Конкурс "Новых Сведений о Вещах"

Ложка

Один из краеугольных камней западной цивилизации. Странно называть ложку камнем, но что поделать. Как священнослужитель позиционирован как посредник между Богом и человеком, так и ложка - посредник между человеком и едой. Ложка - символ плотского, тварного. Конечно, как всякий подобный символ - ложка символ фаллический. Фаллический, да не совсем!
Вглядитесь в обычную ложку. Вы увидите черенок и хлебало. Черенок, совершенно понятно, фаллический символ. А уж хлебало, как вы можете сами убедиться, символ, идеально подходящий в пару с фаллическим. Таким образом - ложка универсальный символ.
Этому есть и практическое подтверждение: вы кладете ложкой в рот маслины, и той же ложкой переносите изо рта в тарелку косточки от маслин. Ложка - универсальный посредник.
Ложка была изобретена в IX веке. Безызвестные изобретатели взяли за основу недавно появившуюся в войсках катапульту.
Ложка еще и музыкальный инструмент, помесь барабана с ксилофоном. Опытные ложечники перед началом игры предпочитают ложки нагревать, тогда и звук получается звонкий, отрывистый.

Дежурный Hoaxer

Бабки

бабки - это вещь! предмет первой необходимости. бывают малахольные в косынках, деревянные в караманах и иностранная валюта в обменных пунктах. у них длинные языки и волосатые лапы. там, где не пройдет пехота и не проедут колеса, туда приведут бабки. хотя последние сами попадаются под колесами фортуны и даруют колеса блаженства. (долгая пауза, вызванная воспоминаниями о данайцах).
ни от них, ни от их отсутствия народ требует не зарекаться. бабки это страшно. при виде них у некоторых человеческих особей дрожит голос. при их голосе, тоже некоторые, дрожат и хотят их убивать. особенно если это тещи нелюбимых жен. бабки всезнающи и всепоникающи. от них невозможно спрятаться. хотя самих бабок обычно прячут. всегда подальше от людских глаз. в банки, на балкон, трусы и даже в смывной бачок, если на вас настучат в компетентыне органы. (долгая пауза вызванная размышлениями: на самом ли деле москвичей испортил квартирный вопрос и матрас с пружинами? или природа порчи только в бабках?)
функции бабок значительны: они могут сидеть с детьми и в парке на скамейках, сплетничать и зависать в банках. со времен моисея они обмениваются на неживое и рабское, а со времен иуды даже на божественное. обмениваются на все, кроме птичьего молока и, известного медицине, здоровья. так говорит народ. (долгая пауза в мыслях о народе, народной воле, немецких идеалистах и пр. пр. пр.)
бабки обмениваются даже на бабки. деревянные, например, на зеленые. это не парадокс. это жизнь. еще бабки обмениваются на более простую систему самих себя: так называемых баб (валютных, обыкновенных шлюх или сОсок). правда только на некоторое время если это не колым. бабам бабок не хватает всегда - это закон. поэтому, счастье, говорят, не в бабках, а в количестве, точнее в количестве их нулей. нули можно нарисовать (за это сажают, но это иногда стоит). нули - их главная характеристика. (пауза в мыслях о пустоте и кактусах).
да, иногда бабки могут быть пустым местом, но только тогда, когда они не сохранили способности к обмену или настоебали. бабки появились раньше курицы и ее яйца, потому даже у первого человека была бабка. а по закону положено иметь две. бабки присутствуют и в сказках в виде костяных с ногой, и в жизни в виде зарплаты, и в американской мечте в виде баксов. бывают безналичные (на хорошем счету или магнитных карточках), наличные, и те самые, которые настоебали.
короче о бабках можно говорить нескончаемо. это сами бабки кончаются. а мысли о них бесконечны и ежесущи.

джек-из-дежурной-тени

Камень (II)

Ты и не знаешь. Да и как знать. Кто и мысли читает, поймет ли? Явные, да не ясные. А дальше мыслей и не шло. Предел.
Летел как-то, ботинки асфальтом грязня, а вдруг подумалось: весна. Кому и улыбается то ртом зеленым? Да и вышло, как думал: не мне. Вот... А дальше и не стоит, право... Так и решил было - камень. А она аж забралась, кручина подлая, и ну кровь портить. Смешно... Каблуками топ-топ, а я слышу, случай ловлю, да бегу от него. Да и решил ли что? Двух, трех любить могу, одну вот... Выбор бо альтернатива. Первое понятно, второе выговорить трудно. И весь смысл...
Весна все, проказница. А иначе где же логика? Свободен, казалось, волен чувствам. Глуп, прости...И пошло, и... Едет все еще. А ты заметила? Я и то вижу. Правду сказать, и другое вижу. А что, монах ли? И пользуюсь. Раз есть. Но, честнослово, не от души. Так... Хочешь, не верь. Да, думал, знаешь. Да и как от души, можно ли несколько раз? Вот и не жду. Пока до золота доберешься... Легче медяками карманы набить. А что, как полные? Уж на золото не обменяешь. Так и греми ими. Кто не знает, подумает - богат. Имидж - прекрасное состояние. Тот несчастный. другой умный, третий... А я - имидж. Иди, докажи что. Вот и не знаешь. Весна вот только. А так - камень...

