Григорий Трубецкой.  Письма М. Здзеховскому (1923)

1 rue de la Foret, Clamart (S.)
23 декабря 1923 г.

         Глубокоуважаемый и дорогой
                  Мариан Эдмундович,

         Вы не поверите, как я обрадовался, увидав давно знакомый почерк Ваш на конверте, после стольких лет, что наше общение прервалось. В почерке есть то, чего нет в фотографии - живой непередаваемый отпечаток индивидуальности.
         Много испытаний и невзгод выпало на нашу долю за последние годы, и общих и личных. Я потерял во время междуусобной войны на юге России моего старшего сына, который сражался в рядах Д[обровольческой] Армии. Это был выдающийся мальчик, чистый сердцем и горевший пламенем веры и любви к родине.
         После долгих скитаний, сначала на юге России, где я принимал участие в правительствах Деникина 1 и Врангеля 2, мы перебрались сначала в Австрию и там три года прожили с нашими стариками в Baden bei Wien. Потом осенью этого года перебрались для воспитания оставшихся у меня 4 сыновей во Францию, где и живем под самым Парижем, тоже с нашими beaux parents.
         Ваше ощущение катастрофы современной европейской цивилизации я тоже глубоко ощущаю. Мы живем на повороте мировой истории. Все старые устои сдвинулись с мест, но человечество не нашло еще новых путей и блуждает в потемках. События бесконечно крупнее людей, и поэтому на поверхность выплывает плоский оппортунизм. Как в одном стихотворении Тютчева: "День пережит и слава Богу" 3 . Но я верую, что никакие испытания не посылаются даром. У нас много грехов, которые могут быть искуплены только страданиями. Конечно, гордиться той оргией зла, которая творится в России, было бы дико. Но там не только это, но и борьба Добра со Злом, и многое великое, хотя и менее заметное, там также творится, и есть святые и угодники Божии, и есть пробуждение религиозного подъема в народе. Но все это перекрещивается с такой сатанинской свистопляской, с такими всходами Зла, что издали не всегда можно рассмотреть всю сложность происходящего. У нас зло приняло острый характер, а на Западе яд его проникает постепенно и вызывает гниение, принимая характер хронической болезни.
         И то, что происходит, заставляет отрекаться от личных и национальных соображений, и побуждает искать единение в глубинах веры. "Да будут едино, как и Мы едино" - эта молитва Христа 4 звучит бесконечно близко. - Эти годы я много об этом думаю и чувствую. На днях пришлю Вам, если получу, оттиск статьи моей в "Русской Мысли" 5 о единстве Церкви. Мне будет очень дорог обмен мыслями с Вами по этому поводу. А как было бы приятно, если бы удалось повидаться с Вами? Входит ли Париж в Ваши предположения? - Мы живем совсем близко от него, но все же расстояния огромны и дают себя чувствовать. Я сожалею, что поэтому могу лишь в слабой доле черпать то богатство умственной жизни, которая в нем кипит.
         Мой beau pere шлет Вам сердечный привет. Волконский 6 живет где то недалеко от Парижа. Если хотите, пишите ему по моему адресу, и я постараюсь ему доставить письмо. - Вы ничего не пишете о Вашем милом имении и уютной усадьбе. Цела ли она? Что все Ваши?
         Шлю Вам самые сердечные пожелания на Новый год. Дай-то Бог, чтобы они хоть приблизили нас к какому нибудь исходу в России. Вашу статью в "Les lettres" постараюсь достать. А пока еще раз радуюсь возобновлению общения и прошу Вас верить искренней дружбе и уважению.

Кн. Григорий Трубецкой.

1 Антон Иванович Деникин (1872 - 1947), генерал-лейтенант (1916), один из организаторов Добровольческой армии, главнокомандующий Вооруженными силами Юга России (1918 - 1920), в марте 1920 г. назначил Главнокомандующим генерала П. Н. Врангеля и уехал в Константинополь, затем в Англию; в правительстве Деникина Г. Н. Трубецкой занимал должность начальника Управления по делам исповеданий.
2 Врангель Петр Николаевич (1887 - 1928), генерал-лейтенант (1918), в Добровольческой армии с августа 1918 г., в феврале 1920 г. приказом генерала Деникина уволен со службы, после чего уехал в Константинополь, но в марте 1920 г. на Военном совете был избран новым Главнокомандующим Вооруженных сил Юга России, в ноябре 1920 г. организовал эвакуацию Русской армии из Крыма в Галлиполи и на остров Лемнос; в правительства Врангеля Г. Н. Трубецкой замещал в отсутствие П. Б. Струве, отвечавшего за внешние сношения.
3 Заключительная строка стихотворения русского поэта и дипломата Федора Ивановича Тютчева "Не рассуждай, не хлопочи…" (1850): "День пережит - и слава Богу!". 4 Ср. Ин. 17, 11.
5 "Русская мысль" - ежемесячное литературно-политическое издание под редакцией П. Б. Струве, начало выходить в 1921 г. в Софии, затем в Праге (1922 - 1923), Берлине (1923 - 1926), в 1927 г. в Париже.
6 Князь Сергей Михайлович Волконский (1860 - 1937), известный театральный деятель, сотрудник журнала "Аполлон" (1910 - 1914), католик восточного обряда, что могло особенно интересовать Здзеховского и Трубецкого в свете их внимания к проблеме сближения церквей; с декабря 1921 г. в эмиграции во Франции, позднее жил в Германии и Италии, с 1926 г. постоянно в Париже; театральный обозреватель газеты "Последние новости"; его "Воспоминания" (Берлин, 1923 - 1924) Здзеховский относил к лучшим произведениям русской эмигрантской литературы, см. Marian Zdziechowski, "W obliczu konca", Wilno: Grafika, 1937, s. VII.

 

© София Филипчик (при участии П. Лавринца), 2002 - 2003.
Публикация © Русские творческие ресурсы Балтии, 2003.

 

Литеросфера

 

Письма

Письма Григория Трубецкого (1924)      Балтийский Архив   Обсуждение


© Русские творческие ресурсы Балтии, 2000 - 2003