Ольга Жандр.   Памяти героев Русско-японской войны


Его Императорскому Величеству
Государыне Императрице
Александре Феодоровне,
Августейшей Покровительнице Высочайше учрежденных комитетов для
увековечения памяти воинов сухопутных армий и моряков, погибших в
Русско-Японскую войну 1904 – 1905-го г. г.
С глубочайшим благоговением посвящает автор.

Половина чистаго сбора поступит в пользу
вдов и сирот воинов, погибших в войне с Японией.

Памяти героев Русско-японской войны
Пусть черносотенная я,
Пусть ретроградка я слепая!
Но всей душою я твоя,
Святая Русь моя, больная!

Пусть я отсталая совсем,
Прогресса я не понимаю,
Но как душой и сердцем все
Любить Отечество я знаю!

 

1. Председательнице I-го Виленскаго Городского Комитета
Краснаго Креста Графине Софье Николаевне Пален

Примите Вы дань благородных сердец,
За тех, кто страданий приемлет венец,
Свершая свой подвиг высокий, святой,
Что в мир их Вы входите чуткой душой!

Я знаю, страдальцы, в далеком краю,
Томяся от ран, от болезней, в бою,
Не раз помянули горячей слезой,
Слезой благодарной «Крест Красный» святой!

Признательно их потухающий взор
Приветствовал помощь от добрых сестер,
И имя начальницы их на устах
У всех, кто Вас знал, кто Вас видел в трудах!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 3.

 

2. После манифеста о войне

Вскипела кровь! Народ в волненьи!
Забыто все! все дрязги дня!
Проснулись лучшия стремленья:
На сердце всех одно — война!

Не страхом наша Русь объята:
Не знает страха наш народ —
Негодованьем к супостату
Россия дышет и живет.

Мы не желали крови, битвы:
«На начинающаго Бог!»
Восходят жаркия молитвы
России в Господа чертог!

Восходит дым кадильный к Богу,
Идут моленья по церквам.
«Уйми Ты нашу скорбь, тревогу!»
Победу даруй, Боже, нам!»

Пусть знает дерзкий враг, кичливый
Святую Русь и наш народ:
Он тихий, добрый, терпеливый,
Но дух Пожарских в нем живет!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 3 – 4.

 

3. На выход войск

Матушка Русь! Ты горда не простором,
Славой и мощью Державы твоей —
Нет, ты горда всколыхнувшимся морем
Дружно воспрянувших, верных детей!

Мира желала ты! Братской любовью
Был продиктован в Гааге союз:
Молча страдала за буров, хоть кровью
Сердце твое обливалося, Русь!

Стойко держалась ты мира и твердо:
Стяг не хотела кровавый поднять,
Брошен нам вызов — и радостно, бодро,
С верою русский идет умирать!

Слово Царя раздалось — и в сраженье,
Точно на праздник, идет твоя рать!
Дружным ответом — на вызов: моленья
Грудью позволить за Русь постоять!

Взор заискрился восторга слезами,
Кровь заиграла, вздымается грудь:
«С нами сам Бог! Разумейте, Он с нами!»
С этою верой идут в дальний путь!

Русские витязи! Честь вам и слава!
Да, ты сильна не простором полей,
Матушка Русь! Но грозна, величава,
Духом великих твоих сыновей!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 4.

 

4. Морякам

Тяжело на сердце: кровью
Наша Русь обагрена!
Состраданьем и любовью
Братья, к вам душа полна!

Гибнут силы, гибнут жизни —
Отдаются на алтарь
Нашей доблестной Отчизны!
В скорби любящий наш Царь.

Моряки, Отчизны милой
На окраинах оплот,
Да хранит чудесной силой
Сам Господь ваш славный флот!

Да сойдет на вас, в час битвы,
Божья милость, благодать,
И угодников молитвы
Пусть вас будут охранять!

Да прострет над жизнью вашей
Богоматерь Свой покров,
По мольбе усердной нашей,
Сохранит вас, храбрецов!

Да парят над кораблями
Сонмы ангельских чинов,
Защищая вас крылами
От гранат и пуль врагов!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 4 – 5.

 

5. Бой у Чемпульпо

Разыгрались, шумят волны Желтаго моря...
Мчится, пенясь, волна за волной,
Точно яростно с зимнею стужею споря,
Раздражаясь корой ледяной,

Раздражаясь стесненьем простора, свободы
У замерзших морских берегов...
Молчаливо следит за борьбою природы
Флот стоящих на рейде судов.

Далеко слышен рокот сердитаго моря,
Рвется вдаль все оно от оков,
Вдаль от грома орудий, страдания, горя
И борьбы разъяренных врагов.

Набегает, вздымаясь, волна над волною,
Вкруг эскадры нейтральных держав,
Что суровою грозною стали стеною,
Берег весь у Чемульпо заняв.

Горделиво Европе на вид выставляя
Свою силу, Японский стал флот.
Ветер, бешеным шквалом порой налетая,
Снасти гнет и ломает и рвет,

Силясь, точно в союзе с разгневанным морем
Разорвать цепь коры ледяной,
Чтобы вновь наслаждаться разгулом, простором,
Потешаясь с прибрежной волной...

И кичится страна Восходящаго Солнца
Своим флотом, орудий пальбой!
Нет соперника в мире теперь для японца:
Жаждет, рвется он выступить в бой!

Молчаливо, в нейтральном порту, в отдаленьи
От эскадры своей остальной,
Наш «Варяг» и «Кореец» стояли, в смиреньи,
С верой в Бога, горячей мольбой.

Тихо все... Только море, в глухом раздраженьи
Плещет в берег, окованный льдом,
С горькой жалобой, стоном... Пальба вдруг... волненье...
Наш «Кореец», «Варяг» — под огнем!

Закипело в геройской груди ретивое,
Вмиг зажглась молодецкая кровь,
И, при пении гимна, безстрашно герои
Устремились к эскадре врагов...

Звуки сердцу родные отвагу вселяют,
Льются стройно над ширью морской:
То могучей волной, то плывут, замирают,
Вдохновляя героев на бой!...

Полюбуйтесь, глядите, дивитесь, державы,
На души русской удаль и ширь!
Что творит, ради чести России и славы,
Наш герой, чудо наш богатырь!

И, как дружное эхо, могучей волною,
Заглушая гимн, с разных концов,
Крик восторга пронесся свидетелей боя,
Пред отвагою русских бойцов...

Слава, витязи, вам! Нет вам страха, преграды:
Неприступную крепость-ли взять,
Сдвинуть с места-ли горы — одно только надо:
Вам приказ по команде отдать!..

Многочислен злой враг! Нет исхода, спасенья:
И минуты судов сочтены...
Но не дастся «Варяг» и «Кореец» в плененье —
Нет!... На воздух взлетели они!...

Слава, витязи, вам! Гордость, честь, украшенье
Нашей русской великой земли!
К небесам шлем за вас мы усердной моленья:
Боже! правой молитве внемли!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 5 – 7.

 

6. К битве при Чемульпо

Нарушены коварно, низко,
Законы всех культурных стран!
Но час возмездия уж близко!
Как метеор, как ураган,

Промчится год тоски, печали,
И русский чудо-богатырь
Занес в истории скрижали
Свои дела — заставил мир!

С времен далеких Святослава
Русь говорит: «Иду на вас!»
И гордость наша, наша слова,
Что нет ехидства, лжи у нас!

Суворов нас учил отваге —
Ему верны мы и теперь:
На берегах Дуная-ль, в Праге —
Лишь «быстрота и глазомер»

«И натиск», — лозунг был солдата!
И в годы грозных войн, невзгод
Не страхом наша Русь объята —
Нет, верой наш народ живет!

Да, верой в суд Господень правый
И в славу, в мощь земли родной...
Так выступай же, враг лукавый,
Иди, иди на нас войной!

Тебя по русски, верь, мы встретим,
Безстрашно выставим мы грудь,
Сияньем славы вновь отметим
Пройденный войском нашим путь!

Нам не страшна борьба с тобою:
Узнал тебя наш русский брат!
Своим и нравом и душою
Ты тот же варвар, азиат!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 7 – 8.