Олег, дежурный Неустроев

Окурки

Окурки - это трупы сигарет. Обожженые, изломанные тела в братских могилах пепельниц. Жили, чтобы умереть, сгорели, не вспыхнув. Жизнь в строю, гибель в одиночестве. Жизнь - ожидание смерти, смерть - обретение индивидуальности, ибо как сигареты неотличимы одна от другой, так непохожи друг на друга окурки. Полководцы, что же остается от наших ночных битв, кроме пепла и мертвецов? И какое до этого дело трупам? И какое пока живым? Минута молчания. Не забудьте вынести мусор.

Дежурная ledra

Вещи

Я живу в маленькой уютной комнате. У комнаты по бокам есть стены, а еще стены сверху и снизу. Те, что с боков, сделаны из красивой бумаги, но совсем твердые. Я умею ходить по нижней стене, она тоже твердая и деревянная, а до верхней я никогда не мог дотянуться. Она белая.
В углу стоит большая картонная коробка. Она была всегда. Мы живем с ней вместе в комнате под белой стеной. В коробке лежат мои Вещи.
Некоторые Вещи я положил туда сам. Но чаще всего я не знаю, как попала в мою коробку та или иная Вещь. Я не очень беспокоюсь, ведь в коробке хватит места всем. У меня есть множество красивых и занятных Вещей, но еще больше непонятных и неприятных на вид. Но разве я вправе судить Вещи, ведь все они сделаны не мной. Просто у меня еще недостаточно развитый вкус.
В коробке постоянно что-то движется и шуршит. Вещам скучно лежать в ней, я их понимаю и не мешаю им, хотя шум мешает сосредоточиться.
Я люблю залезать в коробку и играть со своими Вещами. Есть Вещи твердые и блестящие, есть мягкие и теплые, есть разговорчивые и есть молчаливые. В моей коробке хранится много разных Вещей.
Большинство их неподвижно и необщительно, они холодные и все время лежат на дне коробки. Наверное, они глубоко задумались о чем-то или спят, поэтому я всегда просто глажу их рукой и переворачиваю на другой бок. Не нужно их будить. Многие Вещи – с виду тоже молчаливые – бродят из угла в угол коробки и переносят другие Вещи с места на место. Но если бросить в них какой-нибудь другой Вещью, они разговаривают долго и интересно. Мне нравится их слушать.
У меня есть одна маленькая Вещь, страшно ленивая, потому что всегда стоит на одном месте. Но не спит, а периодически издает громкое бульканье. Если при этом поднести ее к уху, можно услышать, как разговаривают Вещи, которых у меня нет. Эти Вещи никогда ничего не рассказывают, а только задают вопросы. В ответ я говорю то, что придет в голову, - я всегда вежлив с Вещами. Это такая игра.
Иногда из коробки слышится стук. Это значит, что в коробке появилась новая Вещь, и она хочет представиться. У меня есть уже три таких Вещи – Соседка, Откроймудак и Вамтелеграмма. Соседка хорошая Вещь, мягкая и говорящая, но почему-то всегда спрашивает разрешения поиграть с другими моими Вещами. Откроймудак мне сначала не нравился, но, когда я с ним немножко поиграл, он стал тоже хороший и тихий. Я всегда забочусь о Вещах. Больше всех мне нравится Вамтелеграмма, но она почему-то умеет только молчать и махать бумажкой. Она маленькая и красивая, и почему-то мне кажется, что ей меня жаль. Но это просто такая специальная Вещь. Я иногда слизываю с ее верхней части капельки воды.
Однажды в коробке появилась новая Вещь. Она не стучала и не шумела, а просто все время мешала мне играть с другими Вещами. Наконец я спросил, как она называется. Шутки ради – я не сумасшедший, чтобы беседовать с Вещами. Она сказала – Жена, но я и не ожидал от Вещи разумного ответа. Вещи часто городят бессмыслицу. Мне нравилось играть с ней, она была красивая Вещь. Я всегда вежлив с Вещами.
Потом была другая Вещь. Но на самом деле та же самая – красивая Вещь, зовущаяся Женой. Некоторое время они обе лежали в коробке, но потом я выбросил одну – зачем мне две одинаковые Вещи. До сих пор не знаю, первую или вторую, да и какая разница – они ведь одинаковые.
Я живу в маленькой пустой комнате. Я не держу в ней Вещей.
Последнее время я редко открываю коробку. Я стал замечать, что Вещи, казавшиеся мне такими разными, такими приятными и интересными, все более начинают походить друг на друга и приобретают схожие привычки. Скорее всего, Вещи такими были всегда, но мне неприятно так о них думать. Страшнее всего ощущать, что все они – одна и та же невероятно размножившаяся Вещь.
Я живу.
Я сижу, съежившись, в дальнем углу комнаты - закрыв глаза, чтобы не видеть, как Вещь выползает из коробки, как тянутся ко мне ее одинаковые щупальца; заткнув уши, чтобы не слышать, как она зовет меня к Себе.
Я иду.
Вырываюсь, бегу и, уткнувшись в бумажную стену, стучу в нее кулаком.
Это я.
И белая стена распахивается надо мной.
Здравствуй, Вещь.

