Письма К. Д. Бальмонта Л. Гире

  Переписка Константина Дмитриевича Бальмонта (1867-1942) с литовским поэтом, драматургом, критиком Людасом Гирой (1884-1946) завязалась весной 1928 г. Толчок ей дала статья русского поэта о литовских народных песнях в рижской газете «Сегодня» (1928. № 68, 11 марта). Незавидное место, отводимое Бальмонту в литературе русского зарубежья, и бедственное материальное положение вынуждали поэта обращаться к новой аудитории и к темам, которые вызвали бы ее благодарный отклик, - прежде всего в тех странах, где были еще живы отблески былой славы Бальмонта. С другой стороны, Литва нуждалась в европейском признании своего существования и своей культуры. Жаждой признания обусловлено и внимание печати к малейшим проявлениям заинтересованности Литвою за рубежом, и поиски литовских корней у Канта, Достоевского, Арцыбашева.
  Интерес Бальмонта к литовскому фольклору, литовские мотивы его поэзии, утверждения о литовских корнях собственного родословия и громкое имя делали его желанным проводником национальной культуры в круг признанных, а его внимание - чуть ли не свидетельством выхода национальной культуры на европейскую арену.
  Естественное для небольшого молодого государства стремление усиливал «вильнюсский вопрос». Литва идеологами национального движения не мыслилась иначе, как со своей древней столицей, без которой государственность представлялась неполноценной. Но в Европе голос Литвы был слабее голоса Польши, и литовская общественность дорожила каждым союзником.
«Вильнюсский вопрос» был важен и Гире. Уроженец Вильнюса, происхождением, по словам сына, наполовину немец, наполовину поляк (и воспитанный усыновившим его поляком), Гира литовцем был по убеждению. Энергично участвуя в становлении независимого литовского государства, он оказался в январе 1919 г. военным комендантом Вильнюса. Восстановлению исторической справедливости он посвятил множество стихотворений (стихи Гира писал также на русском, польском, белорусском) и постарался не упустить соратника с достаточно громким именем. Судя по письмам Бальмонта, «полетный литвин» настойчиво побуждал его выступать за передачу «литовского города Вильны» Литве.
  С другой стороны, Гира был влиятельной фигурой в культурной и общественной жизни страны, одно время руководил Государственным театром, состоял в различных комитетах, в правлении Центра музыки и песни, готовившего посвященный юбилею Витаутаса Великого День песни (1930), в 1927-1936 гг. был секретарем комиссии по изданию книг Министерства просвещения.
  Возможности, связанные с должностями и обширными связями, позволяли поддерживать интерес Бальмонта к литовскому языку, истории, литературе и выполнять его бесчисленные просьбы, снабжать книгами и журналами, устраивать публикации в литовской печати, обеспечивать авансами и гонорарами, организовывать поездку поэта в Литву (1930), налаживать выпуск книг «Северное сияние» и «Литовские народные сказки» (1931).
  Хранящиеся в фонде Л. Гиры в Рукописном отделе Национальной библиотеки Литвы им. М. Мажвидаса, письма русского поэта не раз привлекала внимание ученых. Семь из них (20 и 31 марта, 7 апреля, 4 мая 1928 г., 12 и 18 декабря 1929 г., 6 декабря 1931 г.) опубликованы дочерью поэта Н. К. Бруни-Бальмонт («Вопросы литературы». 1975. № 3). Письма 16 мая, 23 июня, 27 июля 1928 г., 2 мая и 26 июля 1930 г., 7 февраля и 12 марта 1931 г., а также отрывки писем 9 июня и 28 сентября 1928 г., 4 февраля 1929 г. опубликованы в журнале «Вильнюс» (1998. № 4-5). Публикуемые письма должны увидеть свет в журнале на бумаге «Даугава» (Рига), а там, глядишь, и в пятом томе «Балтийского архива»; четвертый выпуск его уже вышел в Риге (составитель Юрий Абызов).