 

7. Павшим в бою при Чемульпо

Память вечная, герои,
Гордость, честь земли родной!
Бодро, с верою живою,
Вы вступили в смертный бой!

Враг кичливый и коварный
Победил неправдой вас!
Славой вечной, лучезарной
Осенен ваш смертный час!

Ангел бережно святыя
Души к Господу вознес:
Отстояли честь России...
Да утешит вас Христос!

Волны те, куда склонились
Вы, герои, в смертный час —
Ярким светом озарились,
Вечно блещущим для нас!

Преклонясь благоговейно,
Русь шлет низкий свой поклон
Той могиле, нам священной,
Где смежил вас вечный сон...

Ореол безсмертной славый
Вам, героям, храбрецам!
Отстояли честь Державы —
Вечный мир и память вам!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 8.

 

8. Колыбельная песня жены моряка

Ты спишь, дитя? не знаешь горя!
А вдалеке, по зыби моря,
Потоки крови льются там,
По злобно стонущим волнам!
Вернется-ль к нам отец опять?
Один Господь лишь может знать!

Ты спишь, смежив безпечно глазки,
Под сенью нежности и ласки,
Тебе, дитя, неведом страх!
Не знаешь, как в седых волнах
Наш русский чудо-богатырь
Дивит своей отвагой мир!

Как гибнет там он на чужбине,
В бездонной мрачных вод пучине,
Герой суда взрывает сам,
Чтоб не отдать лишь их врагам!
Хвала герои, слава вам!
За честь, за нашу Русь бойцам!

Ты спишь, дитя? не знаешь муки!
Раскинул ты привольно руки,
Невинно, ровно дышет грудь...
Господь твоей охраной будь!
Пусть длится сладкий детский сон,
Отрады полн да будет он!

Под сенью Божьей благодати,
Счастлив неведеньем дитяти,
Твой охраняется покой
Любови матери родной!
Так нежен пух твоих ланит...
Спи, Ангел мой! и мир весь спит!

Спи, крошка, в дреме безмятежной,
Не видя пурги адской, снежной,
Как ветер грозно снасти рвет,
Как море бешено ревет,
И рвутся люди к берегам,
По окровавленным волнам!

Усни, дитя, мой сын любимый,
Заботой матери хранимый,
Под сенью ласка ея любви,
Не видя пролитой крови!
А я все вижу кровь и кровь...
Вернется-ль к нам отец твой вновь?!

А я, в страданьях, муках горя,
Все вижу злобу, пену моря,
Все слышу рокот грозных волн...
И сон мой грез тревожных полн!
Моли, моли, дитя, Творца,
Чтоб он вернул тебе отца!

Моли Его, мой сын любимый,
Чтоб бедный твой отец, хранимый
Моей любовью и мольбой,
С врагом вступая в смертный бой,
Вернулся — дав врагам отпор,
Как Русь давала до сих пор!

Вернулся бы, в сияньи славы,
Честь отстояв родной Державы!
Чтобы узнал кичливый враг,
Как верен долгу наш моряк!
Герои наши! Слава вам,
Отважным русским морякам!

Спи, Ангел мой! Не ведай горя!
Пока увидишь злобу моря,
Пока пойдешь ты в бурный свет —
Пройдет еще так много лет!
Молись не ведать мук сирот!
Промчится, верю, год невзгод.

Минуют наши муки вскоре:
Спасен твоей молитвой в море,
Сияньем славы осенен,
Вернется к нам, я знаю, он!
Прийдет отец в свою семью!
Спи, мальчик! Баюшки баю!

Спи безмятежно, тихо, сладко!
Сияет трепетно лампадка,
Льет нежный свет на нас она...
Прекрасен ты в объятьях сна!
Люблю я крошечку мою!
Спи! Баю, баюшки-баю!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 8 – 10.

 

9. К Вильне

Везде овации, волненья!
Народ усиленно живет.
Святая Русь вся в возбужденьи:
Возстал от сна ея народ!

И грозно вдруг сверкнул очами
Наш русский чудо-богатырь,
Повел могучими плечами:
Зовут его на бранный пир.

Пожнет он жатвы плод обильно!
Сияет русский богатырь...
Тиха по прежнему лишь Вильна!
Души геройской русской ширь

Здесь отголоска не находит,
В заботах мелких, дрязгах дня,
За днем другой идет, проходит:
Не всколыхнулася волна

Ключем кипящей русской жизни!
Да, слишком долго, край родной,
Отторгнут был ты от Отчизны,
Под иго мачихи лихой!

Подняли силы молодыя
Литву на время лишь от сна,
И на могучий взрыв России
Тогда ответила она.

Утих поток — и тих и ровен
Наш город! Вновь в объятьях сна!
Народ безстрастен, хладнокровен
К вопросам жгучей злобы дня!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 10 – 11.

 

10. К двадцатому веку

Двадцатый век! Век добрых начинаний!
В твоем преддверьи общий мир стоял,
Прогресс искусств, культуры и познаний,
Конгресс в Гааге миру обещал.

Двадцатый век! Век правильных воззрений
На честь, на долг, на собственность людей!
За что, во имя алчных вожделений.
Затмилась слава новых лучших дней?

Не торжеством над мраком просвещенья
Начался век — гуманнейших начал...
О, нет! Пример позорнаго глумленья
Над слабым — нам британец показал!

Конгресс в Гааге! Сколько упований
Мир на тебя наивно возлагал!
И полным грез и сладостных мечтаний,
Казалось, в век грядущий он вступал...

Увы, мечта! Призыв к войне позорной
Разсеял грезы, сладкий мира сон
И на заре своей, войной упорной,
Войной с Трансвалем век был осрамлен!

Конгресс в Гааге! Русским миролюбьем
Ты вызван был... и вновь сердца зажглись
К России злобой, алчным честолюбьем:
Потоки крови снова полились!

Добра, гуманна Русская Держава
И возмущает вчуже кроткий дух
Неправда, зло, кровавая расправа...
Увы! к добру жестокий мир так глух!

Позор насилью, злу, любостяжанью!
Кто поднял меч — погибнет, верим, сам!
А мы верны благому начинанью
И миру вновь воскурим фимиам!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 11 – 12.

 

11. Святая Русь

Святая Русь! Какою величавой
Возстала ты! Твой чудо-богатырь
Вновь осенен немеркнущею славой!
Как велика твоя и мощь и ширь!

С какой любовью, как единодушно
Несет народ твой все на твой алтарь!
Кротка ты Русь святая, добродушна,
Но, грянет гром — герой и млад и стар!

Какой волной могучей и свободной
Вдруг разлилась любовь к тебе детей...
Велик твой Бог! Велик твой дух народный!
Грозна врагу душою ты своей!

Кто беззаветно так любить умеет,
Велик так духом, Русь, как твой народ —
Тот, верим, все народы одолеет,
Один он грудью, против ста пойдет!

Перед тобою, Русь, в благоговеньи,
Гордясь быть верной дочерью твоей,
С тобою, в полном сердца единеньи,
Молюсь за жизнь твоих богатырей!

Не слышен нам победный клик с Востока,
Не отдался в сердцах твоих детей,
Но верим мы в Всевидящее Око
И верим в мощь своих богатырей!

Да! «С нами Бог, языцы! разумейте!»
«И покоряйтесь!» Правых Он оплот!
Так с этой верой устрашить нас смейте,
Японца-ль Русь святая не сомнет?!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 12 – 13.

 

12. Командующему флотом в Тихом Океане, Вице-Адмиралу Скрыдлову
(при известии о потоплении японских транспортов)

Заперт выход Порт-Артура —
И спокоен Камимура;
Смело транспорты везет:
Враг к нему не подойдет.

Безопасностью наслаждается,
Море синее разстилается,
Волны тешатся и ласкаются,
Солнце ярко в них отражается...

Вдруг, о, чудо, привиденье!
Непонятное явленье:
Налетел на всех парах
Невидимо смелый враг!

Море синее вновь ласкается,
Успокоилось, разстилается,
Но... суда, что шли отягченныя,
Уж на дне лежат схороненныя!

И, хранимый Провиденьем,
Грезой, радужным виденьем,
Невидимый для врагов,
Пролетел назад Скрыдлов.

