Они не пройдут
или слово "крыша" в контексте Индоевропейского Диктанта

В текстах:

1. Евгения Шарипова. Позавчерашние стихи:
Ветер крыши с домов срывает
И уносит их в теплое море...

2. Классификация 27-и пульсов:
Его сравнивают с шелковой нитью, которая в безлунную ночь свисает с края крыши кумирни.

3. Григорий Марговский. Послание на крышу:
Там - на крышах Тель-Авива
-Ты подначиваешь Зива,
Что сияет, как звезда.

4. Е.Т. Тантрический реализм:
Малышка - за сорок - схватил огнемёт:
Больше на крышах никто не ебёт.

5. Владимир Коробов. Дальневосточные экспедиции князя Э.Э. Ухтомского:
Флаги, на которых были написаны мантры, специально вывешивались над крышами домов, храмов или просто на длинных шестах.

6. Сергей Контер. Из цикла "Окна":
Окно забито. В косяках - трава.
Голодным лошадям пошла солома с крыши.

7. Григорий Марговский. Илья Зерцалин:
Тут нас на полуслове - пышнотела
и вся от "Каберне" как алый мак -
хозяйка крыши, скульпторша Нателла
с Шекспировых стащила колымаг...

8. Ребекка Изаксон. Пастель:
Они собрали колонны по кускам, но верхушек нет у колонн, и крыши нет, но камень искрится, и песок искрится.

9. Григорий Трегубов. Дождь:
Далеко внизу, в долине, виднелись крыши далеких деревень...

10. Теобальд. Духовидец:
Крыши с остальных двух гробов слетели, и в гробах появились старуха и молодой человек, которые сели…

11. Василий Шестопалов. Повесть о Настоящем человеке:
Я падаю на крыши вместо снега,
По улицам тащусь хвостом опоссума...

Запрещенное слово: крыша

Денотанация (от 12. 05. 2000):

Николай Иванович Покрышкин парит над Памиром в серебристом, обтягивающем комбинезоне. "Они не пройдут", - думает Николай Иванович, сжимая в правой руке алую бомбу, на которой золотыми буквами выведено: "Мгновенье! О как прекрасно ты, повремени".
Красивое желтое солнце медленно проталкивает себя сквозь загустевший от зноя воздух к конструкции из бесконечности и ветра.
Пропеллер. Завод им. "Путешествия в страну Востока". Полдень. Пионеры Василий Петров и Джегсарды Сабызов пьют вермут "Розовый крепкий" и наблюдают за полетом Покрышкина в трубу. Их четверо.
- Это замечательный советский спутник-испытатель, - говорит Василий Петров.
- Издалека он похож на замечательный сперматозоид. Он в замечательном поиске. Он ищет что-то замечательное, недоступное нашему воображению, - говорит Джегсарды Сабызов.
- Можем ли мы помочь ему? - спрашивает друга Василий Петров.
- О да, о да, - шепчет Джегсарды Сабызов, испуганно прижимаясь к другу.
Друг к другу, товарищ к товарищу, плечом к плечу, лицом к лицу.
Выныривая из клубящихся облаков, Николай Иванович чувствует смутную, влажную и пушистую угрозу. Он самоотверженно устремляется вниз. Алая бомба торжественно тикает в его крепких, мужественных руках. Все ближе берег, уже белеет парус...
- И это торжество предвосхищая, я высший миг сейчас переживаю! - во все горло кричит Николай Иванович и на всей своей скорости врезается в заведомо вражескую подверхность.
- Упала стрелка. Сделано. Свершилось, - говорит Василий Петров своему другу Джегсарды Сабызову. Пионеры допивают вермут, берутся за руки и идут навстречу свету, солнцу и воздуху.

1-ый Комментарий (4 Июня 2000 г.)

"...парить над Памиром в серебристом, обтягивающем комбинезоне" - метафора, передающая состояние яйца между овуляцией и оплодотворением.

"Мгновенье! О как прекрасно ты, повремени" - намек на практику искуственного продления оргазма, что лишний раз подтверждается словами: "они не пройдут".

"Их четверо" - судя по всему, Василий Петров и Джегсарды Сабызов - это пара гермафродитов, т.е. их всего четверо Василий, Петров, Джегсарды и Сабызов. Ср. также рассуждения Алексея Карташова ("Резонера"), Макса Фрая и Альма Патера о значении числа 4 в гостевой книге Нейт в Тенетах:

Резонер
- Fri Jun 2 22:45:14 2000
"Небольшое рассуждение о числе четыре.