Дежурный Джон До

 

Сигареты

Сигарет(к)а – особый разбор мелких сигар.
В.Даль

Я достаю свои сигареты, переламываю каждую пополам и отдаю их русским.
Э. М. Ремарк

Сигареты – вещь серьёзная, и писать о них можно книги. Кстати, о книгах. Книги упомянутого Э. М. Ремарка, к примеру, так и вовсе дымятся и видятся мне усыпанными пеплом. В случае Ремарка в этом заметна даже некоторая патология. Но ни одно произведение художественной литературы, исключая детской, не обойдется без сигарет и задумчивого сигаретного дыма. Лирический герой сотен романов “особого разбора” так и вовсе кочует из романа в роман все с той же пачкой сигарет, которую автор достает из кармана штанов, когда сюжет уныло провисает, и ему и герою его впору призадуматься. В принципе, с небольшими оговорками, вся литература давно уже переживает сигаретный период, пришедший на смену папиросному и прочим. Дамы с пахитосками неуклонно сменяются женщинами, выкуривающими в день по пачке Мальборо. Но сигареты в литературе – это столь же бездонная тема, как и сигареты сами по себе. Поэтому рассказать о сигаретах я лишь попробую.
Сигареты – это история. Личная история хоть сколько-нибудь вдумчивого курильщика, от которой совсем недалеко и до его жизни. Вспоминая какое-то время и себя в нём, я отчетливо вижу в своих пальцах сигарету. Или, скорее наоборот, – купить из каприза пачку сигарет, которые ты курил, к примеру, в школе – это уже поступок, ко многому в следующие шесть или семь минут обязывающий. Или пойти еще дальше, – купить реликтовый Беломор, чтобы вспомнить как, своровав его у отца, когда-то, давным давно, когда импортными сигаретами были болгарские, ещё только пробовал курить. Словом, сигареты – тот самый случай, в непосредственной близости от которого мреет то самое “память, говори”.
По сигаретам можно определить социальный статус курильщика-налогоплательщика. Но это настолько очевидно, что и говорить об этом скучно, так же скучно, как и распространяться о мнимом этикеточном море сигаретных пачек, особенно дешёвых, в котором тонут незадачливые коллекционеры. Табачный фольклор же и вовсе однобок, еще более стёрт и стандартен, чем рисунки на пачках. Следует из него, в общем, что курильщик прижимист и расчетлив. Что, конечно же, чушь. “Сигареты – наши молчаливые друзья” – это забавное определение сигарет, данное немецким писателем. (Который всякий раз пытается вставить цитату из себя, стоит мне закурить, пока я пишу о сигаретах.) Если уж пытаться одушевлять сигареты, то наслаждаться дымом горящих друзей как минимум кощунственно. Поэтому сигареты одушевлять не стоит, и не стоит без меры наслаждаться дымным общением единственно с самим собой. Неряшливое курение – это отвратительно. Словом, знание меры в общении с сигаретами чрезвычайно важно.
Да. Сигарета – это табак, бумага и фильтр.
Следовательно, немецкий писатель, если он не издевался над русскими, курил сигареты без фильтра.

Кошкин, дежурный Александр

Лопата.

Лопата это одно из важнейших достижений цивилизации. Без нее не было бы ни Коллизея, ни Пантеона, ни Беломор-Канала. Издревле человек пользуется лопатой где только возможно. С раннего детства до смерти лопата проходит свой путь бок о бок с человеком. От детсадовской песочницы до могилы, красной нитью, сквозь все преграды, тянется лопата. Знаменитое «Бедный Йорик!» было сказанно человеком опиравшимся на лопату. Когда любимого инструмента нет под руками, всегда можно сделать морду лопатой и разгрести самые сложные ситуации.
Лопатой пользуются все. Саперы пользуются маленькой саперной лопаткой для закапывания сюрпризов врагам. Кочегары пользуются так называемой БСЛ – Большой Совковой Лопатой. О лопате народ слагает стихи:
«Жили два брата,
один сапог другой лопата»
и былины:
«Рыжий-рыжий конопатый,
убил дедушку лопатой»
Лопата абсолютно универсальна и легко заменяет мухобойку, вентилятор, топор, сковородку и другие не нужные в хозяйстве вещи. С помощью трех вместе связаных лопат можно изготовить вертолет. Лопату можно использовать для гребли. А два солдата из стройбата, с лопатами заменяют экскаватор.
Лопата состоит из собственно рукояти-держалки и собственно лопаты. Гнездятся лопаты групами по шесть в неприступных отрогах гор, где отвоевывают место под солнцем у орлов и горных козлов, которые там водят хороводы. Молодые лопаты обычно необыкновенно застенчивы и хороводов не водят. Рождаются лопаты маленькими совками. К семи годам вытягиваются и становятся самостоятельными. В девять лет лопаты торжественно отмечают бар-мицву. В этот праздничный день им обрезают заводскую бирку и смазывают солидолом. После этого лопаты покидают родные гнезда, спускаются с отрогов гор и выходят к человеческому жилью. Там их распределяют по способностям, связывают в пучки и отправляют к месту постоянной службы. Мигрируют лопаты крайне редко. Обычно лопаты очень привязаны к месту службы и дальше огорода или котлована отходить боятся. В этом проявляется их нелюдимый нордический характер. Живут лопаты довольно долго, хозяевам не изменяют, выполняют тяжелую работу без жалоб и возмущения. Крайне преданы.
В минуту опасности становятся агрессивны и плохоуправляемы. В порыве ярости могут зарубить человека. В минуты отдыха любят стоять прислонившись к стене и предаваться воспоминаниям о детстве.