Камимуры гнев распаляется
И в погоню он устремляется,
Но напрасно все: защищен Скрыдлов
Броней слез, молитв от лихих врагов!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 13.

 

13. К Ретвизану

Чуть колеблясь в могучих волнах, величавый
С зорким оком во вражеский стан,
Стал на страже России могущества, славы
Наш герой, витязь наш, Ретвизан.

Волны плещут, шумят... Он стоит недвижимо
И, хоть пули, гранаты летят,
Но Господь охраняет его невидимо:
Не вредит ему вражий снаряд.

Он, в сознании мощи, в сознании права,
Не боится лукавых врагов,
Отражает безстрашно один, величаво
Он аттаку эскадры судов.

Полн любви горделивой к нему, умиленья,
На него устремлен взор Руси —
В этом взоре надежда России, моленье:
Сохрани его, Боже, спаси!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 14.

 

14. Посвящается Подполковнику Спиридонову и инженер-механику Блинову

Привет вам наш, за подвиг славный,
Святой любви к земли родной,
За подвиг ваш — Сцеволы равный,
Приймите вы поклон земной.

Поклон земной, поклон глубокий,
Шлют дети все родной Руси
Благодаренья в край далекий!
Господь Всесильный вас спаси!

В сердцах на век запечатлели
Геройский подвиг, верьте вы!
Мы оценить, понять сумели
Всю силу к Родине любви!!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 14.

 

15.

Славный подвиг ваш выше награды людской
И воздать вам возможно едва-ли?
Но внесен благодарной России рукой
Он в истории нашей скрижали!

Но внесен благовейно на веки в сердца
Всех детей дорогой нам Отчизны!
И мы верим, мы молим Владыку Творца:
Сохранит Он для нас ваши жизни!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 14 – 15.

 

16. Раненым героям

Страдальцы дорогие!
В далекой стороне,
Изранены, больные,
В тяжелой тишине,

В бреду и без сознанья,
Не видите вы нас,
Но ваши все страданья
Мы делим! Мы средь вас:

Склоняясь к изголовью,
За вас мы слезы льем
И с гордою любовью
Страданий чашу пьем!

Нашептываем сказки
Былых, счастливых лет,
Полны сердечной ласки,
Пророчим ряд побед,

Сиянье громкой славы
Над гордой головой
Борцов за честь Державы —
Венец любви живой...

Богатыри святые!
Вы муки обрели,
Стоя за честь России,
За мощь родной земли,

Свершая подвиг славный
К Руси любви живой,
И ваша кровь и раны
Находит отзвук свой,

Глубокий отзвук горя
И мук в Руси сердцах:
Мы с вами — в волнах моря,
В страданьях и боях.

Меня гнетут одни воспоминанья...
Меняя свой чарующий узор,
Как облака, в тумане грез, мечтанья,
В тумане слез, стоят все до сих пор!

Отцы, мужья и братья!
В кровавый, страшный час,
Любви святой объятья
Отверзла Русь для вас!

Слилась в одном стремленьи,
Возвышенном, святом!
Возносит все моленья
За вас пред алтарем:

Чтоб, витязи родные,
Владыка вышних сил
Победу дал России,
Чтоб вас Он сохранил!

В каком краю далеком,
От хижин до дворца,
В порыве чувств высоком,
Не бьются чьи сердца?

Кто мыслью не несется
Со всех Руси концов,
Где кровь святая льется
Героев, храбрецов?!

Скорблю, молюсь с тобою,
Моя родная Русь!
Люблю тебя душою,
И плачу и горжусь!

И каждый звук томленья,
И каждый подвиг твой —
Несет мне стон мученья
Или восторг живой!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 15 – 16.

 

17. Русским лже-патриотам

Нет! не дети те России,
У кого, в кровавый час,
Могут мысли быть иныя,
Сердце биться не для вас,

Не для вас одних, герои,
Кто на смерть за нас идет,
Разлучась с семьей родною,
Оставляя жен — сирот!!p Сын России, в час страданий
Восхваляет ли врагов?
В час, когда от мук, рыданий
Стонет Русь, и льется кровь?!

Если детище больное
Мать балует больше всех —
Время-ль нам, в час страшный боя,
Восхвалять врагов успех?!!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 16 – 17.

 

18. К битве у Тюренчена
Славным русским войскам и отцу Щербаковскому

При свисте пуль, гранат и бомб шипеньи,
В дыму, в крови, средь падающих тел,
Вы шли на смерть безстрашно, без смятенья,
И верен был и меток ваш прицел!

Кольцом живым горсть вашу окружили,
Торжествовал уже надменный враг...
Вы шли вперед — Руси не посрамили,
Вслед за вождем, с крестом святым в руках.

Лилася кровь, смешались кони, люди,
Слилось все в бурный яростный поток,
Но на геройской, мощной, русской груди
Полк вынес знамя! он его сберег!

Забыл он все! Все муки презирая,
За честь Руси... Как будто-бы привет
Ему прощальный с жизнью посылая,
Гремели звуки музыки во след,

Лились победной, мощною волною,
Отверзся рай и хор незримый пел,
Пел гимн небес... и, все забыв земное,
Вы прорвались средь падающих тел!

Храни Господь Всесильный вас, герои,
Живот сложивших в мире упокой!
Мы помянем их чистою слезою,
Слезой любви, молитвою святой!,

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 17.

 

19. Мы одни!

Мы одни! врагов так много:
Ополчились против нас!
Но мы верим в милость Бога,
Верим в славы нашей час!

За спиной одной державы,
И Китай и Новый Свет,
Вместе с Англией, лукаво
Дышат злобою газет!

Дышат злобой возмущенья,
Ополчились сразу все,
Против мин подняв гоненье,
Как взорвали Хатцусе!

На душе — одно стремленье:
Нанести России вред,
А открыто — заявленье:
«Держим мы нейтралитет!»

Мы одни! врагов так много!
Знаем мы: сильна их месть,
Но мы верим в милость Бога
И у нас герои есть!?

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 18.

 

20. Посвящается командиру славнаго «Баяна» Вирену и его доблестной команде

Непобедимый,
Неустрашимый,
Певец наш славы, наш Баян!
Страх презирая,
Как бы играя,
Ты налетишь, как ураган:

Все замечая,
Врагов встречая,
Спешишь на выручку своих,
И в бой неравный,
Как рыцарь славный,
Идешь один на шестерых!

Шалишь, играешь
И выручаешь
Своих из вражеских сетей
И вновь безпечный,
Во славе вечной,
Идешь, гордясь красой своей!

По грозной глади,
Как на параде,
Идешь свободно и легко,
Бросая смело
Вокруг, умело,
Свои снаряды далеко.

Окончив славный
Свой бой, неравный
И, водворив на волнах мир,
Все также твердо
Стоит и бодро
За честь Руси твой Командир.

В скрижали славы
Родной Державы
Ты лист за листиком несешь!
Как в годы горя,
На волнах моря
Русь подвизалась — воспоешь!

Так пой же, славный,
Про бой неравный,
Про бой безстрашный, наш Баян!
Венец лавровый,
Уже готовый,
Спешит к тебе из разных стран!

Как удивленья,
Благодаренья
И восхищенья — немая дань...
И сердце, гордо
Так бьется бодро,
Глядя, как ты идешь на брань!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 18 – 19.

 

21. Защитникам Порт-Артура

Со слезами любви, умиленья,
Прочитали приказ по войскам,
Полный бодраго самозабвенья,
Столь присущаго русским сердцам, грез!

Столь присущаго детям Державы,
Гордой духом своих сыновей!
Вера в Бога, сознание права
Сил дает нам нести крест скорбей.

Со слезами любви, умиленья,
Взор Руси устремился на вас,
Шлем к Творцу мы усердно моленья:
Сохрани вас в тяжелый Он час!

Сохрани вас в час страшнаго боя!
Боже! нашей молитве внемли!
В вас оплот наш, святые герои,
В вас надежда всей Русской земли!

Жизни нашей вседневныя нужды
Нас объемлют могучей волной,
Но средь них, вы нам, верьте, не чужды:
С вами помыслом мы и душой!