В идиотской, но популярной когда-то книге "Каллисто" (автора даже не помню) приводится сцена братания с пришельцами. Им посылают сигнал из двух вспышек (пауза) и еще двух. В ответ пришельцы посылают четыре вспышки. Тут-то все и начинают радоваться, дескать, у них такой же разум, как у нас, поскольку 2+2=4, 2*2=4, 2^2 - тоже 4.
В скобках замечу, что непонятно, чему тут радоваться: если 2 и 2 всегда дает четыре, то разум у пришельцев может быть какой угодно. Ну да ладно.
Итак, выделяют разные магические числа, например, 3, 7, 12. Число четыре в ряду натуральных чисел занимает особое место. Это первое чсло, имеющее нетривиальное разложение на множители. Кроме того (см.выше), при любом задании операций 2 и 2(первые неединичные числа) дают 4.
Пользуясь магическим мышлением, следует приписать четырем некоторые свойства, проистекающие из таких его математических свойств. Это было сделано второстепенным чешским исследователем магии у примитивных племен Богуславом Здроунеком в небольшой книге, которая вышла где-то вскоре после 1968 года в английском переводе ("Alternative numerology", NY-Paris, YMCA-Press, 1969(?)).
Здроунек участвовал в одной из экспедиций Зигмунда и Ганзелки (кстати, он мельком упоминается в одной из их книг, я забыл название, он сам об этом пишет с гордостью) и провел около 4 месяцев в Лаосе в горном племени Мао, на границе с Вьетнамом. Число 4 в верованиях Мао занимает некоторое центральное положение, определить которое в понятиях западной методологии довольно сложно. Сам Здроунек прибегает к примерам и притчам, поскольку иначе (опять же, я вынужден доверять его суждению) ему пришлось бы для начала построить аксиоматику понятий с самого начала, с элементов, таких, например, как "я" и "мы", "бытие" и "небытие", "принадлежность", "отношение" и тому подобное.
Мао владеют операциями сложения и вычитания на уровне предметов, и используют их в повседневной жизни с умением и даже грацией. Не редкость встретить ребенка лет 10, который может на глаз определить число предметов в двух кучках и, отвернувшись, сложить третью кучку из таких же предметов (например, земляных орехов) с числом предметов, равным сумме первых двух - до нескольких десятков включительно. Коммутативный и ассоциативный законы сложения известны всем, даже женшинам.
Но вот, например, операция умножения является достоянием колдунов, передается из поколения в поколение как тайна, и Здроунек понял, что речь идет именно об умножении, только из косвенных намеков. Кстати, он продемострировал потрясенным Мао свое мастерское владение умножением, за что подвергся потом травле со стороны колдунов и был даже вынужден покинуть племя.
Так вот, число 4 считается символом плодородия именно потому, что пара, как Мао известно, необходима для создания плода, а 2 пары считается как бы более высокой, не земной, а божественной, степенью плодородия.
Ряд забавных последствий: как всякий сакральный символ, 4 подверглось с течением времени сначала табуированию, а потом травестированию. 4 стало также и непристойным символом, и показать ладонь с прижатым большим и растопыренными четырьмя остальными пальцами - это сильнейшее оскорбление, означающее примерно "Имел я твою маму, жену, сестру и дочь"(4 степени женского родства, осознаваемые Мао). "

Alma Pater
- Sun Jun 4 2:05:54 2000

"Нисколько не сомневаюсь, что символику 4 , во-первых, универсальности (представление о 4 сторонах света как пространственной исчерпанности и временной проекции той же полноты в 4 временах года, соотносимых с 4 порами человеческой жизни, четверичные классификации элементов и т. п.) и, во-вторых, абсолютной статичности, т. е. смерти (в отличие от динамики 3), можно аргументировать богатым этнографическим, мифологическим, фольклорным материалом.
Достаточно, однако, глядя в потолок спросить свое сердце, - самый надежный источник всяческих знаний."

Max Frei
- Sun Jun 4 2:31:51 2000

"Странная штука: я в детстве (еще дошкольном) очень боялся числа 16.
Много позже узнал о всеяпонской фобии, увязывающей четверку со смертью и офигел: 16 - это же учетверенная четверка.
Как сказал бы Ляо Чжай - ох, странно!"
Особое внимание следует обратить на то, что последние два текста написаны 4 июня.

"Можем ли мы помочь ему?" - пионеры, т.е. первые гермафродиты, которые должны появиться на свет, заинтересованы в скорейшем оплодотворении. Им не нравится искусственное продление оргазма.

"Упала стрелка. Сделано. Свершилось" - слова Мефистофеля из заключительной части "Фауста". Таким образом рождение здесь приравнивается к смерти, как оно быть и должно.

 


Диктуй!