Капбретон.
1928. 13 апреля.
Христос Воскресе, дорогой и родной Людас Гира, целую Вас братски троекратно. И вот видите, я ведь не ошибался, когда говорил, что моя духовная связь с Литвой явится для меня новой страницей душевной жизни и творчества. Я уже послал Вам первые строки этой страницы (первые буковки лишь!) - «Под знаком Литвы» [1] . Шлю еще «Морской сказ» [2]. Посылаю «Морской сказ» также Фаусту Кирше[3] , и прошу передать ему, и возглавляемому им обществу [4] , и ласковому Сруоге [5] , и всем, кто мне послал книги, горячую мою признательность. Я так взят сложною работой, что не могу сразу написать лично всем. Но постепенно напишу. А Вам буду писать часто. Ваша душа меня влечет, - и та, что делит со мною жизнь (Елена Константиновна) [6] , тоже шлет Вам привет. Я целые дни утопаю в литовском языке. Кроме русского, ни один европейский язык не манит меня так своей силой и певучестью.
Ваш К. Бальмонт.
P. S. Спасибо за прекрасные переводы моих стихов. Напишу о них подробно, как только выберу час. "Aš atėjau..."
[7] и "Nykstantys šešeliai" [8] особо хороши. Я рад напечатанию моих строк из письма [9].

Примечания

[1] С заглавием «Под знаком Литвы» печатались различные стихотворения К. Д. Бальмонта по мотивам литовского фольклора («Вандинии», «Из-под клена», «Единоверцы» и многие другие).
[2] Стихотворение К. Д. Бальмонта («Литва и Латвия, Поморье и Суоми...»), опубликованное в рижской газете «Сегодня» (1928. № 130, 15 мая) с посвящением «поэтам - строителям Новой Литвы», в сборнике «В раздвинутой дали» (Белград, 1929) с посвящением «Людасу Гире и всем друзьям в Литве», вошло в сборник «Северное сияние. Стихи о Литве и Руси» (Париж, 1931).
[3] Фаустас Кирша (1891-1964), литовский поэт-символист и автор сатирических стихотворений, критик, переводчик.
[4] Ф. Кирша с 1926 г. (и до ликвидации) был председателем правления Общества создателей искусства (1920-1934), объединявшего художников, музыкантов, писателей, деятелей театра.
[5] Балис Сруога (1896-1947), поэт-символист, автор исторических драм, критик и литературовед, во время учебы в Московском университете (1916-1918) познакомился с К. Д. Бальмонтом, переводил его стихи [6] Елена Константиновна Цветковская-Бальмонт (1880-1943), третья жена (с 1916 г.) поэта.
[7] Переводы Л. Гиры стихотворений К. Д. Бальмонта «Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце...» из сборника «Будем как Солнце» (1902), опубликованные в иллюстрированном журнале "Naujas žodis" («Новое слово»), 1928. Nr. 5-6.
[8] Перевод Л. Гиры стихотворения К. Д. Бальмонта «Я мечтою ловил уходящие тени...» из сборника «В безбрежности» (1895), опубликованный в газете "Lietuvos aidas" («Эхо Литвы»), 1928. Nr. 55 (269), 5 апреля.
[9] Публикацию переводов Л. Гиры стихотворений К. Д. Бальмонта «Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце...» и «Святой Георгий» («Святой Георгий, убив Дракона...») в иллюстрированном журнале "Naujas žodis" (1928. Nr. 5-6. P. 8) предваряла короткая заметка «К. Бальмонт и Литва» с небольшим отрывком письма Л. Гире 20 марта 1928 г., опубликованного Н. К. Бруни-Бальмонт (Вопросы литературы. 1975. № 3. С. 241).

Капбретон.
1928. 16 мая.
Дорогой друг, и обрадовала меня, и смутила Ваша надпись на новой книге Вашей [1]. Неужели хоть секунду Вы можете сомневаться, что в том, что Вас так мучительно волнует, я всецело с Вами, и был еще семь лет тому назад с вами, с Литвой [2]. Пишу Вам подробно. Вопрос этот мучительный. Но вопрос о сердце разрешается всегда, в конце концов, в сторону и в пользу того, кто не хочет тела без сердца или без головы, - и всегда против насилия, действующего захватом и лукавством, обманом.
Привет Вам братский.
Ваш К. Бальмонт.
P. S. Дошла ли до Вас моя книга «Мое - Ей»
[3] ? - Тону в лит[овском] языке

Примечания

[1] Пятая книга стихов Л. Гиры, преимущественно национально-патриотического содержания "Žygio godos" («Походные думы»; Клайпеда, 1928); дарственная надпись, очевидно, побудила русского поэта сначала в письмах, а затем и в печати высказаться по поводу «вильнюсского вопроса».
[2] В октябре 1920 г. польские войска генерала Л. Желиговского заняли Вильнюс и Вильнюсский край.
[3] Сборник стихотворений К. Д. Бальмонта «Мое - Ей: России», помеченный 1923 г. (издан в Праге в 1924 г.).