На душе — ваши скорби, страданья:
Как бы их облегчить, разделить!
И нет силы, нет даже желанья
Хоть минутами вас нам забыть!

Верим в стойкость мы вашу, герои,
Верим в вашу к России любовь!
Огради вас Десницей Святою
Царь Всевышний! Спаси от врагов!

Сохрани на пути их терновом,
О, Владычице, Матерь Руси!
И незримым святым их покровом
От врагов Ты укрой и спаси!

Вы снискали безсмертную славу,
Наступает решительный час!
Вы любовь нашу взяли по праву
И надежда России вся в вас!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 19 – 20.

 

22.

Идет безстрашно, стойко к цели
Коварный враг, жестокий враг,
Но дни проходят и недели —
Все развивается наш флаг!

Все развивается, смоченный
Геройской кровью храбрецов,
Стеною грозной и сплоченной
Стоит семья родных борцов!

Стоят Артурския твердыни,
Глядятся гордо в облака:
Их защищают исполины —
Их невидимая рука.

И день и ночь возводят смело,
За рядом ряд преград вокруг,
Неутомимо и умело...
Велик Руси народный дух!

Нам дорога жизнь мужа, брата,
И каплю каждую крови,
От командира до солдата,
Мы облили слезой любви.

Да, тяжела России доля!
Скорбит Русь мощною душой,
Но, будь на все Господня воля:
Смирились мы перед судьбой!

Не мы желали крови, битвы,
Господь Всесильный видит нас,
Дойдут к Нему Руси молитвы,
Прийдет возмездья страшный час!

Пусть за одно с врагом лукавый,
Надменный, злобный Альбион,
Но наш народ борьбою правой
Борьбою честною силен!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 20 – 21.

 

23.

Если бы благословенья,
Все мольбы Руси святой,
Ниспослали б облегченье
В нашей страде боевой,

Еслиб мы могли слезами
Ваши муки облегчать,
Благодарными руками,
Вам из лавр венки сплетать!

Иль воздвигнув хоть достойный
Вас, при жизни монумент,
Дали б вам мы миг спокойный,
В горький трудный вам момент —

О, с какою б мы отрадой
Все исполнили сейчас!
Но, что может быть наградой,
Храбрецы, достойной вас!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 21.

 

24. Русской матери
при известии о тяжелой ране сына ея

Что можно сказать в утешение вам,
В семейном ужаснейшем горе?
Но силы ищите в отмщеньи врагам,
В отмщении грозном и вскоре!

Не вашего сына лишь кровь пролилась,
Увы, ея льется так много!
И в траур Русь наша давно облекалась
В глубокий, тяжелый и строгий.

Вы мать, но вы русская сердцем, душой,
А сердце ея-ль неизвестно?
Оне-ль не сплотились могучей стеной
Нести крест свой свято и чсетно!

Оне-ль на траншеях Артура твердынь
Не Русь, а весь мир изумляют?
И, в образе фей светлых, добрых богинь,
Отраду в страдальцев вливают!

Смиритесь с ужасным ударом судьбы:
За сына героя смиренно
К Творцу наша Русь возсылает мольбы
И имя его нам священно!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 22.

 

25. Врагам России

Россия борется одна,
В себе уверена, сильна...
Могучий славный исполин!
И помощь ей — Господь один!

Россия борется одна,
Самоотверженна, честна...
А мир? а весь культурный свет?
Он? — держит он нейтралитет!

И, средь разставленных им, мин
Проходит добрый исполин,
И, крадучись со всех сторон,
Шлет помощь другу Альбион...

Спешит эскадра в дальний порт,
Следит за нею хитрый лорд
И мыслит: где б найти исход,
Чтоб задержать Балтийский флот?

Но изворотлив лорда ум,
Найден исход без долгих дум:
Средь неприятельских судов —
Суда английских рыбаков...

Да, изворотлив Альбион!
Угрозы, крик со всех сторон:
«В невинных, мирных рыбаков»
«Стреляют! пролита их кровь»!...

Россия борется одна:
Свята задача, но трудна!
Могучий, честный исполин,
Тебе поможет Бог один!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 22 – 23.

 

26. Космополитам

Иль патриотов нет у нас?
Легли в стране они далекой,
Вдали от любящих их глаз,
В могиле братской и широкой.

И пташка только им поет
И гимн любви, и гимн народный,
Хвалу геройству воздает
Могучей песнью и свободной.

Застонет глухо гаолян,
Что видел муки их, страданья,
И синий чуждый океан
Пришлет холодное лобзанье.

Да разве солнышко, порой
Печальной лаской озаряет,
Над свеже взрытою землей
Снопы льет света и играет...

Да, патриотов русских нет!
В полях, в волнах холодных моря
Легли, оставив рано свет,
Ушли от зла они и горя.

Остались те, в чьих жилах кровь
Не всколыхнуть страдальца взором,
Кому Отчизна, и любовь
И честь — все кажется лишь вздором! —

Кто, средь торжественных речей,
К врагам внушая снисхожденье,
Забыл любовь к Руси своей...
Они внушают лишь презренье!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 23 – 24.

 

27. Эгоистам

Понять ли вам, дано-ль уменье
В духовный мир других входить?
За жизнь детей Руси мученье,
Ежеминутный страх делить?

Понять ли вам всю степень муки,
Всю скорбь, терзание жены,
Безпомощно сложившей руки,
Внимая ужасам войны?

Войти-ль вам сердцем чутким, нежным
В мир бедных русских матерей,
Что внемлют мукам неизбежным
Родных детей — богатырей?

Когда в ушах звенят их стоны,
Когда в глазах все кровь и кровь,
Покорно гибнут легионы,
Редеют все ряды борцов!

Возможно-ль сердцем безучастным
Внимать всем ужасам войны,
Борцов страданьям ежечасным...
За нас, за нас идут они!

Как сердце больно, больно бьется
За них, в тревоги, каждый миг:
Святая кровь их льется, льется,
Вдали друзей, вдали родных!

Понять ли вам всю горечь муки
Перед дилеммой: умирать?
Или позорно, в вражьи руки
России нашей честь отдать?!

Душою русской жаждешь грозно
Врага России наказать,
А сердцем женщины тревожно
К Творцу взываешь: «мир послать!»!

Понять-ли вам тот ад страданий,
Борьбы тяжелой, скорби дни,
Что гложет души, в ожиданьи
Конца скорейшаго войны?

О, нет! вдали ужасной битвы,
Что не коснулась вас огнем,
Вы безучастны и к молитве
Святой Руси пред алтарем!

Вам, безсердечным, непонятна,
Та скорбь, что вызвала война —
Так знайте ж: Русь, хоть необъятна,
Но сердце в ней, душа одна!

И тот не детище России,
Кто, в этот страшный час невзгод,
Мольбы горячия, святыя,
За нашу Русь не вознесет!!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 24 – 25.

 

28. Посвящается Адмиралу Рожественскому
и экипажу 2-й Тихо-Океанской эскадры,
8-го Декабря 1904 года.

Средь злобы мира, вражьих ков,
Среди тумана облаков,
Незримых глазу адских мин,
Идет безстрашный исполин.

Глубокой верою в Творца
Горят геройския сердца:
Один лишь Он их всех оплот —
Храни, Господь, Балтийский флот!

Вдали остались дом, семья,
Покой, родные и друзья —
Тут призрак грозный, роковой:
Страданий, смерти боевой.

Там дорогие существа,
В Великий праздник Рождества,
Сойдутся тесною семьей,
Следя за картою с тоской...

Тут долг высокий, долг святой —
Любви к Отчизне дорогой,
Тут ждет Артурский гарнизон,
В борьбе титанов утомлен.

Тяжел им Праздник Рождества!
Прочь узы дружбы и родства,
Замолкни сердце и любовь:
К нам вопиет страдальцев кровь!

Вперед, вперед, могучий флот, —
Артур от вас спасенья ждет!
Как ни хитри, лукавый враг,
Господь наш с вами каждый шаг!

Как ни злорадствуй, злобный мир,
Глядя на наш кровавый пир —
Господь оплот нам, Он один...
Вперед же, славный исполин!

