Фрагмент № 12

Спит таута [1] в Сиреневом Тумане [2] Так, что Сампротавимас гудит. Дремлет Калакутас [3] за стеной, - А ко мне мой милый [4] не идет, не скачет, не крадется... Спит таута в Сиреневом Тумане, Лишь над грядкою [5] гадает Мананас, Что же посадить на этот раз, Кумпис, алус, сеймас [6] или галимумас [7]. И, уняв в объятьях дрожь Жвамбите, Он в уши поназапихал Слова [8] о чем-то дорогом [9]. Заря матрацем [10] стлалась над Ужопьем.

[1] "Сны тауты" суть особый военно-патриотический жанр поэтического наследия древних галиндов. Как отмечает Н.А. Рукосуев: "Древний хорошо законспирированный галинд обычно впадал в спячку и видел сны, которые потом записывались жрецами и выдавались последними за реально происходившие события. Проснувшись, галинд и сам толком не мог понять, что произошло на самом деле, а что ему только приснилось" (Н.А. Рукосуев. История и сны в истории гадиндо-ятвяжского общества. Бубенцовское, 1991, стр. 2). Отметим, что не существует никаких критериев, по которым можно было бы отличить запись таких снов от записи реальных исторических событий.
[2] Как это следует из предыдущих фрагментов (см. фрагмент № 6), Сиреневый Туман есть эпитет Сампротавимаса. Таким образом получается, что таута спит, а Сампротавимас гудит.
[3] Калакутас - в галиндской мифологии злобное хтоническое существо, пребывающее за оградой Вечного выгона, см. комментарии к фрагменту № 8. В славянской мифологии ему соответствует ужасный колдун Брундуляк. Кроме того, следует иметь ввиду, что калакутой (или халахалой) в древнеиндийской мифологии называется страшный яд, который возник в процессе пахтания океана богами и асурами. Ради спасения Вселенной Шива выпил этот яд, отчего у него посинела шея.
[4] Имеется в виду конечно же Мананас: милый - постоянный эпитет, которым наделялся герой эпоса в сохранившихся записях лирических народных песен, ср. примеры в примечаниях к фрагменту № 6.
[5] Грядка и краутуве - в ятвяжской мифологии источники всяческих благ.
[6] Сеймас - малосъедобный сорняк, многолетнее дикорастущее растение семейства жимолостных с особенно разветвленной корневой системой; в качестве биологического оружия замедленного действия использовалось галиндами в многочисленных тайных набегах на сопредельные державы (т. н. Семь Великих Поползновений). Пикантные подробности см.: Димъко Спивейков. "Тракийският мифът на змеиното гнездо". София, Кундалини пресс, 1994. Все реликтовые посевы сеймаса погибли в результате экологической катастрофы, вызванной террористическими акциями младоятвягов в Молодечно в 1997 г.
[7] Данная строка представляет собой непереводимую игру слов, которая по смыслу ближе всего к английскому and all that.
[8] Прятать в чужие уши свои слова – излюбленная конспирологическая практика образованных слоев древнегалиндского общества. О его социальной структуре, страхах, надеждах и любви см.: И. В. Иньянов-Танин. Три составных источника галиндизма. Карл-Маркс-унд-Фридрих-Энгельс-Штадт-ам-Хемниц, 1877.
[9] Имеется в виду турта, см. фрагмент № 9 и комментарии к нему.
[10] Матрац - англо-саксонское заимствование. О. Кугелене прозорливо отмечает: "Древние ятвяги матрацами пользовались неохотно, потому что матрацы напоминали им хорошо замаскированных галиндов. Гораздо охотнее ятвяги пользовались трусами, усами и алусами". См. O. Kugeliene. Matrasai, baime ir samprotavimas. Bezdonis, 1997, p. 245.


Фрагмент № 13