Капбретон.
1928. 10 сент[ября].
  Дорогой друг, Людас Гира,
благодарю Вас за все письма, за книги, за карту Литвы, за напечатание моих слов к Польше по-литовски и за то, что придали моему обращению к полякам размеры государственного события
[1]. Ив. С. Шмелев [2], ликуя, поздравляет меня и говорит, что я "одержал большую победу". Этого я пока не думаю, но надеюсь, что мое выступление это за Литву - далеко не последнее и не самое яркое. Поборемся!
Я сообщил в "Посл[едние] Нов[ости]"
[3]о напечатании моей статьи в "Эхе Литвы". Лишь после этого они напечатали ее, все же, из какого-то малодушия, опустив Ваши слова обо мне. Прилагаю вырезку. - Напрасно добрая Бронислава Игнатьевна [4], и Ваш хороший Витовт[5], и Вы сами обеспокоились из-за Оречкина [6]. Расу таких идиотов ничто исправить не может. Но ведь правда и право - на Вашей, на нашей, друг, стороне. Значит, в конце концов, мы победим. Привет сердечный от меня и моих. Ваш К. Бальмонт.

Примечания

[1] Открытое письмо К. Д. Бальмонта Польше, призывающее передать Вильнюс Литве («Poetas Balmontas - Lenkijai»), на литовском языке опубликовано 30 августа в газете «Lietuvos aidas» (Nr. 171), зачитано по радио, его изложение распространило литовское телеграфное агентство Эльта, с ним были ознакомлены литовские представительства за рубежом и иностранные посольства в Каунасе.
[2] Иван Сергеевич Шмелев (1873-1950), русский писатель, в эмиграции с ноября 1922 г.
[3] Крупнейшая и одна из самых долговечных газет русского зарубежья, выходила в Париже с апреля 1920 по июнь 1940 г.
[4] Жена Л. Гиры Бронислава Гирене.[Фрагмент №3]
[5] Сын Л. Гиры Витаутас Сириос-Гира (1911-1997), поэт, прозаик, переводчик, печатался с 1931 г.
[6] Борис Семенович Оречкин (1888-1943), русский журналист, сотрудник газеты «Сегодня», в корреспонденции «Литовские встречи» пересказал беседу с Л. Гирой о «большой дружбе» и «встречах с Бальмонтом» (с которым Гира в действительности встретился лишь два года спустя, летом 1930 г.); поэт якобы посвящает Гиру «во все свои новые литературные планы и начинания и даже нередко присылает мне копии то, что отправляет в редакции русских газет и журналов, в частности, и в "Сегодня"» (1928. № 234. 30 августа).

Лес. 1928. 8 окт[ября].
Дорогой друг,
Благодарю за дивную ложечку, наконец выцарапанную из когтей Бордосской таможни. И спасибо за чудесное воззвание, где есть и мое слово
[1]. Горд и счастлив.
Шлю "Литовские сказки"
[2]. Это лишь начало. Буду писать подробно. Если переведете, хотя отрывок, будет хорошо.
Готовлюсь что-то сказать о Вильне.
Братски обнимаю.
Ваш
К. Бальмонт.
P. S. Спасибо за "Liet[uvos] Aidas".

Примечания

[1] Второе обращение К. Д. Бальмонта к Польше, призывавшее людей доброй воли не затемнять "вильнюсский вопрос", а разрешить его честно, опубликованное в Париже газетой "Последние новости", в Риге - "Слово", в Каунасе - на литовском языке под заглавием "Antrasis K. Balmonto žodis Vilniaus byloje" ("Второе слово К. Бальмонта в вильнюсском вопросе") 25 сентября в газете "Lietuvos aidas" (Nr. 192) и в переводе с литовского в "Эхо" (1928. № 217, 25 сентября), затем под заглавием "Письмо К. Бальмонта" вышел оригинальный текст ("Эхо". 1928. № 221, 29 сентября).
[2] Очерк "Литовские народные сказки", с отредактированными Бальмонтом сказками "Падает небо", "Почему у зайца губы разорваны?", "Ну и порядки!" из сборника Ф. И. Шуравина, появился в каунасской газете "Эхо" (1929. № 3, 4 января). Ср. также "Литовские народные сказки" ("Сегодня". 1929. № 18, 18 января), "Сказки" ("Сегодня". 1929. № 26, 26 января).