А жалких недругов легион,
Но с нами Бог, но с нами Он!
В скрижали славы вековой,
Внесется каждый подвиг твой!?

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 25 – 26.

 

29. Привет в день Рождества Христова доблестному воинству Дальняго Востока

Привет любви из родины далекой,
В святой, великий праздник Рождества,
Любви живой к вам, родственной, глубокой
Шлют дорогие сердцу существа!

Поклон земной! поклон благодаренья
Шлют в дальний край вам дети всей Руси,
За подвиг ваш святого ей служенья!
Всесильный Бог помилуй вас, спаси!

Душа болит, но сердце бьется гордо:
Да, легендарных подвигов полны
Столбцы газет! Стоите бодро, твердо,
За честь Руси вы, в страшный час войны!

Борцы за Русь! Да заблестит над вами
Звезда Христа, в Его Рожденья час
И, как волхвов вела к Христу с дарами,
Ведет она к победе славной вас!?

Да возсияет ярко и победно,
Она над вашей храброй головой
И да исчезнет дерзкий враг беследно,
Снесен волной любви к Руси живой!

В великий праздник радости высокой,
Сойдясь в семейный дружеский кружок —
Все в мыслях вы, в стране чужой, далекой
И обагренный кровью весь Восток!

В тот миг, когда: «Мир и благоволенье»
Поют: «Языци, знайте, с нами Бог!»
Быть может, там, в разгаре вы сраженья,
Пылает страшным заревом Восток...

Быть может, там, в минуту скорби, муки,
В предсмертной страшной агонии, — нас
Зовете вы, к нам простирая руки...
Творец небес! спаси, помилуй вас!

Да оградит незримым Он покровом
От вражьих пуль вас, ярости врагов
И да вернетесь вы, в венце лавровом,
Сразив врага, в родныя семьи вновь!

Хвала борцам, отдавшим на служенье
Себя, за честь России и покой!
Мы вспоминаем вас благоговейно,
Молясь за вас, с любовью и тоской!

Да воспоет коленопреклоненно,
В слезах, что нам Господь опять помог,
Вся наша Русь: «Вот с нами», несомненно...
«И покоряйтесь, яко с нами Бог!»

Ольга Елиашевич-Жандр. Грезы прошлого. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. С. 26 – 27.

 

30. К Новому 1905 году

На заре, наступившего года,
С верой светлой в победу Руси,
Что минует и скорбь и невзгода,
Засияет нам солнце с выси,

На заре лучезарных мечтаний
Мы стояли и радужных грез,
Проводив год тоски, год страданий,
Неумолчнаго стона и слез.

Миновал страшный год высокосный,
Обагренный весь кровью людской,
Тучей грозною и молниеносной,
Мир смутивший земли и покой.

В грезах счастья, забвения муки,
Мы встречали грядущий к нам год,
Простирая к нему свои руки,
Веря вновь, что он радость несет:

«О, гряди к нам, младенец ты нужный,
«Дай победу Руси над врагом!
«В ризе светлой гряди, белоснежной,
«Увенчанный лавровым венком!

«О, гряди к нам, с желанною вестью,
«С веткой пальмы гряди, наконец,
«И украсить чело твое с честью
«От вселенной лавровый венец»!...

Но, напрасны мечты! враг лукавый
Верных слуг в детях русских узрел,
В сердце русском, в час скорбный, кровавый,
Он раздоры посеять сумел!

На заре наступившаго года,
Грезы все разлетелися в прах,
И смущенье, и скорбь, и невзгода —
В честных, доблестных, русских сердцах.

Молодежь! чьи порывы так честны,
Чьи желанья добра так сильны,
В этот миг-ли раздоры уместны?
Разве вы не России сыны?

О, воспрянь, моя Русь дорогая,
В этот скорбный-ли Родины час,
Когда враг, ссоры все забывая,
Грозно, дружно возстал против нас

И, сплотившись, разставил нам сети,
Для раздоров семейных ли час?
Ведь Пожарских живут еще дети,
Славных Мининых род не угас!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 27 – 28.

 

31. К России

О, Русь моя! Мой край родной,
Ты под покровом мрачной ночи!
Какой злосчастной пеленой
Детей твоих затмились очи?

Какой враждебный, злобный дух
Твой омрачил и слух и зренье?
Наш русский витязь нем и глух
К призыву братства, единенья!

Припомни ты, как в скорбный час,
Вставала грозной ты стеною?
Ужели предков дух угас?
Позорно пред землей родною!

О, Русь моя, сплотись, воспрянь,
Не поддавайся злым наветам,
Веди ты полчища на брань,
Молниеносным грозным светом

Сверкни во вражескую рать,
Срази победной их пальбою!
Ужель врагу торжествовать,
Смеяться дашь ты над собою!?

Сплотись, могучий исполин,
Ведь ты грозна лишь единеньем,
И твой оплот — Господь один...
Да будет Он твоим спасеньем!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 28 – 29.

 

32. Почившим в Порт-Артуре

Проходят дни и, залит русской кровью,
Стоить Артур, над грудой славных тел
И вспоминает, с грустью и любовью,
Как лебединую нам песнь он спел...

Слыхали-ль вы, как лебедь пред закатом
Дней жизни, песнь прощальную поет?
Так пел Артур и громовым раскатом
Песнь всколыхнула русский весь народ.

Плыла она по темным волнам моря,
Неслася в сердце Родины святой...
О, сколько муки непосильной, горя
Звенело в стонах горькой песни той!

Замолк Артур. Давно утихли стоны,
Утихли... слух ласкает тишина,
И на заснувшие на век легионы
Глядит с выси спокойная луна.

Молчит Артур и лишь волна строптиво
Шумит, рокочет гордый океан,
И смотрят звезды кротко и пытливо:
Зачем вы злись, пришельцы дальних стран?

Замолк Артур: свершил свое он дело,
Венец лавровый он стяжал борьбой...
Не хищный враг — болезнь лишь одолела,
Не люди — тени вышли в смертный бой!

И в час ночной, в момент последний боя,
Из волн морских, из мрачных недр земли,
Все возстают почившие герои
И грозен вид их, средь полночной мглы:

И тянутся все, длиной чередою,
На запад вдаль, поднявшись из могил:
«Не место нам здесь, с желтою ордою,
«Где хищный недруг флаг свой воздрузил!

«Не место нам! не будет тут покоя!
«Мы умирали с верою в сердцах,
«Что над могилой нашею с тоскою,
«С мольбой склонится русский, а не враг!

«На неприступно грозныя твердыни,
«Что воздвигались русскою рукой,
«Восходит враг и осквернит святыни
«Фортов, омытых кровью дорогой»!..

И, надрывая душу, эти звуки
Так отдаются грозно в тишине!
В очах отверстых столько горя, муки,
Застывший взор сверкает при луне...

Счастливы вы: ваш слух не поразили
Победоносный гул и крик орды!
Они вам душу, сердце не пронзили,
Величьем нашим, доблестью горды,

Вы шли к Христу, шли в райския селенья,
С глубокой верой, радостью в сердцах —
И вам, героям, как маяк спасенья,
Светил, сиял Андреевский наш флаг!

Счастливы вы: что потухавшим взором,
Встречали русских доблестных борцов
И стон России, непосильным горем,
Не тронул вас, не всколыхнул вам кровь!

Счастливы вы: в руках окоченевших
Вы все еще держали русский стяг,
При вое пуль, как пеньи стаи певчих,
Враг отступал, бежал надменный враг...

Но, не тревожьтесь, витязи родные!
Нет, почивайте мирно на местах!
И верьте, флаг вновь водрузит Россия
На освященных вами высотах!!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 29 – 31.

 

33. Томящимся в плену Японии

Как грозный стойкий вал, могучею стеною,
На жизнь, на смерть, сошлась их доблестная рать:
Забыт дом отчий, все, все близкое, родное —
Одно лишь на уме — твердыню отстоять!

В очах лишь кровь и кровь, в ушах страдальцев стоны,
Все безпросветной мглой окутано вокруг,
А враг все пополнял, все пополнял легионы,
Настойчивей, смелей смыкал их дружный круг.

Глядел на них весь мир, с восторгом, умиленно,
Дыханье затаив и ждал конца борьбы, —
Они терпели ад безропотно, смиренно,
При несмолкавших стонах, грохоте пальбы...

