой
В Ваш ясный взор и вижу в нем обман!

Взглянула в душу Вашу я и вижу:
О, нет не лучше Вы людей других,
И я себя кляну и ненавижу
За свой угар, за счастья краткий миг!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 21 – 22.

 

24.

Еслиб я знала, что в жизни блаженной
Также и мне уготован покой,
Мне, утомившейся злом и изменой
Лучших друзей, и неправдой людской,

Еслиб я знала, что Царь Милосердный
Дарует мне, оставленье грехов —
Как бы молила Христа я усердно
Об избавленьи от жизни оков!

Боже! быть может, мольба моя эта
И непонятна и даже грешна,
Но, я измучена злобою света
Или... иль я безнадежно больна!

Жажду того, что другим непонятно,
Жажду я родственных духом людей,
Душу я им отдаю безвозвратно
И... вижу сердце я этих друзей!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 22.

 

25. Перед разлукой, 11 Января 1908 года

Нет! Чует сердце! Нет, он не вернется!
Влив в сердце мне тоски смертельной яд
И пред разлукой он не содрогнется....
Прими же ты прощальной ласки взгляд!

Всю жизнь ты был султаном несомненно:
Склонялись вот, покорно пред тобой.....
И там и там, я знаю, неизменно
Балован также будешь ты судьбой!

Зачем? Зачем тебе к нам возвращаться?
Тебя толпой другие окружат,
Позволь же мне с тобою попрощаться,
Прими моей прощальной ласки взгляд!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 23.

 

26. 5-го Февраля 1908 года

Когда тебе я предалась душою,
Когда в тебе весь видела свой мир,
Когда жила, дышала лишь тобою,
Ты для меня был все, был мой кумир —

Хоть и вставал порой в душе пытливой
Вопрос, что ты нисходишь лишь ко мне,
Хоть трудно, зная это, быть счастливой,
Но я была в блаженном, дивном сне!

Любовь ты вызвал властно и умело,
Ты всколыхнул спокойный океан —
Счастливая пошла на призыв смело,
Но разсудив, где правда, где обман!

И я жила те редкия мгновенья,
Когда тебя случалось мне встречать,
Я забывала муки все, сомненья —
Отрадно было рабство сознавать!

Но мыслишь ты: душой самолюбивой
Я не болела от жестоких фраз?
Но горькой правды зорко и пытливо.
Я не прочла во взоре жгучих глаз?

Но мыслишь ты: те муки униженья
Не понимала и в безумьи я?
Слова, полны жестокаго значенья,
Огнем жгли душу... но, любила я!

Любила я, и в этой страсти жгучей
Горело все: мой разум, честь моя!
Тонуло все в волне любви могучей —
Пойми одно: тебя любила я!

Любила я! Но вот прошло затменье,
Туманом твой задернут дивный взор,
Но муки все, все муки униженья —
Оне стоят так живо до сих пор!

Я вижу взор, лишь торжеством дышавший,
Когда добился ты любви рабы,
И голос твой, так черство отвечавший
Отказом мне на слезы, на мольбы?

Они стоят в глазах, все униженья
Они стыда вливают жгучий яд,
Но, в них одних источник отрезвленья,
Одни они меня лишь исцелят!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 23 – 25.

 

27

Тебя забыть? О, если бы могла я
Тебя, кумир души моей забыть!
Но, нет той силы, вижу, в этом мире,
Что помогла бы мне тебя забыть!

Тебя забыть? Да может-ли былинка
Не жаждать света солнечных лучей?
Тебя забыть? Да кто тебя заменит?
Ты жизнь моя, ты свет моих очей!

Ты властно взял здоровье, жизни силы,
Ты отнял радость жизни и покой,
И я иду безропотно к могиле,
С сознаньем, что ты был хоть в грезах мой!

Забыть тебя? Не все равно-ли это
Что вырвать сердце силой из груди?
Забыть тебя? Да можно-ль, можно-ль это?
Пусть будет то, что будет впереди —

Молю лишь я: о дай мне разрешенье
Тебя, кумир души моей, любить!
Взамен не надо даже снисхожденья —
Хоть мучь меня, но мне ль тебя забыть?

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 25 – 26.

 

Перед разлукой, 29 Апреля 1908 года

Невольно в эти дальния края
Меня влекут неведомыя силы...
Гляжу, гляжу в тоске безумной я:
Покажется ли облик сердцу милый?

Тяжелый мрак в душе моей больной
Закрыт весь свет сплошною пеленою.....
Пытливо, страстно взор горящий мой
Все смотрит вдаль, с надеждой и тоскою.....

О, покажись, мой свет, мой солнца луч,
Разсей ты мрак души моей унылой!
О, прогляни же солнце из за туч,
О, появись, желанный, сердцу милый!

Я провожу тебя в далекий путь,
Я провожу с любовью и тоскою!
Прощай на век, желанный! Счастлив будь!
А мне? Мне-ль счастье суждено земное?!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 26.

 

Зачем?

Зачем невольно льются слезы,
Сердечко так полно тоской?
Зачем весною счастья грезы
Тревожат так души покой?