Капбретон. 1928.
16 окт[ября].
Мой милый друг, Людас Гира, Спасибо за большое (12 страниц!) письмо. Живой голос Вашего сердца. Я отвечу подробно. Сейчас - в тисках. Перевожу дайнос[1], и народные песни Болгарии и Сербии. И в то же время кончаю ряд дел, ибо через месяц (предполагаю 13-го ноября) мы перебираемся отсюда в Бордо, где жизнь дешевле. Спасибо и привет П. Климасу[2] за заботу обо мне. Я только что прочел его четкий вопрос о Литве и четкие ответы Лапраделя, Ле-Фюра и Мандельштама[3]. За работу, им предлагаемую, сейчас же взяться никак не могу, еще недостаточно владею литовским языком. Она будет, хронологически, 3-ей. А 1-ую и 2-ую я - уже делаю, и был бы счастлив, если б их можно было поставить на деловую почву (ведь я беден, как церковная крыса, и ни в Югославию, где меня уже ждут, ни в Литву, гораздо более северную, без шубы для меня и без шубы для Ел[ены] Конст[антиновны][4], без которой никуда не езжу, выехать не могу). Я разумею: "Литовские народные сказки" и "Литовские дайнос". Ф. И. Шуравин[5] уже перевел 27 лит[овских] сказок, а я их тщательно сверил с подлинником и, где нужно, переделал. Вот, если бы в таком порядке, в первую очередь, ему и мне предложили приготовить том сказок (сказок 50) с моим исчерпывающим очерком о сказках вообще и литовских, как выражении духа Литвы, я бы за эту работу взялся с восторгом - и параллельно делал бы переводы дайнос. Если можете, устройте это.
Шлю Вам на днях кое-что печатное, что поможет Вам написать большую статью обо мне. А сейчас шлю "Двум светлым сестрам"
[6]. Смотрите, как я говорил о поляках, - на мое "К Польше"[7], кроме полоумного бреда хулиганов и бормотанья Лехоня[8] - ничего! Лехоню я дня через 3 отвечу в стихах и ответ пошлю Вам[9].
Шлю вырезку из "Сегодня"[10]. Они дважды сделали вежливый ход. (Напугала их Литва!)[11]. Мы помирились. Я им на первый раз послал "Хочу" (прилагаю)[12] , а послезавтра шлю "Литовские песни о девушках"[13].
Шлю еще, по-английски, очерк моего друга (через письма) Лидии Эдмундовны Нобль[14]. Это молодая американская поэтесса (отлично переводит меня), дочь писательницы по философским вопросам, Лидии Львовны Пименовой-Нобль[15], и философа и видного журналиста Эдмунда Нобля ("Purposive Evolution")[16]. Я дружен со всей семьей. И вот что пришло мне в голову. Пошлите Э. Ноблю, мне Вами посланные, книги о Вильне, - он напишет статью, если Вы попросите об этом. Напишите одновременно его дочери и приложите мое письмо (прочтите его). Нобль оправдывает свою фамилию[17]: хороший поэт, отличный философ, благородный человек. Если он вступится за Литву, это будет громко.
Пока до свиданья, мой милый литовский побратим.
На днях я Вас чем-то обрадую.
Ваш
К. Бальмонт.