И не сломил бы враг упорство русской груди,
И не склонился бы Андреевский наш стяг,
Но голод и цынга — бич Божий, а не люди
На помощь к вам пришли, надменный, желтый враг!

И сдался наш Артур! и быстрою волною,
Разлился по Руси вопль горести живой,
И сжались все сердца смертельною тоскою
И зарыдала Русь при вести роковой!..

Но вы герои, львы, исполнив долг суровый,
Героями Руси остались до конца:
Вы в плен пошли к врагу, на подвиг трудный, новый,
В сиянии святых подвижников венца!

Вы поняли, что долг ваш высший пред солдатом,
По мере сил, его страданья облегчать:
Свободы свет сиял, но вы остались с братом,
Остались плен его тяжелый разделять...

Хвала, герои, вам! Восторга, поклоненья
Достойны вы от всех! полны мы к вам любви!
Творцу мы воздаем за то благодаренье,
Что на святой Руси такие есть, как вы!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 31 – 32.

 

34. При возвращении доблестных защитников Порт Артура

Привет героям! всех детей России,
Поклон Руси восторженный, земной,
Шлем к небу мы моления святыя,
За возвращенье ваше в край родной!

Свершив свой долг на поприще суровом,
Приобрели вы право на покой,
В сияньи славы и в венце лавровом,
Стоите вы над мира головой!

Ваш долгий путь — овация сплошная:
Не светом ярко блещущих огней,
Встречает ваш приезд земля родная,
Не празднеством ликующих людей,

Не хор певцов и не оркестра звуки
Встречает ваше возвращенье к нам,
Но благодарно простирает руки
Вся наша Русь героям, храбрецам!

Но крик любви, восторга крик живаго,
Но выраженье встретивших вас лиц —
Свидетель, что Русь наша пасть готова
Благоговейно перед вами ниц!

Да не смутят вас злобные наветы,
Да не коснется клеветы вас тень!
Войдите вы, любовию согреты,
Под родственную, дружескую сень!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 32.

 

35. Русским женщинам Порт-Артура
при возвращении их на Родину

С замираньем в сердцах за геройской борьбой,
Безпримерной борьбой, мы следили!
Каждый стон, каждый вздох, взрыв восторга с тобой,
Наш страдалец Артур, мы делили!

Каждый день, каждый час больше храбрых имен
Озарялось сиянием славы,
Взор Руси на тебя только был устремлен,
Порт-Артур, гордость нашей Державы!

И, когда благодарно вся Родина вас,
К нам вернувшихся ныне, встречает,
Все тяжелые дни, в этот радостный час,
Перед нами миражем мелькают:

Вот, в туманной дали: пламя грозной войны
И тяжелой осады страданья...
А средь них, как виденья, прекрасны, стройны,
Неземныя витают созданья.

Это Ангелов сонм, пожалевший людей,
Снизошел вдруг с небес на траншеи
Только в облике женском, для смертных очей,
Или чудныя, добрыя феи?

Наш страдалец Артур весь в крови, весь в огне,
Вой гранат... ад раскрыл свои двери...
Но спокойны, тверды, непреклонны оне
И полны они мужества, веры...

Вижу облик я их неземной чистоты,
Живо так он стоит предо мною:
И в духовном величии их простоты,
С чуткой, женственной, нужной душою,

Делят ужасы жизни они боевой,
Делят тяжкое бремя осады...
В этих феях — родник веры твердой, живой,
Мощи духа борцов и отрады!

И смиренно несут крест свой в страшной бойне,
И под пули себя подставляют...
Это женщины русская! это оне!
Кто их в феях добра не узнает?!

Да, сильна ты, святая, любимая Русь,
Не героями лишь сыновьями —
И на них и на женщин я русских молюсь,
И склонится враг, верю, пред нами!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 32 – 33.

 

36. Не верю я!

Не верю я, чтоб в этот час
Страданий Матушки России,
Разбушевались вдруг у нас
Все нам враждебныя стихии!

Их нанесло к нам, этот год,
Порывом ветра чужестранным,
Наш светлый, ясный небосвод
Стал вдруг и мрачным и туманным!

Не верю я, не верю я,
Чтоб в сердце Матушки России
Пустила корни крамола,
В угоду чуждой нам стихии!

Нет, все утихнет, все пройдет!
Поток бушующий, тревожный,
Опять на запад потечет,
Волною тайной, осторожной!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 33 – 34.

 

37. Нашим героям Дальняго Востока

Когда в вечернем воздухе, волною,
Плывет, несется благовест церквей,
И Вильна в храм нарядною толпою
Спешит, и дым кадил у алтарей

Восходит к небу синими клубами,
Со стоном тихим горести земной,
Слезами мира, грешными мольбами —
Все вы и вы, родные, предо мной!

Все вижу вас, стоите пред глазами,
Борцы за Русь, поруганную честь,
Хотелось бы душой мне слиться с вами,
Страданья, муки с вами вместе несть!

Когда молитв смиряющие звуки
Плывут, колеблясь, стройною волной, —
Молю Творца смягчить я ваши муки,
Дать снова вам увидеть кров родной!

Давно уже служения святого
Вы не видали! дым у алтарей,
Не исходил из храма вам родного,
В толпе любимых, близких вам людей.

Вы средь штыков, в землянках тесных, смрадных,
Оркестр и хор ваш — вой гранат кругом,
Проходит время в думах безотрадных
О доме близком, доме вам родном...

А тут у нас — театры и собранья!
И траур строгий жен и матерей
Мельком дает лишь вспомнить нам страданья
Родных Руси, святых богатырей!..

Останьтесь же в неведеньи блаженном
Сердец холодных на Руси больной,
В сознаньи жертв, пред алтарем священным
Пусть крепнет дух, в борьбе за край родной!

Пусть тешат вас хоть радостныя грезы,
Витают пусть над вашей головой,
И не туманят взор обиды слезы,
Свершая подвиг трудный боевой!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 34 – 35.

 

38. Посвящается Адмиралу Рожественскому и его эскадрам 17-го Апреля 1905 г.

Звон перекрестный из церквей,
Сиянье свеч у алтарей,
Клубами вьется фимиам,
Веселье здесь и жизнь... а там?

Там, разлученные с семьей,
Идут в смертельный, страшный бой!
Средь вражьих мин, средь грозных волн,
Идет наш витязь, веры полн.

Не видно радости людей,
Не слышен благовест церквей,
Волна лишь песню им поет,
Волна ласкает, бережет

И, разъяренная, порой,
Вступает также с ними в бой;
Да разве чайка промелькнет
И песню грустную споет,

И хор невидимый, с небес
Привет пошлет: «Христос Воскрес!»
Но, верой в Господа сильны,
Вперед, вперед идут они!

Не ради почестей, чинов,
Идут герои на врагов!
Нет, долг святой их, долг зовет:
В них нашей Родины оплот!

На них одних взор всей Руси:
Спаси, Всевышний, их, спаси!
О, Боже, сжалься, Всеблагой,
Над нашей Русью дорогой!..

Тут пробужденная весна,
Любви, поэзии полна,
Привет нам шлет, ласкает взор,
Сулит и негу и простор,

Чарует нас, волнует кровь...
А там... одни среди врагов,
Одни они, борцы Руси,
О, Боже, сжалься! их спаси!

Услышь России всей мольбы,
Спаси их в страшный час борьбы,
Дай выйти с честью боевой,
Дай им вернуться в край родной! —

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 35 – 36.

 

39. После боя у Цусимы 14 — 16-го мая 1905-го г.

Давит душу гнет ужасный,
Силы нет, желанья жить!
Сон-ли это дикий, страшный?
Трудно, больно пережить!

Русь, святая Русь, очнися.
Брось безпечный, грешный сон,
В траур строгий облекися:
Флот! весь флот наш погребен!

Все, чем мы гордились, жили,
Наша радость, наш оплот —
В волнах жадных схоронили...
Где ты, где могучий флот?

Тяжело ужасно! тучи,
Мрак и ночью, мрак и днем!
Горы грозныя все круче,
Выше все встают кругом!