И в красках ярких, прихотливо
Рисуют, в призрачном стекле,
Мир упоенья, мир счастливый
Слиянья душ двух на земле,

В блаженстве полном единенья
И в жгучем трепете крови,
Забвенье мира, в упоеньи
Порыва страстнаго любви?

Зачем, весна, ты так умело
Рисуешь полный рай земной?
И так я волей ослабела
И так безсильна я порой......

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 26 – 27.

 

30. Звездочке

Для меня сияет в небе
Только звездочка одна!
Жизни цель, блаженство рая
Воплощает лишь она!

Для меня и в день осенний
С нею — красная весна,
В ночь безлунную глухую —
Ярко светит мне она!

Для меня свет солнца дивный
Тихий блеск ея затмит —
Я живу лишь, если в небе
Эта звездочка горит!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 27.

 

В звездную ночь

Синяя гладь без предела..... мигают
В темной лазури огни!
Тот загорится, другой потухает.....
Словно играют они!

Словно их тешат волненья и бури
Жалких борцов на земли —
Еслиб сияньем с безбрежной лазури
Всех вы утешить могли!

Небо искрится бездонное, чистое,
Точно в объятья маня,
Волнами льется сиянье сребристое,
Тихо всплывает луна.....

Взор очарованный, взор упоенный
Сил отвести нет моих!
Что же вдруг сердце тоской затаенной
Сжалось тревожно на миг?!

Жаль ли тебе промелькнувшаго лета
Жизни, восторженных снов,
Коими юное сердце согрето,
Страшно ли грозных оков

Мыслей и чувств той поры безотрадной,
Дней, когда грезы, мечты
В прах разобьются рукой безпощадной —
Этим встревожено ль ты?

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 27.

 

Романс

Положи на колени головку твою,
Приласкайся ко мне, друг любимый,
Я тебе, хочешь, милый мой, песню спою —
Вспомнишь детство твое, кров родимый. —

Вспомнишь чудной поры невозвратные дни,
Когда с верой глядел в жизнь живою,
И витали волшебные грезы и сны
Над невинной твоей головою!

Вспомнишь планы, мечты в пору юности лет:
Посвятить себя благу вселенной.....
Ты исполнил-ли их, мой желанный, иль нет?
Мне в беседе скажи откровенной?

Приласкайся ко мне, горячей, друг родной,
Я порой твоей ласки так жажду!
Когда жизнь унести хочет бурной волной,
Моя воля слабеет, я стражду...

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 29.

 

В зимнюю ночь

Выплыла гордо луна, озаряя
Дремлющий мир серебром...
Саваном снежным,
Блещущим, нежным,
Сад мой окутан кругом.

Низко склонились главою усталой
Долу деревья с тоской.
В звездах алмазных,
Разнообразных,
Ветви горят предо мной.

Льются потоки волшебнаго света
На белоснежный покров,
Мир утомленный,
Завороженный,
Полон таинственных снов.

Тихо. Хрустит только снег под шагами......
Кто это ночью не спит?
Зверь-ли голодный,
Ночью холодной,
Вслед за добычей спешит?

Парень ли к милой своей на свиданье,
Вызван сребристой луной,
Полн упоенья,
Страсти волненья,
Скрытый под сенью ночной?...

Негу и мир эта ночь навевает:
Все так светло впереди —
Что же так страстно,
Так самовластно
Сердце трепещешь в груди?

Шепчешь мне так настоятельно, грозно:
«Счастья минуты лови!»
Вновь-ли волненья
Страсти, сомненья
Ждут меня, муки любви?!

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 29 – 31.

 

Романс. Вечер

Тихо все! и ветер дремлет:
Утомился за день он,
Сам любви призыву внемлет,
Навевая сладкий сон.

Час вечерний, час покоя,
Час томления крови...
Предается все земное
И мечтаньям и любви!

Ясный месяц в небе чистом
Загорелся, заблистал,
Выплыл вдруг и золотистым
Он серпом недвижно стал.

Воздух полн истомы, лени,
От деревьев, вдоль земли,
Вкруг узорчатыя тени
Растянулись и легли.

Смолкнув вдруг, листочки сжались,
Обезсилев от молвы,
День деньской они шептались,
И о чем скажите вы?

Тихо все... Прохлады волны
Разливаются вокруг...
Но нет счастья, жизни полной
Без тебя, желанный друг!

Жизнь бушующим потопом
Не уносит в мир иной,
Если в взоре чернооком
Единенья нет со мной!

Если нет, с кем чувств сердечных,
Чувств блаженства разделить
И, в признаньях безконечных,
Свой экстаз души излить?..

Ночь не шепчет тихо, властно
Мне одной понятных слов,
Не трепещет сердце страстно,
Не клокочет в жилах кровь!

Нет! Краса весенней ночи
Лишь тоску вселяет в грудь...
Не тебя ли жаждут очи,
Сердце шепчет: «не забудь!»

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 31 – 32.

 

Ольга Константиновна Елиашевич-Жандр

 

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», Виленская ул., д. № 25. 1908.

 

Подготовка текста © Альма Патер, 2012.
Сетевая публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2012.


 

Ольга Жандр    Форум Балтийского Архива

Поэзия     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2012