Хрюша, дежурный sausagemaker

Ролики

Ничто так не дает ощущение молодости, как роликовые коньки. Недавно я узнала, что голливудская звезда Мишель Пфайфер, моя ровесница, в свободное от съемок время катается на роликовых коньках. Вспомнив классическую дуэль Эллочки Людоедоедочки с Вандербильдихой, я подумала: "А чем я хуже?" и купила роликовые коньки. Все защитные причиндалы к ним магазин дал бесплатно.
И вот теперь, нацепив с утра (утром сил больше) все эти цацки, затянув коньки на ногах, качусь по асфальту и под жужжание роликов наслаждаюсь ароматами цветущих и деревьев и кустов, иногда встречаю на тропе фазана или зайца. Только соберусь погнаться за зайцем, как вспомню, что не умею пока тормозить и продолжаю скольжение в ритме танца до затухания движения перед поворотом или переходом. Как я раньше обходилась без роликов? Чтобы ощутить каждый мускул своего тела, мне они нужны теперь, как наркотик.

Роллерша

Отражение в колодце.

Довольно очевидным представляется, что ни одна вещь в наши дни не может быть до конца понята, будучи наблюдаема только снаружи. Для создания правильного, адекватного представления о чем-либо необходимо комбинировать как взгляд снаружи во внутрь, так и изнутри наружу. Итак, заглянем в колодец.
Если вы считаете, что заглянув внутрь колодца, вы увидите воду, то это есть ничто иное, как плен стереотипа и неспособность увидеть лес за деревьями. Заглянув в колодец, вы увидите ничто иное, как ужасную харю, наблюдающую вас изнутри, которая на поверку оказывается вашей. Примем для начала, что она является только вашим отражением, хотя ниже будет показано, что это не так.
Но что же мы увидим, глядя наружу изнутри колодца ? Отбросим банальные "ведро и ворот" и присмотримся. Да, это именно они. Звезды. Невидимые вам, пока вы вовне в колодца, изнутри они предстают вам во всем величии непостижимой и прекрасной Вселенной.
Но задумаемся, не являются ли связанными факты, что и ужасная харя, и прекрасная Вселенная не были наблюдаемы вами, пока вы не пользовались колодцем ? Безусловно, да, являются. И, вероятно, их наблюдение являются следствиями одной причины. Как Харя, так и Звезды представляют собой ни что иное, как некие отражения в колодце. И если мы предположили, что Колодезная Харя есть отражение внешней, то Колодезные Звезды столь же естественно являются отражением внутренних. Другими словами, непостижимая и прекрасная Вселенная сосредоточена нигде иначе, как в колодце.
Но подождите. Таким образом мы пришли к тому, что Вселенная, существующая вовне колодца и без связи с ним, не имеет ни малейшего смысла да и вообще наблюдаться не может, т.к. является отражением ничего ни в чем. Чтобы вырваться из этого тупика, мы просто вынуждены принять существование двух идентичных Вселенных внутри колодца и вовне его, идентичных, а следовательно, являющихся одной и той же Вселенной. И применив тот же самый принцип симметрии, здесь-то мы и приходим к пониманию того, чем является глядящая из колодца харя. Это не ваше отражение. Это вы и есть.
Что, помимо того, неминуемо вытекает из доказанного выше факта существования двух - внутриколодезной и внеколодезной - Вселенных, являющихся на поверку одной, и той неоспоримой посылки, что частью вселенной являетесь и вы сами.