Враг ужасный, враг лукавый
Кровь родную льет и льет,
Час тяжелый, час кровавый
Стоны каждый миг несет.

Тяжело, темно, тоскливо,
Мрак покрыл все предо мной...
Еслибы мне быть счастливой,
Хоть неведенья ценой!

Взяла б я, взяла б я крылья,
Улетела б далеко,
Где земных благ изобилье,
Где отрадно, где легко!

Но где край тот, край прекрасный,
Где б не видела я слез?
Где свод неба вечно ясный,
Край волшебных, сладких грез?

Тучки, вы хоть укажите
Благодатный край мне тот,
Где б забыть могла, скажите,
Наш погибший, славный флот!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 36 – 37.

 

40. После боя у Цусимы

Опять на страшном дне морском
Весь цвет народа, свет Отчизны,
Что, в поединке роковом,
За честь Руси отдали жизни!

Опять во власти злобных волн
Вся наша гордость, наши силы,
Кто шел на подвиг, веры полн
И в море вдруг обрел могилы!

О, еслиб море ты могло
Вернуть вновь к жизни, пожелало,
Кого холодное русло
Твое так жадно принимало,

Как бы к ним злобою горя!
О, еслиб их ты возвратило,
Какая б светлая заря
Россию нашу озарила!

О, еслиб бедным матерям
Вернула бы ты дань обратно!..
Но что давать простор мечтам,
Мечтать о том, что невозвратно!?

Невыразимо тяжело!
О, Боже, дай успокоенье,
Чтоб время вылечить могло,
Унять страданья и томленье!

Невыразимо страшный гнет
Так давит, давит грудь больную,
Когда же солнышко взойдет
И озарит страну родную!?

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 37 – 38.

 

41. 17-го Мая 1905-го года

Еще над домами, родными местами,
Где жили, любили, росли, родились,
Витают все души, прощаясь с семьями,
Пред тем, как в чертоги Христа вознестись,

Еще волны, страшной борьбою вспененныя,
То злобно рокочут, то глухо, с тоской,
Друг другу шепча, где лежат схороненные
И люди и флот, плод заботы людской,

Кровавый налет, что по морю разлился
Не смылся бушующей жадной волной —
Как в цирки, театры народ устремился,
Забыв боль и стоны России родной!

Теснится нарядной, веселой толпою,
И цирк и театр весь огнями залит,
Плывут звуки музыки мощной волною...
О, Боже, где честь ваша, сердце, где стыд!?

О, дайте остыть хоть волнам распаленным,
О, дайте молитвы людям совершить
По братьям, по детям, мужьям схороненным!
Дозвольте хоть ужас, позор пережить!

Тогда устремляйтесь в сады ликованья,
Пируйте, коль вам не близка наша кровь,
Под стоны страдальцев, под вопли рыданья,
При кликах победных, насмешках врагов!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 38.

 

42.

Везде все то же, та же жизнь
И нет следа, как будто, горя,
Как будто, выдать не хотят
Что там свершилось в волнах моря!

В осиротелых лишь семьях
Там знают то, что совершилось:
Для них свет солнечный угас,
Навеки солнце закатилось!

Не встанут больше, не придут,
Земныя кончены мученья,
Потомство только им воздаст
Дань должной славы, поклоненья...

О, еслиб все понять могли,
Что, как в семействе дружном, тесном,
Стон каждый, вздох борца за Русь
Дать отклик должен в сердце честном!

О, еслиб люди поняли
Что, кто не знал любви к Отчизне,
Хоть жалость должен к тем иметь,
Кто ради нас разстался с жизнью...

Но, нет! все то же, та же жизнь...
Никто их будто не жалеет,
Волна лишь им привет поет,
Могилы братския лелеет!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 38 – 39.

 

43. Малодушным

Тот не верный друг, кто в горе
В дом унылый не идет,
Оттого, что в друга взоре
Он печаль одну прочтет!

Тот не сын России бедной,
Кто тогда лишь сын родной,
Если громкий клик победный
Пронесется над страной —

Тот дитя ея, кто горя
Чашу с ней желает пить,
Бремя с ней несет позора
И гордится русским быть!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 39.

 

44. Нашему молодому поколению

Дышать нет силы! В зареве кровавом
Встает на небе пасмурном заря,
И на пути служенья честном, правом,
Все гибнут слуги верные Царя.

И каждый час и каждое мгновенье
Несет нам весть о гибели людей,
Несет нам весть о новом преступленьи
От рук безумных, гнусных палачей!..

Позор и вам, младое поколенье,
Кровавый отблеск падает на вас:
Виновны вы в духовном единеньи
С врагом Руси в тяжелый этот час!

Ведь дети вы страдающей России,
Ведь искра Божья ярко в вас горит,
Разсеяв мглу враждебной нам стихии,
Она вам путь ко благу озарит.

Поняв, что мощь России в единеньи
И сердцем чистым Родину любя,
Отдайте силы все ей на служенье,
Отдайте, честно, искренно себя.

И новый путь прогресса, просвещенья
Пред вами ярко, радостно блеснет,
А дерзкий враг, в тревоге и смущеньи,
От обновленной Руси отойдет.

Но, в этот миг, когда борцы святые
Вдали от нас, льют на чужбине кровь —
Мы-ль пошатнем в них веру в мощь России,
Их бодрость духа, к Родине любовь?

Мы-ль увеличим муки их терзанья
Своим раздором? нет, не верю я!
Ужели мало вынесла страданья
Еще Россия бедная моя!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 39 – 40.

 

45. Космополитам

Несчастны вы, в ком нет любви к Отчизне,
Святой, возвышенной любви!
Кто за нее отдать не жаждет жизни,
Несчастны вы, несчастны вы!

Измученной, поникшей головою
Вы не склонитесь к ней на грудь,
Как к лону матери дитя родное,
Когда тяжел житейский путь.

Не облегчат вас состраданья слезы —
Нет, равнодушен взор очей!
И не взволнуют радостныя грезы
О славе, мощи лучших дней.

Спокойны вы, но то покой могилы,
И холод тех, кто сердцем стар,
А в ком бушуют жизненныя силы —
Так сладок единенья жар!

Понятно так блаженное общенье,
С тем, кто наш близкий, нам родной,
В годину общаго мученья
И сладость жертвы, в час иной!

Как сироте, не знавшему с рожденья
Любви вам кров не дорог свой.
Ужасно будет ваше пробужденье,
Когда нибудь, в час роковой!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 40 – 41.

 

46. К возрождению русскаго флота

Похоронили мы наш флот,
Надежду, гордость, наш оплот!
Спи в океане чуждом, дальнем
И повествуй о дне печальном,

О дне, когда по воли Бога,
Так нами слез пролито много!
Соединился весь наш флот,
И вот.... на дне он почиет!

Окончив путь свой трудный, дальний,
Добитый травлей безпощадной!
И тех, кто в мертвый твой остов
Вселяли дух и плоть и кровь,

Тебя, как детище, любили —
И тех и тех мы схоронили!
Покойся, славный исполин
И верь, возстанет из руин

Преемник юный, полный силы,
Он посетит все те могилы,
Где пролита святая кровь
Почивших русских моряков!

Там, подкрепясь на подвиг новый,
Пойдет, отмстить врагу готовый!
Жди с верой мести славный флот
На лоне дальних чуждых вод!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 41 – 42.

 

47. Памяти славнаго защитника Порт-Артура Романа Исидоровича Кондратенко
У гроба его

У гроба твоего, склонясь благоговейно,
Глядя на твой святой, для всех родной нам прах,
Блестящая встает страничка русской славы:
Дни доблестной борьбы стоят опять в очах.

Средь атмосферы зла, предательства, измены,
Продажи Родины, разнузданных страстей,
Воскликнешь, пред тобой склонясь благоговейно:
Зачем теряет Русь таких, как ты, детей?!

В удушливом дыму, объявшем всю России,
В тяжелой страшной мгле, среди нависших туч,
В «освободительном», безсмысленном движеньи —
Лишь ты один сиял, как светлый солнца луч!

Глядя на прах того, кто всей своею жизнью,
Кончиной доказал, как надо Русь любить,
Воскликнешь с горечью, с мучительною болью:
О, еслиб все могли тебе подобны быть!

