Мариан Здзеховский.  Арцыбашев и русский вопрос в Польше (Статья Мариана Здеховского)

(Окончание. См. "За Своб." № 86)

III.

         Самым болезненным вопросом, мучающим каждаго русскаго в Польше, пишет Д. Бохан, - это церковный вопрос. Вопрос этот труден и мучителен и для нас. С самаго начала наша политика в отношении православной церкви была чрезвычайно неудачной и заключалось в рабском подражании царской политике в отношении католической церкви. "Не дооценила эта политика - пишет Мацкевич* - ни моральной силы православной церкви, ни ея антибольшевицкой силы. Она хотела пользоваться этой церковью, как средсвом белоруссификации. Вообще эта политика не поняла, что церковь эта не барышня для танца, что нельзя ею вертеть и приспосабливать ее для своих политических целей. Наше отношение к православной церкви должно быть христианское. Мы должны радоваться, если она возродится, и встанет, потому что она всегда будет сдерживать напор большевизма.
         А продуманные и спокойные переговоры с православной церковью могут дать нам горазно больше, чем всякия концессии, предоставляемыя белорусским политикам!"
         "Марьян Эдмундович, - говорил, обращаясь ко мне, два года тому назад в Париже один из благороднейших и найболее к нам расположенных русских, близкий и доверенный во время войны сотрудник Сазонова, князь Григорий Трубецкой - истории обрекла нас на сосуществование, и вы должны думать о будущем, о согласии. А вместо того, вы угнетаете православие, вы арестовали и изгнали наших епископов; как же тогда сложатся наши отношения в будущем?" Я ответил, как мог и привел кое-какия оправдания политики нашего правительства. У правительства была очень трудная задача с епископами царских времен, которые не могли примириться с мыслью о независимой Польше и смотрели на установление польской власти, как на оккупацию, которую только следует пережить. Не удивительно, что правительство хотело иметь дело с епископами более уступчивыми. Упорные или подозреваемые в упорстве были высланы. Русское общество приняло это как акт насилия. Назначения новых епископов были признаны неканоничными. Кроме того, некоторые из новых епископов были посвящены неканонично, на них стали смотреть и смотрят, как на выскочек с таким же недоброжелательством, с каким смотрели мы в годы самаго худшаго угнетения католической церкви (1863 - 1882) на ксендзов руссификаторов как Жилинский, Немеша, Сенчиковский.
         В довершение этого и установление автокефалии, по мнению русских, неканонично. Ибо каноничность требует предварительнаго созыва собора из духовенства и светских лиц и согласия на автокефалию этого собора и патриарха или митрополита, которому прежде здешняя православная церковь была подчинена.
         Я не вступаю в этот спор, но указываю только, что упрек в неканоничности автокефалии кажется несколько странным в устах тех, кто признавал каноничность святейшаго синода созданнаго Петром Великим и низведеннаго им и его наследниками до роли послушнаго орудия царей.
         Вопрос этот очень труден. И созыв собора, чего требует сенатор Богданович и многие другие, мог бы стать источником опасных осложнений, если бы Собор высказался, что весбма вероятно, против нынешних архиереев. Мы полагаем, что на лучший путь вступили те, кто от имени Русскаго Народнаго Об'единения обратились к митрополиту Дионисию и получили его благословения. **
         Кроме этого основного вопроса есть и другие, требующие быстраго разрешения. Имеются основательные жалобы православных священников на препятствия, которыя ставятся им властями в их стараниях получить "dowody osobiste"; без этих документов они остаются в тягостной неуверенности в завтрашнем дне, так как могут ожидать во всякое время высылки в Совдепию. Затем имеются жалобы на отбирание православных церквей, которыя когда-то были католическими или униатскими костелами. В этом деле каждый отдельный факт требует со стороны властей благожелательнаго разсмотрения, чтобы нас не обвиняли в том, что мы руководимся правилом, которое, к сожалению, очень часто в повседневной жизни повторяется - "раньше вы угнетали нас, теперь мы вас будем угнетать".
         Наконец, на очереди выдвинулся уже вопрос об украинизации церкви, а за ним несомненно выдвинется вопрос и о белоруссизации. Инициатива о разрешении этих вопросов принадлежит иерархам. Следует, однако, иметь в виду, что как у нас латинский язык, так в восточно-церковном обряде у славян богослужебным языком является язык старо-болгарский, называемый церковно-славянским. Что сказали бы мы, если бы наши католики начали требовать изгнания латыни из богослужения! Правительство должно, и это в его интересах, бороться насколько возможно со всякими революционными намерениями в области церкви и стать на защиту того, что освящено многовековой традицией, т. е. на защиту церковно-славянскаго языка.

IV.

         Искать сближения и соглашения с чуждыми элементами можно и следует на почве общих интересов, общих нужд и стремлений. Это общее дело заключается в борьбе всеми силами с большевиками и большевизмом, который теперь стал опаснее, чем когда либо, получив поддержку со стороны возстающих азиатских народов. Нужно, чтобы это поняли у нас правящие круги и чтобы в русское общество проник голос великаго писателя и вождя народа, каким был Арцыбашев.
         В одном из последних своих фельетонов, Арцыбашев выступил против газеты "Przeglad Wilenski", восхвалявшей большевицкие фильмы, демонстрируемые в Польше без противодействия тому со стороны властей. Дело заключалось не в газете, Арцыбашев увидел в похвале высказанной в ней большевицким фильмам типичное явление и проявление всеобщей в Европе близорукости. Европа не видит опасности большевизма, не понимает его целей и методов, не может вдуматься в сущуство переживаемаго времени и понять того, что подготовкой к осуществлению лозунга, русской революции - бей буржуев и грабь награбленное - служит возбуждение в темных массах классовой ненависти при помощи, между прочим, и соответствующих фильм.
         "Przeglad Wilenski" и другия подобныя газеты в Польше и вне Польши упрекают русских эмигрантов, нападащих теперь на большевизм, в том, что они сочувствовали и иногда участвовали сами в революционном движении 1905-го года. "Что было уместно в России 1905-го года - отвечает на это Арцыбашев - совершенно неприемлемо в Польше 1927-го". Тогда боролись с самодержавием, но то, "что, может быть, было уместно в борьбе с ним, ныне неимеет никакого оправдения". В Польше нет царя, Польша - "демократическая республика, которая может существовать только при условии сотрудничества всех классов населения. Проповедь классовой ненависти теперь, когда весь мир содрагается от подпольной работы коммунистов, является прямым преступлением".
         На эти замечания русскаго писателя газетой "Przeglad Wilenski" был дан гордый ответ, смысл котораго сводится к тому, что фильмы имеют художественную ценность, большевицкий же чорт совсем не так страшен, как его малюют.
         Мне ближе по духу эти чужие по происхождению и по языку граждане и неграждане нашего государства, которые чувствуют опасность и предостерегают от нея, чем свои, для которых "большевицкий чорт совсем не так страшен, как его малюют".

* "Kropki nad j" 120 стр.
** "За Свободу!" № 70.

Марьян Здеховский

Арцыбашев и русский вопрос в Польше. Статья Мариана Здеховского // За Свободу! 1927. № 87 (2119), 15 апреля.

 

Подготовка текста © Наталья Синявичене, 2004
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2004.

 


 

Критика и эссеистика     Михаил Арцыбашев

Мариан Здзеховский      Балтийский Архив   Обсуждение


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2000 - 2003