Дежурный РД

Ремень

До ремня был пояс, а до пояса кушак, а до кушака – веревка. Замысел состоял в том, чтобы штаны не спадали. Позже люди возомнили, что это все неспроста, и что они – препоясанные. Начались шалости и резвости. Дамы вышивали рыцарям кушаки, рыцари таскали дам за волосы. Вкруг чресел своих кто обвязывал скальпы, а кто – запакованное в кожу золото.
Чресла. В самом слове какая-то гниль и ветхость. Все, что ниже пояса, было прах. Бессмертное начиналось выше, от пупка примерно.
Пока не появился ремень.
Ремень имел деления, и деления эти располагались по горизонтали. Оказалось, что и многие чувства также расположены по горизонтали – например, чувство голода. А сытое брюхо – к ученью глухо. Это уже не физиология, не «чресла» – самая что ни на есть духовность. Кончились дырки в ремне – будешь невежей. Есть еще запас дырок – ты не безнадежен. Колешь новые дырки – гений. Стал моден призыв «затянуть пояса». Это означало сосредоточение. Стало модным пороть детей ремнем, дабы вбить в них ученость. Характерный пример тотемизма.
Хитрые толстяки придумали подтяжки. Но затея не прижилась – человек в брюках на подтяжках подобен аэростату. Не штаны сидят на нем, а он сидит в них. Как слон в засаде.
Ремень доказал всем и каждому одну важную вещь – человек есть существо срединное. Брюхо – его золотая середина, а мозги и мозоли – суть крайности.
Были те, кто в это не поверил. Они затягивали ремень на горле в поисках последней дырки. В лучшем случае получался ошейник, в худшем – покойник. Для этих последних ремень стал высшей мерой всех вещей.

андрей, Дежурный агафонов

Мобильный телефон

Мобильный телефон за краткое время превратился из предмета роскоши и зазнайства в то, чем и было ему суждено быть: коммуникационное средство. пару-тройку лет назад практически ни один анекдот о "новых русских" не обходился без упоминания Мобильный телефон Любой среднеобеспеченный горожанин, придя за покупками в магазин, видел, как между прилавками прохаживается обладатель Мобильный телефон, небрежно неся его в руке и кося глазом - оценивая впечатление, которое по его разумению он производит на окружающих.
Мобильный телефон был символом причастности к зародившему классу избранных. Именно символом, как анх был неотъемлемой принадлежностью членов семьи фараонов в Древнем Египте, либо как кадуцей был неотделим от древнеримского лекаря.
Нами наблюдался один индивидуум, который завел себе муляж Мобильный телефон по причине стесненности в средствах. Муляж издавал очень похожий на настоящий звонок, когда индивидуум нажимал кнопку. Затем случался муляж разговора и товарищ, получив муляж удовлетворения, спешил далее по своим очень, очень важным делам. Ну а сейчасМобильный телефон не более чем утилита для общения, вот и хорошо.

Дежурный Умш

Чаша

Чаша была изобретена в Атлантиде. На севере этого государства-острова есть обычай после очередной порции выдыхать со звуком "xfif", как ни странно это звучит. Вот и всё, что я могу вам сообщить о чаше.

Дежурный Муш

Кольцо

Кольцо делает тебя почтовым голубем. «Ничего не сделал, только зашел, э?!» Ничего не делает, только блестит… Ты смотришь на свои руки и узнаешь их – по кольцам. А потом кольца врастают в пальцы, их не снять, пальцы навек рассечены металлическими полосками, драгоценными проплешинами – отсюда начинаешься ты внешний, отсюда растешь в мир и тянешься к миру… «Пальцы береги!»
Я люблю серебро. Золото тянет к земле, а камни колются. «Так-так, - постукиваешь себя в ярости чайной ложечкой по ладони, - так-так…» – и вдруг становится страшно свободно, приходит первое, нулевое, минусовое дыхание – черное кольцо разлетелось, перестало быть символом, перестало быть целым, перестало сковывать… Это значит – снова искать отправителя, снова искать адресата…
Когда она сошла с ума, я приходил к ней, она держала меня за руки. Один раз попыталась стянуть колечко с пальца – сама подарила, сама надевала… Она тянула за серебряное, скользкое, но ничего не получалось. «Не высовывается» – укоризненно сказала она. И насупилась. А потом улыбнулась, как будто ей дали сладкого, склонила голову к плечу и сказала: «А зато я красивее тебя…»
Я смотрю на свои руки. Смотрю на кольца. Серебро и сердолик. Сердце мое… расколотое на три части чайной ложечкой…

андрей, Дежурный агафонов

Часы

Когда четвертое измерение насильственно низводят до первых двух, получаются ЧАСЫ. Стеклянные могилки у нас на руках. Распятое Время. Они не хотели бы лежать и бежать в одной плоскости, эти разные минуты, секунды, сутки. Даже у белки в колесе больше шансов увидеть мир. Белки, стрелки… Если бы им хватило сил проломить стекло, куда бы уставилась большая, куда бы навострилась маленькая? Как из цилиндра фокусника, высыпался бы календарь – арабика вперемешку с иероглифами… Цифры встали бы в рост, налились плотью, кровью, злобой…
Когда у них ломается застежка, они валяются в кармане скользкой горкой металла или оторванным хлястиком, бьют по ноге, напоминают, что времени нет, времени не осталось, а твой график-трафик равномерно промахивается по окошечку со слепым старичком внутри, потому что нет больше графика-трафика, нет часов – и закурить тоже нет…
И увидел я новое небо, и новую землю…