Глядя на прах того, кто словом и примером
Дух доблести в войска и силы в них вселял,
Колена преклонишь, в любви благоговейной,
Воскликнув: ты для нас, герой, безсмертным стал

Глядя на прах того, кто гордо пред врагами
Ни разу не склонил победной головы,
Воскликнешь от души: О, если-бы в России
Было-бы более такой святой любви!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 42.

 

48.

Долго гордый Артур взоры всех привлекал.
Неприступною, грозной твердыней стоял —
Сердце русское радостно билось в груди:
«Не возьмешь его, враг! Нет! Напрасно не жди!».

И стояли герои могучей стеной,
И победной гордился Артур головой....
Из за мрачных, нависших над Родиной туч,
Кондратенко сиял, точно солнечный луч.

Благодарной любви и восторга полны
За него всей России молились сыны...
Но не внял Вседержитель моленьям сердец,
И призвал Он его... И лавровый венец,

Что ему благодарно Россия сплела,
Заменила сырая, чужая земля!
Закатилося солнце! Свершился удел,
И Артур лебединую песню нам спел!

Как дитя сиротливо клонится главой,
Перед прахом внезапно усопшей родной,
Как внезапно бегут, обезумев войска,
Потеряв вдруг любимаго их вожака —

Так Артур вдруг склонился победной главой,
Только выбыл из строя любимый герой...
Мир тебе! Память вечная в русских сердцах!
И нетленным для нас твой останется прах!

Мы с поклоном земным, мы с мольбою пришли,
Долг отдать благодарности русской земли!
Незабвенный твой облик стоять, как живой,
Будет вечно в глазах всей России родной.

Все, кому только дорог и свят русский стяг,
Искра Божья горит в благодарных сердцах —
Не пройдут никогда пред могилой святой,
Не склонясь, в умиленьи, пред нею, герой!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 42 – 43.

 

49. Пред заключением мира с японцами

Все ниже тучи, все грознее,
Нависли, давят край родной!
О, Боже, сжалься поскорее
Над нашей Родиной больной!

Скорбит душа и в траур строгий
Все дети Руси облеклись...
Смирись ты с горем и тревогой,
Страна родная и молись!

Молись: минуют испытанья,
Даст свету дня дорогу мгла!
Не мало горя и страданья
Ты в эти годы приняла.

Страдала Русь: непостижимый
Ряд горьких, страшных неудач,
Но все-ж была непобедимой,
А ныньче? ныньче стон и плач!

Ужель победною главою
Ты пред врагом склонишься, Русь?
Враг посмеется над тобою?
Не верю! Верить я боюсь!

Страдала наша Русь довольно,
Лилася кровь ея детей,
Но мир позорный... добровольно...
Для сердца русскаго больней!

А вы, кто дружною семьею
Вносили распрю, рознь в народ,
Да будет вам Господь Судьею
За этот страшный, страшный год!

За то, что там, где единенье,
Где сила дружная нужна,
Вносили распрю и броженье,
И наша Русь.... побеждена!!

Все ниже, тучи все грознее,
Нависли, давят край родной!
О, сжалься, Боже, поскорее
Над обездоленной страной!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 43 – 44.

 

50. После заключения мира
Забастовщикам

Ликуйте, злобные враги,
Россией вскормленныя змии!
Да будет пролитая кровь
Для вас — победныя трофеи!

Откройте жала вы свои,
Язвите вы родного брата —
Для сердца, русскаго теперь
Все безпросветной мглой объято!

Для сердца русского теперь
Нет света проблеска, нет жизни —
Невыносимо перенесть
Позор невиданный Отчизны!

Нет силы жить, когда войдешь
Душой в мир нашего солдата!
За то вы дружно поднялись,
Возстали все, брат против брата!

Вы распрей, крамолы и смут
Пожали горький плод, обильный,
И в час войны разрознен стал
Народ сплоченный, дружный, сильный!

Ликуйте ж, злобные враги!
Теперь насмешек ваших время:
Русь наша долго не стряхнет
С могучих плеч позора бремя!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 44 – 45.

 

51.

Пусть утомил нас спор кровавый,
Пусть примирились мы с врагом
И поступились бранной славой, —
Но радость, радость тут при чем?

Пусть те, кто сердцем удрученным
Кормильцев ждут к себе домой,
Мир встретят взором умиленным,
Но нам-то, нам восторг какой?

Пусть после ряда унижений,
Нас утомил кровавый пир,
Ряд мук, потерянных сражений —
Мы приняли возможный мир!

Пусть в наши славныя скрижали
Внесен позорный договор,
Свершилось: мы не устояли,
Нам надоел кровавый спор!

Мы все измучены войною,
Раздором Родины больной —
Но радость то зачем волною,
Зачем разлилась над страной?!

Зачем Святая Русь в волненьи?
Воскрес-ли наш погибший флот?
Иль весть о вражьем пораженьи
Так подняла родной народ?

Зачем приветственные клики?
К чему объятия людей?...
Ты измельчал, народ великий,
Могучий славой прошлых дней!

Ты измельчал, народ наш бедный:
Не вопиет к потомкам кровь
Увитых лаврами победно,
Безсмертных славою отцов!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 45 – 46.

 

52.

Свершилось! Дружныя усилья
Обильный дали, горький плод!
И не расправил мощно крылья,
А умалил Орел полет!

Свершилось! горькия страданья
Несли родныя рамена,
Но мир позорный, осмеянье —
Снесет-ли этот мир она?!

Пройдут века. В скрижалях славы,
Увитых лаврами побед
Родной нам, грозной всем Державы
Найдут-ли новый лист? О, нет!

С тяжелой болью муки, горя,
Потомки лист перевернут,
Чтоб не прочесть страниц позора
И изрекут свой правый суд

Над тем, кто с Родиной святою
Душою не жил, не страдал,
Средь благ житейских и покоя
Свое лишь благо признавал!

Пройдут века и поколенья
Произнесут свой правый суд
И всех, виновных в пораженьи,
Всех справедливо проклянут!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 46.

 

53. Нашим войскам

Свершилось! Кончен спор кровавый!
Итог судьбою подведен!
Мы поступились бранной славой,
Но воин наш не осрамлен!

Он тот, что был во дни былые,
Пред ним склонялся мир главой,
За честь родной своей России
С любовью жертвовал собой!

Простите, витязи родные,
Не вы виной, что дерзкий враг
Надменно пред детьми России,
Кичась победой, поднял стяг!

Простите, что, свершив кровавый,
Тяжелый путь, что так велик,
Вернуться не дали со славой,
К которой русский так привык!

Нам жаль людей! Напились кровью
Довольно чуждыя поля,
И руку с миром и любовью,
Простерла русская земля.

Да будет с тем, кто был душою
С больной Отчизной у креста,
Спасибо русское, родное,
Благословение Христа!

А тех, кто вел страну к позору,
Кто в час страданий, в час невзгод,
Дал место смутам и раздору,
Разрознил мощный наш народ,

Тех, кто виною униженья,
Что наша Русь теперь несет —
Суди их Бог и поколенья
И честный русский весь народ!

Примите-ж, витязи родные,
Поклон земной вы от Руси,
И за любовь к родной России,
Утешь вас, Боже и спаси!

Ольга Елиашевич-Жандр. Памяти героев Русско-Японской войны. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», 1909. С. 47.

 

Ольга Константиновна Елиашевич-Жандр

Вильна, Бобруйская, 20.

 

Памяти героев Русско-Японской войны. Ольги Константиновны Елиашевич-Жандр. Издание 4-е дополненное. 3-е издание одобрено и рекомендовано для войск Циркуляром Главнаго Штаба от 26 Октября 1905 года за № 292. Циркуляром по военно-учебным заведениям от 5 мая 1909 года за № 19 допущено в ротныя библиотеки VI – VII классов кадетских корпусов. Вильна: Электро-Типография «Русский почин», Сиротская, № 20. 1909.

 

Подготовка текста © Альма Патер, 2012.
Сетевая публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2012.


 

Ольга Жандр    Форум Балтийского Архива

Поэзия     Балтийский Архив


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2012