Примечания

[1] Дайны, литовские народные песни.
[2] Историк и дипломат Пятрас Климас (1891-1969), с 1925 г. полномочный министр Литвы во Франции.
[3] Сборник заключений экспертов в области международного права профессора Албера де Жоффре де Лапраделя (1871-1955), профессора Эразма-Луи Ле Фюра (1870-1943) и дипломата русского происхождения Андрея Николаевича Мандельштама (1869-1944) по "вильнюсскому вопросу", представленных Литвой на конференции послов в марте 1923 г. "Question de Vilna. Consultations de mm A. de Lapradelle, Louis Le Fur et Andre N. Mandelstam concernant la force obliqatoire de la decision de la Conference des Ambasadeurs du 15 mars 1923" (Paris, 1928).
[4] Цветковская-Бальмонт Елена Константиновна (1880-1943), третья жена (с 1916 г.) поэта.
[5] Шуравин Федор Иванович (1889-1966), педагог, переводчик, писатель, с 1907 г. учительствовал в Литве; сборник литовских народных сказок в его переводе под редакцией Бальмонта и с его предисловием вышел в Риге в 1930 г.
[6] Стихотворение печаталось под названием "Польше".
[7] Речь идет об открытом письме Бальмонта к Польше, призывавшем людей доброй воли честно разрешить "вильнюсский вопрос"; опубликовано в Париже газетой "Последние новости", в Риге - "Слово", в Каунасе - на литовском языке под заглавием "Antrasis K. Balmonto zodis Vilniaus byloje" ("Второе слово К. Бальмонта в вильнюсском вопросе") 25 сентября в газете "Lietuvos aidas" (nr. 192) и в переводе с литовского в "Эхо" (1928. № 217, 25 сентября), затем под заглавием "Письмо К. Бальмонта" вышел оригинальный текст ("Эхо". 1928. № 221, 29 сентября).
[8] Польский поэт Ян Лехонь (настоящее имя Лешек Серафинович; 1899-1956), знакомый Бальмонта, который к тому же переводил его стихи, выступил в польской газете "Glos Prawdy" (1928, nr. 260) с обширной статьей - открытым письмом Бальмонту, оспаривающим его утверждения о "священной принадлежности" Вильно Литве.
[9] Действительно, с письмом 5 ноября 1928 г. Бальмонт послал Гире стихотворение "Польскому поэту Яну Лехоню" ("Ян Лехонь, ты прекраснейший поэт…"); газета "Lietuvos aidas" на русском и в переводе Гиры опубликовала его 17 ноября (nr. 238); вошло в сборник "Северное сияние" (1931).
[10] Одна из самых читаемых и влиятельных газет русского зарубежья, выходила в Риге в 1920-1940 гг.
[11] Вероятно, речь идет, в частности, о корреспонденции "День траура в Литве", включившей и стихотворение Бальмонта "Четырецвет", в газете "Сегодня" (1928. № 275, 10 октября).
[12] Стихотворение Бальмонта "Хочу" ("Хочу густого духа..."), в газете "Сегодня" опубликовано 31 октября (1928. № 296).
[13] Статья Бальмонта "Литовские народные песни о девушках", включившая четыре перевода литовских песен, опубликована в газете "Сегодня" 2 ноября (1928. № 298).
[14] Лидия (Лилли) Нобль (?-1930), молодая поэтесса и переводчица Бальмонта.
[15] Лидия Львовна Пименова-Нобль (1874-1934), писательница-оккультистка.
[16] Философ, поэт, сотрудник "Бостон Герольд" Эдмунд Нобль (1853-1937), в 1882-1884 гг. представлял в России главные английские газеты; переписка Бальмонта с его семьей началась в 1925 г., см.: Американские письма К. Д. Бальмонта. Публикация Ж. Шерона // Минувшее: Исторический альманах. 13. М.-СПб., 1993. С. 293-315.
[17] Noble (франц.) - "благородный".

Лес. 1928. 23 окт[ября].
Мой милый друг, зачем Вы зря беспокоитесь? Разве Вы во мне или я в Вас можем сомневаться? Одним Огнем мы крещены.
Конечно, хорошо, что Вы исправили мою строфу, и отлично это сделали
[1]. Я счастлив, что Литва так чутко слышит мой голос. Не ошибался в моем предчувствии, когда томился желанием изучать литовский язык. Но он трудный-трудный, ибо богатейший. Много еще мне придется поработать над ним. Работать весело. Большое спасибо за листы словаря Шлапялиса [2]. А Лалис? Ненаходим, как Жар-Птица? [3]
Шлю свое слово о дайнос [4]. Переведите! Готовлюсь горным обвалом обрушиться на поляков [5]. Они изволят молчать. Я их сумею заставить заговорить.
Обнимаю братски.
Ваш
К. Бальмонт.

Примечания

[1] Вероятно, речь идет о поправках в стихотворении Бальмонта "Четырехцвет" ("Четыре добрых самоцвета..."), опубликованном на русском языке и в переводе Л. Гиры в газете "Lietuvos aidas" 9 октября (№. 204), по-русски в каунасской газете "Эхо" 11 октября (№ 231) и в журнале "Балтийский альманах" 15 октября (№ 6); перевод Гиры напечатала также рижская литовская газета "Rygos balsas" 13 октября
[2] Изданный в 1920-1922 г. листами литовско-русско-польско-немецкий словарь Юргиса Шлапялиса (Jurgis Šlapelis; 1876-1941).
[3] Вероятно, Бальмонт имеет в виду Балиса Сруогу (1896-1947), поэта-символиста, автора исторических драм, критика и литературоведа, во время учебы в Московском университете (1916-1918) познакомился с Бальмонтом, переводил его стихи.
[4] Дайны, литовские народные песни; Бальмонт их переводил и обращался к их мотивам в своих статьях.
[5] Речь идет о многочисленных выступлениях Бальмонта в печати (1928-1930) в поддержку литовской точки зрения на так называемый Вильнюсский вопрос, т. е. принадлежности Вильнюса, с 1920 г. находившегося под властью польской администрации, Литве.