агафонов, дежурный андрей

 

Худломер

Сейчас пожалуй ни один литератор не модет обойтись без худломера. Современные худломеры очень простые - нажал на реплику - и уже видишь, это худло, газетная статья или разговорная речь.
Но мало кто вероятно знает историю худломера.
Империатрица Екатерина, приехав повелевать в далекую и загадочную Россию, страстно полюбила эту страну и особенно ее народ. Она стремилась в буквальном смысле к телесной близости к своим подданным, и любовь ее не знала границ. Но ее очень беспокоил языковый барьер. Она, вдохновленная французскими энциклопедистами и просветителями, хотела облагодетельствовать Россию не только телесно, но и духовно - но вот беда, зубодробительная грамматика и трудная лексика никак не укладывались в ее августейшую голову. Но по своему служебному положению империатрица должна была быть и первой леди государства - вести литературный салон, задавать хороший тон светским собранием и понимать изящество стиля. Если отдельные слова она как-то научилась различать и понимать смысл сказанного, то вещи тонкие - стиль, намеки, аллегории - были ей в русском языке совершенно недоступны до самой ее смерти.
Ей помог инженер Ползунов, которого разыскал неизвестно откуда ее учитель русского языка, Григорий Орлов. Первый худломер помещался на огромной карете, запрягаемой пятеркой лошадей, и следовал за империатрицей во всех его поездках. С помощью худломера империатрица могла определить настроение и стиль, с которым с ней говорят или докладывают ее подданые. Худломер ставился слева от империатрицы и использовался на всех приемах а особо - на балах и литературных салонах. По своему устройству худломер был подобен большому котлу, работающему подобно изобретенной намного позднее камеры Вильсона, его обслуживали шестеро слуг, которые его регулярно драили, сменяли жидкость, растапливали огонь и приводили субстанцию к кипению. В кипящую воду добавлялись в небольшом количестве ароматические масла, а на дно клались высушенные ягоды дикорастущих растений, к сожалению записей о том какие ягоды использовались, не осталось.
Специальный дьяк, прислушиваясь к речи приближенных империатрицы, следил за потоком флюидов , которыми он вибрировал пользуясь специальной эбонитовой кочергой, и в зависимости от вибраций ягоды на дне котла лопались и оставляли цветные полосы. Бранная речь - черная полоса, светская болтовня - светлоголубая, ученое мудрствование - темно синяя, безграмотный говор простонародья - коричневая, и наконец худло - красно-бардовая.
Худломер был хорошей забавой империатрицы несколько месяцев, пока граф Потемкин не подкупил одного из слуг бросить в котел несколько капель дурнопахнущего экстракта, и с империатрицей не случилса обморочнфй припадок. Инженер Ползунов был сослан на Урал, а худломер и поныне хранится в Музее Ленина в Москве.

дежурный граф Хубилай-Бурульбаш

 

Денежка

Счастливые обладатели Денежек знают, как быстро Денежка может повысить настроение, снять стресс, понизить артериальное давление и нормализовать пульс.
В отличие от Денег (устар. Деньга), пачкающих руки и другие конечности, издающих резкий, керосиново-пороховой, запах, Денежка чиста, как только что вылизанный сукой новорожденный щенок, а ее чуть слышный тонкий аромат прожитых лет навевает теплые воспоминания и легкую грусть.
Денежка - слабый аллерген. Если Денежка где-то поблизости, может возникнуть почесывание ладони. В этом случае следует подобрать Денежку и неприятный симптом пропадет.
Породистая Денежка имеет зеленоватый окрас. Специалисты выбраковывают Денежки даже с самыми мелкими дефектами, но настоящий любитель никогда не расстанется со своей Денежкой, пусть она и беспородный метис.
Денежка любит, когда ее хранят и оберегают. При плохом обращении - Денежка уходит от своего хозяина.
Вопросы разведения Денежки изучены плохо, однако известно, что при хорошем теплом климате она полнеет, набирает вес, при плохом - начинает бурно плодиться и мельчает.
Если долго смотреть на Денежку, можно вспомнить Денежку, которую вы держали в руке месяц назад, год, пять лет назад, десять. Можно вспомнить Денежку, которую дала вам ваша мама на школьный завтрак, а вы тайком опустили ее в копилку с помятым боком, сделанную из пустой банки из-под сгущенки.