Капбретон. 1928.
5 ноября.
Дорогой друг Людас Гира,
Я Вам говорил в одном из последних писем: на днях я Вас обрадую. У меня было точное предощущение этого. Вот. Посылаю Вам поэму к Лехоню
[1], которую я написал вчера ночью, между часом и двумя часами ночи, без единой помарки, - как под диктовку доброго духа, видящего правое и светлое, что есть в моем человеческом и поэтическом сердце. Мне кажется, что это блестящий поединок с моим польским другом-врагом, и Литва - моя царевна, которую люблю, а мой меч, сверкая, окружает отступающего противника отовсюду, но от этих лучистых движений острия укрыться некуда. Так или не так?
Я хотел бы видеть, брат, Ваше дорогое мне лицо, когда Вы будете читать мои строки, - и знать, и слышать, как Вы будете их читать вслух близким, любимым, и ближайшим друзьям, и, может быть, всей Литве через радио. Я посылаю сейчас эту поэму в "Последние новости" и прошу напечатать в порядке письма, чтоб у них не было отговорок. Но думаю, что они не напечатают. Не скрою от Вас, что многие, вполне достойные, русские держатся недостойной точки зрения, что это не литовско-польский вопрос, а просто русский. Здравствуйте, пожалуйста. Так запросто: "Все куплю, сказало злато, - Все возьму, сказал булат"
[2]. Когда-н[и будь], - когда, еще не знаю, не вижу арены, - я должен буду сказать об этом громкое слово, обращенное ко всем русским. Впрочем, многие русские, с другой стороны, опомнились на эту тему. Достоинство будущей, завтрашней, вольной России будет в соучастии близких народов, а не в угнетении их.
Не дожидаясь, что скажут "Посл[едние] н[овости]", напечатайте это по-литовски и, если возможно, по-русски. Но прокорректируйте сами, чтоб не было опечаток
[3]. Мне кажется, этой поэме нужно дать, рассылкой листовок, такой ход, чтоб всюду мой голос был услышан.
Прилагаю письмо Лехоня по-польски и по-французски. Возвращать не надо. Прилагаю вырезку из пражских "Народных листов"
[4]. Хорватский поэт, мой друг Божо Ловрич[5], пишет мне, что хорватский перевод моего обращения к Польше отправлен в загребскую газету "Rijec" ("Слово"). Посылаю текст "К Лехоню" и Лидии Нобль, и Людмиле Савицкой[6 ], и Филеасу Лебегу[7], и Юозасу Урбшису[8] в Париж.
Прилагаю письмо к Вичунасу
[9], несколько разных своих стих[отворений] и портрет.
Напишу на днях и отвечу на все вопросы. Обнимаю Вас братски. Привет от меня и Елены Константиновны Вашей семье.
Ваш
К. Бальмонт
.

Примечания

[1] См. примечания 8 и 9 к письму 16 октября.
[2] Цитата из стихотворения А. С. Пушкина "Золото и булат" (1827).
[3] Стихотворение "Четырецвет" в газете "Lietuvos aidas" вышло с досадной опечаткой в фамилии поэта ("К. Балмонт"), видимо, побудившей Бальмонта обратить на это внимание Л. Гиры.
[4] Влиятельная чешская газета "Narodni listy" (1861-1941).
[5] Божо Ловрич (1881-1953), хорватский поэт, драматург, романист, которого Бальмонт считал своим другом, хотя они и не встречались.
[6] Люси Савицкая-Блок, переводчица стихов и прозы К. Д. Бальмонта на французский язык.
[7] Филеас Лебег (1869-1958), французский поэт и романист.
[8] Юозас Урбшис (1896-1991), литовский дипломат, в 1927-1933 гг. первый секретарь посольства Литвы во Франции, затем посол Литвы в Латвии, впоследствии министр иностранных дел Литвы, переводчик Г. Флобера, Р. Роллана, Мольера.
[9] То ли Пятрас Вайчюнас (1890-1959), поэт, драматург, переводчик, то ли весьма плодовитый критик Витаутас Бичюнас (1893-1945).

Вступительная заметка, публикация, примечания Павла Лавринца.
©Pavel Lavrinec 1999


Всем взад!