дежурный Виталий Копыл

 

Электрические лампочки. (Историко – философский трактат)

Согласно легенде, первая электрическая лампочка была изготовлена буддийским монахом по имени Ли Чао в процессе многомесячной медитации на задворках монастыря Шаолинь. Выйдя из транса и выбравшись из груды бытовых монастырских отходов, Ли обнаружил застрявший в спутанных пальцах непонятный артефакт. Прозрачен и округл был сей продукт самопознания, совершенен формой и неисчерпаем содержанием, и при этом приятно холодил пуп. В акте неудержимого и нескончаемого просветления монахом были исписаны толстенные свитки, известные ныне каждому психиатру, как образцы типичного параноидального бреда.
Однако современная наука выдвигает совершенно иные гипотезы о происхождении электрической лампочки, обращая наше внимание на названия отдельных частей её – Колба и Цоколь. Несомненно, что Колба – это инструмент средневековых алхимиков, тот самый, в котором рос и мужал Гомункулус, выпадал в осадок философский камень (в те неспокойные времена его хранили за пазухой и использовали для самообороны), тот самый, где собирался по каплям чистый спирт… Если по недосмотру мага всё это оказывалось в одной и той же колбе, пьяный Гомункулус начинал швыряться философскими камнями и обычно разбивал колбу.
Тончайшие методы исследования структуры электрической лампочки показали, что её Колба запаяна и герметична(!). Последнее прямо указывает на Гермеса, покровителя алхимии, и неопровержимо доказывает правоту учёных. Им удалось внедрить во внутреннее пространство Колбы микроэлектронный зонд (выглядящий как металлическая спираль), и так было сделано самое замечательное открытие в истории – Колба внутри до отказа забита Вакуумом!
На этом этапе, как теперь стало известно, исследования были заморожены, а результаты засекречены. Ибо наука, не говоря уже об общественном мнении, оказалась не готова к встрече с Абсолютом. Вакуум – это и есть то Абсолютное Ничто, в котором содержится иллюзорное Всё, та божественная, лишенная грана материи, энергия, способная создавать и без следа поглощать Вселенные. Таинственные письмена, украшающие дно Колбы – 60W220-240V - несомненно, являются магической печатью, не дающей мощи Абсолюта вырваться в наш вещественный иллюзорный мир. Безвестному ли гениальному алхимику удалось запереть в Колбе кусочек Абсолютного Ничто, полоумный ли монах слишком долго просидел на шаолиньской помойке, но наследие, полученное человечеством, бесценно и неизмеримо.
Исследования не продвинулись даже после тщательной дешифровки труда шаолиньского монаха известнейшими идиотами современности. Несколько самоотверженных ученых мужей (жены с негодованием отказались) решили по примеру Ли Чао провести сеанс медитации на городской свалке, но были больно и незаслуженно переубеждены в процессе спора с обитающими там Просветленными.
Однако не следует забывать о другой неотъемлемой части электрической лампочки – о Цоколе. Цоколь есть подножие, основание, постамент, если угодно. Подножие Абсолюта – вот что такое Цоколь! Его основание, его корни… Спираль, обвивающая Цоколь, символизирует как древнего Змея, подтачивающего корни бытия и стремящегося низвергнуть Абсолют, так и процесс развития, ведущий к Абсолюту… Насколько велик и неподвластен уму заключенный в Колбе Абсолют, настолько же низок и пуст Цоколь, но они оба необходимы и немыслимы друг без друга. Не в этом ли кажущемся диссонансе воплощена древняя мысль о дуализме бытия, единстве и борьбе Инь и Ян, Боге и Дьяволе?..
Непостижимость электрической лампочки, чуждость её материальному миру выражена и в известной поговорке «Мне это до лампочки». То есть так же далеко и непознаваемо, как и этот мистический объект. Если бы произносящие эти священные слова понимали, из какой глубины веков пришло к ним это предостережение, какую тонкую сущность колеблют их суетные речи!
Уже многие десятилетия лучшие умы пытаются постичь тайну имени рассматриваемого артефакта. Слово «лампочка» (светоч, лампада) очевидно указывает на функцию предмета – нести божественное просвещение. Определение «электрическая» происходит от греческого «elektron» - янтарь, и трактуется чаще всего как «драгоценная». Итак, электрическая лампочка – это Драгоценный Светоч, явленный миру, дабы указать Путь и удержать от греха.
Невозможно даже представить, что случится с нашей Вселенной, если удерживающая Абсолют Колба разобьётся, и Ничто вырвется наружу. Ибо часть Абсолюта – это и есть сам Абсолют. Его не может быть много или мало, он заключается целиком в любой своей части, и часть обладает всеми свойствами целого. Весьма вероятно, что Вселенная будет поглощена Абсолютом, и вернется к изначальному состоянию – Абсолютному Ничто. Ничто будет расти и расширяться, пока не достигнет границ Вселенной, заполнив всё пространство внутри маленькой электрической лампочки, застрявшей в спутанных пальцах сумасшедшего монаха Ли Чао.

Крупский, дежурный В

 

Щетка с длинной ручкой для чесания спины

Щетка с длинной ручкой для чесания спины давно известна человечеству. Имя ее изобретателя скрыто под толщей веков, однако мы можем убежденно сказать: то был великий человек. Сама по себе Щетка не представляет чего-то необычного по конструкции и, как многие другие замечательные вещи, заимствована из природы: всякий, кто видел, как мартышка, сидя на удобной ветви дерева, почесывает себе между лопаток, убеждался, что его руки, способные выполнять неимоверные по сложности операции, эту выполнить не могут. Такова плата за прогресс.
В голове неизвестного гения зрело решение. Теплился огонек открытия. Концентрировалась мысль. И прорыв произошел! Сперва Щетки делались исключительно с утилитарными целями, их производство было кустарным, делались они из подсобных материалов, таких как берцовые кости крупных прямоходящих, сучья и пр. Однако, со временем к людям пришло осмысление самого акта чесания спины, как содержания, а через это - познание прекрасности и цельности конструкции Щетки, как формы.
Чесание спины, как было точно установлено философами древности и мыслителями средневековья, конечно, было не только актом физического благодеяния человека к самому себе, нет, это был, в то же время, акт философского, метафизического осознания вселенского изначального одиночества человека и перманентного поиска им полярного духовного эквивалента. На основе этого мыслительного открытия возникла восточная философия, с ее элементами инь и ян. Инь и ян мчатся друг к другу сквозь мрак недобытия, дабы, объединившись, почесать друг другу спины в доказательство неразрывной гармонии как высшей точки положительной взаимозависимости. А Щетка, являясь заменителем полярного духовного эквивалента, одновременно является мощным движителем его поиска обладателем Щетки.

дежурный Думатель

 

Зажигалка

Как и некоторые другие вещи, зажигалка, при всей своей обыденности для современного поколения людей, являет собой воистину надчеловеческое изобретение, достойное несправедливо репрессированного Азазеля, научившего мужчин металловарению и скалолазанию, а женщин - магии слов и звукосочетаний. Практически каждый человек знает, как устроена зажигалка - резервуар для газа или бензина, фитиль, кремень и колесико с насечками; но мало кто понимает, что в кристалл этой нехитрой конструкции штрихами гения вписана модель человеческого гения.
Изучая работу зажигалки, можно понять, как работает механизм озарения: резервуар для газа или бензина это аналог жизненного опыта человека, вся сумма информации, усвоенная им и хранимая в неструктурированном виде, фитиль суть мозг человека, кремень - мысль, а колесико с насечками - действие.
Если же говорить, пользуясь нечеловеческими терминами, как это достойно сей чудесной вещи, то каждый раз, пользуясь зажигалкой, мы видим, как из хаоса, из энтропийной клоаки искра животворящего духа высекает вечный огонь порядка и гармонии.

дежурный Думатель

 

Дополнительные материалы к "Сведениям о вещах"

Гражданин Кейн.  О вещах

я вещь в себе как белый порошок
я весь в себе и там мне хорошо
прекрасен груз небытия
а "жизни мышья беготня" - ебать ея
конем...

бывало, щупаешь себя - не тот,
и думаешь всю ночь глухую - кто тут?
и вывод лишь один - никто,
и говоришь во темени себе - ну то-то
понял наконец

кто весь в вещах как в овощах свинья
поймет намеренно безумного меня
и тот кому любая вещь - помет 
меня поймет

а я лежу и хрюкаю в ночи
в алмазах грязи, в небесах мочи 

 
Пиноккио Кейхейбак

Бибула (lat. biboole) - метаязыковой перепарадигматор (см. "Ординаторство и Абсциссианство. Прагматологическое исследование двух-трех религий", т. II, под ред. П. Кейхейбака)

1. Б. в гостях у А. {изотермическая сказка}
А: Садись к столу, руки можешь не мыть.
Б: Да, пахнет это не плохо. Еда помогает расслабить нервы. И как ты назвал этот бутерброд?
А: Ты же видишь, что это не бутерброд, - у тебя привычка все называть бутербродом. Это БИБУЛА.
(в тарелке, крест-накрест лежит два сплющеных куска рулета)
(Б+А: разговор в стиле а-la Тарантино)
Б: Не понравилась мне твоя бибула.
А: Зато ты выпил весь сок. Знаешь почему тебе не понравилась БИБУЛА? Я добавил в нее ЙОД.

2. Каталог {концептуальный резерв}
Лексематическая бибула:
Исключаемая пара ролевых лексем. Например: "Вова и Ваня", но не "Ваня Вове".
Структурная бибула:
Например: "Ветер гуляет, дверь открывает". Само по себе "гулять" и "открывать дверь" - это довольно обыденно. Лексематическая бибула "Ветер и дверь" совсем банальна. Но то, что может привлечь настоящее внимание, это - "запятая"!
Семантическая бибула:
Возможность "подразумевать" ("Мы говорим Партия, - подразумеваем Ленин")
Серийная бибула:
Способность смысловых серий содержать инвариантное, т.е. иметь чувственно-общую тематическую характеристику во все смыслы.

Лена Голд. Записки о городе Цивило-Кукумберске

Игорь Маранин. Переезд и бытовая техника.

Галя Анни. Стекло, олово и дерево

 


А теперь давайте сюда